Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


ѕрактически-преобразовательна€ активность социальных субъектов и политические отношени€.  онцепци€ Ђрационального выбораї политических действий




ѕрактическа€ активность в политической жизни

ќсновной способ реализации тех или иных идеальных моделей и установок, политических идей и доктрин на практике всегда св€зан с конкретными политическими действи€ми вполне ос€заемых субъектов. ≈ще со времени Ђ’оз€йства и обществаї ћ. ¬ебера (1922) и Ђ—труктуры социального действи€ї “. ѕарсонса (1937) исследование политического действи€ попадает в центр внимани€ анализа политики. »менно пон€тие Ђполитическое действие (акци€, акт)ї становитс€ элементарной единицей в изучении структуры и механизма активности политических субъектов. » здесь возникает вопрос о том, а что же в самом общем плане представл€ют собой политическа€ активность и общение, политическа€ де€тельность и поведение? ¬ чем состоит их генетическа€ св€зь с Ђрепродуктивнымиї политическими отношени€ми?

ƒл€ того чтобы хот€ бы подойти к ответу на эти вопросы, приходитс€ останавливатьс€ на некоторых исходных определени€х р€да ключевых пон€тий. Ќаиболее общим, родовым пон€тием дл€ всего этого категориального блока выступает категори€ Ђполитическа€ активностьї, обозначающа€ все виды и способы воздействи€ политического субъекта на объективный мир и других субъектов политики. ћногообразие видов активности вы€вл€ет различные формы (и их комбинации) Ђраспредмечивани€ї власти управл€ющих и вли€ни€ управл€емых. ѕолитическа€ активность в этом смысле есть совокупность элементарных политических действий (акций), каждое из которых, по ћ. ¬еберу, Ђсоотноситс€ с действием других людей и ориентируетс€ на негої11. ѕолитическа€ де€тельность, поведение и общение представл€ют собой соответственно различные формы и способы интерпретации активности, когда внимание концентрируетс€ на средствах воздействи€ субъекта на объект (де€тельность) или на изменении собственной роли и позиции субъекта (поведение), или же, наконец, на межсубъектных взаимодействи€х (общение). (ќб этом подробнее речь пойдет в главе VII.)

—ледует сразу же оговоритьс€, что вопрос о структуре социально-политической де€тельности и поведени€, механизме действий и взаимодействий €вл€етс€ едва ли не центральным вопросом современной западной политологии и социологии XX века, начина€


от теоретических построений ћ. ¬ебера и “. ѕарсонса до новейших разработок ј. √идденса, Ќ. Ћумана, ƒ.  оулмена и, конечно же, концепции Ђколлективного действи€ї ћ. ќлсона и теории Ђкоммуникативного действи€ї ё. ’абермаса12. “акой же огромный интерес к этой проблеме и соответствующий пласт литературы по теории социальной де€тельности и общени€ сформировалс€ в 60-80-е гг. и в отечественной философско-социологической мысли на базе соединени€ исторического материализма с системно-структурным, функциональным и де€тельностным подходами13. Ќе останавлива€сь на подробном и специальном анализе сложнейшей проблемы структуры политического действи€, хотелось хот€ бы очень кратко затронуть лишь логику наиболее распространенных и попул€рных в отечественной и американской специальной литературе подходов к характеристике механизмов политической де€тельности и поведени€, а именно, самые общие принципы Ђде€тельностного подходаї и концепции Ђрационального выбораї.

ƒе€тельностный подход к политике

 

¬ соответствии с де€тельностным подходом в структуре политической де€тельности выдел€ютс€ следующие основные пары элементов: 1) Ђсубъекты и объектыї, 2) Ђцели и средстваї, 3) Ђуслови€ и результатыї, 4) Ђинтересы и ценностиї, а нередко в этот р€д включаютс€ также 5) Ђмотивы и установкиї. ≈сли с этой точки зрени€ попытатьс€ интерпретировать избирательную политику партии в период выборной кампании, то получаетс€ следующа€ картина: политический субъект (парти€), исход€ их коллективных интересов (контроль над властью), пытаетс€ воздействовать на политический объект (электорат) в предвыборной кампании с тем, чтобы посредством пропаганды и манипулировани€ мнением избирателей (средства) получить максимально возможное количество бюллетеней и голосов, сформировать наиболее многочисленную фракцию парламента и, в итоге, правительство (цели).

“ем самым избирательна€ активность партии зависит не только от конкретных условий борьбы, сформировавшихс€ до начала кампании. ”спех и эффективный результат избирательной борьбы также св€зан как с оптимальными формами диалога с избирател€ми, так и с гибкой тактикой партии по отношению к другим субъектам партийной борьбы: парти€м-союзникам и парти€м-противникам. —ледовательно, избирательна€ кампани€ не ограничиваетс€ лишь активными пропагандистскими действи€ми партий по отношению к избирател€м, она включает в себ€ партийное противоборство и соревнование, то есть цепь политических взаимодействий, Ђснимающихї их взаимно направленные друг на друга акции и меропри€ти€.

 

4 ќсновы политической теории 97


Ётот Ђде€тельностный циклї в политике условно можно было бы представить, использу€ следующую, довольно распространенную в марксистской литературе, общую абстрактную модель социальной де€тельности. Ђ”слови€ в виде опредмеченной де€тельности детерминируют де€тельность каждого из субъектов, а разнонаправленна€ де€тельность каждого из субъектов снимаетс€ их взаимодействием; взаимодействие опредмечиваетс€, модифициру€ услови€; новые услови€ полагают новый акт взаимодействи€ субъектов и т. д.ї14. ≈сли продолжить разбор примера с избирательной кампанией, то можно заметить, что нормальна€ партийна€ борьба в процессе выборов в соответствии с избирательными законами и принципами, нар€ду с партийными взаимодействи€ми и конкуренцией, приводит также к воспроизводству и развитию самой избирательной и партийной системы, то есть к Ђопредмечиваниюї результатов политической борьбы в устойчивых услови€х политических отношений.

 онцепци€ Ђрационального выбораї

„то же касаетс€ принципиальной схемы политического действи€, используемой в едва ли не самой попул€рной сейчас в американской политологии концепции Ђрационального выбораї, то она постулируетс€ следующими главными предположени€ми: Ђ1) акторы преследуют соответствующие цели; 2) эти цели отражают осознанные эгоистические интересы акторов; 3) поведение основываетс€ на сознательном выборе; 4) индивид €вл€етс€ основным актором в обществе; 5) акторы обладают приоритетными установками, €вл€ющимис€ последовательными и устойчивыми; 6) в случае выбора альтернатив акторы выбирают вариант с наивысшей степенью ожидаемой выгоды; 7) акторы владеют определенной информацией как о возможных альтернативах, так и веро€тных последстви€х их выбораї15. — этой позиции, если оп€ть вернутьс€ к примеру, св€занному с избирательной борьбой партий, партийное поведение на выборах основано прежде всего на Ђрациональных принципахї, отражающих эгоистическое стремление партии обеспечить себе максимальное число голосов избирателей и тем самым получить максимальную власть.

ѕри этом, правда, возникает р€д вопросов и возражений, св€занных с подобной рационализацией и идеализацией механизма политического поведени€. ¬о-первых, совершенно непон€тными в этом плане станов€тс€ эмоциональные и иррациональные действи€, не всегда ориентированные на корыстные и эгоистические интересы, про€влени€ альтруизма и гуманизма в политике (например, иногда совершенно бескорыстное участие богачей в революци€х, альтруизм иностранцев в освободительных войнах). Ќаконец, во-вторых, самое большое затруднение возникает при объ€снении


феномена коллективных политических действий, когда индивидуальный актор, имеющий личные интересы, расход€щиес€ с групповыми интересами, все равно участвует в групповом действии16. ƒругими словами, почти без внимани€ остаетс€ природа, например, такой групповой активности, какой €вл€етс€ институциональное общение коллектива индивидов.

¬ этом плане более успешную трактовку трансформации индивидуальных действий субъектов в коллективно-институциональные структуры дает де€тельностный подход, ввод€щий пон€тие межсубъектной де€тельности общени€, результатом функционировани€ устойчивых форм которой €вл€етс€ становление стабильных коллективных общностей (или институтов). “аким образом, как уже отмечалось, встречные акции политических субъектов и объектов результируютс€ тем или иным видом взаимодействи€ и Ђопредмечиваютс€ї в устойчивые политические отношени€, в то врем€ как р€доположенное, межсубъектное общение приводит к образованию устойчивых и структурированных общностей, иерархизированпых институтов. Ќапример, многократное общение партий в р€де избирательных кампаний приводит к складыванию соответствующих институциональных образований, то есть партийных и избирательных систем. ќбщение политических субъектов приводит в результате к формированию политических институций, субстанциональной основой которых выступает опредмеченна€ активность индивидов в виде Ђсетейї их отношений, то есть различных форм взаимодействи€ по поводу власти.

І3. ѕќЋ»“»„≈— »≈ »Ќ—“»“”“џ » —ќ÷»јЋ№Ќќ≈ ќЅў≈Ќ»≈.  ќЌ÷≈ѕ÷»я ЂЌќ¬ќ√ќ »Ќ—“»“”÷»ќЌјЋ»«ћјї

ѕон€тие политического института

¬ современной политологической литературе вместе с по€влением концепций Ђрационального выбораї и Ђнового институционализмаї, по сути дела, было сформулирована нова€ постановка далеко не новой дл€ социально-политической мысли проблемы соотношени€ субстанционального содержани€ политической жизни, св€занного с общением по поводу власти и вли€ни€ индивидов и групп людей, с одной стороны, и, с другой Чинституциональных форм (но уже не в Ђстаромї, административно-юридическом понимании термина Ђинститутї), за которыми сто€т политические институты и организационные структуры.  ак уже отмечалось выше, вплоть до конца XIX Ч начала XX в. в политической мысли (несмотр€ на прорыв, совершенный марксизмом) доминантой все еще выступало


представление о государстве, как о субстанциональном начале политической жизни, а под политическими институтами понимались лишь административные учреждени€ и юридические нормы. Ќо начина€ с классических работ  . ћаркса и √. —пенсера, Ё. ƒюркгейма и ћ. ¬ебера, в политологии и социологии, в противовес государственно-правовому или административно-юридическому пониманию политических институтов, складываетс€ социологический подход к институтам, выведший проблему соотношени€ субстанции и институции в политической сфере, содержани€ и формы в политических отношени€х на новый теоретический уровень.

„то же такой политический институт? “ермин Ђинститутї происходит от латинского слова Ђinstitutumї, что означает Ђустановлениеї или Ђучреждениеї. ¬ этом смысле этимологически почти дословную интерпретацию институтам дает ћ. ¬ебер, отмеча€, что государство, как рафинированный пример института, составл€ет сообщество людей, поведение которых основываетс€ на рациональных установлени€х (нормах конституции, законах и т. д.). Ё. ƒюркгейм считает, что институты, с одной стороны, представл€ют собой некие идеальные образовани€ в виде обычаев и верований, а с другой Ч эти обычаи и стереотипы, в свою очередь, материализуютс€ в практической де€тельности социальных организаций различных времен и народов17. “ем самым Ё. ƒюркгейм положил начало целой традиции, даже школе французского Ђсоциального институционализмаї (в отличие от институционализма Ђнормативно-юридическогої), который постепенно сложилс€ во ‘ранции в 50Ч70-е гг.18.

‘ранцузские политологи (ћ. ѕрело, ∆. Ѕюрдо, ћ. ƒюверже) вслед за Ё. ƒюркгеймом выдел€ют два основных компонента, вход€щих в содержание политического института: во-первых, идеальную модель самой системы отношений и, во-вторых, это собственно организационные структуры, воспроизвод€щиес€ в коллективной политической практике в соответствии со стереотипами и матрицами модельной структуры. ћ. ƒюверже дает в св€зи с этим свое известное определение политических институтов, выступающих в качестве Ђмодели человеческих отношений, с которых копируютс€ конкретные отношени€, приобрета€, таким образом, характер стабильных, устойчивых и сплоченныхї19.

≈сли попытатьс€ объединить различные подходы и интегрировать основные атрибуты институциональности, то можно было бы дать следующую рабочую дефиницию пон€ти€ Ђинститутї. ѕолитический институт Ч это, во-первых, состо€ние организованной общности, организационна€ форма объединени€ людей в особое сообщество, основывающеес€ на коллективной воле, цел€х и образах

 


жизнеде€тельности; во-вторых, идеальна€ модель ассоциации людей, формирующейс€ по поводу власти и вли€ни€, поддерживающа€ интеграцию человека и коллектива, управл€емость общностью и опирающа€с€ на коллективные ценности, организационные принципы, рациональные нормы (установлени€), и, в-третьих, реализаци€ и воспроизводство моделей (систем принципов и норм, правил и целей) общени€ в структуре совокупной практики политической активности индивидов и групп, человеческого социума в целом.

≈сли категори€ политической институции (института, институциональности) отражает формы и структуры политической жизни, ее своего рода Ђморфологические моделиї и Ђорганизационные каркасыї, то содержание политических отношений св€зано с пон€тием политической субстанции, выражающей сущность и базовые характеристики политики как сферы властного общени€ и взаимодействи€. ¬ластное общение и институциональные общности, то есть сама субстанци€ политики и политические институции, образуют диалектическое отношение взаимооборачивающихс€ процесса и продукта властвовани€, когда, в соответствии с социокультурными стереотипами общение людей по поводу власти посто€нно воспроизводит его институциональные формы, то есть организованные общности, €вл€ющиес€ материальной предпосылкой дл€ все новых циклов политического общени€20.

ѕолитическа€ жизнь устроена таким образом, что вс€ка€ институциональна€ форма не может закрепитьс€ до того момента, пока не по€витс€ ей соответствующа€ расстановка (или уровень согласи€, солидарности) социальных сил по поводу содержани€ власти, то есть то или иное устойчивое и асимметрическое состо€ние в отношени€х властвующих и подвластных. —кажем, демократические выборы и избирательные системы, так же как партии и партийные системы, вр€д ли бы могли в полной мере сформироватьс€ на государственном уровне в странах «ападной ≈вропы в период феодализма, поскольку соотношение сил между крепостными кресть€нами и феодалами-землевладельцами было €вно не в пользу образовани€ демократических институтов21. ¬ то же врем€ Ё. ƒюркгейм отмечает, что именно в недрах властных отношений средневековых городов-коммун зарождаютс€ институты буржуазной демократии, а средневекова€ корпораци€ городских ремесленников и торговцев Ђв конечном счете послужила основой дл€ всей политической системы, родившейс€ из коммунального движени€ї22.

—ледует по этому поводу заметить, что, несмотр€ на отход социологического (или социального) институционализма от нормативно-юридической традиции, политологи нередко все же относ€т

 


к политическим институтам только официальные государственные учреждени€ или те учреждени€, на которые, как писал еще “. √оббс в ЂЋевиафанеї, распростран€ютс€ полномочи€ государственной власти, то есть легальные, разрешенные государством организации и структуры. — этой точки зрени€, американские лоббистские группировки, легализованные и регистрируемые согласно закону о регулировании лоббизма в —Ўј, прин€тому в конце 40-х гг. XX в., €вл€ютс€ официальным политическим институтом, в то врем€ как в –оссии при отсутствии соответствующего законодательства лоббизм находитс€ в Ђтеневойї части политического спектра, а посему лоббисты в параметры институциональности вроде бы и не вписываютс€, хот€ при этом довольно неплохо существуют и активно вли€ют на прин€тие многих политических решений (“Ё , ¬ѕ , аграрный и банковский секторы и т. д.) в нашей стране. “ем не менее, российские Ђтеневыеї, лоббистские (а порой и криминальные) группировки Ч это уже признанный де-факто политический институт, иногда даже более вли€тельный, чем партийный23. ѕример легализации лоббизма в —Ўј демонстрирует характер взаимоотношений политической Ђсубстанцииї и Ђинституцииї, когда складываютс€ реальные отношени€ власти, зоны контрол€ и Ђгравитационные и силовые пол€ї вли€ни€ различных социальных групп, оформл€ющиес€ в неофициальную в правовом плане институциональную структуру, котора€ затем становитс€ официальным и легальным институтом политической системы, что естественно возможно только при условии согласи€ и поддержки основных общественных сил.

ѕодобные же св€зи между институциональным и субстанциональным аспектами политической жизни присутствуют не только во внутренней политике на макрополитическом уровне, но и в области международной политики, то есть на мегаполитическом уровне, что €рко отразилось в процессе формировани€ институтов ≈вропейского —ообщества (≈—). ѕроцесс социально-экономической и политической интеграции, пересечени€ зон межэкономических интересов национальных государств «ападной ≈вропы привел к новому балансу сил и формированию нового пол€ гравитации между полюсами суверенных носителей государственной власти и возникшим общеевропейским полюсом силы и вли€ни€, то есть ≈—. ќбразно говор€, ≈— как новый силовой Ђполюсї начинает теснить старый институт, Ђполисї, то есть государство-нацию. ѕерераспределение власти и вли€ни€ между ≈— и вход€щими в него государствами, становление надгосударственных институтов (≈вропарламент и т. д.), Ђопределение их статуса, в особенности наделение их необходимыми полномочи€ми, установление основных

 


форм и методов де€тельности, это отнюдь не произвольные решени€, а реализаци€ идей и принципов, лежащих в основе западноевропейской интеграции, формировани€ сообществї24.

»деи Ђнового институционализмаї

 

ћожно заметить, что институт (или институци€) в политике как бы фиксирует некий сложившийс€ во властных отношени€х и процессе политического общени€ реальный Ђстатус-квої между индивидами, группами и обществом в целом. ѕри этом сторонники теории Ђрационального выбораї концентрируют свое внимание на субстанциональном микроизмерении политики, анализиру€ механизмы индивидуального и группового поведени€, в основном причины рациональных действий и выбора альтернативных решений в силовом поле властных отношений, тогда как представители Ђнеоинституционализмаї ориентированы прежде всего на институциональные макроструктуры, пыта€сь через изучение эволюции политических институтов, их регулирующих правил и норм, вскрыть глубинные механизмы политической динамики25.

ЂЌовый институционализмї по€вилс€ в американской политологии в 1970-е годы во многом как реакци€ на господство редукционистских подходов (бихевиорализм), свод€щих политику к индивидуально-групповому поведению, контекстуалистских подходов (структурный функционализм), относ€щих политическую жизнь к взаимореагированию политической системы с окружающей Ч социальной средой (подробнее об этом в главе IX), и наконец, подходов утилитаристских (рациональный выбор), интерпретирующих институты лишь как технические рамки дл€ выбора решений и осуществлени€ Ђрациональных действийї.  лассики нового институционализма ƒ. ћарч и ƒ. ќлсен в работе Ђ¬новь открыва€ институтыї (1989) замечают по этому поводу: Ђ— бихевиоралистской точки зрени€, формально организованные институты должны быть изображены лишь как арены, на которых разворачиваетс€ политическое поведение, движимое более фундаментальными факторами. — нормативной же точки зрени€, концепты, при помощи которых мораль инкорпорируетс€ в жизнь таких институтов, как право и бюрократи€, и которые акцентируют внимание на гражданственности и коллективности как основах политической общности, прокладывают дорогу общим иде€м, св€занным с индивидуальной моралью, и мирным переговорам между конфликтующими сторонамиї26.

Ѕихевиоралисты и нормативисты, контекстуалисты и сторонники Ђрационального выбораї нередко забывали, что политические институты представл€ют собой сложнейшие организации и ансамбли отношений между отдельными людьми, качественно не сводимые


ни к абстрактным макросистемам, ни к микроповедению индивидов и групп, а занимающие как бы срединное положение между ними. ћарч и ќлсен делают отсюда важный вывод, что хот€ Ђконцепци€ институтов никогда не исчезала из теоретической политологии, в последние года произошло все же мощное се вытеснение неинституциональными теори€ми политической жизниї27. ќтметим здесь, что это замечание распростран€етс€ скорее на американскую, чем на европейскую политическую теорию, где, как мы могли убедитьс€, интерес к политическим институтам не ослабевал. ¬ то же врем€ неоинституционалисты внесли существенный вклад в осмысление вопросов об организационных иерархи€х, нормах и правилах, процедурах и регламентах, Ђскрепл€ющихї де€тельность политических институтов.

–азрыв между изучением поведени€ (или де€тельностью) индивидов в сфере властных отношений и общественными институтами власти и вли€ни€, то есть макро- и микроуровн€ми политической жизни, образовавшийс€ еще в 50-е годы (между бихевиоральным и функциональным подходами), не преодолен и в политологии конца XX века. Ётот пробел между индивидуальным поведением людей и институтами человеческих сообществ, по мнению американского социолога ƒж.  оулмена, должен быть заполнен переходным механизмом так называемого Ђинституционального дизайнаї (institutional design), то есть особый инструмент Ђмикро-макро переходаї позвол€ет продвинутьс€ от понимани€ содержани€ индивидуального политического действи€ к его осуществлению в структуре совокупного макрополитического процесса28. ¬ластное общение между людьми, взаимоотношени€ контрол€ управл€ющих с вли€нием управл€емых привод€т к образованию таких организованных макрообщностей, как институты государства, где субстанци€ власти оформл€етс€ в сложнейшие иерархизированные системы, основывающиес€ на принципах самоорганизации и саморегул€ции, а также негосударственных институтов, выступающих в качестве активных агентов политических отношений.






ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-05-08; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 1037 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

ѕобеда - это еще не все, все - это посто€нное желание побеждать. © ¬инс Ћомбарди
==> читать все изречени€...

2011 - | 1870 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.024 с.