Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


ќсновные подходы к интерпретации субъектов и объектов политики




«акономерен вопрос, кто же входит в число реальных, а не номинальных субъектов и объектов политических отношений, да и кто, в основном, играет именно активно-субъектную роль в политике: индивиды, р€довые граждане или выдающие политические де€тели, большие или малые социальные группы, партии или государственные учреждени€? Ќа этот вопрос предлагаетс€ два основных варианта ответа, сопр€женных соответственно с двум€ наиболее распространенными и уже упом€нутыми нами теоретическими подходами Ч организационно-институциональным и социально-редуктивным.

»нституты как субъекты политики

 

ѕервый, организационно-институциональный подход, св€зан со сведением всех субъектов политики к государственным (реже и к негосударственным) институтам. ѕредставление о политике как об активной де€тельности политических институтов, как о функционировании легальных государственных учреждений и норм выступало в качестве основы государственническо-институционной концепции, господствовавшей в политической мысли вплоть до начала XX века.

¬ последние годы политологи€, пережив революцию, совершенную бихевиоралистами и сторонниками концепции Ђрационального выбораї, уже упом€нутого в главе VI, столкнулась с ренессансом институционального подхода, когда на смену так называемому Ђстарому институционализмуї пришла уже упоминавша€с€ выше теори€ Ђнового институционализмаї, котора€ политические институты понимает не только как официальные учреждени€ и формальные правила, а и как некие организационные модели отношений между социальными субъектами и объектами по поводу власти, включающие в себ€ неформальные нормы и процедуры и, кроме этого, св€занные с самим формированием и активностью этих политических организаций. ѕри этом известные американские политологи ƒ. ћарч и ƒ. ќлсен в своей, обобщающей концепцию Ђнового институционализмаї, работе под. характерным названием Ђ¬новь открыва€ институты: ќрганизационный базис политикиї (1989) пишут следующее: Ђћногие из основных акторов в современных экономических и политических системах €вл€ютс€ формальными организаци€ми, а легальные и бюрократические институты


играют доминирующую роль в современной жизниї4. ƒалее они замечают, что нельз€ сводить совокупность субъектов политики к Ђзеркалу социальных силї, поскольку политические учреждени€ и их организационные компоненты €вно обладают известной автономией.

ƒалее в главе XX специально и подробно рассказываетс€ о дискуссии между Ђконтектстуалистамиї, свод€щими субъектов политических изменений к классам и де€тельности социальных групп (Ѕ. ћур, ј, ѕржеворский и др.) и Ђинституционалистамиї, считающими именно институциональные организации автономной движущей силой политической динамики (“. —кокпол, —. ’антингтон и др.). «десь же необходимо подчеркнуть, что в политике существуют как официальные и формальные учреждени€, так и неофициальные организованные структуры, неформальные институты. Ќапример, в –оссии порой такие высокие официальные институты как федеральный и региональные парламенты и суды играют куда меньшую роль, чем корпоративно-ведомственные кланы бюрократии или неформальные клубы политиков и бизнесменов. ¬ этом смысле Ђтеневыеї (или Ђкриптократическиеї), неформальные организации типа масонской ложи Ђѕ-2ї в »талии, котора€ объедин€ла около 2-х тыс€ч человек, представл€вших высший истеблишмент страны, иногда более вли€тельны, чем некоторые официальные органы власти. » в этом же плане такие Ђнеформальныеї политические институты, как бюрократические ведомственные корпорации (например, внутри департаментов московской мэрии) или региональные элитные группировки в ћоскве, сплоченные и организованные, могут вполне Ђдать форуї, а то и Ђпот€гатьс€ силойї с такими формальными и официальными структурами, как ћосгордума или ћосгорсуд.

—истематические основы нормативно-институционального подхода к определению политических субъектов были заложены в наиболее развернутом виде в ЂЋевиафанеї “. √оббса. “. √оббс совершенно определенно отличал Ђполитические телаї, как элементы государственного механизма (например, монарх-суверен, министры правительства, парламент и т. д.), от так называемых Ђчастных телї, публично-правового характера и, следовательно, не имеющих полномочий самосто€тельно вести политическую борьбу и участвовать в отправлении власти. јвтор ЂЋевиафанаї отрицал необходимость существовани€ каких-либо автономных политических субъектов вне государственных институтов, поскольку Ђразрешить политическому телу подданных иметь абсолютное представительство всех его интересов и стремлений значило бы уступить соответствующую часть власти государства и разделить верховную власть, что противоречило бы цел€м водворени€ мира среди подданных и их защитыї5.

 


“. √оббс прекрасно понимал, что, несмотр€ на то что субъектами политики должны быть лишь Ђполитические телаї, обладающие полномочи€ми государственной власти (то есть лишь государственно-публичные институты), в реальную политическую жизнь вторгаютс€ и Ђчастные телаї, иногда не только не обладающие полномочи€ми власти, но даже пр€мо противосто€щие ей. »м привод€тс€ примеры Ђкорпораций воровї, Ђзаговорщических партийї или Ђчастных лигї, которые €вл€ютс€ нелегальными по характеру, что ставит их вне закона и выводит за рамки официальной политики как организации, не соблюдающие установленные государством и правом формальные правила политической игры. » практически вплоть до конца ’I’ Ч начала XX в. институциональный подход к участникам политической жизни, отдающий приоритетную роль официальным институтам, выступает в качестве расхожей парадигмы в интерпретации субъектов политических отношений.

√руппы как субъекты политики

 

ƒругой, условно говор€, соцнально-редуктнв ный подход (или редукционизм), исходит из пр€мо противоположной идеи переноса приоритетов в анализе политических отношений с формальных институтов, государственных учреждений и организаций на уровень поведени€ индивидов и групповой динамики, изучени€ взаимодействий общества, групп и личности. ¬ границах данного подхода, по сути дела, практически полностью элиминируетс€ автономи€ Ђполитических телї, государственных институтов, поскольку последние либо пр€мо редуцируютс€ лишь к организационным формам групповой активности, либо станов€тс€ неким Ђвторичнымї механизмом представительства и артикул€ции интересов социальных групп, делегирующих им свои полномочи€.

¬первые в систематической форме така€ интерпретаци€ отношений между политическими субъектами и объектами была сформулирована в классическом марксизме.  лассы в антагонистическом обществе станов€тс€ как бы Ђпервичнымиї субъектами политики, и, соответственно, политические отношени€ €вл€ютс€, прежде всего, Ђпродуктомї отношений между классами. “аким образом, государство выступает в качестве политической организации, инструментального аппарата насили€ господствующего класса, а партии представл€ют собой политический авангард, наиболее сознательную и организованную часть того или иного класса.   примеру, по ‘. Ёнгельсу, в политической жизни јнглии середины XIX века парти€ тори отвечала интересам лендлордов, виги Ч это был партийный авангард промышленной буржуазии, а чартисты €вл€лись партией пролетариата6.

 


ќднако следует заметить, что такого рода однолинейное упрощение политических отношений иногда приводило марксистов к парадоксам, нередко даже уточнившим так называемый Ђклассовый подходї к политике. Ќапример, ¬. ». Ћенину в 1920 году в Ђƒетской болезни Ђлевизныї в коммунизмеї пришлось разбирать вопрос о роли компартии, субординации политических субъектов и объектов, их соотносительности, возникший при анализе цепочки Ђвожди Ч партии Ч классы Ч массыї. Ђ¬сем известно, Ч писал ¬. ». Ћенин, в определенной степени корректиру€ одномерность классовой редукции,Ч что массы дел€тс€ на классы,... что классами руковод€т обычно и в большинстве случаев, по крайней мере в современных цивилизованных странах, политические партии, что политические партии управл€ютс€ более или менее устойчивыми группами наиболее авторитетных, вли€тельных, опытных, выбираемых на самые ответственные должности лиц, называемых вожд€миї7. “аким образом, парти€ €вл€етс€ не только Ђслепкомї классовой позиции, классовой силой, но и выполн€ет функции Ђобратной св€зиї, выступа€ субъектом политического руководства, подчин€€сь при этом субъекту более высокого иерархического пор€дкаЧ группе лидеров или вождей.

¬ этом же духе социальной редукции агентов политики построена друга€, не менее известна€ концепци€ Ђгрупп интересовї (или Ђзаинтересованных группї Ч от англ. Ђinterest groupsї), котора€ стала одним из краеугольных камней современных бихевиоралистских моделей политических отношений. ќсновы концепции Ђгрупп интересовї были разработаны американским политологом и социологом ј. Ѕентли в его работе Ђѕроцесс управлени€ї (1908). ј. Ѕентли критикует классовую теорию и методологию  . ћаркса за то, что последний использует дл€ анализа политических отношений классы, как слишком большие и стабильные коллективы, которые обладают Ђмножественными интересамиї и поэтому непригодны дл€ изучени€ быстро измен€ющейс€ динамики политических ситуаций8. ¬место классов в качестве субъекта политики ј. Ѕентли предлагает Ђгруппу интересовї, которую он определ€ет как объединение людей на основе общности интересов и действий в данной конкретной политической ситуации. ѕри этом индивид как бы интегрирован в группу, а индивидуальна€ политическа€ де€тельность рассматриваетс€ в рамках интегральной динамики коллективного политического субъекта, реализующего общегрупповые интересы.

¬ борьбе за власть одна из Ђгрупп интересовї становитс€ Ђгруппой-победительницейї, устанавлива€ контроль над государством. ѕолитические отношени€ приобретают, таким образом, вид совокупности или мозаики Ђгрупп интересовї, как политических субъектов, взаимно дав€щих друг на друга. —ущественной стороной


концепции ј. Ѕентли €вилась его трактовка государственных институтов и их роли в политических отношени€х. ј. Ѕентли преодолевает доминирующий в американской политологии этого времени институциональный подход, редуциру€, например, правительство к так называемой Ђофициальной группе интересовї особого рода, обладающей властью, стабильной структурой и конституционно-правовым статусом. —ледовательно, вовсе не политические институты и прокламируемые ими цели, идеи и нормы €вл€ютс€ существенными дл€ анализа политической жизни. Ђѕервичнымї агентом выступает социальна€ Ђгруппа интересовї, ее эмпирически наблюдаемое поведение и де€тельность, при этом во взаимодавлении и через взаимодействие с другими социальными группами. Ќа сегодн€шний день концепци€ Ђгрупп интересовї весьма широко используетс€ в зарубежной, прежде всего в американской, политологии в случа€х, когда речь идет о профсоюзах и союзах предпринимателей, молодежных и ветеранских организаци€х, женских и этноконфессиональных объединени€х, их политической роли и функци€х. ј. Ѕентли одним из первых поставил также вопрос о типологии политических субъектов, видах Ђгрупп интересовї как агентов политики.

¬ рамках современной американской политологии (как выше уже упоминалось) сложилс€ и такой подход, когда в качестве Ђпервичногої, исходного субъекта политики выдел€ют просто личность, или индивид, в отношении к которому группова€ идентификаци€ занимает лишь производное место. Ёта традици€ нашла, в известной степени, свое отражение как в бихевиоралистской концепции политического поведени€, так и в теории Ђрационального выбораї.   примеру, √. Ћассуэлл, один из классиков бихевиоралистской школы, формулирует следующее положение, характеризующее основного и исходного субъекта политической активности: Ђ„еловек добиваетс€ достижени€ определенных ценностей через посредство институтов в отношении определенных ресурсовї9. ѕримерно из той же идеи исход€т сторонники концепции Ђрационального выбораї, как уже отмечалось выше, редуцирующие политику к совокупности поведений индивидуальных субъектов и, как уже было указано, исход€щие из постулата о том, что и избиратели, и политики Ч это субъекты, всегда рационально преследующие цели максимальной выгоды или пользы.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-05-08; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 932 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

80% успеха - это по€витьс€ в нужном месте в нужное врем€. © ¬уди јллен
==> читать все изречени€...

2062 - | 1934 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.011 с.