Лекции.Орг


Поиск:




Принцип методологического индивидуализма




И теория общества как совокупности кругов общения

Теорию общества как совокупности кругов общения Зиммель разрабатывает на основе принципа методологического индивидуа­лизма, утверждающего исторический и методологический приори­тет отдельного социального действия и взаимодействия над соци­альным целым. Позитивной разработке проблем он предпосылает критику альтернативных подходов, прежде всего тех, в которых используется аналогия между обществом и организмом, утверж­дается безусловный приоритет общества как детерминирующей целостности, а также провозглашается исключительное господство естественной причинности. Такие подходы фактически отрицают свободное действие индивида, рассматривая его лишь как точку пе­ресечения социальных нитей. Эти подходы, по мнению Зиммеля, основываются в первую очередь на том, что социальный организм якобы обнаруживает явления, «аналогичные тем, которые привели к предположению о наличии в отдельном живом существе особой


СОЦИОЛОГИЯ ГЕРМАНИИ 319

жизненной силы... которая, господствуя над всеми остальными частями и сохраняя свою независимость от них, поддерживает и сохраняет целое как таковое во всем его составе»1.

Однако подобная «жизненная сила» является результатом долгого исторического развития и усложнения социальных об­разований. Примитивные же группы, которые в силу своей про­стоты и чистоты формы единственно и могут быть отправной точкой социологического анализа, наоборот, демонстрируют оче­видную зависимость от отдельных индивидов. Группа необходима индивиду, но и сама она нуждается в отдельном человеке, и это особенно хорошо видно на малочисленных группах. Ситуация изменяется в процессе развития и «окультуривания» социальной жизни. «Если вследствие этого, — пишет Зиммель, — социальная группа производит такое впечатление, как будто особая, относи­тельно независимая от ее элементов жизненная сила поддержи­вает ее существование и устраняет с ее пути все препятствия, то данный момент доказывает только высокую степень развития и внутреннюю связанность объединяющей ее формы»2. Поэтому не следует говорить о некоей господствующей «жизненной силе», особом движущем начале, существующем вне и независимо от отдельного человека. Самое большее, ее можно считать выраже­нием совокупного взаимодействия частей или «объединяющей формой».

Если «общество» — это объединяющая форма, название для совокупного взаимодействия, то возникает необходимость проде­монстрировать на уровне социологической теории, как из отдель­ных взаимодействий складывается общество и какую форму оно приобретает.

Исторически и логически первичной формой общества, первичного объединения является недифференцированное или слабодифференцированное объединение индивидов. При этом, как подчеркивает Зиммель, единство группы никогда не являет­ся пред-данным, априорным. Оно возникает либо как результат жизненной нужды, потребностей индивидуального выживания, заставляющего объединиться в коллективы, либо как результат волевого, властного принуждения и насилия со стороны отдель­ных личностей. Например, первоначальная сплоченность семьи при патриархальном порядке вещей основывалась, по мнению

1 Зиммель Г. Избранное. Т. 2: Созерцание жизни. С. 324.

2 Там же. С. 326.



История социологии


Зиммеля, на господстве отца, на его воле в не меньшей степени, чем на единстве чувств и действий.

В силу такого двойственного происхождения общество имеет двойственную природу: солидаристскую и конфликтную (насилие и принуждение есть форма конфликта), а действие или взаимо­действие, которым оно формируется, может быть соответственно солидарным или конфликтным по форме.

С олидаристская природа общества. Говоря о солидарности в обществе и вскрывая солидарную природу общества, Зиммель, в частности, пишет: «Отношения, которые приводят отдельного че­ловека к полному единению с его группой, бывают двух типов...: это, с одной стороны, одинаковость, с другой — реальная взаимная связь»1.

Группа, или «социальный уровень», — это, во-первых, общее духовное достояние некоторого числа людей, т. е. та часть индиви­дуального достояния, которая в равной мере наличествует у каж­дого; во-вторых, социальный уровень — это то коллективное, в собственном смысле слова, достояние, которым ни один человек сам по себе в отдельности не обладает.

Общность, по Зиммелю, выступает творцом социальной нормы, которая является мерой правильности или ошибочности действий и представлений индивида. В силу этого индивид может достигнуть своих целей только путем присоединения к общности и при ее содействии, поскольку изоляция от нее отняла бы у него все, что он осознает как норму, как должное, как то, что следу­ет рассматривать в качестве желаемого и цели, к которой следует стремиться.

Зиммель подчеркивает при этом, что, хотя солидаристские от­ношения носят преимущественно индивидуальный характер и ба­зируются на индивидуальных действиях, сама природа обобщест­вления, ассоциации с другими такова, что не позволяет отдельному человеку ограничиваться в своей деятельности непосредственным личным интересом, а заставляет стремиться к удовлетворению пос­леднего в союзе с другими. «Понятие общества говорит о таком взаимодействии, при котором деятельность ради собственных це­лей способствует в то же время целям других»2.

Отношение между индивидом и обществом видится Зиммелю как проблема индивидуальной свободы, ответственности, вины и

1 Зиммель Г. Избранное. Т. 2: Созерцание жизни. С. 329.

2 Там же. С. 316.


СОЦИОЛОГИЯ ГЕРМАНИИ 321

нравственности. «Каждый человек, — утверждает Зиммель, — на­ходится в точке пересечения бесчисленных социальных нитей, и, таким образом, каждый из его поступков должен иметь самые раз­нообразные социальные последствия»1. Взаимодействие человека с другим и с обществом в целом имеет два уровня. Первый — ин­дивидуальный — определяется его эгоистическими целями и ин­тересами, которые, однако, должны реализовываться по следую­щей схеме: если я хочу, чтобы другие служили моим интересам, я должен служить интересам других. Благодаря этому вся атмосфера социальной жизни становится нравственной, что обычно не осоз­нается в силу того, что изначальные цели, ради которых что-то со­вершается, являются эгоистическими. И причина этого заключена не в коллективной общественной нравственности, а в том, что до­стижение эгоистических целей возможно лишь благодаря другим, благодаря обществу, и осуществляется оно опосредованным путем, нравственным по своей природе.

Второй уровень — коллективный — определяется «коллек­тивной нравственностью» или фактически системой социальных институтов. Для достижения своих целей индивид нуждается не только в других людях, но и в объективно существующих инсти­тутах. Установления права, морали, нравов и форм общения, ко­торые общество выработало для своей пользы, проникают во все жизненные отношения отдельного человека настолько, что он дол­жен ими пользоваться каждое мгновение. Любые эгоистические намерения, за исключением непосредственного насилия, могут осуществляться не иначе, как в социально предписанных формах. Благодаря этому даже самое безнравственное намерение платит дань нравственности, принимая те формы, в которых объективи­ровалась публичная мораль.

Конфликтная природа общества. Помимо солидарности в об­ществе наличествуют конфликты и восприятие другого как врага. Специфика конфликтных взаимодействий, по Зиммелю, заклю­чается в их неиндивидуальной природе: индивид видит в каждом враге не столько данную определенную личность, сколько лишь члена враждебной группы. Он считает, что враждебные сопри­косновения в гораздо большей степени, чем солидарные, явля­ются коллективистскими, или групповыми. Вообще отношения Фупп носят по преимуществу враждебный характер, причем это

1 Зиммель Г. Избранное. Т. 2: Созерцание жизни. С. 348.


322 История социологии

происходит как на низких, так и на высоких ступенях развития культуры.

Вместе с тем анализ враждебных отношений, отношений до­минирования, отношений к другому как к врагу приводит Зиммеля к выводу, что самим своим возникновением солидарность обязана враждебности. Он указывает, что превращение простого локально­го сосуществования в совместное существование в бесчисленном множестве случаев обусловлено общим добровольным или вы­нужденным соотнесением с «враждебным третьим». По мнению Зиммеля, необходимо признать борьбу и вражду в качестве опре­деленного априорного инстинкта, поскольку у личности, даже не подвергавшейся нападению, а всего лишь реагирующей на само­выражение других, нет иного способа утвердиться, кроме как че­рез оппозицию. Иными словами, «первый инстинкт», при помощи которого она себя утверждает, есть отрицание другого»1.

Роль конфликта, вражды, отношения к другому как к врагу, в качестве основного типа межгруппового взаимодействия и ме­ханизма, порождающего солидарность внутри групп, столь ярко описана Зиммелем, что можно говорить о нем как еще об одном наряду с Марксом основоположнике социологии конфликта.

Зиммель считает, что у человека есть формальное побуждение к враждебности как естественная противоположность потребно­сти в симпатии. Оно берет начало в определенных психических процессах, которые являют анализу общую им форму самостоя­тельного влечения. Интересы различного рода часто побуждают к борьбе за определенные блага, к оппозиции по отношению к определенным личностям, и вполне естественно, что «в качестве остатка в наследственный инвентарь нашего рода могло перейти состояние возбуждения, само по себе побуждающее к антагонис­тическим выражениям»2. Утверждение, что враждебность стано­вится основанием социальной солидарности, весьма значимо для понимания теории Зиммеля.

Солидарность и конфликт являются, таким образом, двумя формами индивидуального целеполагания и волеизъявления, объ­единяющими людей в общество.

Последовательно проведенный принцип методологичес­кого индивидуализма, опирающийся на безусловный методо­логический и исторический приоритет отдельного социального

1 Зиммель Г. Избранное. Т. 2: Созерцание жизни. С. 502.

2 Там же. С. 504.


СОЦИОЛОГИЯ ГЕРМАНИИ 323

действия и взаимодействия, заставляет Зиммеля использовать понятие «круг общения» (или «круги общения») там, где струк­турная, структурно-функционалистская или системная со­циология используют понятия «группа» или «группы». В ре­зультате общество предстает как совокупность множества кру­гов общения индивидов, некое многомерное пространство взаи­модействий, в котором индивиды, подобно отдельным атомам, формируют вокруг себя необходимые и интересные им круги взаи­модействия с другими либо входят в уже намеченные или сформиро­вавшиеся круги. Индивид при этом представляет собой некую точ­ку пересечения бесчисленного множества социальных нитей, а в содержательном отношении — результат комбинации различных элементов культуры, результат исторического наследования содер­жания от самых различных кругов общения и взаимодействия.

Любой круг не только представляет собой совокупность кон­тактов или взаимодействий, но имеет общее сознание, которое Зиммель очень часто именует «честью» (честь семьи, честь офи­цера, честь мундира, купеческая честь и т. д.), желая подчеркнуть нравственно-этическую природу принципа, объединяющего круг. Внешнее принуждение уступает место нормам, которых оказыва­ется достаточно для прочного существования круга.

Чем теснее социальный круг, к которому принадлежит чело­век, тем меньше у него индивидуальной свободы, тем беднее его индивидуальность. Зато сам социальный круг в таком случае весь­ма индивидуален (поскольку невелик) и отделяет себя от других резкими границами. И наоборот. Чем шире круг, в котором дейс­твует человек, к которому он себя относит и с которым увязывает свои интересы, тем больше простора для своей индивидуальности он получает. Но само целое круга, к которому он принадлежит, является менее индивидуальным.

Общество, представляющее собой совокупность кругов обще­ния или совокупность групп вхождения, возникает как результат социальных взаимодействий индивидов. На эти взаимодействия оказывают влияние не только факты, лежащие в сфере субъектив­ности, но и многообразные «реальные» факторы, например рост населения. По мере расширения групп и увеличения их количества изменяется морфологическая картина общества, ширятся контакты и связи. Процесс дифференциации приводит к индивидуализации и изменению морфологической картины общества в целом, кото-Рое уже не является совокупностью резко индивидуализированных



История социологии


и дифференцированных социальных кругов, например семей или профессиональных групп.

Принцип методологического индивидуализма оказывается недостаточным для объяснения того, что есть общество. Зиммель указывает на очевидную зависимость индивида от общества и приводит различного рода ограничения, которые оно накладыва­ет на индивидуальное действие. Такими ограничениями являются прежде всего коллективные и моральные представления, а также совокупность коллективных санкций, контролирующих поведение и направляющих индивида. Поэтому исследование вопроса о том, что такое общество, Зиммель счел необходимым продолжить как «исследование социального уровня».





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-12; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 530 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Люди избавились бы от половины своих неприятностей, если бы договорились о значении слов. © Рене Декарт
==> читать все изречения...

842 - | 668 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.01 с.