Лекции.Орг

Поиск:


ПОЛЕВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ




Особым видом социального исследования, применяемого в этнографии, антропологии, психологии, археологии и социологии, выступает полевое исследование (Field research) — изучение социальных явлений методом непос­редственного наблюдения за поведением людей в реальных жизненных си­туациях.

В каждой из этих наук сложились собственная традиция, практика и по­нимание полевого исследования.

Тукумцев Б.Г. Самарский мониторинг социально-трудовой сферы // Социологические исследова­ния. 2001. № 7. С. 41-50.

Так, для археологов оно обозначает выезд команды ученых на раскопки кургана или другого памятника культуры часто в прямом смысле в открытое поле, где целое лето под палящим солнцем с лопатой и скальпелем им при­ходится отрывать многочисленные культурные пласты земли. Здесь это по­нятие выступает синонимом экспедиционному исследованию. Правда, иног­да полевое исследование археологов проходит в городской черте — так, е полевом сезоне 2001 г. исследования проводились в зоне новостроек на тер­ритории древнего Чернигова. Работы велись на территории летописного Пе-редгородья: по ул. Горького, 59 в зоне строительства хозяйственного здания исследован участок древнего города площадью 160 кв. м.15

В психологии полевое исследование — тип исследования социальных явле­ний или поведения сообществ посредством изучения их в нормальных, есте­ственных условиях. Это прежде всего изучение ограниченной в пространстве совокупности индивидов (людей или животных), пребывающих в повседнев­ных и привычных для них условиях. В зависимости от задач и используемы> средств здесь выделяют три типа полевых исследований: поисковое — имею­щее описательный характер; диагностическое — направленное на решение практических задач; экспериментальное — связанное с проверкой гипотез.

В этнографии и антропологии полевым исследованием называется невклю ченное изучение аборигенной группы, ее культуры и образа жизни, поведенчес ких ритуалов и социальных практик, с выездом на место ее проживания (чаете в отдаленные уголки Земли), т.е. изучение людей в реальных жизненных ситу­ациях. Полевая экспедиционная работа со времён становления российской эт нографии являлась одним из традиционных видов деятельности не только на учно-исследовательских, но и учебных учреждений. Для студентов, как и в ар хеологии, здесь организуется постоянная полевая этнологическая практика.

В социологии полевым исследованием называется фаза основного исследо вания, наступающая после разработки программы, пилотажа анкеты и размно жения методических документов. Поле в данном случае — не обязательно ее тественная среда обитания (сельский уголок, не затронутый цивилизацией, ил \ открытое место). Термин «поле» носит здесь метафорический характер и обо значает выход команды исследователей на объект: на рынок, городскую ули цу, заводской цех и т.п. Название «полевое исследование» не зависит от мето да изучения, поэтому речь может идти о традиционном анкетировании, не формализованном интервью или включенном наблюдении. Однако работа библиотеке или кабинете уже не будет относиться к полевому исследованию

Подготовка поля в социологии предполагает проведение следующих ра бот: обеспечение доступности эмпирического объекта, организация штаб полевого исследования (помещение, оргтехника, режим работы, дежурство оперативная связь с интервьюерами и другими исполнителями во врем: полевых работ, обеспечение сохранности и закрытости собираемых эмпири ческих данных); подготовка комплектов методического инструментария дл. исполнителей (инструкций, заданий, списков адресов); отбор и обучени исполнителей (интервьюеров, наблюдателей, кодировщиков); устранени эффекта интервьюера и профилактику его негативных последствий; контрол качества работы интервьюеров и других исполнителей (текущий оператив ный контроль во время сбора данных, контроль заполненных документов в

Информация с веб-сайта: http://archeology.narod.ra/researches-ru.htm

время приема результатов работы, специальные контрольные процедуры после завершения полевого этапа); оперативный контроль и ремонт выбор­ки в процессе полевых работ16.

Начиная приблизительно с середины 1990-х гг., когда в российской со­циологии очень модным становится качественный подход, первоначальное, более универсальное, значение термина «полевое исследование» постепен­но сужается. Все в большей мере он начинает обозначать только один вид со­циологических исследований, а именно качественные. Таким образом, и в социологии постепенно утверждается антропологическое понимание поле­вого исследования.

Не менее широкую трактовку полевое исследование получило и в марке­тинге, где это слово обозначает любые первичные исследования, т.е. сбор и обработку данных специально для конкретного маркетингового анализа. Ему противопоставляется здесь кабинетное исследование, основанное на анали­зе вторичных данных и работе в библиотеке. В качестве методов получения информации в полевых маркетинговых исследованиях используются: опрос, наблюдение, эксперимент, панель и экспертные оценки17.

Полевые исследования — обычное дело не только в социальных, но и в ес­тественных науках. Полевые исследования есть и у биологов. Например, на­блюдать за поведением львиного прайда можно только в естественных усло­виях, а именно в саванне. В полном смысле это именно полевое исследова­ние. В экологии Центр полевых исследований организует полевые исследования по сохранению природного и культурного наследия. Подобными исследова­ниями занимаются еще несколько сотен экологических организаций в разных странах мира. Одна из распространенных тем — изучение озоновых «дыр» и загрязняющих веществ в атмосферном воздухе и водных бассейнах.

Рис. 32. Полевые исследования

История полевых исследований, как считает видный американский соци­олог Лоуренс Ньюман, уходит корнями в ХШ в. — в отчеты путешественни­ков о дальних странствиях и миссионеров, описывавших чужие культуры и народы18. В XIX в. антропологи познакомились с ними, возможно, завидуя им, поскольку личного опыта непосредственного контакта с экзотическими стра-

Маслова О.М. Методика полевых исследований в социологии // http://rc.msses.ru/rc/Mpis.htm Попов Е.В. Планирование маркетинговых исследований на предприятии // http://www.bma.ru/lib/ lib8.htm

Ньюман Л. Полевое исследование // Социологические исследования. 1999. № 4. С. 110—121.

нами у них еще не было. Британский антрополог Бронислав Малиновскш (1844—1942) был первым исследователем, который длительное время жил i группе людей и писал о собранных данных. В 1920-е гг. он подвел строгук методологическую базу под новый вид исследования, разработал его принци пы и составил научный отчет. Он настаивал на том, что обществоведы долж ны непосредственно взаимодействовать с туземцами, жить среди них, изучат] обычаи, представления и социальные процессы. В 1949 г. по инициатив* ЮНЕСКО полевое исследование в Пакистане провел другой известный ант рополог К. Леви-Стросс (р. 1908). Выдающийся американский антрополог \ социолог Ральф Линтон (1893—1953) в 1920—1922 гг. провел ряд полевых ис следований на Маркизских островах (Полинезия). Английский социальныi антрополог Эдмунд Лич (р. 1910), испытав сильное влияние Малиновского перед началом Второй мировой войны проводил полевые исследования в Бир ме, посвященные социальной структуре и политическим институтам качинов В начале 1950-х гг. он провел ряд полевых исследований в Курдистане, ш Цейлоне и Борнео. Выдающийся антрополог Маргарет Мид (1901—1978) про вела значительно больше полевых этнографических исследований, чем любо£ средний антрополог. На примере культуры жителей Самоа она первой описа ла процесс взросления у некоторых незападных народов, останавливая сво( внимание не только на практике детского пеленания, умывания, приученш к чистоте, но и на изучении бессознательных установок взрослых членов об щества по отношению к детям и способов коммуникации между взрослыми \ детьми, игр с детьми, способов руководства детьми.

В социологии формировалась собственная традиция полевых исследова ний. Начало им положили наблюдения за бедными в Лондоне, которые про­водили Ч. Бут и Б. Веб в 1890-е гг., но настоящий размах этому виду иссле дования придали чикагские социологи. В США социологические полевьн исследования стали проводить на отделении социологии Чикагского универ­ситета, где позже оформилась известная Чикагская школа социологии. Es влияние на полевые исследования ощущалось с 1910-х по 1950-е гг.

При полевом исследовании ученый находится в точке событий и осуществ ляет непосредственное наблюдение. Например, при выборочном опросе соци олог спрашивает группу людей о применении наркотиков, а в полевом иссле­довании он находится рядом с наркоманами и наблюдает за их действиями. Счи­тается, что собранная во втором случае информация точнее и достовернее информации, собранной в первом. Зато результаты полевого исследования ог­раничены одной ситуацией, их невозможно или трудно типизировать, если ш провести дополнительных исследований. Иными словами, такие данные точ­ны и достоверны, но нерепрезентативны, ограничены одним случаем.

Пример полевого исследования19

Изучение механизмов приспособления промышленных предприятий к ус­ловиям рынка, стратегий приватизации и характера трудовых отношение проводилось полевыми этнографическими методами (в частности, case study^ в рамках исследовательского проекта «Перестройка управления и трудовы>

Подробнее см.: Романов П.В. Полевые методы социальной антропологии организации // Социоло­гические исследования. 1999. № 11. С. 102-108.

отношений на предприятиях России». Объектом исследования выступали два крупных завода: благополучное по всем показателям металлургическое пред­приятие «Прокат» и машиностроительное предприятие «Кольцо» (названия условные), которое с началом экономических преобразований погрузилось в глубокий кризис.

По заводам был подготовлен специальный приказ, согласно которому всем ответственным лицам предписывалось оказывать содействие проводимому исследованию. После получения временных пропусков социологи опреде­лили тактические задачи в виде приблизительного плана интервью и наблю­дений и отправились собирать полевые материалы. Группа разделилась: трое исследователей отправились на «Кольцо», трое — на «Прокат». Таковы тре­бования принципа триангуляции — присутствие более одного интервьюера позволяло сверять личные наблюдения или, при невозможности использо­вать диктофон (нежелание респондента говорить под запись либо помехи в виде производственного шума), сопоставлять записи бесед. Поскольку завод в целом был слишком велик, основным объектом изучения стал отдельный цех, насчитывающий 1000 работников, включая аппарат управления. В нем установлены ключевые информаторы, проведены интервью с начальником участка, сменным мастером, бригадирами и рабочими различных специаль­ностей.

Использовались классические каче­ственные методы: глубинные интервью, включенное наблюдение и анализ доку­ментов. Также оказались полезны ста­тистика и данные опросов, которые подкрепляют выводы, сделанные на ос­нове других источников. Основным ис­точником информации о повседневной жизни завода были неформализованные глубинные интервью. Одни из них про­ходили в пропахших дешевым табаком цеховых бытовках сменных мастеров, другие — в отделанных деревом апарта­ментах высших менеджеров. Порой в интервью врывался оглушительный шум станков, иногда приходилось гово­рить на бегу, когда начальник цеха пе­ребирался с одного совещания на дру­гое. Многое так и осталось в жанре чи­сто формальной беседы, наполненной уходами от темы или односложными ответами. Но постепенно сложился круг доверенных информаторов, с которыми установились откровенные отношения.

Рис 3'i Ппл(:('.:'ч: исгпс-дисйнио г-роакт;) -Псрсгтрп;,! 1. . на прг.-^иршчпияя Рггсцп ■

В тематический горизонт исследова­ния, проходившего в несколько этапов и занявшего несколько лет, входили все уровни линейно-штабной структуры предприятия — от топ-менеджеров и

руководителей цехов до начальников участков и сменных мастеров, а такж< рабочие основного и вспомогательных производств. Как показал опыт, каж дый уровень отличает собственное понимание смысла деятельности, образ­цов поведения, свои групповые ценности и стереотипы, иными словамр собственная рациональность. Феномены повседневной жизни, определяемые как проблемы, являются теми конструктами, через которые можно «картог рафировать» социальное пространство предприятия. Для анализа структурь корпоративного контроля были намечены респонденты из числа представи телей высшей администрации (главный инженер, директор завода, главньп экономист, начальник отдела кадров, председатель профкома). Для каждо го подготавливались специфические вопросы, затрагивающие их функцио нальную сферу, раскрывающие культуру и профессиональный язык прокат ного производства. Дополнительным аспектом исследования стал анализ ген дерных отношений, воспроизводимых в организации, а именно культурны: практик, имеющих в своей основе социально обусловленные стереотипы, от носящиеся к полу.

Первые три этапа проекта отняли много времени. Дважды в неделю ис следователи посещали предприятие, затрачивая по три-пять часов на поис! респондентов, интервьюирование и включенное наблюдение. После третьей этапа исследование перешло в режим мониторинга, который длился боле* двух лет. Посещения предприятия происходили раз в месяц. Два раза в roj составлялся отчет по предприятию с хронологией событий и анализом содер жания проблемы.

Один из ученых, член исследовательской группы, сам когда-то трудилс; на «Прокате» рабочим. С детства ему известен этот специфический yicnaj рабочего поселка, где все знакомы друг с другом, где быт, работа и досу сплетены воедино. В этом социальном контексте стерты классовые различия а соседи по лестничной площадке — начальник цеха и его подчиненный — i любое время дня и ночи могут зайти друг к другу «потрепаться» или одол жить соли. Знание социального контекста помогало в установлении довери тельных контактов и получении сведений, закрытых для «чужаков».

Хотя основная часть исследования была завершена в 1994 г., научная груп па не теряла связи с предприятием и продолжала проводить регулярны! встречи с информантами. В ходе мониторинга руководству передавались ре зюме научных отчетов, проводились консультации по социальным вопросам Социологи принимали участие в заседании Совета директоров и выступал! перед служащими кадрового отдела. С представителями цехового и завод ского управления обсуждались частные проблемы исследования, передава лись тексты статей. Подобные встречи оказались продуктивны для обей: сторон, открыв новые перспективы интерпретации имеющихся материалов

АНАЛИЗ СЛУЧАЯ (CASE STUDY)

Единого понимания сущности данного метода в мировой науке, в то> числе американской, где он давно практикуется, не существует. Под опре деление «case study» — исследование случаев (событий), происходящих н каких-то объектах, с какими-то действующими лицами, — подпадает цела: группа методов: биографический, исторический, наблюдение и даже экспе

римент. Так. Дж. Митчелл20 определяет «case study» как «детальное рассмот­рение события или серии взаимосвязанных событий, которые, по мнению исследователя, представляют определенные теоретические принципы», а Р. Йин21 описывает его как эмпирическое исследование, которое изучает яв­ление в реальном жизненном контексте, когда границы между явлением и контекстом размыты. Р. Уолкер22 отнес «case study» к группе качественных исследований, в которых преимущественно используются глубинные интер­вью, групповые интервью, описания событий их участниками, проективные техники и другие методы. В отличие от них Дж. Платт23 считает «case study» не столько методом, сколько исследовательским подходом. В свое время патриарх американской социологии, живший в начале XX в., Ф. Гиддингс высказался так: в выборочном исследовании описывают несколько штрихов с большого чело­веческого портрета, a case study — много черт о малом количестве людей.

Case study — далеко не новое слово научной мысли. Его корни специали­сты видят в клинических обследованиях врачей, в практических методах casework, которые находятся на вооружении у социальных работников, ис­следовательских методах историков и антропологов, исследованиях школы Ле Пле (XIX в.), социологических репортажах чикагской школы и Р. Парка. Представители Чикагской школы определяли «case study» как неколичествен­ные исследования, делающие акцент на истории и контексте происходящих событий, избегающие обобщений и исходно ориентированные на понима­ние социальной жизни через представления действующих лиц24.

В отечественной литературе нет устоявшегося термина для обозначения метода, который в английской традиции называется «case study». Иногда его называют «монографический подход», но чаще сохраняют английский тер­мин «case study», который переводят как «изучение случая» (что является дос­ловным переводом английского названия метода). Аналогом case study выс­тупают этнографическое исследование, полевое исследование, включенное наблюдение. По определению П.В. Романова, оно содержит детальное пред­ставление социального контекста исследуемых событий, несет отчетливые следы авторского отношения, его личности, которые не скрываются, более того, демонстрируются открыто. Как правило, данный тип case study — это исследование, проводившееся длительное время, в течение которого ученому удалось наладить доверительные отношения с ключевыми информантами и сократить культурную дистанцию между собой и тем социумом, который изучается25. Согласно В.И. Герчикову, термин «case» (случай) употреблялся по преимуществу в значении «эмпирический объект», которым определяют конкретную область, явление, общность, предприятие (иногда группа пред­приятий), где проводится детальное исследование. В таком понимании под­черкивается уникальность каждого случая (объекта) и его целостность. Если речь идет о промышленной организации, то под спецификой ее жизненного контекста В. И. Герчиков предлагает понимать место ее расположения, про-

20 Mitchell J.C. Case and Situation Analysis // The Sociolodical Rev., 1983. Vol. 31. P. 191-192.

21 Yin R.K. Case Study Research: Design and Methods. Beverly Hills: Sage. 1984. P. 23.

22 Applied Qualitative Research / Walker R. (eds). Gower Publishing Company Ltd.. 1985. P. 4-7.

23 Piatt J. What Can Case Studies Do? // Studies in Qualitative Methodology. 1988. № 1.

24 Stoeker R. Evaluation and Rethinking the Case Study// The Sociological Rev. 1991. Vol. 39. P. 89.Романов П.В. Полевые методы социальной антропологии организации // Социологические иссле­дования. 1999. № 11. С. 102.

филь и особенности выпускаемой продукции, положение на рынке, историю развития, половозрастной состав работающих, частоту сменяемости и лич­ностные особенности ее первых руководителей, сочетание которых для лю­бого предприятия окажется уникальным26.

В общем виде «анализ случая» можно определить как углубленное выбороч­ное исследование какой-либо проблемы на одном отдельно взятом, но пред­ставительном объекте. При этом предмет исследования, его взаимосвязь с объектом изучаются с большей подробностью и тщательностью. Case study — форма качественного описательного исследования, объектом которого высту­пает отдельный индивид или малая группа. Его предметом может выступать только реальное взаимодействие обозримого числа людей и лишь в очень спе­цифическом контексте. Для сбора данных здесь используются участвующее или прямое наблюдение, интервью, протоколы, тесты, архивные документы, ар­тефакты, аудио- и видеозаписи, транскрипты интервью, записи испытаний и др.27. Техника наблюдения в case study достаточно близко напоминает техни­ку антропологических наблюдений. Основное требование к наблюдателю — дать как можно более детальное описание, позволяющее восстановить живую атмосферу события. Протоколы наблюдений за событиями в этом случае офор­мляются в свободной форме и носят характер естественной истории, практи­чески не отличаясь от полевых заметок. Они дополняются кратким резюме по поводу собственных впечатлений наблюдателя и представляют своего рода предварительный содержательный анализ полученной информации. По мне­нию И. Козиной, это стимулирует возникновение объяснительных гипотез, пусть предварительных и частных, которые в дальнейшем могут быть развер­нуты, уточнены или отвергнуты. В таком случае не требуется приведения стро­гого обоснования выводов, которое осуществляется позже28.

Социологи, практикующие данный метод (или вид эмпирического иссле­дования) не стремятся к глобальным обобщениям, открытию причинно-след­ственных законов или к статистически репрезентативной информации. Здесь изучается одно событие или одна общность во всех подробностях. Если в ка­честве объекта исследования берется не одно, а несколько предприятий, то каждое из них должно выступать вариантом эмпирической реализации изу­чаемого явления, его единичной репрезентацией. Иными словами, оно дол­жно служить одним из возможных воплощений того теоретического кон­структа, с помощью которого исследователь распознает свой предмет. Отсюда вытекает важное методологическое правило: каждый из объектов, отбирае­мых для исследования, должен демонстрировать какой-то вариант реализа­ции изучаемого предмета, а все вместе они должны (по возможности) покры­вать все вероятные варианты29.

Сущность такого исследования заключается в том, чтобы, детально изу­чив один или несколько случаев, раскрыть содержание глубинных процес­сов, протекающих в обществе, лучше понять изучаемое явление и предложить

26 Герчиков В. И. От социального планирования — куправлению персоналом: развитие прикладной про­мышленной социологии в России. Доктор, дисс. в форме науч. докл. Новосибирск, 1997. С. 42-43.

27 Case study research // http://kerlins.net/bobbi/research/qualresearch/bibliography/casestudy.litml

28 Козина И. Case study: некоторые методические проблемы // http://www.socnet.narod.ru/Rubez/10-П/kozina.htm

Герчиков В.И. От социального планирования — к управлению персоналом: развитие прикладной про­мышленной социологии в России. Доктор, дисс. в форме науч. докл. Новосибирск, 1997. С. 43-44.

множественную интерпретацию. Ключевым методологическим моментом case study является опора на качественные методы сбора и анализа эмпири­ческого материала30. Исследования, проводимые в стратегии case study, пре­доставили социологам возможность проникнуть в глубинные пласты повсед­невной жизни организаций, изучить те стороны их бытия, которые трудно или невозможно охватить традиционным анкетным опросом3'.

Нужно сказать, что использование «анализа случая» сталкивается с рядом трудностей. Первая из них — репрезентативность. Речь идет о способности данного объекта представлять изучаемый класс явлений, возможности от­несения результатов исследования к проблеме в целом. Принято даже проти­вопоставлять «анализ случая» другим методам исследования (статистика, ан­кетирование и т.п. массовые методы). Привычное сопоставление выборочной и генеральной совокупностей здесь переходит в прямое сопоставление сово­купностей, т.е. «единичной» и генеральной, минуя «среднее звено». Для того чтобы усилить научное обоснование метода «анализ случая», надо соблюсти некоторые требования, особенно в начальной стадии его применения.

Прежде всего —это определение типологических особенностей объекта, установление его отнесенности к соответствующему классу объектов. Это делается через нахождение у них значимых общих признаков, достаточных для идентификации. При этом следует отметить и уникальные особенности объекта исследования, те его частные признаки, которые не являются типич­ными для генеральной совокупности, но и не противостоят ей, допустимы с точки зрения положительного влияния на результат.

Важно также четко выделить предмет исследования: он должен быть тот же, что в генеральной совокупности. Это же относится и к постановке про­блемы. И предмет исследований, и проблема не могут быть упрощены за счет особенностей метода. Их соответствие макромасштабу можно обеспечить определением параметров анализа, т.е. оцениваемых признаков и связей.

Соблюдение указанных требований не снимает окончательно противоре­чие между специфическим и универсальным в методе «анализ случая», но дает некоторые средства для его разрешения в конкретном исследовании.

Для методики «анализ случая» характерно ограниченное использование точ­ных количественных методов. Здесь нередко приходится иметь дело не со ста­тистическими категориями, а с малыми группами — контактными (бригада) и полуконтактными (руководители цехов и подразделений). При этом теряет смысл не только проведение анкетирования, но и вообще тиражирование ис­следовательских документов. Даже интервьюирование здесь не нуждается в формализации. Исследователь здесь выходит на прямое общение с респонден­тами, проводит с ними обсуждение, прослеживает их действия, даже участвует в некоторых событиях, скажем, в роли ассистента. Подобный способ исследо­вательского поведения иногда можно обозначить как «близкое наблюдение» (промежуточная форма метода наблюдения наряду с формализованным и вклю­ченным). Оно предполагает погружение исследователя (при сохранении своего

Козина И. Case study: Некоторые методические проблемы // http://www.socnet.narod.ru/Rubez/10-11/kozina.htm

Романов П.В. Процедуры стратегии, подходы «социальной этнографии» // Социологический жур­нал. 1996. № 3/4. С. 138—149; Козина И. Особенности стратегии case study при изучении производ­ственных отношений на промышленных предприятиях России // Социология: методология, мето­ды, математические модели. 1995. № 5-6. С. 65-90.

исследовательского статуса) в объект, «понимание» им мотивации и поступкоЕ индивида и группы, привлечение последних к анализу проблемы. Этим объяс­няется определенная гибкость исследовательской программы, вероятность пе­рестройки ее по параметрам анализа, гипотезам, а возможно — и задачам иссле­дования. Программируемость «анализа случая» куда более ограничена, чем мас­совые опросы. Значит, исследователю приходится помнить об устойчивости концептуальной основы своей работы на объекте, избегая дезорганизации и восстанавливая ее целостность после каждого изменения одного из элементов.

Можно выделить две разновидности таких исследований. Одна из них — монографический «анализ случая». Его стратегия предполагает выявление вза­имосвязи предмета исследования с объектом: развитие какого-то процесса рас­сматривается в зависимости от эволюции организационно-экономической и социо-культурной среды его протекания, когда эта среда представляет собой его непосредственную и относительно замкнутую «над-систему» (например, предприятие)32.

Другая разновидность «анализа случая» (назовем ее сквозной, или межобъ­ектной) выделяет предмет исследования, пересекающий границы разных объектов, которые не образуют для него какой-либо единой среды, напри­мер текучесть кадров с одного предприятия на другое, маятниковая мигра­ция, межорганизационные процессы нововведений и т.д.

Главное преимущество «анализа случая» — разнообразие информативности. Кроме того, он доступен практикующим социологам. Его диагностические и инновационные способности дают исследователю возможность одновремен­но выступать в качестве консультанта, т.е. составлять конкретные рекоменда­ции по решению выявленных проблем, причем делать это в соответствии со спецификой данного объекта.






Дата добавления: 2015-05-07; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 3169 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:




© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.01 с.