Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


¬озрождение: пути из —редневековь€




„асть I.

¬ то врем€ как целый р€д восточных стран, переживал в эпоху раннего средневековь€ периоды культурного и экономического расцвета, взлета творческой и общественно-политической жизни, большинство западноевропейских, и в особенности североевропейских государств этого времени оставалось еще во многих отношени€х на стадии варварства.

¬ отличие от буддизма, ислама и даже византийского цезарепапизма, римско-католическа€ церковь, активно соперничавша€ за власть со светскими правител€ми, постепенно сосредотачивала в своих руках такую массу земель и другого недвижимого и движимого имущества, что простое управление им превращало ее в носител€ не столько духовного, сколько материально-политического начала.

Ёто во многом снижало ее потенциал единственного источника просвещени€, а с ним и единственной надежды на культурный прогресс «ападной ≈вропы. Ќе прекращавша€с€ борьба папского "центра" за подчинение своей политической воле светских правителей европейских королевств и кн€жеств, безжалостна€ расправа с инакомыслием, в том числе и со стороны приобщившихс€ в ходе крестовых походов к более высокой культуре ¬остока рыцарских орденов, способствовали развитию в западноевропейском католичестве обскурантизма, фактического запрета на зан€тие "высокой схоластикой" даже низшим и средним клирикам.

—толь ревностна€ охрана церковью своих "устоев" не только вызывала прогрессирующее окостенение всего идейного аппарата католичества, обеднение и примитивизацию самих его догматов, выработанных, кстати, преимущественно на ¬остоке отцами церкви, но и во многом преп€тствовала общему развитию самобытной западноевропейской цивилизации.

¬ то же врем€, объективна€ потребность в сплочении усилий по отражению энергичной экспансии ислама с юга и кочевых орд с востока будили в среде мысл€щей элиты западноевропейского средневековь€ реминисценции о былом могуществе –има как "всемирной империи", заставл€ли искать способов устранить преп€тстви€, сто€щие на пути нового объединени€ «апада в его извечном противосто€нии ¬остоку.

Ќеудивительно поэтому, что с вступлением «ападной ≈вропы в эпоху позднего средневековь€ росла т€га к обновлению, а то и к пр€мому реформированию схоластических устоев, на которых зиждилась религиозна€, а во многом и светска€ культура западноевропейских обществ.

1. –ј«–”Ў»“≈Ћ» '”—“ќ≈¬"

ќ том, как постепенно, исподволь вызревала в среде церковной и светской интеллектуальной элиты «ападной ≈вропы иде€ трансформации догматических "устоев", их обновлени€ в соответствии с "образцами" общественно-политического устройства имперского –има и духовной атмосферы раннего христианства, говоритс€ в статье ƒжеральда Ўтрауса "ѕредставлени€ о "reformatio" и "renovatio" от средних веков до –еформации" (49).

ќтмеча€, что за последнее столетие медиевистами проделана огромна€ работа по исследованию смысла получивших широчайшее распространение в общественном сознании XVI в. латинских терминов "reformatrio" и "renovatio", а также сопровождающих их обычно слов-спутников, таких как "instauratio", "restauratio" или "reparatio", автор указывает, что вы€вление значени€, придававшегос€ этим терминам на прот€жении заключительных столетий средневековь€ "позвол€ет непосредственно и глубоко проникнуть в €зык и мышление эпохи, котора€ ввела их в широкое обращение" (49, с.1).

—ам факт, что идеи "реформы" и "обновлени€" стали лозунгами периода позднего средневековь€ не только в узкой среде мыслителей и идеологов, но и в широких народных массах, считает автор, объ€сн€етс€, прежде всего, тем, какое значение придаетс€ им в ≈вангелии, прежде всего в той его части, котора€ св€зана с де€ни€ми и послани€ми ѕавла.

Ќепосредственное указание на жизненную важность "реформации-обновлени€" содержитс€ в послании ѕавла к –имл€нам: "» не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познать, что (есть) вол€ Ѕожи€, блага€, угодна€ и совершенна€" (–им. 12, 2). ѕри этом, замечает автор, "как греческое "metamorphosthe", так и латинское "reformamini" у ѕавла означает "творческое преобразование", "перестройку" или "создание заново" существующего пор€дка или условий" (49. с.4).

ѕонимание смысла спасительного обновлени€ как возвращени€ к здоровым истокам (отсюда и возвратна€ приставка "ге"), отмечаетс€ в статье, в свою очередь, уходит корн€ми в древнейшие представлени€ об обновлении жизни в ходе природных циклов. ”читыва€ огромное значение дл€ европейской истории древнеримского наследи€, не приходитс€ удивл€тьс€, что жизнеспособность политических формирований здесь весьма нередко св€зывалась с возвращением к римским истокам государственности.

“ак, коронаци€ папой Ћьвом III в 800г. в –име  арла ¬еликого представл€лась им как "восстановление империи римл€н" ("renovatio imperii Romanomm"), призванное "обновить" ("герагаге") искусства и знани€ и "возродить" ("revocare") другие ценности эпохи, считавшейс€ "золотым веком" политики и культуры (49, с. 5).

ѕоскольку на прот€жении средневековь€, особенно позднего, корень бед, постигавших христианский мир, виделс€, прежде всего, в коррупции церкви, именно она стала основным объектом ча€ний "реформации-обновлени€" как возвращени€ к истокам первоначального христианства. ≈стественными носител€ми этих идей были монашеские ордены, такие как, например, возникшие в XI в. цистерианцы.

ѕризыва€ к самоотречению, труду, следованию во всем примеру ’риста, они ставили целью "реформировать" отдельных людей и их общественные институты, т.е. "сделать их лучше" ("reformare in melius") путем возвращени€ к первоначальным христианским ценност€м (49, с.б).

¬ XIII в. страстными проповедниками "реформации-обновлени€" стали францисканцы, особенно возникшее в среде этого ордена движение "спиритуалов" ("духовников"), требовавших, вслед за основателем ордена ‘рациском јссизским (1181-1226), буквально соблюдать евангельскую заповедь проповедникам: "ничего не берите на дорогу: ни посоха, ни сумы, ни хлеба, ни серебра, и не имейте по две одежды" (Ћука, 9, 3).

»деологической основой христианской реформы, проповедовавшейс€ фрацискацами стало "¬ечное ≈вангелие" и другие труды выдающегос€ проповедника XII в. »оахима ‘лорского (1132-1202). »оахим, раздел€вший историю человечества на периоды, соответствующие ипостас€м —в€той “роицы, предрекал наступление на земле тыс€челетнего царства —в€того ƒуха.

—оответственно, францисканцы-спиритуалы св€зывали наступление этого заключительного этапа земной истории человечества с пришествием "papa angelicus" ("ангельского папы"), способного обороть "malleus ecclesiae" ("антихриста", "симонического", т.е. торгующего благодатью, папу). "ѕриспосаблива€сь и перестраива€сь в соответствии с измен€ющимис€ конкретными потребност€ми и обсто€тельствами, - отмечаетс€ в статье, Ч иоахимизм на прот€жении большей части шестнадцатого столети€ продолжал служить идеологической арматурой дл€ проповедников обновлени€ и составителей программ оздоровлени€ церкви и общества" (49, с. 10).

ѕодлинным провозвестником –еформации, по замечанию автора, €вилось —оборное движение церковных политических де€телей XV в., таких как ѕьер ƒайи или Ќиколай  узанский, предлагавших на рассмотрение соборов и пап разнообразные проекты церковной реформы. ќднако и эти труды, и дискуссии в церковных верхах, указывает ƒ. Ўтраус, не отражают весь накал стремлени€ к преобразовани€м, охвативший европейсие общества в преддверии шестнадцатого столети€.

ќжидани€ реформы и обновлени€ "устремились в век –еформации мощным потоком, питаемым многочисленными источниками, каждый из которых нес свой собственный груз ча€ний, надежд и волнений. ћало кому удалось остатьс€ в стороне от этого набирающего силу потока, прорыв которого вознес на своем гребне ћартина Ћютера и евангелическое движение и который продолжил свое течение сквозь бурные событи€ ранней –еформации к периоду становлени€ государственных церквей и религиозной ортодоксии конца XVI века" (49, с. 12). ¬ сфере политики одним из наиболее выдающихс€ предвестников –еформации стал иоахимит  ола ди –иенцо. сумевший на короткое врем€ установить в –име середины XIV в. правление, основанное на республиканских идеалах ƒревнего –има, и провозгласить "всемирную реформацию" как часть Ѕожьего промысла.

¬ конце XV в. глашатаем политико-религиозной реформации стал странствующий монах-доминиканец —авонарола, провозгласивший с церковной кафедры во ‘лоренции, что этому городу суждено начать "реформацию всей »талии". ќба эти призыва, по замечанию автора, нашли отклик, выход€щий далеко за рамки местных, национальных потр€сений, вызванных ими (49, с. 14).

Ќаступлению века –еформации предшествовали пророчества пришестви€ "императора мира", "божьего человека", который откроет эпоху реформации и обновлени€. “ак, в —в€щенной –имской »мперии ожидали пришестви€ нового или "третьего" ‘ридриха, вид€ в самом этом имени указание на его божественную сущность (Fried Ч мир, rich/reich Ч богатый, либо царственный).

ќдним из наиболее читаемых немецких произведений XV в. стала книга анонимного автора "–еформаци€ императора —игизмунда", написанна€ в 1439 г. ¬ 1521 г. ћартин Ћютер высказывал убеждение, что старинные пророчества о Ќовом ‘ридрихе воплотились в правителе его земли герцоге ‘ридрихе —аксонском. ¬ период имперских выборов 1519 г. надежды на то, что новоизбранный император станет инициатором долгожданной реформации св€зывались многими с  арлом V, в имени которого видели отзвук величи€ основател€ —в€щенной –имской »мперии" (49, с. 17).

»деи реформации активно развивались и в среде высшего духовенства. “ак, выступа€ в 1512 г. на V Ћатеранском соборе, выдающийс€ католический просветитель Ёгидий ¬итербский говорил о реформе как о необходимом процессе обновлени€, призванном обеспечить жизнеспособность церкви (49, с.20).

¬ то же врем€, на €зыке светских правителей реформаци€ понималась, прежде всего, как восстановление изначального пор€дка, божественной гармонии, нарушенной мирскими злоупотреблени€ми. “ак, печатное издание "–еформации императора —игизмунда" XVI в., снабженное приложением в виде законов и указов, изданных последующими правител€ми, имеет подзаголовок "–еформаци€ или ordnung всех сословий, духовных и светских" (49, с.22).

»менно сли€ние в одном термине двух представлений о реформации, как о духовном обновлении и о восстановлении мирского пор€дка, считает автор, обеспечило –еформации как религиозно-политическому движению ту энергию прорыва, котора€ поддерживала его на прот€жении не только всего XVI, но и значительной части XVII в. (там же).

¬ свою очередь это сли€ние произошло постепенно, в ходе | достаточно продолжительного процесса вызревани€ движени€ за преобразование средневекового общества, выдвинувшего задолго до Ћютера целую пле€ду собственных "агитаторов и пропагандистов". ќб этих ранних провозвестниках гр€дущих перемен говоритс€ в статье Ёрики –аммел "√лашатаи реформы от √уса до Ёразма" (42).

ќтмеча€, что после лейпцигского диспута 1519 г., в ходе которого Ћютер отстаивал свои знаменитые тезисы, противники клеймили, а сторонники приветствовали его как "второго √уса", и что преемственность идей, существовавша€ между Ћютером и Ёразмом –оттердамским породила известный афоризм, глас€щий: "Ёразм снес €йцо, а Ћютер его высидел", Ё. –аммел указывает однако, что утвердивша€с€ историографическа€ традици€ рассматривать √уса, Ёразма и целый р€д других реформаторов и гуманистов позднего средневековь€ в качестве пр€мых "предтеч" лютеровой –еформации в наши дни пользуетс€ все меньшей попул€рностью среди историков.

√ус и Ћютер, считает автор, "отмечают лишь границы исследовани€ периода, в ходе которого многочисленные литераторы, проповедники и церковные де€тели вносили каждый свою лепту в процесс, кульминацией которого стала –еформаци€" (42, с.61).

¬згл€ды √уса, сформировались под вли€нием движени€ за реформы, развивавшегос€ в „ехии на прот€жении XIV в. ’от€ центральным моментом в его проповед€х было обличение коррупции церкви, замечает автор, главным обвинением, выдвинутым против него на  онстанцком соборе, была проповедь признанного ересью утраквизма, то есть раздачи причасти€ под двум€ видами - хлеба и вина - не только церковнослужител€м, но и мир€нам.

¬след за английским проповедником ”иклифом (1320-30 -1384), реформаторские взгл€ды которого он защищал и проповедовал в ѕражском университете, √ус, как и развернувшеес€ после его осуждени€ и казни в 1415 г. движение гуситов, отвергал церковную иерархию, выступал за очищение церкви и настаивал на том, чтобы все возникающие среди христиан споры разрешались путем обращени€ к Ѕиблии.

√уситы предвосхитили протестантскую –еформацию, отмечаетс€ в статье, и в том, что они прин€ли литургию на национальном €зыке, разрешили брак св€щенослужител€м, ликвидировали тайну исповеди и запретили поклонение св€тым. —вое крайнее выражение гусизм получил в предложенных гуситскими повстанцами-таборитами (от "“абор", как по чешски звучало название одной из библейских гор "‘авор", на которых проповедовал ’ристос) в 1420 г. 12 пунктов, среди которых было требование уничтожить церкви как места идолопоклонства и уравн€ть имущество всех христиан. "«а€вление Ћютера "ћы все гуситы", Ч замечает автор, Ч могло служить своеобразной эпиграммой дл€ всех обвинений в ереси, выдвигавшихс€ против его учени€" (42, с.63).

Ё. –аммел показывает в своей статье значение, которое имели дл€ разворачивавшегос€ на прот€жении XV в. реформаторского движени€ "библические" гуманисты, использовавшие опыт италь€нского гуманизма XIII-XVI вв. дл€ освобождени€ текстов ¬етхого и Ќового «аветов, а также трудов отцов церкви от искажений, внесенных в них средневековой латынью и схоластикой.

ѕервым в р€ду выдающихс€ мыслителей-реформаторов XIV столети€, проложивших дорогу от √уса до Ёразма, автор называет Ћоренцо ¬алла (1407-1457). ≈го вклад в идею реформации состо€л в том, что он, во-первых, настаивал на предпочтении веры философским размышлени€м о Ѕоге, во-вторых, на предпочтении внутреннего благочести€ соблюдению внешних обр€дов поклонени€ и, в-третьих, на предпочтении патристики, т.е. комментариев ѕисани€, составленных отцами церкви, схоластике (42, с.65).

ќтмеча€, что в своем труде "De libero arbitro" ("ќ свободе воли") ¬алла доходит до отрицани€ возможности примирени€ веры с разумом, Ё. –аммел подчеркивает, что Ёразм –оттердамский "ставил его нар€ду с √усом и ”иклифом в один р€д с теми, кто раздел€л взгл€ды Ћютера на свободу воли" (там же).

¬ »спании выдающимс€ представителем библического гуманизма €вилс€ Ёлио јнтонио де Ќебрийа (1444-1522). ќдин из активных участников составлени€ вышедшей в 1521 г. так называемой

"ћного€зыкой Ѕиблии" ("Complutensian Polyglot"), содержащей параллельные тексты ¬етхого и Ќового «аветов на латыни и греческом, а также тест п€тикнижи€ на сирийском и текст ¬етхого «авета на еврейском €зыках; де Ќебрийа, отмечает автор, отстаивал в своих трудах важность изучени€ ѕисани€ и трудов отцов церкви на тех €зыках, на которых они были написаны, раздел€€ таким образом одно из основных программных положений реформаторов XVI в. (42, с.68).

¬о ‘ранции последователем идей библического гуманиизма €вилс€ ∆ак Ћефевр ƒ'Ётапль (1460-1536), составитель много€зычного издани€ ѕсалтири, содержащего параллельные тексты ее так называемых "римской", "галльской" и "еврейской" версий, а также тексты древнеримского варианта Ѕиблии и "вульгаты" с комментари€ми.

ќгромное значение дл€ реформаторского движени€ имел перевод Ћефевром на французский €зык четырех ≈вангелий и ѕосланий апостолов, после чего противники окрестили его "учителем Ћютера". —ам Ћютер имел экземпл€р "ѕ€ти€зычной ѕсалтири" Ћефевра и использовал его в своих лекци€х (42, с.70).

¬ —в€щенной –имской »мперии конца XV в. идеи реформаторства проповедовались ¬есселем √ансфортом (1420-1489), труды которого получили, однако, широкое распространение лишь, начина€ с 1522 г. ѕо признанию Ћютера, он нашел в них подтверждение своим мысл€м (42, с.71).

¬ јнглии призыв к реформации был выражен в проповед€х и трудах ƒжона  олета (1466-1519). ќбраща€сь в 1510 г. к синоду высших св€щенников, собравшемус€ в  ентербери, он пр€мо за€вил о необходимости поставить на повестку дн€ вопрос о реформации церкви. ѕри этом  олет оставалс€ верным католицизму, так что, по замечанию Ё. –аммел, "Ќе приходитс€ удивл€тьс€ тому, что Ёразм, устрашенный в 1521 г. возникшим призраком раскола церкви, указывал на  олета, как на человека, который умел способствовать реформе, не вызыва€ при этом раздоров" (42, с.75).

ќсобое место среди реформаторов XV в. занимают проповедники, чьи устные проповеди получили широчайший отклик среди современников. ¬ »талии наиболее выдающимс€ из них стал ƒжироламо —авонарола (1452-1498), а в —в€щенной –имской »мперии - »оган √ейлер фон  айзерсберг, считавший, что в основе

христианской мысли должно лежать —лово Ѕожье, а простые заповеди Ѕиблии не должны затемн€тьс€ человеческими законами. Ќи папа, ни император, проповедовал  айзерсберг, не имеют права издавать указы, противоречащие божественному закону, а если они это делают, то христианину не только позволительно неподчинение им, но сама его совесть требует не соблюдать их (42. с.78).

¬ажный вклад в развитие реформаторского движени€ в XV столетии внесли отдельные представители церковных верхов, выступившие в роли покровителей идей реформы церкви. —реди них особо выдел€ютс€ ‘ранциско ’именес де ÷иснерос (1436-1517), архиепископ “оледский и примас »спании с 1495 г., ставший в 1507 г. кардиналом и генеральным инквизитором; епископ французского города ћо √ийом Ѕрисонн (1472-1534), а также генеральный викарий ордена јвгустинских отшельников Ёгидио да ¬итербо (1469-1532). ѕоследний, обраща€сь в 1512 г. к ѕ€тому Ћатеранскому —обору предрек, что его участникам суждено увидеть великое волнение и разрушение в церкви, что приведет в конечном итоге к ее исправлению (42, с.82).

Ќаконец, самым выдающимс€ провозвестником –еформации стал ƒезидерий Ёразм (1469-1536). "ќчевидна€ поддержка Ёразмом идеологической платформы –еформации, - замечает Ё. –аммел, Ч повлекла расследование его де€тельности со стороны испанской инквизиции, также как и официальное прокл€тие его парижским факультетом теологии, что, в свою очередь, привело к тому, что его произведени€ оказались в списке книг, запрещенных католической церковью. ¬ то же врем€ отказ Ёразма порвать со —тарой церковью и открытое столкновение с Ћютером в 1524 г. по вопросу о свободе воли лишило его поддержки сторонников –еформации. ¬ последнее дес€тилетие своей жизни Ёразм подвергалс€ нападкам, как со стороны католиков, так и со стороны протестантов" (42, с.84).

¬ыступив с критикой католической церкви, Ёразм предложил собственное видение ее реформы. ¬ основе его предложени€ лежала "философи€ ’риста", как она предстает в ≈вангели€х, с особым подчеркиванием мысли ѕавла о первостепенной важности внутреннего благочести€ в противовес соблюдению внешней обр€дности. ¬ качестве исследовател€ Ѕиблии Ёразм выступил продолжателем дела, начатого Ћоренцо ¬алла, настаива€ на важности филологического подхода к пониманию библейских текстов в противовес схоластической экзегетике.

Ёразм не ограничивалс€ непосредственной задачей восстановлени€ первоначальной чистоты библейских текстов, но предложил целую программу филологической подготовки теолгов, настаива€ на первостепенной важности овладени€ ими трем€ библейскими €зыками, а также на изучении трудов отцов церкви в противовес глоссам и комментари€м схоластов.

¬месте с тем, подчеркиваетс€ в статье, при всей близости позиций Ћютера и Ёразма, последний выступил не столько провозвестником –еформации, сколько человеком, сумевшим синтезировать многочисленные течени€ мысли, которые ее питали. "»менно в этом качестве Ёразм €вилс€ выдающимс€ представителем столети€, в течение которого призывы к реформе достигли своей зрелости" (42, с.86).

ќднако открытые призывы к пересмотру церковной доктрины и к очищению церкви, шедшие со стороны интеллектуальной элиты церковной иерархии, вр€д ли могли бы найти широкий отклик и поддержку в низших сло€х клира, и тем более в широких массах верующих, если бы им не предшествовала гораздо менее радикальна€, но зато гораздо более действенна€ работа по постепенному привнесению в христианскую обр€дность элементов, направленных на развитие в церкви и массе верующих своеобразных механизмов "самоочищени€", говор€ современным €зыком, широкой практики "самокритики".

ќб одном из этих механизмов, несомненно сыгравших огромную роль в подготовке массового сознани€ западноевропейских христиан к воспри€тию идей церковной реформы, говоритс€ в статье  .Ћ. янсен " ульт ћарии ћагдалины и ордены нищенствующих монахов: проповедь пока€ни€ в позднем средневековье" (27).

ѕредметом исследовани€ автора €вл€ютс€ дошедшие до нас записи литургий (de sanctis sermons), предназначенных дл€ службы в праздник —в. ћагдалины (22 июл€). –ассматрива€ литургию как своеобразное "средство массовой информации" средневековь€,  . янсен считает, что она может служить ценным источником по социальной психологии и мироощущению средневекового европейца.

—обытием, свидетельствовавшим о резком возрастании значени€ поклонени€ —в. ћарии ћагдалине в позднее средневековье, €вилось обретение 9 декабр€ 1279 г. ее мощей. ¬идение, посетившее перед этим јнгиенского принца  арла —алернского открыло ему, что ћари€ ћагдалина с апостольских времен покоитс€ не в Ѕургундии, как гласило предание, но в склепе церкви —в. ћаксимина города Ёкс-ан-ѕрованс.

ѕосле того, как специально собранные прелаты удостоверили подлинность мощей, они были перенесены в более соответствующее св€тости реликвии место, а череп —в. ћарии был помещен принцем в золотой ковчежец, украшенный јнгиенской диадемой, присланной ему дл€ этого отцом,  арлом I, королем Ќеаполитанским (27, с.2).

ќживление вокруг культа ћарии ћагдалины, указываетс€ в статье, было отнюдь не случайным. ¬ но€бре 1215 г. —инод, собравшийс€ в ходе „етвертого Ћатеранского —обора, видоизменил существовавшую до этого практику причащени€. ќтныне, согласно прин€тому им ƒвадцать первому канону, к св€тому причастию допускались только те, принадлежащие к церкви верующие, которые в течение года по крайней мере один раз совершили устное пока€ние в своих грехах. "“аким образом, Ч пишет автор, Ч к существовавшим до этого ступен€м причащени€ - сокрушению, умиротворению и прощению Ч официально добавилась ступень пока€ни€, что необратимо изменило представление о сущности и св€тости этого обр€да" (27, с.«).

Ќа том же —оборе монахи нищенствующих орденов получили разрешение на произнесение проповедей. „етырехступенчата€ формула причащени€ предоставила, таким образом, первым поколени€м странствующих монахов (friars) одну из немногих тем дл€ проповеди, которые им, как не посв€щенным в высокие теологические материи, разрешено было касатьс€.

ќбратившись к дошедшим до нас литургическим запис€м странствующих монахов о службе в день праздника —в. ћарии ћагдалины, считает  . янсен, можно составить достаточно отчетливое представление о том, как сами эти проповедники понимали сущность пока€ни€, а также о том, как они объ€сн€ли его св€тость жадно внимавшей им аудитории (27, с. 5).

ћари€ ћагдалина, будучи евангелическим символом кающегос€ грешника, обладает таким важным качеством, как склонность к слезам. ¬ свою очередь, слезы дл€ средневековых проповедников представл€ли собой весьма многозначный символ. "ќни могли обозначать одновременно и женщину как таковую, поскольку €вл€лись родом воды Ч архетипа женского начала, Ч и символизировать очищение (baptism), и возрождение (rebirth), поскольку смывали грех. ќднако чаще они €вл€лись зримым свидетельством готовности души перейти в состо€ние раска€ни€ (repentance)" (27, с.6).

¬ статье подробно рассматриваетс€, каким образом странствующие монахи использовали образ ћарии ћагдалины, проливающей слезы, дл€ выражени€ идеи сокрушени€ (compunotio) о ее прошлых грехах, идеи умиротворени€ как сострадани€ (compassio) ’риста, а также идей раска€ни€ и откровени€ (contritio et confessio). ¬се это было призвано оправдать догмат устного пока€ни€, упоминани€ о котором не содержитс€ в евангельском повествовании об очищении перед причастием (27, с. 14).

јвтор подчеркивает важность образа кающейс€ ћагдалины, создававшегос€ в проповед€х брод€чих монахов, дл€ утверждени€ в средневековом христианском сознании идеи об€зательного ежегодного пока€ни€ как непременного услови€ причасти€, и к ÷арству Ѕожьему (eucharist), и к церкви (communio).

“аким образом, пишет  . янсен в заключение статьи, если, с одной стороны, решени€ „етвертого Ћатеранского —обора послужили к возрождению культа ћарии ћагдалины, то с другой -использование образа ћагдалины в проповед€х странствующих монахов послужило к утверждению в католичестве XIII в. культа устного пока€ни€.

»спользу€ образ конкретного св€того в качестве символа и примера пока€ни€, проповедники как бы придавали предмету проповеди материальную форму. "ћастерски облека€ концепцию пока€ни€ в форму телесного существовани€ ћагдалины, проповедники получали возможность анализировать, схематизировать, определ€ть и обсуждать эту концепцию во всех ее многообразных про€влени€х, не удал€€сь в сферу высоких абстракций, недоступных дл€ понимани€ аудитории верующих, дл€ которых живой пример был гораздо нужнее, чем схоластические рассуждени€" (27, с.25).

≈ще одной, привнесенной в позднее средневековье формой христианской обр€дности, сыгравшей значительную роль в последующем реформаторском движении, была постепенно пробивавша€ себе дорогу практика канонизации светских политических де€телей.

ѕрактическое значение дл€ политической, экономической и социальной жизни средневекового западноевропейского общества возникновени€ культов политических вождей, объ€вл€емых посмертно св€тыми, рассматриваетс€ в статье  лэр ¬аленте "—имон де ћонфор, граф Ћестерский, и использование культа св€того в јнглии XIII века" (52).

ќтмеча€ парадоксальность фигуры —имона де ћонфора, графа Ћестерского, как одного из политических лидеров баронской оппозиции королю √енриху III, автор указывает, в частности, что €вл€€сь французом по рождению, де ћонфор возглавил движение, целью которого было предотвратить засилие "чужаков" (т.е. не англичан) во властных структурах. Ѕудучи двоюродным братом √енриха III, он заточил корол€ в крепость и в течение года правил от его имени.

ќн был четвертован как предатель, и в то же врем€ считалс€ в свое врем€ олицетворением подлинно английских ценностей. ќтлученный от церкви, как до, так и после своей гибели, он почиталс€ кресть€нами в качестве чудотворца, а церковные служители объ€вили его св€тым (52, с.27-28).

ќтправной точкой дл€ возникновени€ культа —имона де ћонфора стало поражение его армии в битве под »вшемом 4 августа 1265 г. с войском ро€листов, которое возглавл€л лорд Ёдвард. ƒе ћонфор пал в этой битве, а его тело было расчленено. ќднако его сторонники похоронили различные части тела, которые обнаружили чудотворные свойства. ќсобенно это относилось к торсу, погребенному в аббатстве »вшема.

’от€ из-за преследований корол€ останки —имона де ћонфора пришлось удалить из аббатства, пустой склеп, где они до этого пребывали, сохранил свою чудотворную силу и стал центром поклонени€ новому культу первого светского св€того на английской земле со времени ¬ильгельма «авоевател€ (52, с.«ќ).

ƒошедшие до наших дней записи монахов »вшемского монастыр€ свидетельствуют, что, по крайней мере, половина кресть€н, посещавших его св€тилище, приходила в аббатство из мест, отсто€вших от него за 40 и более миль, а четверть Ч из мест, удаленных за 100 миль и более (52, с.34). "¬озможно, Ч указывает автор, Ч кресть€не приходили поклонитьс€ —имону де ћонфору потому, что целительна€ сила нового св€того стала широко известна, но возможно также, что причиной попул€рности св€тилища €вилась именно широко распространивша€с€ среди кресть€н положительна€ репутаци€ де ћонфора как политического лидера" (там же).

ƒругой причиной широкого распространени€ культа стала попул€рность де ћонфора среди де€телей английской церкви, добивавшихс€ ее большей самосто€тельности от –има. "Ќесколько известнейших епископов, таких как —тивен Ѕеркстед „ичестерский, и других клириков, как например “омас  энтильюп, позднее епископ ’ерефордский, Ч указываетс€ в статье, Ч принимали непосредственное участие в его правлении. —ам —имон де ћонфор всегда действовал в тесном контакте с церковными лидерами и был известен своей приверженностью к свободе церкви, в то врем€, как √енрих III был в близких отношени€х с папой и его легатом, и вполне возможно не благоволил к св€щенникам-англичанам, по крайней мере, настолько, насколько они от него этого ожидали" (52, с.39).

 ульты, подобные культу —имона де ћонфора, пишет  . ¬аленте, показывают, что м€тежники в средневековой јнглии стремились оперетьс€ на авторитет религии, который один лишь мог оправдать их выступление с оружием в руках против власти корол€ как помазанника Ѕожи€. "¬ средневековой ≈вропе политическа€ и религиозна€ власть были неразрывно св€заны друг с другом" (52, с.48).

¬ ѕќ»— ј’ »—“»Ќџ

Ќеразрывна€ св€зь политической и религиозной властей в эпоху позднего европейского средневековь€ обуславливала абсолютное господство церковной идеологии в сфере общественной жизни. Ћюбое движение в сторону реформировани€ общественных отношений, таким образом, с необходимостью должно было начинатьс€ с реформировани€ самой этой идеологии. ¬ свою очередь, единственным возможным в то врем€ путем реформировани€ последней было обращение к ее первоисточникам Ч ≈вангелию и трудам отцов церкви.

”читыва€ то огромное значение, которое придавал Ћютер и его предшественники-реформаторы очищению текстов ѕисани€ от обскурантизма средневековой схоластики, особую важность приобретает верное определение места и роли в –еформации гуманистической традиции, берущей начало в италь€нском ¬озрождении. Ёта проблема рассматриваетс€ в статье –.ƒж. ”ита "ƒвижение гуманистов" (54).

’от€ сами гуманисты италь€нского ¬озрождени€ уже в XIV в. называли свои зан€ти€ "гуманистическими исследовани€ми" ("studia humanitatis"), термин "humanista" ("гуманист") утвердилс€ в университетском жаргоне в XV в., а слово "humanismus" ("гуманизм") - лишь в 1818 г. "¬ силу того, что в оба последние термина вкладывалось множество разнообразных значений, отмечаетс€ в статье, само общественное движение, которое они отражали, до сих пор интерпретируетс€ по разному" (54, с.93).

¬ частности, тот факт, что литераторы ¬озрождени€ обращались к древнегреческим и древнеримским писател€м, поэтам и философам в поисках ответа на вопросы земного, общечеловеческого характера, дает повод р€ду современных исследователей считать признаком "гуманизма" вс€кое "нерелигиозное" содержание в произведени€х этой эпохи (там же).

“радиционно прин€то считать "отцами" италь€нского гуманизма ѕетрарку и Ѕокаччо, рассматрива€ предшествовавших им литераторов, возрождавших в своих творени€х классическую латынь как "протогуманистов". –. ”ит, однако, не считает подобный подход оправданным и рассматривает возникшее во второй половине XIII в. в »талии литературное течение, представители которого видели в имитации лексики, стил€ и композиционных приемов античных авторов свою основную эстетическую задачу, в качестве главной предпосылки последующей "реорганизации сознани€" средневековой интеллектуальной элиты (54, с.94).

¬ажнейшим достижением этой реорганизации, по мнению автора, было постепенное проникновение в культуру и самосознание средневековых ученых чувства историзма. „ерез несколько дес€тилетий, по мере того как античное наследие обретало все более определенные очертани€, в нем стали видеть своего рода "культурную альтернативу" современности. Ќачавшеес€ в узких академических кругах течение превратилось в мощный импульс движени€ за реформирование средневекового общества и средневековой культуры (там же). ¬ статье прослеживаетс€ творчество первых двух поколений италь€нских гуманистов. ¬се они были родом из ¬енето - материковой части ¬енецианской республики. ¬ыдел€€ творени€ падуанского поэта Ћовато деи Ћовати (1240-1309), по профессии судьи и нотариуса, автор обращает внимание на то, что его труды по исследованию произведений —енеки были тесно св€заны с современными ему политическими событи€ми (54, с. 95).

≈ще в большей мере политизированными оказались литературные труды ученика Ћовато, также нотариуса јльбертино ћуссато (1261-1329), представител€ второго поколени€ падуанских гуманистов. ѕыта€сь имитировать “ита Ћиви€ в своем описании неудавшихс€ походов в »талию императора √енриха VII в 1310 и 1313 гг., ћуссато подвергс€ обвинению в €зычестве со стороны доминиканцев.

«ащища€сь от обвинений, он в р€де стихотворных писем оправдывал античных €зыческих писателей, утвержда€, что их творчество было богодухновенным. ѕри этом он пыталс€ провести параллели между античными веровани€ми и христианством (там же).

Ќовый подход к античным творени€м получил распространение среди современников ћуссато в соседствующих с ¬енецией ¬иченце и ¬ероне. Ќаиболее известным из них был ƒжованни дель ¬иджилио (р. 1327), известный тем, что он натолкнул ƒанте под конец его жизни на мысль возродить буколическую поэзию ¬ергили€.

»менно на фоне этого уже развившегос€ течени€, считает автор, следует рассматривать творчество ѕетрарки. Ѕудучи, как и падуанцы, убежден в том, что обращение к античному наследию имеет непосредственное отношение к современным ему проблемам, ѕетрарка уделил особое внимание идее ÷ицерона о св€зи красноречи€ с философией морали, выдвинув задачу реформы морали в качестве основного принципа гуманизма. "—огласно ѕетрарке, Ч указываетс€ в статье, - логические аргументы воздействуют только на разум, в то врем€ как красноречие обладает способностью побуждать к действию волю Ч эмоциональную, активную часть души" (54, с.96).

“олько близкий друг ѕетрарки, флорентинец ƒжованни Ѕокаччо (1313-1375), считает автор, может в какой-то степени сравнитьс€ с ним по своим научным и литературным достижени€м. ѕриобрет€ широкую известность своей книгой "ƒекамерон", написанной в 1350 г., Ѕокаччо в более зрелом возрасте завоевал признание как выдающийс€ ученый-латинист, опубликовав одно из самых €рких творений раннего гуманизма "De geneologia deorum" ("ќ генеологии богов") Ч огромное по объему исследование античных мифов, рассматриваемых как аллегории (54, с.98).

ѕреемником лидерства в развитии гуманизма стала ‘лоренци€, об€занна€ этим  олуччо —алютати (1331-1401), нотариусу, а впоследствии канцлеру. »сполн€€ эту престижную должность на прот€жении тридцати лет, —алютати вел интенсивную переписку с единомышленниками, превратив ‘лоренцию в подлинный центр гуманистического движени€ »талии. ѕродолжател€ми его дела стали его ученики, прежде всего Ћеонардо Ѕруни (1370-1444), €вившийс€, по мнению р€да современных исследователей, первым представителем так называемого "гражданского", т.е. республикански ориентированного гуманизма (54, с.99).

¬ажный этап в развитии италь€нского гуманизма открылс€ с основанием во ‘лоренции школы древнегреческого €зыка, которую возглавил приглашенный из √реции талантливый педагог ’ризосолор (1350-1415), воспитавший будущих переводчиков и комментаторов ѕлатона, јристотел€ и других античных философов (54, с. 100).

Ќа прот€жении XIV в. традиции историзма, зародившиес€ в италь€нском гуманизме, были продолжены и углублены в трудах Ћеонардо Ѕруни, Ћоренцо ¬алла и ‘лавио Ѕиондо. ѕо мнению –. ”ита, Ѕиондо €вилс€ величайшим из историков XIV в. ¬месте же эти три гуманиста сто€т у истоков современной историографии. "’от€ величайшие историки XVI в. ћаккиавелли (1469-1527) и √виччардини (1483-1540) писали на "светском", €зыке, отмечаетс€ в статье, - оба они были подготовлены дл€ своей работы гуманистическим образованием" (54, с. 104).

ѕо мере того, как множилось количество библиотек и число духовных и светских ученых, владеющих "библейскими" €зыками, заметно мен€етс€ обща€ ориентаци€ гуманизма. ѕисатели-гуманисты, все чаще называ€ свои произведени€ "Observationes" ("Ќаблюдени€") или "Annotationes" ("јннотации"), адресуют их узкому кругу своих коллег-исследователей.

ќдним из первых в р€ду ученых, отошедших от просветительской и политически ориентированной традиции раннего гуманизма был ведущий филолог XIV в. јнджело ѕолициано (1454-1494), который использовал свое прекрасное знание древнегреческого €зыка дл€ разработки сравнительного метода анализа текстов, что позволило ему не только уточнить существующие переводы древнегреческих источников на классическую латынь, но и восстановить с помощью латинских текстов р€д утер€нных произведений древнегреческих авторов.

¬ то же врем€, замечает автор, ѕолициано не только подн€л гуманистическую науку на новую ступень, но и способствовал ее замыканию в себе, отстранению от злободневных проблем эпохи. ќн отстаивал мысль, что, интерпретиру€ произведени€ древних авторов с позиций сегодн€шнего дн€, исследователь с неизбежностью искажает прошлое. “аким образом, замечает автор, ѕолициано по существу прервал на врем€ реформаторский курс италь€нского гуманизма (54, с.105).

ѕодвод€ итог своему обзору развити€ италь€нского гуманизма в XIV в., –. ”ит указывает на возрастание к концу столети€ его специализации по отдельным вопросам, все более отдал€ющимс€ от требований церковной и политической реформы. — одной стороны, считает он, это свидетельствовало о зрелости италь€нского гуманизма, о том, что объем знаний, накопленный италь€нскими учеными потребовал их дальнейшего углублени€, а с другой, отражал растущий нажим на гуманистов со стороны церковных и светских властей, заставл€вший исследователей искать наиболее безопасных способов примен€ть свои знани€ и способности (54, с. 109).

—ходна€ тенденци€ была характерна дл€ развити€ гуманизма XIV в. јнглии, ‘ранции и »спании. “ак, в јнглии вслед за клерикальными гуманистами ƒжоном јнуикиллом (ум. в 1487), ”иль€мом √роусином (1446-1519), ƒжоном  олетом (1466-1519), “омасом Ћинакром (1460-1524), ”иль€мом Ћайли (1468-1522), активно внедр€вшим библейские €зыки в систему образовани€, и первым светским гуманистом “омасом ћором (1478-1535), привнесшим в английский гуманизм литературное и философско-публицистическое направлени€, преобладающими среди молодых людей, получающих гуманистическую подготовку становитс€ стремление использовать свои знани€ прежде всего дл€ обеспечени€

личной карьеры, получени€ высоких административных или судебных должностей (54, с. 111).

¬о ‘ранции выдающиес€ гуманисты Ћефевр д'Ётапль (1450-1536) и √ийом Ѕюде (1468-1540) обращаютс€ к специальным и достаточно далеким от проблем современности темам: первый - к углубленному анализу греческих текстов ѕсалтири и ѕосланий апостола ѕавла, второй - к исследованию экономики и монетного дела ƒревнего –има (54, с. 113).

¬ »спании творчество таких гуманистов, как јльфонсо де ѕаленсиа (1423-1492) и јнтонио де Ќебрийа (1441-1522) развивалось под бдительным оком инквизиции и было об€зано своими успехами покровительству просвещенного примаса »спании кардинала ’именеса, направл€вшего в качестве ¬еликого инквизитора усили€ гуманистов исключительно на филологический анализ библейских текстов (54, с. 114).

Ќапротив, в √ермании и Ќидерландах во второй половине XV в. усиливаетс€ стремление гуманистов использовать свои знани€ библейских €зыков дл€ разрешени€ политических проблем, сто€вших перед обществом. “ак, гуманисты —в€щенной –имской »мперии обращаютс€ к прошлому своих германских предков, стрем€сь показать, что истори€ германских народов €вл€етс€ не менее древней и славной чем истори€ римл€н.

ќтмеча€, что за этими усили€ми сто€ло желание избавитьс€ от контрол€ со стороны папского –има, автор указывает, что наивысшего накала это течение достигло в творчестве ”льриха фон √уттена (1488-1523), автора "Ёрмини€", а также, как считает –. ”ит, "ѕисем темных людей" (54, с. 116).

√уманизм как направление культуры, отличающеес€ своей терпимостью к различи€м в мнени€х, стремлением к поискам истины и уважением к логически обоснованной аргументации, пишет автор в заключение статьи, не мог продолжать свое существование в обстановке обострени€ борьбы между реформаторскими и контрреформаторскими политическими движени€ми, характерного дл€ конца XV Ч XVI вв.   этому времени он превратилс€ "в совокупность специализированных дисциплин, в каждой из которых поиски истины ограничивались рамками религиозного вероисповедани€, к которому принадлежал каждый конкретный ученый" (54, с. 119).

¬ то же врем€ не вызывает сомнени€, что без огромной предварительной работы, проделанной гуманистами в области овладени€ классическими "библейскими" €зыками, - наследием античной литературы и искусства, последующее решительное наступление евангелистов на догматы католицизма, также как и широкое движение за обновление, развернувшеес€ внутри самой католической церкви в XVI столетии, называемое многими современными историками "католической реформацией", оказались бы просто невозможными.

ѕроблема отношени€ к культурному наследию бесспорно €вл€етс€ центральной дл€ эпохи позднего средневековь€, получившей впоследствии у историков Ќового времени, именно вследствие этой своей черты, наименование "¬озрождение".

¬ свою очередь, подобно нынешнему модернизму, ¬озрождение решает эту проблему как бы на двух уровн€х: отбор наиболее "прогрессивных" элементов литературного и художественного наследи€ и выбор в отобранных источниках наиболее "прогрессивных" элементов дл€ творческого воспроизведени€ с позиций сегодн€шнего дн€.

ќ том, как подходили к решению этих задач, в частности, италь€нские гуманисты XIV в. говоритс€ в статье јндреа Ѕоланда "»скусство и гуманизм в ѕадуе периода раннего ¬озрождени€: взгл€ды „еннини, ¬ерджерио и ѕетрарки на проблему копировани€ выдающихс€ мастеров" (9).

ќбраща€ внимание на книгу "Libro dell'Arte" (" нига об искусстве") падуанца „еннини, работавшего придворным художником ‘ранческо Ќовеллы  аррарского с 1390 г. до первых лет XIV в., автор выдел€ет в ней главу, озаглавленную " ак постаратьс€ копировать и перерисовывать наименьшее количество работ выдающихс€ мастеров".

ћысли, высказанные в указанной главе, замечает автор, совпадают с тем, о чем писал его современник и земл€к, один из ранних гуманистов, падуанский просветитель ѕьер ѕаоло ¬ерджерио, указывавший в частности, что хот€ —енека и советовал не следовать одному образцу, но формировать собственный стиль, сообразу€сь с разнообразными образцами, однако на деле так не поступают.

ѕо моему мнению, писал ¬ерджерио, литератор должен подражать тому писателю, кого он считает наилучшим. ≈сли при этом

он будет перенимать особенности более слабых писателей, то он лишь ухудшит свой стиль. ¬ерджерио приводил при этом пример современных ему художников, которые, хот€ и копируют различных мастеров, наделе стараютс€ подражать одному ƒжотто (9, с.473).

¬ то же врем€, указывает автор, вполне возможно, что принцип отбора лучших образцов дл€ подражани€, высказывавшийс€ „еннини и ¬ерджерио, восходит не столько к —енеке, сколько к их близкому предшественнику ѕетрарке, дл€ которого ѕаду€ стала в свое врем€ второй родиной. "ѕетрарка, - пишет ј. Ѕоланд, - не только высказывал в своих написанных на латыни и "volgare" (на местном диалекте) произведени€х сходные взгл€ды на подражание классическим образцам, но и проводил весьма выразительные аналогии между изобразительной и литературной имитацией" (9, с.478).

¬ письме к своему любимому ученику ћальгафини, перекладывавшему его написанные по латыни работы на местный диалект, ѕетрарка указывал, в частности, что имитатор должен заботитьс€ о том, чтобы написать нечто сходное с оригиналом, но не идентичное ему. —ходство при этом, считал ѕетрарка, не должно уподобл€тьс€ сходству живописи с воплощенной на ней натурой, но скорее сходству между отцом и сыном.

¬ то врем€, как в своих индивидуальных чертах отец и сын могут быть весьма непохожи, существует в них нечто общее, что на €зыке художников зоветс€ "аег" (воздушна€ субстанци€, дух).

ѕо мнению автора, сравнивание феноменов литературного и живописного творчества, наблюдающеес€ во многих произведени€х ѕетрарки, составило одну из значительных частей его наследи€ падуанского периода, что "послужило благодатной почвой дл€ взаимообмена иде€ми между гуманистической и живописной культурами конца четырнадцатого столети€ (9, с.485).

¬ажность исследовани€ проблемы выбора культурного наследи€, во многом обусловившего непреход€щее значение вклада гуманистов ¬озрождени€ в подготовку протестантской и католической –еформации дает, в частности, стать€ √енри ƒ. —эфри "¬озрождение ѕлотина во ‘лоренции 1492 года" (43).

ќтмеча€, что западному миру ѕлотин до 1492 г. был известен только по имени, автор указывает, что лишь после публикации ћарселио ‘ичино перевода на латынь платоновских Ённеад

наследие этого античного философа зан€ло выдающеес€ место в культуре ¬озрождени€ (43, с.488).

ѕрослежива€ историю двух самых ранних рукописей ѕлотина, попавших в «ападную ≈вропу в конце XIV и начале XV вв., автор отмечает, что одна из них принадлежала греку ћануэлю ’ризосолорасу, приглашенному во ‘лоренцию в 1397 г. в качестве первого учител€ греческого €зыка. ≈го учениками стали будущие выдающиес€ просветители-гуманисты Ћеонардо Ѕруни, ѕьер ѕаоло ¬ерджерио и ѕалла —троцци (43, с.489).

ѕосле того, как —овет союза, заключенного между греками и латинами в 1439 г., переехал из ‘еррары во ‘лоренцию, интерес флорентийцев к греческому €зыку и культурному наследию древней Ёллады сменилс€ подлинным энтузиазмом. ¬тора€ из рукописей ѕлотина, вывезенна€ из  онстантинопол€ в 1421 г. собирателем древнегреческих манускриптов ƒжованни јуриспа, была приобретена в 1441 г. правителем ‘лоренции  озимоде ћедичи.

¬идимо именно этой рукописью или списком с нее, сделанным  озимо в 1460 г., и воспользовалс€ ‘ичино дл€ своего перевода. ѕо мнению автора, ‘ичино вчитывалс€ в ѕлотина на прот€жении всей своей жизни, свидетельством чему могут служить его труды. написанные еще до того, как он вз€лс€ за сто перевод, в период работы над переводом произведений ѕлатона (43, с.492).

ќтмеча€, что увлеченность ‘ичино ѕлотином нельз€ объ€снить только тем, что ѕлотин €вилс€ первым выдающимс€ толкователем своего великого предшественника, √.ƒ. —эфри считает, что главную роль здесь сыграло убеждение ‘ичино, что перевод€ ѕлатона и ѕлотина, он выполн€ет работу по духовному возрождению христианства. "ƒл€ него ѕлатон и ѕлотин €вл€лись "preparatio evangelica" (предтечами ≈вангели€ как благой вести)" (43, с.497).

‘ичино считает, что философи€, и в особенности "pia philosiphia", т.е. религиозна€ философи€, полезна и даже необходима постольку, поскольку она прокладывает путь ≈вангелию. ќн прибегает, таким образом, к неоплатонистскому пон€тию "primum in aliquo genere" (множество возникает из первичного), подразумевавшему, что первичное это есть причина и принцип, из которого рождаетс€ вс€ иерархи€ множественных €влений.

Ќакладыва€ эту схему на систему религий, можно прийти к выводу, что верховным принципом, лежащим в основе

происхождени€ религий, €вл€етс€ христианство и что "pia philosophia" показывает, каким образом выдающиес€ философские идеи располагаютс€ по нисход€щей от своей вершины Ч христианской религии.

Ѕожественное провидение, по мнению ‘ичино, распор€дилось, чтобы религиозна€ философи€ воплощалась попеременно в иде€х «ороастра, √ермеса, ќрфе€, ѕифагора и ѕлатона. ѕоследним в р€ду этой иерархии древних философов стоит ѕлотин, который стал первым и единственным из них, кто осмелилс€ раскрыть секреты €зыческих религиозных мистерий (43, с.498).

‘ичино, пишет автор, был убежден, что ѕлотин, пребывающий в вечном диалоге со своим духовным вдохновителем ѕлатоном, способен сыграть выдающуюс€ роль в борьбе против невери€ и атеизма. "ѕо воле Ѕожьей, одним чтением ѕлатона и ѕлотина можно было бы творить чудеса" (43, с.500).

¬ заключение статьи автор подчеркивает высокое качество перевода ѕлотина, сделанного ‘иччино, отмеча€, в частности, что подзаголовки, данные им при разбивке текста ѕлотина на логически последовательные главы, до сих пор используютс€ современными переводчиками (43, с. 505).

Ѕесспорно, важнейшим вкладом гуманизма ¬озрождени€ в непосредственную подготовку движени€ –еформации XVI столети€ €вилась де€тельность Ёразма –оттердамского не только в качестве выдающегос€ переводчика и толковател€ (герменевта) текстов —в€щенного ѕисани€, но и как педагога-лингвиста, разработавшего методику овладени€ "библейскими €зыками" дл€ широкого круга просвещенных современников.

Ёта сторона де€тельности великого гуманиста раскрываетс€ в статье ћэри ƒжейн Ѕарнет "Ёразм –оттердамский и герменевтика лингвистической практики" (6). ќтмеча€, что герменевтика Ёразма печально знаменита среди исследователей трудностью ее анализа, автор относит это за счет того, что "Ёразм одновременно смотрит в противоположные стороны: в сторону божественного —лова как идеала совершенного выражени€ содержани€ и в сторону множества несовершенных людских слов, наход€щихс€ в плену водоворота исторических изменений их содержани€" (6, с.543).

’от€ Ёразм верит в сущностную важность определенной св€зи между "res" ("делом") и "verbum" ("словом"), однако €сно, что он

одновременно придерживаетс€ и точки зрени€ ѕлатона, что св€зь эта всегда недостаточна, что сколько бы ни пыталс€ человек при помощи своего несовершенного €зыка в нее проникнуть, он может лишь приблизитьс€ к пониманию ее значени€, но никогда не обретет его. “аким образом, "множество уровней значени€, которые содержит текст ѕисани€, следует понимать не как многозначность, но лишь как функцию неизмеримого богатства его содержани€" (там же).

¬ то же врем€, отмечаетс€ в статье, дерзновенные цели, которые ставит Ёразм перед лингвистикой в своих педагогических работах, свидетельствуют о его уверенности в неверо€тных возможност€х €зыка в деле постижени€ смысла, при условии выработки соответствующей техники пользовани€ им. "ќбщим дл€ всех этих работ, Ч замечает автор, Ч €вл€етс€ упор на €зыковое действие и на построение компонентов этого действи€. ѕрактике €зыка отдаетс€ предпочтение перед правилами, методу - перед конкретикой содержани€, а доступной изучающему продуманной организации имеющихс€ в его распор€жении логических ресурсов Ч перед механическим заучиванием" (6, с. 543).

Ёразм посто€нно напоминает, что прочтение и постижение ѕисани€ требует многотрудного приобретени€ филологических знаний, таких как владение трем€ библейскими €зыками, понимание значений чисел, тропов и идиом, и даже широкие познани€ в области царства природы. "ѕо Ёразму, лингвистическа€ практика св€зывает форму с содержанием и значение с полезностью. языкова€ практика это €зык в действии, это €зык в посто€нном процессе обмена и переговоров, это €зык, который направлен, прежде всего, не на выражение, но на действие'* (6, с.545).

ѕримером собственной лингвистической практики Ёразма служат его пересказы ≈вангели€, предприн€тые с целью про€снени€ современному ему читателю содержани€ Ќового «авета, где Ёразм не останавливаетс€ перед добавлением к тексту ≈вангели€ отдельных фраз, предложений и целых абзацев, призванных по€снить исторический контекст.

 огда Ёразм признает, что пересказ отличаетс€ от перевода именно тем, что пересказывающий излагает текст своими собственными словами, но не словами автора, замечает ћ. Ѕарнет, он тем самым подчеркивает, что пересказ служит более "делу", чем "слову" ѕисани€ (6, 557).

—воеобразным утверждением значени€ лингвистической практики, отмечаетс€ в статье, могут служить и частые обращени€ Ёразма в процессе подготовки им нового перевода ≈вангели€ на латинский €зык к авторитету консенсуса, которого достигали в спорных вопросах толковани€ того или иного слова либо пон€ти€ отцы церкви.

Ќар€ду с этим Ёразм отмечает, что и отцы церкви отнюдь не всегда достигали согласи€, что предполагает, что и они порой ошибались, а, следовательно, признание права церкви на объ€снение ѕисани€ не должно означать запрета на его дальнейшее толкование (6, с.565).

√уманисты ¬озрождени€ проложили дорогу к –еформации и еще в одной важнейшей сфере общественной жизни - правоведении. ¬ статье  онстантина ‘эсолта "¬згл€ды на пор€док в среде канонических и гражданских правоведов" (18) рассматриваетс€ важнейший дл€ этого времени вопрос: что именно следовало иметь в виду под гражданским и церковным пор€дком и правом, какими виделись они в реальности и в идеале.

”казыва€ на то, что в эпоху позднего средневековь€ обсуждение норм церковного и гражданского права отнюдь не ограничивалось узким кругом профессиональных правоведов, автор подчеркивает, что оно распростран€лось среди широких слоев теологов, гуманистов и прочих людей, непосредственно соприкасавшихс€ с судебной системой, "число которых в этот период возросло до невиданных ранее масштабов" (18, с.31).

¬месте с тем, замечает  .‘эсолт, профессиональные правоведы по самому своему положению оказывались в центре дискуссий о существующем и желаемом пор€дке, вследствие чего вы€снение их социального статуса и менталитета имеет первостепенное значение дл€ определени€ одного из важнейших аспектов возникновени€ и развити€ движени€ –еформации.

 ак отмечаетс€ в статье, сам факт, что получение звани€ правоведа требовало университетского диплома, во многом определ€л характер этой категории профессионалов. ќни не могли быть выходцами из низших слоев и редко бывали представител€ми двор€нства или богатого купечества. „аще всего изучению права посв€щали себ€ честолюбивые молодые люди из средних слоев горожан, мечтавшие со временем зан€ть достойное положение в верхах общества.

—оответственно, типичный правовед, подчеркивает автор полагавшийс€ в своих амбици€х только на собственные способности, рассматрива€ основные принципы общественного пор€дка, был склонен отдавать предпочтение заслугам, а не происхождению. ¬ этом смысле он выступал на стороне свободы и равенства, противопоставл€€ их сословной иерархии.

ѕонима€, что путь наверх ему могут обеспечить только знани€, правовед был склонен к пересмотру обыча€ с позиций логики и не выказывал любви, преданности и понимани€ по отношению к необразованным лицам, к какому бы сословию они ни принадлежали. "¬ этом смысле, Ч замечает  . ‘эсолт, - его можно считать реформатором и прогрессистом" (18, с.35).

¬ то же врем€ профессиональных юристов средневековь€ объедин€ла чрезвычайно важна€ черта Ч все их знани€ основывались на небольшом количестве книг, получивших в XVI в. наименовани€ "Corpus Iuris Civilic" (" одекс гражданского права") и "Corpus luris Canomci" (" одекс канонического, или церковного, права").

ѕоскольку оба кодекса были санкционированы наместниками Ѕога на земле Ч императором и папой, профессиональный правовед не считал дл€ себ€ нужным и возможным выходить за рамки их текстов в поисках ответа на вопрос, что справедливо, а что не справедливо.

ќднако это, отмечаетс€ в статье, "приводило к столкновению правоведов, во-первых, с теми, кто искал ответа на эти вопросы в других книгах, а, во-вторых, с теми, кто пыталс€ определ€ть справедливость, не свер€€сь вообще ни с какими книгами, или, по крайней мере, ни с какими книгами, написанными на латыни. ѕервыми были теологи, а вторыми Ч приверженцы обычного права" (18.—.36).

—уществовали разногласи€ также между канонической и гражданской правовыми системами. ≈сли перва€ основывалась на законах церкви, то втора€ Ч на законах –имской империи.  анонические правоведы были одно врем€ даже формально отделены от гражданских, когда в 1219 г. папа √онорий III запретил св€щенникам и членам религиозных орденов изучать гражданское право.

—о временем, однако, это противоречие во многом сгладилось, поскольку и сама церковь во многом руководствовалась законами –имского права. — другой стороны, каноническое право сохранило в

полной мере свое значение в вопросах заключени€ брака и составлени€ завещаний Ч двух важнейших способах передачи имущества этой эпохи.

¬ результате, в последние столети€ средневековь€ полноценным мог считатьс€ правовед, который €вл€лс€ "магистром обоих прав". ќднако, профессиональные юристы с университетским дипломом были широко представлены в светских судах в основном в »талии. —ветские суды в других европейских странах XVI в. были укомплектованы преимущественно знатоками обычного права (18, с.39).

Ќаконец, важным дл€ понимани€ формировани€ концепции пор€дка в эпоху –еформации €вл€етс€ представление об основных направлени€х дискуссии относительно значени€ законов, развернувшейс€ между каноническими и гражданскими правоведами.

ѕервой проблемой здесь €вл€лось, кому принадлежит верховна€ власть в церкви.  онсилиаристы, или "соборники" считали, что верховной властью обладают соборы, наделенные ею непосредственно ’ристом. ѕаписты, напротив, утверждали, что верховной властью должен обладать папа, свободный от суда любого человека, хот€ бы он и был участником собора.

¬торым направлением дискуссии €вл€лось отношение к противоречи€м, содержащимс€ в текстах кодексов канонического и гражданского права. «десь также образовались два противоборствующих подхода. —торонники одного из них, получившего название по имени правоведа XIV в. Ѕартоло да —ассоферрато "бартолисты", предпочитали следовать многочисленным глоссам и комментари€м толкователей текстов законов, по€вившимс€ уже в XI в. »х оппоненты настаивали на разъ€снении законов путем возвращени€ текстов к древнеримским первоисточникам, испорченным средневековой латынью (18, с.40).

“ретьим источником споров €вилось отношение к основным иде€м реформировани€ церковной доктрины. «десь главной проблемой стало вы€снение можно ли примирить доктрину спасени€ только через веру с каноническим и –имским правом. ћногие правоведы считали это невозможным. ќднако другие видели такую возможность в случае, если правильно отделить каноническое и –имское право как творени€ человеческие от божественного и естественного права (18, с.41).

Ќаконец четвертым предметом дискуссий между правоведами €вл€лась проблема, кому должна принадлежать верховна€ власть в государстве Ч народу или его властителю-суверену. ќдни правоведы отстаивали утверждение, что поскольку суверен служит общему благу, он должен подчин€тьс€ закону. —оответственно народ имеет право низложить суверена, если тот нарушит закон.

ƒругие, напротив, отстаивали идею, что общественный пор€док невозможно сохранить, если у суверена не будет абсолютного права самому разрешать возникающие в обществе споры. “акой суверен, утверждали сторонники абсолютизации монархической власти, не будет сто€ть над божественным и естественным законом, но будет выше законов, создаваемых людьми (18, с.41).

ѕредставление об основных направлени€х дискуссий между правоведами позднего средневековь€, считает автор, необходимо, прежде всего, дл€ того, чтобы пон€ть каким образом формировалось в ходе –еформации представление об общественном пор€дке как правильном соотношении легальности, т. е. законности, поведени€ людей и легитимности, т. е. правомерности, законов, с которыми сообразуетс€ это поведение (18, с.42).

¬ свою очередь, вопрос легитимности во многом зависел от определени€ правильного соотношени€ между писаными законами и обычным правом. Ќа стороне писаных законов было то огромное преимущество, что зафиксированные в них правила поведени€ четко определ€ли, что считать справедливым, а что несправедливым и в этом смысле существенно ограничивали произвол в деле утверждени€ правопор€дка.

— другой стороны, кодекс писаных законов представл€л собой определенную логически стройную систему, что делало весьма затруднительным изменение или отмену отдельного закона в случае, когда он переставал отвечать реальност€м изменившейс€ обстановки в обществе.

Ёто, в свою очередь, оправдывало в глазах общества его насильственное нарушение. "≈сли писаный закон оказывалс€ предпочтительнее обыча€, поскольку он в большинстве случаев предупреждал произвольное применение насили€. Ч отмечаетс€ в статье, Ч то он же делал произвольное применение насили€ неизбежным в отдельных случа€х, что приводило к кризису легитимности более глубокому и непредсказуемому, чем это было возможно в системе обычного права** (18, с.45).

¬ статье прослеживаетс€ истори€ противоборства по вопросу соотношени€ легальности и легитимности между различными школами правоведов на прот€жении XV в., увенчавшегос€, по мнению автора, двум€ выводами, предложенными столь разными мыслител€ми как Ќиколо ћакиавелли и ћартин Ћютер. "ѕервый видел источник легитимности в способности правител€ проводить политику, сообразу€сь с обсто€тельствами времени, второй Ч в вере в вечное царство ’риста. ќба они сходились в одном, а именно в отрицании закона как источника легитмности. ќба считали, что законность прекрасно уживаетс€ с тиранией. ќба утверждали, что разрыв между законностью и легитимностью... практически невозможно ликвидировать" (18. с.48).

—пособ разрешить это представл€вшеес€ неразрешимым противоречие был найден во второй половине XVI в. выдающимс€ гражданским правоведом ∆аном Ѕоденом, предложившим концепцию "суверенитета" как "абсолютной и посто€нной власти государства (commonwealth)", которое и €вл€етс€ единственно легитимным творцом и проводником в жизнь писаных законов (18, с.49).

¬ св€зи с этим, подчеркиваетс€ в статье, следует рассматривать три отдельных, хот€ и взаимосв€занных процесса формировани€ представлени€ о пор€дке в эпоху –еформации. "ѕервый Ч это постепенное вытеснение обычного права писаным законом. ¬торой - это переход верховенства над писаным законом из рук папы и императора в ведение суверенных национальных государств. Ќаконец третий Ч это вырабатывание различных национальных традиций права и отношени€ к законам" (18, с.50).

Ќјƒ≈∆ƒџ » “–≈¬ќ√»

»деи о пут€х формировани€ нового пор€дка церковного, государственного и обычного права, рождавшиес€ в среде канонических и светских правоведов позднего средневековь€, оставались бы пустой абстракцией, если бы они не возникали на

почве постепенно складывавшегос€ в этот период возвышени€ городов, отвоевывавших себе все большую автономию в делах местного самоуправлени€.

»менно и прежде всего, с элитой бюргерства позднего европейского средневековь€ были св€заны надежды правоведов-гуманистов на реформирование существующего правопор€дка. ќпределенное представление о том, как складывались эти элиты, дает стать€ ‘.я.¬. ван  ана "Ёлита и правление в средневековом Ћейдене", в которой анализируетс€ состав городской элиты и характер ее вли€ни€ на городское самоуправление в XII Ч XIV вв. (28).

ќтмеча€, что урбанизаци€ в графстве √олланди€ началась по сути дела лишь в XIII в. по мере того, как разработка торф€ников создала достаточные площади плодородной земли, способные снабжать города зерном, автор указывает, что Ћейден, основанный на южном берегу –ейна, был единственным среди городов графства обладателем собственног





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-12-05; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 318 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

≈сли вы думаете, что на что-то способны, вы правы; если думаете, что у вас ничего не получитс€ - вы тоже правы. © √енри ‘орд
==> читать все изречени€...

574 - | 584 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.158 с.