Лекции.Орг


Поиск:




Повествующая о том, как Лу Чжи‑шэнь с корнем вырвал плакучую иву и как Линь Чуна обманом ввели в Зал белого тигра




 

Нужно вам сказать, что главарями этой шайки были самые пронырливые бездельники, жившие за воротами Суаньцзао. Одного из них по имени Чжан‑сань прозвали «Крыса, перебегающая улицу», другой был Ли‑сы, по прозвищу «Змея в траве». Вот они выступили вперед и направились к Чжи‑шэню.

Лу Чжи‑шэнь приблизился были к яме, но заметил, что толпа все так же неподвижно стоит возле ямы. Тем временем Чжан‑сань и Ли‑сы в один голос стали выкрикивать:

– Духовный отец! Мы пришли сюда принести вам свои поздравления.

– Раз вы мои соседи, – отвечал Лу Чжи‑шэнь, – прошу вас войти в дом.

Чжан‑сань и Ли‑сы опустились на колени, ожидая, что Чжи‑шэнь, как полагается, подойдет к ним и поможет подняться. Тогда‑то они и осуществят свои замыслы.

Но в душу Лу Чжи‑шэня уже закралось сомнение, и он подумал: «Видно, это не порядочные люди, а какие‑то проходимцы. Почему они не хотят подойти поближе? Уж не помышляют ли столкнуть меня в яму?.. Ну, не сдобровать же им, если они вздумают засунуть голову в пасть тигра! Ладно! Сам подойду к ним, – пусть познакомятся с моими кулаками!»

Широко ступая, он приблизился к толпе.

– Мы, ваши ничтожные братья, – заговорили Чжан‑сань и Ли‑сы, – хотим засвидетельствовать вам свое почтение, учитель!

С этими словами они стали наступать па него, решив, что один схватит Чжи‑шэня за левую ногу, а другой за правую. Но Лу Чжи‑шэнь не стал ждать и так наподдал Ли‑сы правой ногой, что тот кубарем полетел в яму. Чжан‑сань хотел было улизнуть, но Лу Чжи‑шэнь и его настиг ударом левой ноги; так оба мошенника очутились в грязной яме. Остальные молодчики даже рты раскрыли от изумления и испуга и приготовились бежать. Но Лу Чжи‑шэнь закричал:

– Кто двинется с места – попадет в яму!

После этого никто уже не решился бежать. Им пришлось наблюдать, как Чжан‑сань и Ли‑сы барахтались в мутной жиже. Яма была очень глубока, и бездельники с головы до ног были облеплены всякой мерзостью; на голове у них шевелились черви.

– Учитель, прости нас! – взмолились они, барахтаясь в грязи.

– Эй вы, мошенники! – загремел Лу Чжи‑шэнь. – Живее помогайте своим дружкам! Прощаю вас всех!

Бродяги помогли своим приятелям выбраться из ямы и потащили их к решетке, на которой стоял кувшин из тыквы, наполненный водой. Но от негодяев шло такое зловоние и они были до того грязны, что к ним невозможно было подойти.

Лу Чжи‑шэнь разразился хохотом и сказал:

– Эх вы, дурачье! Идите вымойтесь в пруду на огороде; а потом приходите ко мне: я хочу с вами поговорить.

Когда Чжан‑сань и Ли‑сы помылись, приятели напялили на них свою одежду – кто что мог. Затем Лу Чжи‑шэнь снова позвал их:

– Заходите все и рассаживайтесь. Мне надо сказать вам кое‑что!

Усевшись, Лу Чжи‑шэнь начал так:

– Смотрите вы, окаянная шатия, не вздумайте еще раз выкинуть подобную штуку! Надо быть последним негодяем, чтобы решиться прийти сюда и позволить себе такую наглую выходку!

Тогда Чжан‑сань и Ли‑сы, а за ними и все остальные встали перед Лу Чжи‑шэнем на колени и сказали:

– Мы, недостойные, как и весь наш род, испокон веков жили в этих местах, добывая на кусок хлеба азартными играми и попрошайничеством, и в этом огороде находили себе пропитание. Хотя монастырь не раз пытался откупиться от нас деньгами, ничего из этого не выходило. Откуда же вы явились, учитель? Вы обладаете невероятной силой! Мы прежде никогда не видели вас в монастыре, но хотели бы, чтобы с сегодняшнего дня вы стали нашим главарем.

– Раньше я был командиром пограничного управления на западе в Яньаньфу – отвечал Лу Чжи‑шэнь. – Служил у большого военачальника, но так как пришлось убить немало людей, я решил уйти из мира. Сюда я пришел с горы Утай. Фамилия моя Лу, монашеское имя Чжи‑шэнь. Ваша шайка в двадцать – тридцать человек для меня ничто; я мог бы проложить себе путь и сквозь тысячное вражеское войско.

Слова эти вызвали восторженные возгласы бездельников; затем они почтительно поклонились и ушли. Тогда Лу Чжи‑шэнь вернулся в свою сторожку, постлал постель и лег спать.

На следующий день вся шайка держала совет. Было решено собрать деньги на покупку десяти кувшинов вина и заколоть свинью. Затем они отправились к Лу Чжи‑шэню и попросили у него разрешения устроить пир в его честь.

На пиру они усадили Лу Чжи‑шэня на почетное место, в центре, а сами сели по обе стороны от него. Когда все разместились, Лу Чжи‑шэнь спросил:

– Чего ради вы так потратились?

– Мы счастливы, что нашим вожаком стал такой человек, как вы, учитель! – отвечали ему бездельники.

Лу Чжи‑шэню этот ответ пришелся по вкусу. Когда все изрядно выпили, за столом стало очень оживленно: кто пел, кто рассказывал истории, а некоторые просто хлопали в ладоши от удовольствия и хохотали.

В самый разгар веселья пирующие вдруг услышали снаружи карканье старого ворона: «Кар‑кар‑кар!» Этот зловещий крик, который, по народному поверью, предвещает ссоры и разлад между людьми, вызвал большое замешательство среди бездельников. Чтобы предотвратить несчастье, они, как полагалось в подобном случае, стали стучать зубами и разом произнесли заклинание: «Пусть все сутяжники и смутьяны взлетят на воздух, а драчуны и забияки провалятся сквозь землю!»

– Какого черта вы заволновались? – спросит Лу Чжи‑шэнь.

– Да вот старый ворон кричит, – ответили они, – как бы не накаркал беды.

– Откуда вы это взяли? – спросил Лу Чжи‑шэнь.

Находившиеся поблизости монастырские работники, смеясь, объяснили ему, что на зеленой иве у забора вороны свили себе гнездо и теперь каркают с утра до вечера.

– Давайте подставим лестницу и разорим это гнездо, – предложил кто‑то.

– Правильно! – поддержали другие. – Пошли!

Лу Чжи‑шэнь был немного пьян, вместе со всеми вышел проветриться и действительно увидел на иве воронье гнездо.

– Несите лестницу! – снова раздались крики. – Мы сейчас разорим гнездо, все спокойнее будет.

– Я могу и так взобраться, – предложил Ли‑сы. – Не надо никакой лестницы!

Подумав немного, Лу Чжи‑шэнь подошел к дереву и снял с себя рясу. Затем он опустил правую руку вниз, наклонился вперед, обхватил ствол левой рукой и, вдруг выпрямившись, с корнем вырвал дерево из земли.

При виде такого зрелища разбойники упали перед ним на колени и, отвешивая земные поклоны, воскликнули:

– Учитель! Вы не простой смертный. Вы всесильны, как бог. Разве может простой смертный вырвать дерево с корнем?

– Да это же сущий пустяк! – ответил Лу Чжи‑шэнь. – Завтра я покажу вам свое военное искусство и уменье владеть оружием.

Время было уже позднее, и бездельники покинули огород. С этого дня они во всем старались угодить Лу Чжи‑шэню. Они приносили вино и мясо, приглашали Лу Чжи‑шэня отведать их угощенье и с интересом смотрели, когда он показывал им приемы фехтования и борьбы.

Так прошло несколько дней. Однажды Лу Чжи‑шэнь подумал: «Каждый день я ем у них мясо и пью вино. Устрою‑ка я им пир».

Он послал в город работников купить несколько цзиней фруктов и три‑четыре меры вина; затем приказал заколоть свинью и зарезать овцу. Дело было в конце третьего месяца, погода стояла жаркая, и поэтому Лу Чжи‑шэнь велел расстелить камышовые циновки прямо под деревьями.

После этого он пригласил всех бездельников, усадил их в круг и пригласил есть и пить вволю, а работники все подносили вино и фрукты.

Когда веселье уже было в полном разгаре, бездельники обратились к Лу Чжи‑шэню:

– Все эти дни, учитель, мы любовались вашей силой и ловкостью, но ни разу не видели, как вы владеете боевым оружием. Доставьте нам, духовный отец, сегодня такое удовольствие.

– Что же, это дело, – согласился Лу Чжи‑шэнь.

Он пошел в сторожку и принес оттуда свой железный посох длиной в пять чи, а весом в шестьдесят два цзиня. Бездельники так и ахнули.

– Этим посохом может владеть лишь тот, у кого сила буйвола, – говорили они между собой.

Тогда Лу Чжи‑шэнь взял у них посох и начал вертеть им во все стороны, перебрасывая из одной руки в другую, да так быстро, что в воздухе поднялся свист. Все движения его были четкими и точными. Бездельники громкими возгласами выражали ему свое одобрение.

В тот момент, когда посох, как живой, носился вокруг Лу Чжи‑шэня, последний вдруг заметил, что какой‑то военный наблюдает за ним из‑за стены, окружающей огород. Выражая свое одобрение, человек этот громко воскликнул:

– Какое мастерство!

Лу Чжи‑шэнь сразу же прекратил свои упражнения и обернулся к незнакомцу.

На голове у военного была повязка из темного шелка с двумя концами, завязанными в виде рогов; сзади повязка была скреплена двумя застежками из белого нефрита, а сбоку свисала нитка драгоценных бус. На нем был боевой халат из зеленого полосатого шелка без подкладки, с ткаными узорами из круглых цветов. Пояс из бобровых шкурок был украшен серебром и черепахами. Обут он был в высокие черные сапоги формы выдолбленной тыквы, а в руках держал сложенный бумажный сычуаньский веер. Голова его походила на голову барса, с большими круглыми глазами, толстая шея напоминала шею ласточки, а редкие усы были, как у тигра. Рост его достигал восьми чи; на вид ему было лет около сорока.

– Разве может простой монах так владеть оружием? – воскликнул незнакомец.

– Ну уж если военный наставник хвалит, – заговорили все, – то это и вправду хорошо!

– Кто этот военный? – спросил Лу Чжи‑шэнь.

– Его зовут Линь Чун. Он наставник по фехтованию восьмисоттысячного войска, – ответили бездельники.

– Почему бы ему не зайти сюда и не познакомиться с нами? – спросил Лу Чжи‑шэнь.

Наставник фехтования Линь Чун перепрыгнул через забор, подошел к деревьям и познакомился с Лу Чжи‑шэнем.

– Дорогой учитель, – сказал Линь Чун, откуда вы прибыли и как ваше почтенное монашеское имя?

– Зовут меня Лу Да. Я из Западных районов, – ответил Лу Чжи‑шэнь. – И так как я убил немало людей, то решил покинуть мир и стать монахом. В молодые годы мне приходилось бывать в Восточной столице. Там я познакомился с вашим почтенным отцом.

Линь Чун, польщенный этим, тут же предложил Лу Чжи‑шэню побрататься и отвесить друг другу полагающиеся по обычаю поклоны.

– Что же привело тебя сегодня к нашему огороду? – поинтересовался Лу Чжи‑шэнь.

– Я шел с женой в кумирню выполнить данный мной обет и возжечь благовония, но, когда увидел, как ты проделываешь свои упражнения, отправил жену в кумирню со служанкой Цзинь‑эр, а сам решил остаться здесь. Вот уж не думал, что повстречаюсь здесь с тобой, дорогой друг мой!

– Когда я прибыл сюда, – сказал Лу Чжи‑шэнь, – то никого не знал. Потом я познакомился с этой компанией, и с ней провожу все дни. А теперь и ты не только не погнушался знакомством со мной, но даже и побратался. До чего же все хорошо получилось!

Он тут же распорядился принести еще вина, чтобы потчевать гостя. Но не успели они выпить по три чашки, как Линь Чун заметил свою служанку. Красная от возбуждения, она появилась в проломе стены и крикнула:

– Господин! Скорее на помощь! С вашей женой в кумирне случилась беда.

– В чем дело? – всполошился Линь Чун.

– Когда мы выходили из храма и спускались по лестнице, – ответила служанка Цзинь‑эр, – мы встретились с каким‑то дурным человеком, который преградил госпоже дорогу и не давал пройти.

– Извините меня! Я должен оставить вас, но я еще приду, – произнес Линь Чун, сильно взволнованный.

Простившись с Лу Чжи‑шэнем, он мигом выпрыгнул в пролом стены и вместе с Цзинь‑эр побежал к храму.

Там они увидели толпу людей с арбалетами, трубами и бамбуковыми палками. Все они собрались у террасы. На лестнице, спиной к подходившим, стоял молодой человек, преграждавший дорогу жене Линь Чуна.

– Подождите немного, – говорил он, – я хочу поговорить с вами!

– Как вы смеете перед всем честным народом издеваться над порядочной женщиной? – кричала жена Линь Чуна.

Лицо ее пылало от гнева и стыда. Линь Чун быстро подбежал к ним, схватил неизвестного за плечо и, повернув к себе, закричал:

– Знаешь ли ты, что оскорбить жену порядочного человека – это преступление?!

Но, когда Линь Чун уже занес руку и готовился ударить юношу, он узнал в нем молодого господина Гао – приемного сына своего начальника Гао Цю.

Когда Гао Цю достиг высокого положения в обществе, он, не имея собственных детей, которые были бы ему опорой под старость, решил кого‑нибудь усыновить. В приемные сыновья он выбрал юношу, который приходился ему двоюродным братом, поэтому‑то Гао Цю и полюбил его, как родного.

Пользуясь его привязанностью, а также тем, что его приемный отец занимал высокое положение, молодой шалопай бесчинствовал вовсю. Его любимым занятием было позорить и бесчестить чужих жен и дочерей. Все население столицы боялось его, и никто не осмеливался вступать с ним в пререкания. Его прозвали «Забияка».

Когда Линь Чун узнал молодого господина Гао, его рука невольно опустилась, А молодой человек сказал:

– Линь Чун! Почему вы вмешиваетесь не в свое дело?

Молодой человек не знал, что эта женщина была женой Линь Чуна, в противном случае он не стал бы так себя вести. Но, видя, что Линь Чун стоит в нерешительности, он осмелел. Люди же из свиты молодого Гао, заметив, что дело принимает плохой оборот, окружили спорящих и, обращаясь к Линь Чуну, заговорили:

– Господин наставник фехтования, не сердитесь на молодого господина, он не знал, что это ваша супруга. Он, конечно, виноват перед вами!

Но гнев Линь Чуна еще не прошел, и он свирепо смотрел на молодого Гао. Тем временем собравшиеся люди успокаивали Линь Чуна, в то же время уговаривая Гао покинуть кумирню. Вскоре Гао и его свита сели на лошадей и ускакали.

Линь Чун с женой и служанкой также вышли из кумирни и тут же на улице увидели Лу Чжи‑шэня. Держа в руках железный посох, он со всех ног бежал к кумирне во главе шайки бездельников.

– Куда ты, брат? – крикнул Линь Чун, завидев его.

– Я спешу тебе на помощь, чтобы расправиться с этим проходимцем, – ответил Лу Чжи‑шэнь.

– Это был сын Гао Цю, – сообщил Линь Чун. – Он не узнал моей жены и потому вел себя неподобающим образом. Я чуть не избил его, но если бы я это сделал, то оскорбил бы его отца. В древности говорили: «Не так бойся самого чиновника, как его власти». Я не хотел навлечь на себя неприятностей и потому отпустил этого молодого человека.

– Что ты побоялся своего начальника, это понятно. Ну, а мне нечего его бояться! Если я еще раз встречу этого мерзавца, то угощу его тремястами ударами моего посоха, – заявил Лу Чжи‑шэнь.

– Ты, конечно, прав, – стал успокаивать его Линь Чун, заметив, что его друг сильно пьян, – но меня уговорили простить этого человека.

Однако Лу Чжи‑шэнь не унимался:

– Если у тебя будут неприятности, обязательно позови меня, я тебе помогу.

Сопровождавшие Лу Чжи‑шэня бездельники, видя, что он пьян, увещевали его:

– Учитель, пойдемте домой, – завтра мы сведем с ними счеты.

Лу Чжи‑шэнь поднял свой посох и обратился к жене Линь Чуна:

– Не осуждайте меня, госпожа, и не смейтесь надо мной. Надеюсь, завтра мы снова встретимся.

Тут он простился и ушел со своими бездельниками.

Линь Чун с женой и служанкой также отправился домой, но на душе у него было неспокойно.

А теперь вернемся к молодому Гао. После того как он увидел жену Линь Чуна и в сопровождении своей свиты вынужден был уехать ни с чем, его словно сглазили, и он в грустном настроении вернулся домой.

Прошло дня два‑три. Приятели по‑прежнему навещали Гао, стараясь развеселить его, но, видя, что душу молодого господина тяготит какая‑то забота и что он не находит себе места, оставили его в покое.

Одного из приятелей Гао звали Фу Ань. Этот человек понял, что мучило его господина, и из всей компании он единственный оставался возле него, готовый помочь в любом деле.

Однажды, заметив, что Гао сидит в библиотеке и ничего не делает, он подошел к нему и сказал:

– Вы похудели и даже изменились в лице, молодой господин! Вы стали грустны, видно, на сердце у вас какое‑то горе!

– Почему ты так думаешь? – спросил молодой Гао.

– Я догадался, что вас печалит, – ответил Фу Ань.

– Что же, по‑твоему, меня тревожит? – спросил Гао.

– Вы думаете о женщине, имя которой состоит из двух иероглифов, изображающих дерево, – ответил Фу Ань, – ее зовут Линь! Ну как, отгадал?!

– Верно! – рассмеялся молодой господин. – Но что же мне делать? Я никак не могу заполучить ее!

– Да что же тут трудного?! – сказал Фу Ань. – Молодой господин, правда, не решится оскорбить Линь Чуна, человека отважного. Но ведь человек этот находится на службе у вашего отца и должен выполнять любое его распоряжение. Как же он посмеет не подчиниться своему начальнику? За неповиновение в малом деле начальник имеет право заклеймить его и отправить в ссылку, а за неповиновение в серьезном деле подчиненный может поплатиться жизнью. Я знаю, как устроить все это.

– Я видел много красивых женщин, – ответил молодой Гао, – и, сам не знаю, почему полюбил именно ее; меня словно заколдовали. Поэтому‑то ничто меня не радует и сердце гложет тоска. Открой мне свой план! Если ты поможешь мне заполучить красавицу, я щедро награжу тебя.

– В вашем доме есть один человек по имени Лу Цянь, который очень дружен с Линь Чуном. Отправляйтесь завтра в дом Лу Цяня и спрячьтесь в одной из внутренних комнат; да позаботьтесь о том, чтобы там заранее было приготовлено вино и закуски. Лу Цяню прикажите пригласить Линь Чуна куда‑нибудь подальше, в кабачок. Немного спустя мы пошлем в дом Линь Чуна человека, который скажет его жене: «Ваш муж сейчас пирует с Лу Цянем. Что‑то рассердило его настолько, что от ярости он потерял сознание и лежит замертво в верхних комнатах дома Лу Цяня». Это заставит женщину отправиться туда, чтобы взглянуть, что случилось. Так мы и заманим ее наверх. А сердце женщины не камень! Когда она увидит вас, господин, такого красивого и обворожительного, да еще когда вы скажете ей несколько ласковых слов, она, конечно, не устоит. Ну, как вы находите мой замысел? – закончил свою речь Фу Ань.

– Здорово придумано! – обрадовался молодой Гао. В тот же вечер он вызвал слугу и послал его за Лу Цянем, который жил в доме напротив.

На следующий день они еще раз обсудили весь план. Лу Цянь сразу же на все согласился, да он и не мог ослушаться молодого господина, если бы даже ему пришлось отказаться от старой дружбы.

Продолжим же нашу историю. Мрачный и встревоженный Линь Чун целыми днями сидел дома, белый свет стал ему не мил. Однажды утром он услышал, как кто‑то у дверей спрашивает:

– Дома наставник фехтования?

Линь Чун вышел посмотреть, кто пришел, и увидел Лу Цяня.

– А, Лу Цянь, какими судьбами?

– Я пришел навестить тебя и потолковать, – ответил Лу Цянь. – Что случилось, почему уже несколько дней тебя не видно?

– Тяжело у меня на сердце, вот и не хочется выходить из дому, – отвечал Линь Чун.

– А я решил вытащить тебя. Пойдем, выпьем несколько чашек вина. Может быть, и тоску твою разгоним, – продолжал Лу Цянь.

– Присаживайся, выпьем чаю, – ответил Линь Чун. Попив чаю, они поднялись со своих мест, и Лу Цянь, обращаясь к жене Линь Чуна, объявил:

– Мы пойдем с Линь Чуном выпить несколько чашек вина.

На это жена Линь Чуна из‑за дверной занавески ответила:

– Дорогой мой! Смотри, поменьше пей да скорее возвращайся!

После этого Линь Чун и Лу Цянь вышли из дому, немного побродили по улицам, и тут Лу Цянь сказал:

– Да что нам идти ко мне. Давай‑ка лучше зайдем в кабачок и выпьем там парочку чашек вина.

Они вошли в кабачок и поднялись наверх. Тут они уселись за стол, позвали слугу и заказали два кувшина лучшего вина и хорошую закуску.

Понемногу у них завязалась беседа, и Линь Чун невольно вздохнул.

– О чем ты, брат, вздыхаешь? – спросил Лу Цянь.

– И говорить про это не стоит, дорогой брат! – ответил Линь Чун. – К чему человеку способности, если нет такого начальника, который сумел бы их оценить. Приходится подчиняться какому‑то ничтожеству и сносить всякие оскорбления. Это меня и гнетет!

– Среди восьмисоттысячного войска имеется несколько наставников фехтования, но разве хоть один из них может равняться с тобой, брат мой? – сказал Лу Цянь. – Командующий также ценит тебя. Кто же мог оскорбить тебя?

Тогда Линь Чун рассказал о ссоре, что произошла у него с молодым Гао несколько дней тому назад.

– Но ведь молодой господин не знал, что это твоя жена, – сказал Лу Цянь, – не сердись на него, дорогой друг! Давай‑ка лучше выпьем еще.

После того как Линь Чун осушил восемь‑девять чашек, он почувствовал потребность выйти. Поднявшись, он сказал:

– Я сейчас приду, схожу только оправлюсь.

Спустившись с лестницы, он вышел из кабачка и завернул в переулок с восточной стороны. Справив свою нужду, он хотел возвратиться, когда вдруг увидел свою служанку Цзинь‑эр, с криком бросившуюся к нему:

– Господин, я с ног сбилась, разыскивая вас, а вы, оказывается, здесь?

– Что случилось? – встревожился Линь Чун.

– Не прошло и часа после того, как вы ушли с Лу Цянем, – сказала Цзинь‑эр, – как вдруг какой‑то человек быстро подошел к нашему дому и сказал: «Я сосед господина Лу Цяня. Они выпивали, и с вашим мужем что‑то случилось. Он почти без чувств лежит на полу, идите, госпожа, быстрее». Услышав это, госпожа тут же попросила соседку старушку присмотреть за домом, а сама вместе со мной отправилась вслед за этим человеком. Тот дом оказался против дома командующего, только немного дальше по улице. Поднявшись наверх, мы увидели на столе вина и закуски, но вас там не было. Едва мы собрались сойти вниз, как вдруг увидели того самого молодого человека, который несколько дней тому назад приставал к вашей жене в кумирне. Он вошел и сказал: «Госпожа, посидите немного. Ваш муж сейчас придет!» Как только я увидела его, то сразу же бросилась вниз по лестнице и, убегая, слышала, как ваша жена зовет на помощь. Вот почему я ищу вас по всем улицам! Аптекарь Чжан навел меня на ваш след. Он сказал мне, что видел, как вы с кем‑то вошли в кабачок и здесь выпиваете. Пойдемте же, господин, быстрее!

Услышав это, Линь Чун взволновался. Не обращая больше внимания на Цзинь‑эр, он помчался к дому Лу Цяня и вихрем взлетел наверх. Дверь в комнату была заперта, но он слышал, как его жена громко кричала:

– Какое вы имеете право держать меня здесь и позорить перед всем светом, меня – жену порядочного человека?!

Вслед за тем он услышал голос молодого человека:

– Госпожа, пожалейте меня! Даже человек с каменным сердцем – и то смягчился бы.

– Жена! Открой дверь! – крикнул Линь Чун с лестницы.

Услышав голос мужа, женщина бросилась отворять дверь. Молодого Гао охватил страх, и он, распахнув окно, выскочил во двор, перепрыгнул через стену и убежал прочь. Когда Линь Чун ворвался в комнату, Гао там уже не было.

– Этот мерзавец обесчестил тебя?! – спросил он жену.

– Нет, не успел! – ответила она.

Линь Чун разнес вдребезги все, что нашел в комнате, свел жену вниз по лестнице и, выйдя из дому, осмотрелся кругом. Все соседи позакрывали свои двери. Около крыльца их встретила только Цзинь‑эр, и вместе с ней они отправились домой.

Придя к себе, Линь Чун схватил кинжал и сейчас же побежал обратно в кабачок, где рассчитывал еще застать Лу Цяня, но того и след простыл. Тогда он отправился к воротам дома Лу Цяня и подкарауливал его там до глубокой ночи, но, не дождавшись, вернулся домой. Жена Линь Чуна старалась успокоить своего мужа.

– Не принимай этого так близко к сердцу, – говорила она, – ему ведь ничего не удалось со мной сделать!

– Какая же скотина этот Лу Цянь! – возмущался Линь Чун. – Сам предложил мне побрататься с ним, а, оказывается, пришел сюда, чтобы обмануть меня. Боюсь, что мне не удастся отомстить молодому Гао, но этому‑то мерзавцу не сносить головы!

Жена всеми силами старалась унять его и ни за что не хотела выпускать из дому.

Лу Цянь же спрятался в доме командующего и не решался вернуться к себе домой. Линь Чун трое суток тщетно ждал Лу Цяня у его ворот. Вид у Линь Чуна был такой свирепый, что ни один из слуг командующего не осмелился обратиться к нему.

На четвертый день в полдень к Линь Чуну пришел Лу Чжи‑шэнь.

– Куда это ты пропал, дорогой друг? – спросил он первым делом.

– Эти дни я был немного расстроен, – отвечал ему Линь Чун, – и не имел возможности тебя навестить. Но раз сегодня ты оказал мне честь своим посещением, мы должны распить несколько чашек вина. Извини только, что у нас так скромно, я не знал, что будет гость, и не приготовился. А может быть, мы пройдемся немного по городу, а потом зайдем в какой‑нибудь кабачок? Что ты на это скажешь?

– Прекрасно! – воскликнул Лу Чжи‑шэнь.

Они отправились в город и целый день пили. Вечером они условились, что на следующее утро увидятся снова. Теперь они встречались каждый день и отправлялись вместе пьянствовать. Постепенно Линь Чун начал забывать о неприятной истории, случившейся с ним.

Вернемся же к молодому Гао. Он не осмелился рассказать своему отцу, командующему, о происшествии в доме Лу Цяня, о том, как ему пришлось выпрыгнуть из окна и в страхе бежать со двора. Он сказался больным и не выходил из комнаты, и только Лу Цянь и Фу Ань неотлучно находились при нем. Они видели, что молодой человек очень изменился и стал безразличен ко всему. Тогда Лу Цянь сказал ему:

– Молодой господин! Что с вами, о чем вы грустите?

– Мне незачем обманывать тебя, – отвечал молодой Гао, – виной тому женщина Линь! Я дважды пробовал заполучить ее – и все тщетно. Да еще пережил из‑за нее такой страх, что теперь чувствую себя совсем скверно. Если так будет продолжаться, я не выдержу и умру!

– Успокойтесь, господин! – отвечали ему друзья. – Мы берем это на себя. Любым способом мы доставим ее вам, если, конечно, она раньше не повесится.

В этот момент в комнату вошел управляющий домом, явившийся осведомиться о здоровье молодого Гао. А тем временем

Лу Цянь и Фу Ань посоветовались между собой и решили: «Другого выхода нет!..»

Когда управляющий, побыв немного у больного, уже выходил из комнаты, они отозвали его в сторонку и сказали ему:

– Чтобы излечить молодого господина, необходимо доложить командующему о том, что нужно покончить с Линь Чуном и отдать его жену молодому Гао. Иначе спасти его невозможно.

– Это дело несложное, – ответил управляющий, – я сегодня же вечером доложу командующему.

– У нас уже все обдумано, – отвечали они ему, – и мы будем ждать вашего ответа.

В тот же вечер управляющий направился к командующему Гао Цю и сказал ему:

– Вся болезнь молодого господина происходит от его страсти к жене Линь Чуна.

– К жене Линь Чуна?! – удивился Гао Цю. – А когда же он видел ее?

– Он увидел ее в кумирне в двадцать восьмой день прошлой луны, – почтительно отвечал управляющий. – С тех пор уже прошло больше месяца.

И тут он подробно изложил все, что ему сообщили Лу Цянь и Фу Ань.

– Так вот в чем дело‑то! – воскликнул Гао Цю. – Но если тут замешана жена Линь Чуна, как же мы сможем избавиться от него?.. Это надо хорошенько продумать. Если пожалеть Чуна, то жизнь моего сына окажется в опасности. Что же тут можно сделать?

– У Лу Цяня и Фу Аня уже есть план, – ответил управляющий.

– Ну раз так, пусть они явятся сюда. Мы обсудим это дело вместе, – сказал Гао Цю.

Управляющий сразу же ввел в зал Лу Цяня и Фу Аня. Войдя, они почтительно склонились перед Гао Цю.

– Расскажите, что вы придумали, чтобы вылечить молодого господина? – спросил командующий Гао. – Если вы спасете моего сына и он снова будет здоров, я повышу вас в должности.

– Милостивейший господин, – сказал Лу Цянь, – для этого есть только один способ, – и Лу Цянь выложил Гао Цю свой план.

– Ну что же, завтра приступайте к делу, – сказал командующий Гао.

И об этом мы больше не станем рассказывать. Вернемся теперь к Линь Чуну. Он ежедневно пьянствовал с Лу Чжи‑шэнем и совсем уже забыл о деле, которое его прежде так мучило. Но вот однажды, проходя неподалеку от военного плаца, они увидели здоровенного детину, на голове у которого была повязка, стянутая по углам в виде рогов. Одет он был в старый военный халат, а в руках держал меч дорогой работы, с прикрепленным сверху рисовым стеблем в знак того, что он продается. Парень стоял на улице и сам с собой рассуждал:

– Я не встретил еще никого, кто смог бы оценить его по достоинству. Так и пропадет зря мой меч.

Однако Линь Чун был так занят разговором с Лу Чжи‑шэнем, что не обратил на него особого внимания. Но человек пошел за ними следом, твердя:

– Взгляните на этот замечательный меч! Жаль, что здесь нет никого, кто знал бы ему цену.

Линь Чун по‑прежнему был увлечен разговором и не останавливался. Но, когда они свернули в переулок, шедший за ними мужчина сказал:

– Даже в таком большом городе, как Восточная столица, и то нет никого, кто знает толк в оружии.

Тут Линь Чун обернулся. Человек сразу же выхватил меч из ножен, и он так засверкал на солнце, что даже больно было смотреть на него.

Линь Чун, которого, видно, преследовала злая судьба, вдруг сказал:

– Ну‑ка, покажи мне его!

Человек передал ему меч, и, взглянув на него, Линь Чун в восхищении воскликнул:

– Вот это меч! Сколько ты просишь за него?

– Я хотел бы получить три тысячи связок, – ответил продавец, – но согласен отдать меч и за две тысячи.

– Он стоит таких денег, – сказал Линь Чун, – но здесь ты не найдешь знатока, который по‑настоящему оценил бы твой меч. Если ты согласишься уступить его за тысячу связок, я возьму его.

– Я очень нуждаюсь в деньгах, – сказал человек, – и если вы действительно хотите купить этот меч, я сбавлю пятьсот связок. Мне необходимо иметь тысячу пятьсот связок.

– За тысячу связок я его возьму, – стоял на своем Линь Чун.

Продавец тяжело вздохнул и сказал:

– Золото идет за простое железо. Эх! Пусть будет по‑вашему! Но уж ни одного медяка больше я не уступлю.

– Пойдем ко мне домой, и я расплачусь с тобой, – предложил Линь Чун и, повернувшись к Лу Чжи‑шэню, прибавил: – Подожди меня в чайной, дорогой брат, я скоро вернусь.

– Я лучше пойду к себе, а завтра мы снова встретимся, – ответил на это Лу Чжи‑шэнь.

Они простились, и Линь Чун с продавцом отправился домой. Отсчитав требуемую сумму, Линь Чун спросил его:

– Откуда у тебя такой меч?

– Он достался мне от предков, – отвечал тот. – Но сейчас у нас в доме нужда, и мне приходится продавать его.

– Из какого же ты рода? – поинтересовался Линь Чун.

– Если я отвечу на ваш вопрос, – сказал продавец, – это будет для меня таким позором, какого я не перенесу.

И Линь Чун ни о чем больше не спрашивал его. Продавец, получив деньги, ушел, а Линь Чун остался один и без конца любовался мечом.

– Чудесный меч! – сказал он себе. – Правда, у командующего Гао тоже есть превосходный меч, но он его прячет. Сколько ни просил я командующего показать этот меч, он так и не дал мне его. Теперь у меня тоже не плохой меч, и когда‑нибудь мы посмотрим, чей лучше!

Весь этот вечер Линь Чун не выпускал меча из рук и никак не мог на него наглядеться. На ночь повесил его над постелью и то и дело на него поглядывал.

На следующее утро Линь Чун увидел, что к воротам его дома подошли посыльные командующего, и один из них громко произнес:

– Наставник Линь! Командующий Гао зовет вас к себе. Он услышал, что вы купили хороший меч, и приказывает вам принести его, чтобы сравнить со своим. Он ждет вас в управлении.

Услышав это. Линь Чун подумал: «Кто успел уже наболтать об этом командующему?»

Между тем посланцы просили его поторопиться. Одевшись и захватив с собой меч, он последовал за ними.

– Я служу в управлении, но что‑то никогда вас там не видел, – сказал Линь Чун своим спутникам.

– Мы только что стали там служить, – отвечали те, Вскоре они подошли к зданию управления. Войдя туда, Линь Чун остановился, тогда посыльные сказали:

– Командующий в дальних покоях.

Они прошли все внутренние комнаты, но командующего нигде не было.

Линь Чун снова остановился, и опять посыльные сказали ему:

– Командующий в дальних покоях и приказал провести вас туда.

Миновав еще две или три двери, они подошли к месту, окруженному зеленой перегородкой. Тут посыльные остановились и сказали Линь Чуну:

– Подождите немного здесь, господин наставник фехтования. Мы пойдем и доложим о вас командующему.

Они ушли, а Линь Чун с мечом в руках остался стоять в передней части зала. Прошло уже столько времени, сколько нужно, чтобы выпить чашку чая, но служащие все еще не возвращались. В сердце Линь Чуна закралось подозрение.

Он огляделся, поднял голову и увидел над дверями надпись из четырех черных иероглифов: «Тайный Зал белого тигра». При виде этого у Линь Чуна мелькнула мысль: «Да ведь в этом зале принимаются важнейшие военные решения. Как же меня без всякой причины могли привести сюда?!»

И в тот момент, как Линь Чун повернулся, чтобы уйти прочь, послышались шаги, и в зал вошел сам командующий Гао Цю. Не выпуская из рук меча. Линь Чун выступил вперед, готовясь приветствовать командующего, но тот закричал:

– Линь Чун! Как осмелился ты войти в Зал белого тигра? Никто не звал тебя сюда! Разве ты не знаешь законов? В руках у тебя меч, ты проник сюда, чтобы меня убить! Мне уже говорили, что несколько дней тому назад ты с кинжалом в руках стоял около управления. Ты, верно, пришел сюда с преступными намерениями?

Линь Чун с глубоким поклоном отвечал ему:

– Милостивейший господин! Сейчас двое ваших посыльных привели меня сюда, чтобы сравнить этот меч с вашим.

– Где же эти посыльные? – продолжал кричать Гао.

– Они вошли во внутренние покои, господин командующий.

– Чепуха! – прервал его Гао Цю. – Кто же из служащих посмеет войти во внутренние покои?

И он приказал слугам:

– Взять этого человека!

Едва успел он отдать это распоряжение, как с обеих сторон появилось более тридцати человек, которые схватили Линь Чуна и потащили его из зала.

А командующий все больше и больше распалялся и кричал:

– Ты – наставник фехтования в моем войске – не знаешь законов?! Почему у тебя в руках меч? Ты пришел убить меня!

И он приказал увести Линь Чуна.

Как сложилась жизнь Линь Чуна в дальнейшем – история пока умалчивает. Однако из‑за того, что с ним произошло, он натворил много бед, и не было никого, кто мог бы помешать ему, а самому Линь Чуну пришлось исколесить всю страну. Об этом деле можно было бы сказать:

 

До поры, пока крестьянин на спине нес новый знак.

До поры, пока рыбак новый флаг к ладье приладил.

 

Историю о том, что случилось потом с Линь Чуном, прошу вас прочесть в следующей главе.

 

Глава 7

 

 





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-12-05; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 431 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Настоящая ответственность бывает только личной. © Фазиль Искандер
==> читать все изречения...

616 - | 531 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.012 с.