Лекции.Орг


Поиск:




Глава 2. Империя Норлангарт, крупнейший город Мира людей, «Центория», был укреплённым городом, окружённым округлой стеной диаметром десять километров




 

Империя Норлангарт, крупнейший город Мира людей, «Центория», был укреплённым городом, окружённым округлой стеной диаметром десять километров... или если в терминах этого мира, десять килолу.

В парящей крепости Айнкрад диаметр нижнего уровня составлял те же десять километров. Другими словами, две эти большие области были одинакового размера и формы. Город обладал непостижимым размером для виртуального мира, а его население составляло 20000 человек.

Кроме того, у этого города была весьма неповторимая структура. Высокие стены, пересекающиеся крест-накрест, разделяли улицы на четыре сектора. Если посмотреть сверху, эти стены сходились под прямыми углами и складывались в форму лопастей. Что шокировало больше всего, эти четыре сектора именовались «Северная Центория», «Южная Центория», «Восточная Центория» и «Западная Центория», это были столицы Четырёх Империй, на которые был поделён огромный Мир людей.

Говоря иначе, все четыре столицы этих империй были собраны в центре мира и разделены какими-то жалкими стенами.

Стоило мне это понять, как я испытал настоящий шок. Король и главная армия, штаб-квартира рыцарей, должны находиться в столице. Разве от этого финальная битва не разгорится в самом начале гипотетической войны? Я был близок к тому, чтобы спросить об этом Юдзио, но остановил себя. В мире, где не существует воровства и убийств, невозможно вообразить войну между империями.

Хотя был необходим идентификационный отпечаток ладони для того, чтобы пройти через огромную мраморную стену — кажется, тут её называют Непокоримой стеной — если присмотреться, то в Северной Центории, где мы были, можно было приметить несколько черноволосых людей с Востока, загорелых с Юга и худощавых с Запада, которые были торговцами или туристами. Они все были иностранцами, но видимо благодаря единому языку (правда, чувствовался акцент) между ними не возникало конфликтов.

Я не ощущал наличие враждебности к другим странам, тем более жажды войны. Несомненной причиной этого была белая башня, располагавшаяся в центре столицы — в центре Мира людей.

Центральный собор Церкви аксиом.

Её вершина всегда была размыта, будто её растворяло небо, и я не мог точно сказать, сколько в ней сотен метров. Она выглядела весьма величественно при взгляде снизу, но её основание было окружено квадратной церковной стеной, так что не было возможности подглядеть за входом. Непокоримые стены, что возвышались над улицами, плотно соединялись с углами этого квадратного ограждения... или будет более уместно сказать, что эти разделяющие город стены брали своё начало из стен Собора.

Стоит отметить, что эти Непокоримые стены не ограничивались одной лишь Центорией. Они уходили далеко за город, в степи, леса, пустыни, на всё расстояние прямо до горной гряды на Грани, что в 750 километрах отсюда. Само собой, в этом мире не было строительной техники или чего-то такого, так что было жутко представлять, сколько времени и людского труда нужно было потратить на возведение такой конструкции.

Это означало, что власть Церкви аксиом была абсолютна.

Эта блистательная башня, с вершины которой открывается вид на столицы всех Четырёх Империй, в которых находятся их короли, стояла в центре этого мира. Вероятно, в мире Underworld различия между жителями разных стран были такими, как между жителями разных районов одного города, «жителями Токио» и «жителями Сайтама», вот что я чувствовал.

Тогда, откуда взялась нужда разделять этот мир на четыре страны, когда в нём не наберётся и сотни тысяч жителей? Я всё ещё держал этот вопрос у себя в голове, однако ответ на него найти не мог. В то же самое время я понятия не имел, почему над всеми государствами возвышается Церковь аксиом.

В Церкви аксиом были гражданские служащие «жрецы» и «патриархи», а также военные подразделения, «Рыцари Всецелого», но их было не так уж много. Похоже, что их было меньше сотни. Об этом мне раньше рассказала Рина-сэмпай. В противовес этому, суммарная армия Четырёх Империй состояла где-то из двух тысяч солдат. Однако не было никаких упоминаний о том, что однажды король поднял мятеж против Церкви... Это потому, что даже король не в силах противостоять Церкви аксиом и Индексу табу? Или же несколько Рыцарей Всецелого сильнее двух тысяч обычных солдат? Или и то, и другое?..

Величие башни, что врастала в небеса, было видно из любой точки в кампусе Академии Мастеров Меча. Как только я закончил так называемую практику с Риной-сэмпай, я быстро вышел из дортуара элитных мечников, хотя вечер был ещё по-весеннему прохладен, и поглядел на белую башню, что окрасилась вдали оранжевым и синим.

Вот прямо сейчас тот, кто взирает на нас с крыши этой башни, такой же человек из реального мира, как я? Или он тоже персона из Underworld, искусственный флактлайт? Даже если наш план будет успешно выполнен, потребуется ещё полтора года, прежде чем я найду ответ. Конечно, если функция ускорения времени работает без сбоев, то в реальности пройдёт всего десять часов, но с моей перспективы это довольно долго.

Уже два года прошло с того момента, как я очнулся в лесу у деревни Рулид. За эти два года я прожил бесчисленное количество бессонных ночей, дрожа от полного непонимания ситуации и страстного желания увидеть Асуну, маму, Сугуху и друзей.

И в то же время — я испытывал некий страх от возможности найти выход где-то в Соборе. Как только я отсоединюсь от этого мира, я буду вынужден распрощаться со всеми людьми, что живут здесь. Селка и другие дети, с которыми я давно не виделся, несколько друзей, что появились у меня в школе, Солтерина-сэмпай, которая приглядывала за мной этот год и тренировала как своего камердинера, и, конечно же, мой один единственный «партнёр» Юдзио.

Уже с давних пор я не мог относиться к ним как к какому-то ИИ. Хоть и есть определённое отличие в носителях наших душ, они были такими же людьми, как я. Пока эти два года мы перебирались из Рулид в Заккарию, а потом в Центорию, у меня сформировалась твёрдая вера в это.

Нет, дело не только в том, что я дорожу дружбой Юдзио и остальных. Для этого непостижимо широкого мира я...

Я отрезал такие свои мысли, сделал глубокий вдох и похоронил их глубоко внутри себя.

Я поглядел, куда я направляюсь, и увидал старое на вид здание. Каменное здание имело два этажа, а крыша была выложена зелёной сланцевой плиткой. Это была опочивальня, в которой жили сто двадцать стажёров Академии мастеров меча Центории.

Я очень хотел запрыгнуть сразу на второй этаж, чтобы избежать лишних проволочек, но согласно правилам опочивальни, я не мог сделать это. В отличие от дортуара элитных мечников, где чувствуешь себя более вальяжно, в этой опочивальне для новичков и таковой для стажёров переходного звена, что располагалась чуть дальше, были строгие правила, напоминающие такие в гильдии Рыцарей крови в старом SAO.

Я набрался храбрости и направился по каменным ступеням, что вели к центральному входу в дортуар, и с чувством опасения отворил дверь. Я осторожно прошёл внутрь и сделал несколько шагов, как вдруг справа от меня послышался кашель. Раздражённо, я развернулся в сторону голоса и встретился взглядом с женщиной, что сидела за стойкой. Волосы чайного цвета были должным образом подвязаны, и её внешность было воплощением понятия «строгость». Она была старше меня на двадцать пять лет.

Я приложил левую руку как можно ближе к талии, правый кулак приложил к груди, отдавая таким образом честь, и доложил:

- Новичок-стажёр Кирито вернулся в дортуар!

-...Но похоже, что ты вернулся на 38 минут позже обозначенного времени.

В этом мире не было часов, и определять время можно было лишь по «Вещающему время колоколу», что был установлен по всему городу, в том числе в академии, и бил каждые полчаса. Обычно требуется мощное заклинание, чтобы определить точное время, но по какой-то причине она — Азурика-сан — словно обладала внесистемным навыком и смогла определить, что сейчас 5:38 после полудня.

Я продолжал отдавать по-рыцарски честь, понизил голос и ответил:

- Дело в том, что я получил дополнительные наставления и советы от моего наставника, элитного мечника Селюрут.

Услышав это, сестра Азурика уставилась на меня своими серо-голубыми глазами. Было ли дело в атмосфере строгости, что витала вокруг неё, или же просто их имена схожи, но она заставляла меня припомнить одного человека. Как-то раз перед уходом я хотел спросить её, «имеется ли у вас на Севере родственник по имени сестра Азария?», но, к сожалению, мне так и не выпал шанс спросить это. Каждый раз, когда я говорил с ней, я только и слышал что напоминания и предупреждения, прямо как сейчас.

- Ничего не поделаешь, раз это долг камердинера следовать наставлениям своего наставника... Но новичок-стажёр Кирито, ты используешь это не как свой долг, а как оправдание своего опоздания. Ты никак не может отделаться от таких подозрений на свой счёт.

Услышав это, я прекратил отдавать честь, убрал правую руку за голову, почёсывая затылок, и попытался улыбнуться.

- Вы, в самом деле, любите пошутить, Азурика-сан. Моя цель лишь в том, чтобы улучшить навыки обращения с мечом, знаете ли. То, что я поздно возвращаюсь, это лишь побочный эффект. Это никогда не было самоцелью, уверяю вас!

- Ясно. Ты упорно работал этот год, прежде чем нарушить комендантский час. Похоже, ты смог как следует отработать свои умения. Если ты действительно хочешь проверить результат своих трудов, я с радостью стану твоим партнёром в спарринге, знаешь ли.

Хуккк. Я окоченел в тот миг, когда услышал это.

Священный долг Азурики-сан заключался в том, чтобы быть «смотрителем дортуара новичков-стажёров Академии мастеров меча Северной Центории», а не инструктором. Однако весь персонал академии был выходцем из неё же, потому их сноровка в обращении с мечом была неординарной. Каждый студент академии знал, что если он не нарушит правила, но сделает что-то перечащее им, он будет подвергнут серьёзному наказанию со стороны этого обладателя стиля Нолгея.

А вот что бывает с теми, кто прямо нарушает правила — к счастью, таких прецедентов не было. У людей, живущих в Underworld, есть одна особенность, они не в силах сопротивляться высшим правилам. Единственным исключением был я, чей флактлайт заключён в носителе другого типа.

Если подумать, то это настоящее чудо, что за прошедший год я ни разу не нарушил правила академии. Я проглотил эти мысли, что был готов высказать начистоту, и замотал головой.

- Нет, ну как же я могу посметь доставлять вам столько хлопот, Азурика-сэнсэй? Я только-только закончил свой первый год обучения.

- Правда? Тогда позволь мне проверить твои навыки, как только ты окончишь свой второй год.

- Ага... безусловно...

Я склонил голову и понадеялся от всей души, что она забудет об этом за следующий год, и сделал шаг назад. Азурика-сан вернулась к своему документу и сказала:

- Ужин начнётся через 17 минут. Постарайся не опоздать.

- Д-да! Прошу меня простить!

Я поклонился, развернулся и дал дёру по направлению к лестнице перед парадным входом, стараясь не превышать максимально дозволенную скорость. Юдзио и я жили в комнате 206 на втором этаже. Кроме нас в ней жили ещё восемь студентов, но все они были более-менее хорошими ребятами. Студенты из комнаты 106, где жили девушки, и парни из нашей комнаты все были простолюдинами. А остальная сотня относилась к семьям знати и богатых купцов. Это позволяло избежать неловких конфронтаций внутри комнат... и много чего ещё.

Я плавно пробежал мимо студентов, что болтали и смеялись в коридоре, направляясь в столовую, распахнул дверь в конце коридора с западной стороны и вошёл в комнату.

- Ты такой медленный, Кирито! - послышалось приветствие.

Само собой, это говорил сидящий на второй от стены справа кровати... нет, уже вставший с неё мой партнёр Юдзио.

Поднявшийся на ноги и положивший руки на бёдра был на три сантиметра выше, чем два года назад, и его телосложение стало плотнее. Этого можно было ожидать, ведь в этому году ему исполнилось девятнадцать — Однако это нежное лицо и блеск зелёных глаз нисколько не изменились с момента, когда я впервые его увидел. За эти два года произошло много неприятных вещей, за первые полгода, что мы пребывали в страже Заккарии, и первый год обучения в академии, но его стойкий и прямой дух ни разу не показал признаков надломленности.

Что касается меня, личностно я не изменился, но страшная вещь заключалась в том, что моё телосложение тоже изменилось. Я стал выше, а мышцы плотнее. Мне было семнадцать, когда я угодил в этот мир. Другими словами, между мной из реального и этого мира сейчас два года разницы.

Когда я сбежал из SAO после двухлетнего заключения, я испытывал отчётливый дискомфорт, но если взглянуть на вещи с нынешней стороны, я могу провести тут ещё три-четыре года... думая о таких вещах где-то в уголке своего разума, я подошёл к своему партнёру и показал жест извинения правой рукой, после чего заговорил:

- Прости, что так долго. Моя тренировка с Риной-сэмпай в этот раз затянулась...

- Что ж, это было в последний раз... не то что бы я не понимаю, - сказал Юдзио, взглянув на меня. - Как факт, я тоже опоздал на двенадцать минут. Я слишком увлёкся разговором с Голгоссо-сэмпай в его комнате.

- Что, так вы просто поднялись по ступеням... Не ожидал. Я думал, что такой парень, как Госсо-сэмпай, может дать своё последнее наставление лишь на мечах.

Я прошёл мимо Юдзио, подошёл к самой ближней к стене кровати, что была собрана вместе с тумбой, и принялся складывать на стойку перчатки, локтевые и коленные пластины. Будь это в реальном мире, защитное обмундирование для кендо неприятно завоняло бы, оставь я его так, но в этом мире не нужно было волноваться о таком, поскольку здесь не существовали бактерии. Униформа, что пропиталась потом во время тренировки, сейчас каким-то образом просохла — хотя Рина-сэмпай не потела с начала до самого конца.

Сбросив, наконец, лишний вес, я поднял голову, и увидел на Юдзио кривую улыбку, когда он ответил.

- Тебе не стоит видеть Госсо-сэмпай в таком свете, он много концентрируется и на теории... Нет, стоит сказать иначе. Он сказал, что ментальный и эстетический аспекты тоже важны...

- Ага, могу это понять. Стиль Валто, что он использует, сосредоточен на одиночных мощных сбивающих с ног ударах, если сравнивать со стилем Нолгея.

- Правильно. Основа нашего стиля Айнкрад заключена в своевременной реакции в решающий момент. Однако сэмпай часто говорил мне: «Иногда мечникам необходимо поставить на кон весь свой непоколебимый рывок, чтобы совершить один могучий удар»... Полагаю, это последняя его недосказанность на сегодня.

- Ясно. Это вполне может оказаться правдой. Но когда ты упомянул об этом, я почувствовал, что движения твоего меча в последнее время стали более тяжёлыми... Но если говорить об этом, то, что получится со мной, если я попытаюсь скомбинировать стиль Айнкрад, в котором требуется выискивать решающий момент, и стиль Селюрут, в котором требуется непрекращающееся наступление?

Закончив свой диалог, мы вышли в коридор.

Похоже, что остальные восемь человек из нашей комнаты уже ушли в столовую, их не было видно в коридоре. Правило касательно ужина говорило лишь о том, что мы должны заканчивать его до 7:00, и мы могли слегка опоздать, но вот мы можем попасть в неприятности, если пропустим молитву перед едой. Для остальных студентов, кто вышел из знати, мы были жалкими назойливыми парнями, что припёрлись из подворотни и посмели стать одними из дюжины камердинеров.

Мы ускорились до максимальной боевой скорости и направились в сторону столовой, что располагалась в самой восточной стороне. Это не было каким-то совпадением, что комнаты простолюдинов располагались дальше всех от неё. Я слышал, что в дортуаре элитных мечников расположение комнат для простолюдинов такое же, однако в апреле тут мы не задержимся надолго, как я полагаю. Потому что после экзамена в конце месяца мы войдём в дюжину лучших студентов, и наши будущие роли элитных стажёров будут определены.

В тот момент Юдзио, похоже, думал о том же самом и мягко произнёс:

-..Не так уж много дней осталось «быстро спускаться по ступеням в коридор».

- Ага... по сравнению с этим в дортуаре элитных мечников полная свобода... Но Юдзио, ещё есть кое-что, что меня смущает в жизни элитных стажёров...

- Можешь не говорить, я знаю. Ведь это касается собственных учеников-камердинеров?

- Хороший ответ. Я рад, что помогал Рине-сэмпай и получал от неё наставление... но если я займу её роль...

- Ага... не знаю, чего ожидать, если к нам в камердинеры попадёт ребёнок из знатной семьи.

Мы оба издали глубокий вздох.

В тот момент мы, наконец, дошли до конца длинного коридора. Мы толкнули дверь перед собой, и тут же нас обволокла гудящая атмосфера. Столовая, что простиралась на оба этажа, была единственным местом, что было общим для парней и девушек. Большинство из присутствующих парней расселись по своим столам, то же относилась к девушкам, но в центре собрались самые умелые мечники обоих полов, болтающие друг с другом и временами посмеивающиеся. Такая картина не сильно отличалась от настоящего мира.

Юдзио и я спустились по ступеням, взяли со стойки поднос с ужином и заняли свободный стол в углу. Потом зазвенел шестичасовой колокол. Похоже, мы не опоздали. Слегка выдохнул я в облегчении.

Парень-студент (естественно, знать высокой ступени), являвшийся старостой дортуара, поднялся и воздал молитву Церкви аксиом. Затем все студенты в унисон вторили «Авай Ардмина». Я понятия не имел, что это за слова. Наконец, настало время есть.

Сегодня вечернее меню состояло из хорошо прожаренного сига с ванильным соусом, салата, супа из корнеплодов и двух булочек. Это не шибко отличалось от еды, что готовили в церкви деревни Рулид или же на ферме в Заккарии, потому я сильно удивился, обнаружив такую дикую пищу в таком месте, что полнилось знатными ребятами. Однако никто из них не показывал недовольства, жадно уплетая за обе щёки.

Это было потому, что даже у дворян образ жизни был неожиданно прост — или нет. Причина этого лежала в уникальной системе «земельных ресурсов» в Underworld. Заключалась она в том, что существовало «ограничение на количество ресурсов, что можно добыть с определённой территории». Это означало, что за определённое время можно было получить строго ограниченное количество зерновых, скота, диких животных и рыбы, и выйти за границы этого лимита было невозможно.

Если бы знать сосредотачивала в своих закромах слишком много еды, это шло бы в противовес обычным людям, которые начали бы умирать от голода. Их жизнь была бы снижена. Это был запрет из Индекса табу, «запрещено уменьшать жизни других людей без вынужденной причины», и даже знать с королём не могли сделать это. Таким образом, настояние на поддержании должного количества, необходимого для выживания, вылилось в запрет на накопительство с самого начала этого мира... или что-то в этом роде.

Но, несмотря на то, что они не относятся к еде как к роскоши, это не означает, что вся знать это хорошие люди.

-...Это было так вдохновенно, я завидую, Райос-сама!

В момент, когда мы невольно услышали эти слова позади нас, я и Юдзио показали раздражённые лица.

- Мы приложили столько труда и пота, чтобы убраться в столовой, но некоторые люди так спокойно сюда приходят и едят. Весьма завидно, правда? - сказал другой голос, очевидно чтобы услышали другие.

- Ну, не говори так, Ванбелл. Эти камердинеры, наверно, усердно трудятся в других местах, где мы их не видим.

- Куку, это так. Я слышал, что эти камердинеры обязаны делать всё, что им велят их наставники.

- Если нас угораздило бы оказаться у наставника-простолюдина или вообще из каких-то запретных мест, кто знает, что нас заставили бы сделать.

Мы попадём в западню их насмешек, если отреагируем. Потому я повернулся к ним спиной и сконцентрировался на движении вилки. И хотя я смог удержаться от всплеска, внутри меня кипела ярость. Если бы дело касалось лишь Юдзио и меня, прекрасно, но их упоминание о «простолюдине» ссылалось на наставника Юдзио, Голгоссо-сэмпай, а «запретные места» - на моего наставника, Солтерину-сэмпай.

Они создавали проблемы не только осмеянием наших наставников. Они начали насмехаться над нами с самого начала с этими их фразами «некоторым людям надо приходить сюда вразвалочку». Хотя среди студентов было много других камердинеров, только мы пришли к самому началу ужина. Другими словами, эти насмешки заранее были припасены для нас.

Раньше мы уже встречали нескольких докучающих типов, в Заккарии. Один из них был тот сноб, Егоум Заккалайт, с которым я впоследствии сражался на турнире мечников. Но то, как местные парни работали своими чёрствыми языками, по-настоящему поразило меня. Как раз поэтому идея того, что жители этого мира «всего лишь искусственные флактлайты, ИИ», была полностью выветрена у меня из головы. Не последнюю роль сыграл их богатый словарный запас.



-...В любом случае, осталось потерпеть всего несколько дней, - сказавший это мягким голосом был Юдзио, что сидел рядом со мной и отрывал хлеб.

Эти слова означали: «мы собираемся стать мечниками-стажёрами, мы отправимся в свой дортуар». Для Юдзио, вероятно, это были более подходящие слова, и нельзя было сказать, что они лишены смысла.

Среди ста двадцати новичков-стажёров было отобрано двенадцать стажёров-камердинеров из числа лучших студентов, которые впоследствии становятся «элитными мечниками» во время второго года обучения.

Как только кто-то становится камердинером, пропадает нужда чистить дортуар или чинить снаряжение. Однако после школы они обязаны направляться в комнаты для стажёров, в комнаты свои наставников, убираться там, лично им прислуживать и выступать в роли партнёра по спаррингу.

Те двое, что выплёвывали свои саркастичные словечки, не были камердинерами, а это значит, что они получили более низкие баллы, чем Юдзио и я, во время поступления. Весь этот год они колебались между 20- и 30-ми позициями, потому слова Юдзио не были безосновательными касательного того, что они не смогут стать стажёрами-мечниками.

...Но по факту, что вообще происходит?

Пробормотал я глубоко в своих мыслях и поднял нож, уставившись на этих двоих, что отражались на сияющей серебряной поверхности.

Парочка типов, что сидела чуть поодаль, продолжала своё искромётное обсуждения, поглядывая назад. Сидящий слева с серыми волосами, собранными за головой, был Ванбелл Джезеку, ребёнок вроде бы из знатной семьи четвёртой ступени. Сидящий справа с вьющимися светлыми волосами, повязанными сзади, был старший сын из знатной семьи третьей ступени, Райнос Антинос. В этой академии не было никого из семей первой ступени (вероятно, они наняли персональных тренеров, и таким образом являлись студентами заочно), а к семьям второй ступени относился Уоло Левантейнн и несколько других учеников. Таким образом, выходцы из семей третьей ступени были довольно уважаемы.

Однако не все студенты высоких ступеней были такими. Вообще-то я много не контактировал с ними, но старшина Уоло был довольно молчаливым воином, а Рина-сэмпай, что была той же третьей ступени, как и Райнос, была абсолютно другим человеком, она была честной и культурной.

Как ни глянь, Райнос и Ванбелл полностью соответствовали типу людей, которые «много гавкают, да не кусают»... Но это правда всё, что можно от них ожидать? Мне было интересно. Не знаю, везло мне или нет, но мне нечего сказать про их боевые навыки, поскольку я ни разу с ними не сражался. Но есть такая вероятность, что они с радостью принимали своё нынешнее положение после экзамена каждые три месяца... да даже сразу после вступительных экзаменов.

Естественно, причина в таком отношении была в том, что лучшие двенадцать студентов отбираются на роль камердинеров для элитных стажёров. Обычно это считается почётным занятием, но касательно Райноса и остальных, которые без сомнений были самыми гордыми в академии, было бы не удивительно специально занижать свой рейтинг, чтобы не терпеть распоряжения каких-то там наставников.

Разумеется, это была беспочвенная догадка, но на практике я почувствовал сдавливающее оледенение от вида их «стилей». Я почувствовал их запредельное самодовольство, что встречается только у знати, и огромную силу воображения, что проистекала из этого.

- Ау, Кирито. Тарелка уже пустая, - Юдзио толкнул меня локтем, и тогда-то я понял. Я тыкал вилкой в своей левой руке в салатницу, что была уже пуста. Я поспешно опустил нож, что был в правой руке, чтобы разрезать жареную рыбку, но обнаружил, что и та магическим образом пропала. Похоже, что я настолько сконцентрировался на Райносе и остальных, что не смог должным образом насладиться ужином. А это было одной из двух вещей, когда я был тут счастлив. Неужто я клюнул на их наживку?

А вторая вещь, что делала меня счастливым, была, разумеется, тренировкой в компании Рины-сэмпай, которые подошли к концу...

Нет, ещё нет. Моя работа камердинера официально закончилась сегодня, но завтра, в выходной, я выполню обещание; обещание показать свой навык мечника.

Наконец-то я вспомнил кое-что важное, отложил вилку с ножом и приблизился к Юдзио:

- Послушай, Юдзио. Я должен кое-что сказать тебе позже. После ужина пойдём со мной во двор.

- Ясно, окей. Мне было интересно, как там твой «цветочный сад», Кирито.

- Фуфу, хорошо. Точно смогу сделать это к церемонии выпуска.

- Хех, жду с нетерпением.

Мы закончили свой разговор и поднялись, прихватив с собой лотки. Мы прошли мимо компании Райноса, который продолжал тявкать, и сразу поспешили убежать дальше отсюда, испытав на себе тошнотворный звереподобный аромат, которым они надушились.

Когда мы вернули столовые принадлежности на стойку и покинули столовую, мы принялись тяжело дышать.

Колокол, что звенел недавно, зазвенел вновь, стало быть настало 6:30 вечера. Оставалось свободное время до 10:00, однако мы не могли покидать дортуар, а в 8:00 должны были вернуться в свои комнаты. Так что в это время мы могли лишь посвятить себя тренировке или учёбе — вот только у меня есть ещё одна домашняя работа, что была в моём списке дел после ужина.

В западной части дортуара (противоположной от столовой) была маленькая дверь, за которой находился небольшой сад. Он был окружён высоким металлическим забором, и хотя он не был прикрыт крышей, он считался частью дортуара.

Квадратный сад был разделён на четыре блока с цветочными грядками. На каждой грядке были свои растения, которые прорастали или уже цвели. Некоторым студентам было поручено ухаживать за ними, но эти цветы существуют не просто для любования ими. Эти четыре типа цветов были катализаторами на уроках священных искусств. Цветы садили каждые три месяца, так что плодоношение происходило круглый год. Стоит размять пальцами сушёные плоды, как из них вырвется священная сила, что необходима студентам для отработки священных умений.

Разумеется, Солнце и Земля непрестанно даруют свои ресурсы, однако в городе сила Земли была ослаблена, а сила Солнца зависела от погоды. Потому нужен надёжный источник Священной энергии, что могут использовать сто двадцать студентов круглый год, не полагаясь на естественную энергию окружения.

Как обычно бывает весной, сейчас зацвели голубые Анемоны в северо-восточном блоке. Похоже, что летом максимальный приоритет у Бархатцев, осенью у Георгин, а зимой у Кэтлеи. Говоря иначе, эти цветы были самым богатым источником Священной энергии.

За примерно 380 лет истории Underworld у каждой жизненной формы произошли свои уникальные изменения, однако каждый вид не мог измениться настолько, чтобы отличаться от своего аналога из реального мира. Я понимал значение этих цветов, но не был уверен, что они так уж сильно похожи на соответствующие цветы из реальности.

Как только эти растения начнут увядать, на них появятся шаровидные плоды. Если раздавить их, то из них польётся зелёный свет (Священная энергия)... В общем, не очень это походило на растения из настоящей жизни.

На уроках священных искусств учитель рассказывал, что помимо «четырёх великих священных цветков» существует воистину чудесный цветок «Роза», которая является усиленным источником энергии и даёт плоды много раз в год. Простые жители, да даже короли не имеют права выращивать его. Если кто-то хочет увидеть его, он должен отправиться в редкие места его произрастания в горах. Когда я услышал об этом, я понял, что ещё ни разу не видел розу, как только попал в этот мир. В таком случае, у этого цветка было обоснованное право быть изображённым на Божественном орудии.

Я продолжил любоваться анемонами, когда стремительно прошёл по крестообразному проходу и направился на запад. В конце располагался большой металлический навес, в котором были лопаты, шланг и прочие аккуратно разложенные садовые инструменты.

В отдалённом участке под навесом стоял цветочный горшок. Юдзио и я присели перед ним на корточки.

- В самом деле, он хорошо растёт. Это ведь плоды висят?

Я глубоко кивнул, как только услышал слова партнёра.

- Не получилось уже три раза. Будет здорово, если в этот раз он зацветёт.

В горшке у нас было посажено растение с шершавыми листьями, которое было почти полностью синим. Называлось оно Зефирия, и я мог догадаться, что это очень редкое растение в Underworld. Энергии оно даст немного, но зато оно получится потрясающе красивым... по крайней мере, мы так полагали. И почему же мы не знаем точно? Да потому что ни я, ни Юдзио, ни кто-либо другой в северной империи ни разу не видели настоящую зефирию.

Это растение Зефирия произрастало по ту сторону Непреодолимой стены, в западной империи. Никто в северной империи не выращивает его, и оно не растёт в диких условиях.

Существовали торговые связи между империями, и поскольку это не было чем-то элитарным, цветы в горшках были обычным делом, как и всё связанное с цветами. Но это был не тот случай. Потому что не было такого Священного долга, как «Продавец цветов», а причина его отсутствия была в том, что «раз цветы нельзя есть, то пускай они растут как пожелают. Продавать их это пустая трата Священной энергии». Есть «продавцы трав», которые садят семена на фермах, однако только четыре священных семени. Мир вращается таким образом, что эта идеология получается эффективной.

Тогда, откуда я достал этот горшок с зефирией?

- Я уверен, что это последняя пачка семян, что у тебя оставалась, так, Кирито?

Я кивнул один раз в ответ Юдзио.

- Ага... это последний наш шанс. Дядька из магазина пряностей сказал, что новая поставка будет следующей осенью.

Да, хоть и нет людей, торгующих цветами, есть люди, торгующие семенами. Если растереть семена зефирии в порошок, он будет издавать ароматный ванильный сладкий запах. Так что немного семян импортируется с Запада для каких-то десертов... это я пронюхал прошлой осенью.

К тому моменту я ещё ни разу не тратил свои деньги, заработанные в качестве стражника в Заккарии, потому я купил столько семян у торговца, сколько мог — однако у него был лишь небольшой мешок с семенами — и теперь пытаюсь вырастить их.

Было две причины, по которым я ни с того ни с сего увлёкся садоводством.

Во-первых, я решил провести эксперимент с тем, что скрыто в глубинах этого мироздания, что я именовал «системой воображения».

Торговец пряностями рассказал мне, что цветы зефирии абсолютно точно не смогут прорасти в земле Норлангарта. Я подумал использовать почву западной империи и наведался к границе в окрестностях Центории, чтобы накопать немного. Однако первое семечко, что я посадил, так и не взошло, и вскоре его Жизнь опустилась до нуля, после чего оно исчезло в цветочном горшке. Но это не было задумало людьми из реального мира, которые управляют миром Underworld. Этот цветок отличался от анемонов, кэтлеи и подобного; он не существовал в реальности.

Тогда, почему зефирия растёт в западной империи, но не в северной?

Несомненно — потому что жители этого мира непоколебимо верят в это. Воображение, что жители называют закованным знанием, приводит к тому, что это оказывает влияние на параметры «зефирии» в главной памяти. Тогда, если, вот просто, если моё воображение окажется в десять раз сильнее, чем «здравый смысл» местного населения, и я смогу вложить его в эту кучку семян, смогу ли я таким образом повлиять на их параметры, пусть и ненадолго?

Возможность превозмочь одним своим воображением силу воображения тысяч других людей звучит слишком надуманно, но по факту, что из этого может получиться?

Что я хотел побороть, так это старомодное знание, что распространялось из уст в уста на протяжении многих сотен лет. В сегодняшнем Underworld найдётся немного людей, которые будут постоянно думать «Зефирия может расти только в западной империи!»... или же таких людей вовсе не сыщется. Так что можно предположить, что параметры этого цветка в главной памяти не должны быть полностью заморожены.

Тогда, если я буду повторять это каждый день, если буду направлять своё воображение на него... Нет, если я буду молиться о том, чтобы цветы расцвели, смогу ли я побороть этот старомодный здравый смысл?

С такими мыслями с прошлой осени я принялся поливать эти цветы водой и своим воображением.

Первый раз был неудачным, провал случился и во второй раз. Но в третий раз семя проросло на пять миллиметров. Росток уже начал увядать, но этого уже было достаточно, чтобы осознать прорыв через стену «невозможного». Я высыпал в землю оставшиеся семена для четвёртого эксперимента и стал приходить сюда каждый день, утром перед занятиями, после ужина вечером, я приходил сюда и нашёптывал им, стараясь каждый раз сосредоточиться сильнее, чем в предыдущий. Я шептал им: Вы определённо обязаны проклюнуться, вырасти и зацвести.

Недавно, когда я в очередной раз бурчал свои слова, от тонкого ростка пошло размытое свечение. Как ни посмотри, возможно, что-то у меня было с глазами... или моё воображение разыграло меня, но я верил, что все двадцать три семечка в цветочном горшке обязательно вырастут в прекрасные цветки.

- Вот, Кирито, я принёс воды.

- Ага... прости.

Похоже, что Юдзио наполнил лейку водой, пока я рассиживался перед горшком. Я поблагодарил его и принял её, а мой партнёр улыбнулся и сказал:

- Кстати говоря, я знаю тебя уже два года, но я не знал, что ты таким интересуешься.

- Ага. Ну, в общем... вообще-то, я толком не знаю, почему...

Это был первый пришедший в голову ответ, и я не вкладывал в него никакого смысла. Однако выражение лица Юдзио изменилось, и он приблизился ко мне.

- Неа, это признак того, что ты восстанавливаешь свою память. Вероятно, ты выращивал цветы у себя дома перед тем, как появиться около Рулид, Кирито... или твой Священный долг был чем-то подобным.

Услышав это, я мог лишь тупо смотреть ему в лицо. Потом я поспешно прочистил горло и сказал:

- Я..ясно... но с чего бы? Я совсем ничего не знаю о растениях. Всё, что я знаю, я выучил от строгальщика Миллера и остальных.

Я чуть было не забыл о том, что я «потерянное дитя Вектора»… Человек, память которого была похищена Тёмным богом Вектором, и который был выброшен вдали от своей деревни. В академии моё место рождения было записано как Рулид, так что только Юдзио был в курсе о моей истинной «сути». К тому же, он в последнее время не упоминал о моей памяти, потому я стал думать, что уже никогда не вспомнит об этом — похоже, это было не так.

Услышав такой ответ, Юдзио слегка кивнул и ничего не ответил, переведя взгляд на цветочный горшок.

- Ладно, поторопись и полей его. Они просят нас поторопиться.

- О, ты теперь можешь слышать, что они говорят, Юдзио-кун?

- Конечно, ведь я забочусь о них вместе с Кирито-куном.

Это всё было шутки ради, и я встал перед горшком с лейкой наизготове, нашёптывая в своём сердце:

...Горшок мал, но это наша собственная страна. Тебе ничто не угрожает. Вам нужно греться на солнце, впитывать влагу и показать качающиеся цветки.

Я постарался зарядить своим воображением воду в лейке и закачал правой рукой. Капли воды приземлились на голубоватый стебелёк и листья зефирии, смачивая их, скатились вниз и растворились в чёрной грязи.

В тот миг я увидал слабое сияние, окружившее двадцать три черешка.

Это игра воображения как раньше? Или — подумал я и посмотрел на Юдзио, но тот закрыл свои глаза и не мог этого увидеть. Когда я вернул взгляд на горшок, слабый белый свет исчез без следа.

Мне было по-настоящему жаль Юдзио, который возился тут ради моей затеи (эксперимент в качестве оправдания), но я никогда не говорил ему, что это зефирия. Он думал, что это какие-то неведомые семена, что я купил на рынке.

Причина, по которой я не рассказал ему это, была в страхе, что его здравый смысл разрушит силу моего воображения. Целью моего эксперимента была не борьба со своим партнёром, и это точно не было моей прихотью. Честно говоря, я боялся этого и во времена экзаменов в академии, когда мы могли стать оппонентами...

- Слушай, Кирито...

Внезапно меня позвал мой партнёр, распахнувший глаза. Я инстинктивно развернулся к нему, и хотя его голос точно не был плодом моего воображения, следующая его фраза совершенно не соответствовала моим ожиданиям.

- Кирито. Если ты полностью восстановишь свою память, что ты сделаешь?

- Эээ? Что я должен сделать? Что ты имеешь ввиду?

- Смотри, Кирито, ты упорно трудишься, отрабатываешь навыки обращения с мечом в академии... чтобы, в конце концов, стать Рыцарем Всецелого. Тебе всего лишь нужно сопроводить меня на пути к моей цели, ведь это так? Моя цель это попасть к Алисе, которую забрала Церковь аксиом восемь лет назад, но... если ты восстановишь свою память и будешь думать о своём родном месте...

...Ты ведь определённо захочешь вернуться?

Юдзио не проговорил, вместо этого он спросил это взглядом.

Хочу ли я вернуться в своё родное место? Естественно, мой ответ был бы «да». Однако такого места нет в Underworld. Место, в котором мой дом, где многие ждут меня, находится в стране под названием Япония, которая лежит за пределами этого мира.

Если я хочу отсоединиться, я должен найти сисадмина, или системную консоль, или что-то вроде этого. И если задуматься о возможном местонахождении такого объекта, то, несомненно, это будет Центральный Собор Церкви аксиом в Центории. Таким образом, причина моего желания стать Рыцарем Всецелого была абсолютно другой, если сравнивать с Юдзио.

Я пересилил себя, чтобы не рассказать всё своему партнёру, нет, своему доброму другу; вложил пустую бутыль ему в левую руку и похлопал его по спине освободившейся правой рукой, после чего тихо проговорил:

- Нет, даже если ко мне вернётся память, я не вернусь туда. Я уверен, что я был «мечником» до того, как это случилось... Даже если я люблю выращивать цветы, разве от этого моя конечная цель изменится? Цель попасть на Чемпионат Четырёх Империй?

- …

От моих слов спина Юдзио слегка дрогнула.

Сидя на корточках, он низко опустил свою голову с льняными волосами и сказал едва слышимым голосом:

-...Я в самом деле слабый человек. Если бы я не встретил тебя, я бы до сих пор махал топором каждый день. Я бы цеплялся за свой Священный долг как за оправдание того, что я не в силах покинуть деревню... и, в конце концов... я забыл бы Алису, - Юдзио уставился на кирпич подле себя и стал выливать свои внутренние переживания детским голосом. - То же самое было, когда я стал стражником в Заккарии, и когда я получил возможность отправиться в Центорию, чтобы поступить в Академию мастеров меча. Я смог сделать всё это только потому, что рядом был ты, Кирито. Так что хотя бы... я должен быть таким же сильным, как ты, когда мы закончим академию, вот что я думал. Но когда ты сказал, что не отправишься домой, даже если вернёшь свою память... я почувствовал на какое-то время облегчение...

Моя рука дёрнулась.

Я усмирил свою правую руку и принялся бормотать в своих мыслях, как делал только что для цветов. Ты сильный, это ты поставил цель покинуть деревню и отправиться в этот мир, что полон бесконечных законов, правил и прочих ограничений.

- Я говорю... послушай, я не смогу отправиться в Централ в одиночку, - сперва пробурчав это в своём сердце, я произнёс это вслух. - Я не знаю пути, я не в силах запомнить все законы империи... и что немаловажно, у меня нет ни единого шира. Причина, по которой мы добрались так далеко, в том, что мы были вместе. Точно так же будет и далее. Если мы не будем работать вместе, мы не сможем одолеть всех этих знатных парней и девушек, и элитных имперских рыцарей, которые учатся сражаться с момента, когда они учатся ходить. Слишком поздно для тяжёлой работы одиночки, чтобы стать Рыцарем Всецелого.

- …

Даже после моих слов Юдзио сохранял молчание. Но спустя немного времени он прошептал в ответ:

- Ага... Ага, так и есть. Мы поступали так всегда по пути сюда. Так что мы должны пробиться к этой белой башне.

- Ага. Чтобы сделать это, мы должны занять верхние места среди двенадцати лучших студентов по результатам экзамена в этом месяце... Оставляя в стороне практические навыки, я ещё плохо понимаю Священные умения... Объясни мне всё доходчиво, когда мы вернёмся в свою комнату.

- Ха-ха, хорошо. Тогда мы снова возьмёмся за «сжатую энергию».

- Сорт-Сорта, - я похлопал Юдзио по спине и поднялся.

Юдзио, что поднялся немного погодя, оставил на лице привычную спокойную улыбку. В тот момент мой партнёр наклонил голову вбок и будто вспомнил что-то важное.

- Кстати говоря, что ты хотел сказать мне в столовой?

- Эээ... Ааа... Ааа! Я почти забыл, что хотел сказать, - я развернулся к нему и спросил своим привычным тоном. - Юдзио, можешь одолжить мне Синюю розу до завтра?

- Хммм, окей, - искренне согласился Юдзио, кивнув, и наклонил голову вбок. - Но почему? Разве ты не говорил, что лучше будешь заниматься с деревянным мечом, потому что почувствовал, что твои ощущения могут притупиться?

- То, что я сказал... дело вот в чём. Я обещал Рине-сэмпай показать свои лучшие навыки обращения с мечом в нашу последнюю встречу. С деревянным мечом я смогу применить навык только из двух последовательных ударов.

- О, вот как обстоит дело. В таком случае, ты должен показать стиль Айнкрад во всей красе. Ты можешь использовать Синюю розу, но..., - в тот момент Юдзио прервался и продолжил немного недоумённо. - Слушай, Кирито, ты забыл? Завтрашний выходной будет тем самым днём.

- Эээ? Что такого с этим днём?

- Эй, эй, это 6 марта. Ты так ждал его.

- А... ага... Вон оно что. День, когда та штука будет закончена? Ну, не то что бы я забыл... просто не думал, что потребуется целый год...

- Так ты не забыл или как? - Юдзио посмеялся и снова меня спросил. - Так что насчёт этого, Синяя роза или?..

- Нет, я хочу использовать мой собственный меч. Похоже, Стасия-сама в самом деле направляет меня. Ты сказал, что предоставишь мне меч, прости.

- Всё в порядке. А пока давай вернёмся в свою комнату. Я поучу тебя как следует, пока свет не погас.

- Про-прошу, пощади меня.

Я вернул канистру под навес и побежал догонять Юдзио, который уже вышел.

Развернувшись, я бросил последний взгляд на цветочный горшок. Маленький энергичный побег, указывающий в ночное небо, обзавёлся мелкой почкой, на которой повисла капелька воды.

Вторая причина, по которой я решил выращивать зефирию для этого эксперимента — честно говоря, я колебался каждый раз, когда думал об этом.

Потому что причина была немного, нет, довольно-таки смущающей.

 





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2015-10-01; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 381 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Велико ли, мало ли дело, его надо делать. © Неизвестно
==> читать все изречения...

1443 - | 1121 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.009 с.