Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


ƒогматизмї расиновского геро€. 3 страница




¬с€ беда в том, что дешифровка неизвестного €зыка, не засвидетельствованного в документах, подобных розеттскому камню, совершенно нереальна, если не прибе≠гать к психологическим постулатам. —колько бы ни стре≠милась Ђкритика значени€ї к строгости и к осторожно≠сти, систематический характер чтени€ за€вл€ет о себе на всех уровн€х. ѕрежде всего Ч на уровне самого оз≠начающего. „то, собственно, €вл€етс€ здесь означаю≠щим? слово? стих? персонаж? ситуаци€? трагеди€? все творчество в целом? 8  то может декретировать озна≠чающее, если не идти чисто индуктивным путем, то есть не начинать с означаемого, став€ его перед означающим? »ли друга€ проблема, требующа€ еще более системати≠ческого решени€: что делать с теми част€ми произве≠дени€, о значении которых ничего не говоритс€? јнало≠ги€ Ч это сеть с очень крупными €чейками: три четверти расиновского дискурса проход€т сквозь нее. ћожно ли, избрав путь критики значени€, останавливатьс€ на пол≠пути? ћожно ли отдать все неозначающее на откуп таинственной алхимии творчества? ћожно ли растрачи≠вать на один стих бездну научной изощренности, после чего лениво бросать все остальное на произвол чисто

8  арл I отдал своих детей на попечение √енриетте јнглийской со словами: Ђя не могу оставить вам более дорогой залогї. √ектор отдает сына јндромахе со словами: Ђя отдаю тебе залог моей любвиї (Ђјндромахаї, III, 8). –. ∆азинский видит здесь значимое отношение, он приходит к выводу о наличии источника, образца. „тобы оценить веро€тность такого значени€, которое вполне может быть на самом деле простым совпадением, надо вспомнить суждени€ ћарка Ѕлока в Ђјпо≠логии историиї (Ѕлок ћ. ÷ит. соч., с. 71Ч 76).

магической концепции художественного произведени€? ј какими доказательствами подтвердить то или иное значение? „ислом совпадающих фактов реальности (ќрсибаль)? Ќо этим доказываетс€ лишь допустимость дан≠ного значени€, не более того. Ђ—овершенствомї словес≠ного выражени€ (∆азинский)? Ќо по качеству стиха судить о Ђжизненностиї выражаемого чувства Ч это типичный априорный постулат. —в€зностью системы означающих (√ольдман)? Ёто, на мой взгл€д, единст≠венное приемлемое доказательство, поскольку вс€кий €зык представл€ет собой высокосогласованную систему; но тогда, чтобы св€зность стала очевидной, надо про≠следить ее на прот€жении всего произведени€, т. e. ре≠шитьс€ на тотальное критическое прочтение. ¬от так, на самых разных уровн€х, объективистские намерени€ Ђкритики значени€ї оказываютс€ несосто€тельными в силу принципиально произвольного характера вс€кой €зыковой системы.

“а же произвольность и на уровне означаемых. ≈сли произведение означает мир, к какому из уровней мира следует отнести это значение?   актуальности (англий≠ска€ реставраци€ применительно к Ђ√офолииї)?   поли≠тическому кризису (турецкий кризис 1671 г. применитель≠но к Ђћитридатуї)?   Ђнаправлению общественного мнени€ї?   Ђвидению мираї (√ольдман)? ј если про≠изведение означает автора, оп€ть начинаетс€ та же не≠уверенность: на каком из уровней личности располага≠етс€ означаемое? Ќа уровне биографических обсто€≠тельств? Ќа эмоционально-аффективном уровне? Ќа уровне возрастной психологии? Ќа архаическом уровне психики (ћорон)? ¬с€кий раз нужный €рус приходит≠с€ выбирать заново Ч в зависимости не столько от произведени€, сколько от изначальных представлений критика о психологии и о мире.

ѕо сути, критика, апеллирующа€ к автору, Ч не что иное, как семиологи€, не решающа€с€ назватьс€ соб≠ственным именем. ќсмельс€ она открыто признать себ€ семиологией Ч и она по меньшей мере осознала бы свои границы, пр€мо за€вила бы о своем выборе. ќна бы по≠н€ла, что ей всегда придетс€ иметь дело с двум€ произ≠вольными величинами и целиком брать на себ€ ответ≠ственность за выбор конкретного значени€ каждой из

этих величин. — одной стороны, некое означающее всегда может быть соотнесено с несколькими возможными оз≠начаемыми; знаки всегда двусмысленны, дешифровка Ч это всегда выбор. ”гнетенные израильт€не в Ђ≈сфириї Ч кто это? протестанты, €нсенисты, тулузские монахини или человечество, лишенное искуплени€? «емл€, пьюща€ кровь Ёрехте€, Ч что это? элемент мифологического ко≠лорита, прециозный штрих или фрагмент чисто расиновского фантазма? ќтсутствие ћитридата Ч что это? ссылка некоего реального монарха или угрожающее безмолвие ќтца? —колько означаемых приходитс€ на один знак! ћы не хотим сказать, что бесполезно соиз≠мер€ть правдоподобие этих означаемых; мы хотим ска≠зать, что выбор одного из них всегда обусловлен в ко≠нечном счете выбором той или иной ментальной системы во всей ее полноте. ≈сли вы решили дл€ себ€, что ћитридат Ч это ќтец, значит, вы обратились к психоанали≠зу; но если вы решили, что ћитридат Ч это  орнель, значит, вы опираетесь на ничуть не менее произвольный (при всей его банальности) психологический постулат. — другой стороны, решение ограничить смысл произве≠дени€ теми, а не иными рамками тоже есть результат субъективного выбора 9. Ѕольшинство критиков полагает, что запрет идти вглубь гарантирует большую объектив≠ность: по этой логике, остава€сь на поверхности фактов, мы окажем факту большее уважение; робость, баналь≠ность гипотезы €вл€ютс€ залогом ее состо€тельности. ќтсюда Ч очень тщательна€, иногда очень тонка€ реги≠страци€ фактов и бо€зливый отказ от истолковани€ этих фактов, срабатывающий именно в тот момент, когда интерпретаци€ готова обрести подлинную содержатель≠ность. ќтмечают, например, нав€зчивое внимание –а≠сина к человеческим глазам, но запрещают себе гово≠рить о фетишизме; перечисл€ют про€влени€ жестокости, но не желают признавать, что речь идет о садизме; нежелание аргументируетс€ тем, что в XVII в. не суще≠ствовало еще слова Ђсадизмї (это все равно, что отка≠затьс€ восстанавливать климатическую картину некоей

9 —артр показал, что психологическа€ критика (например, у ѕ. Ѕурже) останавливаетс€ слишком рано, именно в той точке, с ко≠торой должно начатьс€ объ€снение (Sartre J.-P. L'Etre et le Néant. P.: Gallimard, 1948, p. 643 s.).

страны в далекую эпоху на том основании, что тогда еще не существовало дендроклиматологии); отмечают, что около 1675 г. трагедию вытесн€ет опера; но этот сдвиг коллективной ментальности низводитс€ на уровень частного обсто€тельства: такова одна из возможных причин молчани€ –асина после Ђ‘едрыї. “ак вот, эта бо€зливость уже содержит определенный систематиче≠ский подход. ¬ещи не могут означать в несколько боль≠шей или несколько меньшей мере: они либо означают, либо не означают; сказать, что они несут лишь поверх≠ностное значение, Ч это уже и есть определенна€ по≠зици€ по отношению к миру. ¬се значени€ приходитс€ признать равно предположительными; а раз так, не лучше ли будет предпочесть те, которые располагаютс€ в самых глубинах личности (ћорон) или мира (√ольд-ман), иначе говор€, там, где есть шанс увидеть подлин≠ное единство? –искнув предложить несколько биогра≠фических Ђключейї, –. ∆азинский выдвигает идею о том, что јгриппина олицетвор€ет ѕор-–о€ль. ѕрекрасно; но неужели не очевидно, что подобна€ параллель рис≠кованна лишь в той мере, в какой она не доведена до конца? „ем дальше идет гипотеза, тем большую содер≠жательность она обретает, тем правдоподобнее она ста≠новитс€; и отождествить јгриппину с ѕор-–о€лем можно лишь в том случае, если мы увидим в обоих этих обра≠зах один и тот же пугающий архетип, корен€щийс€ в самой глубине расиновской психики: јгриппина отождествима с ѕор-–о€лем, лишь если и та, и другой отождествимы с ќтцом, в полновесном психоаналитическом значении слова.

ƒействительно, ограничительный подход критиков к значению никогда не бывает невинным. ќн вы€вл€ет позицию критика, неизбежно побуждает к критике кри≠тики. ¬с€кое прочтение –асина, сколь бы безличным оно ни старалось быть, Ч это проекционный тест. Ќекоторые за€вл€ют свою принадлежность пр€мо: ћорон Ч пси≠хоаналитик, √ольдман Ч марксист. Ќо нас сейчас ин≠тересуют другие: какова их позици€? », коль скоро речь идет об историках литературного творчества, как они представл€ют себе это творчество? „ем, собственно, €вл€етс€ в их глазах произведение?

ѕрежде всего и по преимуществу Ч алхимическим продуктом: имеютс€, с одной стороны, материалы Ч ис≠торические, биографические, традиционные (они же ис≠точники); а с другой стороны (поскольку очевидно, что между материалами и произведением лежит пропасть), имеетс€ нечто невыразимое, называемое звучными и за≠гадочными именами: творческий порыв, таинство души, синтез, короче, ∆изнь; эту вторую сторону произведени€ следует чтить и целомудренно упоминать, но прикасатьс€ к ней запрещено: это значило бы отказатьс€ от науки ради выбранной системы. ¬ результате мы видим, как одни и те же умы изощр€ютс€ в научной строгости по поводу второстепенных деталей (сколько страстей бушевало вокруг одной даты или одной зап€той!), а в главном без бо€ отдаютс€ на милость чисто магичес≠кой концепции художественного произведени€. — одной стороны Ч самый жесткий позитивизм со всей его недо≠верчивостью, с другой стороны Ч беззаботное исполь≠зование схоластических приемов объ€снени€ с их веч≠ными тавтологи€ми: как опиум усыпл€ет в силу усып≠л€ющего свойства, так и –асин творит в силу творче≠ского дара. —транное представление о тайне, при кото≠ром тайну умудр€ютс€ объ€снить массой ничтожных причин; странное представление о науке, при котором науку заставл€ют ревниво охран€ть непознаваемое. ѕикантно то, что романтическа€ мифологи€ вдохнове≠ни€ (ведь, в конечном счете, творческий порыв –аси≠на Ч не что иное, как мирское именование расиновской ћузы) сочетаетс€ здесь с громоздким сциентистским аппаратом; так из двух противоречащих друг другу идеологий 10 рождаетс€ нека€ треть€, ублюдочна€ сис≠тема, которую можно поворачивать в любую сторону: произведение оказываетс€ то умопостижимым, то ирра≠циональным, в зависимости от потребностей момента:

я птичка; у мен€ есть крыль€...

я мышка; слава грызунам!

10  . ћангейм хорошо продемонстрировал идеологический ха≠рактер позитивизма, который, впрочем, отнюдь не помешал этому те≠чению быть продуктивным (Mannheim  . Idéologie et Utopie. P.: Rivière, 1956, p. 93 s.).

я разум; у мен€ есть факты. я тайна: отойдите прочь. »де€ рассматривать произведение как синтез эле≠ментов (таинственный синтез рациональных элементов) сама по себе, веро€тно, ни ошибочна, ни верна; это про≠сто способ смотреть на вещи, способ, в высшей степени систематический и порожденный совершенно определен≠ным моментом истории. ƒругой способ, не менее свое≠образный, состоит в упр€мом отождествлении персона≠жей с автором, его любовницами и друзь€ми. –асин в двадцать шесть лет Ч это ќрест, –асин Ч это Ќерон, јндромаха Ч это ƒюпарк, Ѕурр Ч это ¬итар и т. д. Ч сколько утверждений подобного рода встречаем мы в расиновской критике, котора€ оправдывает свой неуем≠ный интерес к знакомым поэта надеждой обнаружить их транспонированными (еще одно волшебное слово) в круг трагедийных персонажей. Ќичто не создаетс€ из ничего; этот закон органической природы примен€ют без тени сомнени€ к литературному творчеству: персо≠наж может родитьс€ только из живого человека. ≈сли бы порождающа€ фигура рассматривалась сравнительно общо, еще можно было бы попытатьс€ затронуть фантазматическую зону творчества; однако нам, напротив того, предлагаютс€ самые что ни на есть детальные имитации, как если бы было удостоверено, что автор≠ское Ђ€ї не может использовать образцы в сколько-нибудь деформированном виде. “ребуетс€, чтобы образец и копи€ обладали очень наивно пон€тым общим приз≠наком: јндромаха воспроизводит ƒюпарк, потому что обе они были вдовами, хранили верность и имели ре≠бенка; –асин Ч это ќрест, потому что ими обоими вла≠дела одна и та же страсть, и т. д. Ёто крайне односто≠ронний взгл€д на психологию. ¬о-первых, персонаж мо≠жет родитьс€ не только из живого человека, но и из чего-то совершенно другого: из аффективного импульса, из желани€, из сопротивлени€, или даже проще Ч из того или иного внутреннего баланса сил в трагедии. ј главное, если образец и наличествует, отношение меж≠ду образцом и персонажем вовсе не об€зательно €вл€≠етс€ аналогическим: бывают инвертированные отноше≠ни€, которые можно назвать антифрастическими; не нужно особой смелости, чтобы предположить, что в про≠цессе творчества феномены отрицани€ и компенсации

бывают не менее плодотворны, чем феномены подража≠ни€.

» здесь мы приближаемс€ к постулату, который определ€ет все традиционные представлени€ о литера≠туре: произведение есть подражание, у произведени€ есть образцы, и отношение между произведением и образ≠цами может быть только аналогическим. ¬ трагедии Ђ‘едраї изображаетс€ кровосмесительна€ страсть; в силу догмата об аналогии, следует искать ситуацию инцеста в жизни –асина (–асин и дочери ƒюпарк). ƒаже √ольд-ман, вс€чески стрем€щийс€ умножить промежуточные звень€ между произведением и его означаемым, вынуж≠ден подчинитьс€ аналогическому постулату: коль скоро ѕаскаль и –асин принадлежат к политически разоча≠рованной социальной группе, в их видении мира должно воспроизводитьс€ это разочарование, как будто у писа≠тел€ нет других возможностей, кроме как буквально копировать самого себ€ 11. ј если произведение содер≠жит именно то, что незнакомо автору, чего нет в его жизни? Ќе надо быть психоаналитиком, чтобы пон€ть, что поступок (и в особенности литературный поступок, который не ждет никаких санкций от непосредственной реальности) вполне может означать обратное намерение; например, при известных услови€х (рассмотрение этих условий как раз и должно быть задачей критики) “ит, хран€щий верность, может в конечном счете означать неверного –асина, а ќрест, возможно, воплощает как раз то, чем не считает себ€ –асин, и т. д. Ќадо пойти еще дальше и задать себе вопрос, не должна ли кри≠тика заниматьс€ в первую очередь именно процессами деформации, а не процессами имитации: допустим, наличие образца доказано;важно увидеть, где и как деформируетс€ этот образец, где и как он отрицаетс€ или даже упраздн€етс€; воображение есть деформирую≠ща€ сила; поэтическа€ де€тельность состоит в разруше≠нии образов: это утверждение Ѕашл€ра все еще вос-

11 ƒжордж “омсон, другой критик-марксист, гораздо менее утон≠ченный, чем √ольдман, попыталс€ установить поверхностную аналогию между ценностным переворотом в V в. до н. э. (следы этого пере≠ворота, как ему кажетс€, он обнаруживает в древнегреческих траге≠ди€х) и переходом от натурального хоз€йства к торговле, который сопровождаетс€ стремительным возрастанием роли денег.

принимаетс€ как еретическое постольку, поскольку пози≠тивистска€ критика продолжает удел€ть непомерно большое внимание изучению источников произведени€ 12. ≈сли сравнить почтенное исследование Ќайта, зареги≠стрировавшего все древнегреческие заимствовани€ у –асина, с исследованием ћорона, попытавшегос€ пон€ть, какой деформации подверглись эти заимствовани€, по≠зволительно будет думать, что втора€ из названных ра≠бот ближе подходит к тайне творчества 13.

“ем более, что аналогическа€ практика Ч это, в ко≠нечном счете, столь же рискованное предпри€тие, как и люба€ друга€ критика. ќдержима€ страстью, если € осмелюсь сказать, к Ђвыкапываньюї сходств, она забы≠вает все приемы, кроме одного Ч индукции; из гипо≠тетического факта она делает выводы, которые быстро начинают восприниматьс€ как бесспорные; в соответ≠ствии с определенной логикой здесь строитс€ определен≠на€ система: если јндромаха Ч это ƒюпарк, тогда ѕирр Ч это –асин и т. д. Ђ≈сли, Ч пишет –. ∆азинский, Ч мы доверимс€ ДЅезумному спору" и сочтем, что любовное злоключение –асина действительно имело место, Ч генезис Дјндромахи" станет €снымї *.

»скомое ищут и, разумеетс€, наход€т. —ходства множатс€ примерно так, как множатс€ алиби в €зыке параноика. Ќа это не следует жаловатьс€; демонстра≠ци€ внутренней взаимосв€зи всегда остаетс€ прекрасным литературно-критическим зрелищем; но разве не видно, что, хот€ в цепочке доказательств используютс€ те или иные объективные факты, сам поиск доказательств обу≠словлен постулатом, принадлежащим к совершенно опре≠деленной системе? ≈сли бы критика открыто сформули≠ровала этот постулат, если бы факт перестал наконец играть роль сциентистского алиби дл€ психологической по-

12 ќ Ђмифе истоковї см.: Ѕлок ћ. ÷ит. соч., с. 19Ч23.

13 ” критики нет никаких оснований рассматривать литературные источники того или иного произведени€, персонажа или эпизода как сырой материал: если –асин обращаетс€ именно к “ациту, так, может быть, у “ацита уже присутствуют чисто расиновские фантазмы: “ацит тоже €вл€етс€ объектом психологической критики со всеми ее постулатами и со всеми ее ненадежност€ми.

* Jasinski R. Vers le vrai Racine. Ч In 2 vol. P.: Colin, 1958, t. 1, p. 211. Ч ѕрим. перев.

зиции, избранной критиком (при том, что сохранились бы традиционные гарантии проверки факта), тогда пара≠доксальным образом историческа€ эрудици€ оказалась бы наконец плодотворной, в той мере, в какой она стала бы служить обнаружению откровенно относительных зна≠чений, не драпируемых отныне в оде€ни€ ¬ечной ѕриро≠ды. –. ∆азинский полагает, что Ђглубинное €ї изме≠н€етс€ под воздействием некоторых ситуаций и обсто€≠тельств, то есть под воздействием биографических факто≠ров. ћежду тем, подобное представление о Ђ€ї равно уда≠лено и от психологии, какой она могла представл€тьс€ современникам –асина, и от сегодн€шних концепций, согласно которым Ђглубинное €ї характеризуетс€ либо устойчивостью структуры (психоанализ), либо свободой, котора€ позвол€ет строить собственную биографию, а не находитьс€ в пассивной зависимости от нее (—артр). ¬ сущности, –. ∆азинский проецирует на –асина свою собственную психологию, как, впрочем, делает каждый из нас; как делает и ј. јдан, когда утверждает, что определенна€ сцена из Ђћитридатаї Ђзаставл€ет вол≠новатьс€ все сокровенные струны нашей душиї; суж≠дение резко нормативное и вполне законное Ч при условии, однако, что никто не будет называть интерпрета≠цию рассказа “ерамена, предложенную Ўпитцером, Ђабсурдной и варварскойї, как это делает ј. јдан не≠сколько ниже. ѕосмеем ли мы сказать ∆ану ѕомье, что привлекает нас в его эрудиции? »менно то, что она служит выражению некоторых предпочтений, реаги≠рует на одни темы и равнодушно обходит другие, коро≠че, что она €вл€етс€ живой маской некоторых нав€з≠чивых идей? —можем ли мы в один прекрасный день подвергнуть ”ниверситет психоанализу, не риску€ быть обвиненными в кощунстве? », если вернутьс€ к –асину, думает ли кто-нибудь, что можно опровергнуть миф о –асине, не задева€ всех критиков, которые писали о –асине?

ћы были бы вправе потребовать, чтобы та психо≠логи€, на которой основываетс€ эрудитска€ критика и котора€ в целом восходит ко временам зарождени€ лансоновской системы, подверглась некоторому обнов≠лению; чтобы она не так послушно следовала по стопам “еодюл€ –ибо. ћы, однако, не требуем даже и этого;

но пусть она просто за€вит во всеуслышание о выбранных позици€х.

ќбъективному исследованию поддаетс€ вс€ институ≠циональна€ сторона литературы (притом, что и в этом случае критику нет никакого резона скрывать свою соб≠ственную ситуацию). „то же касаетс€ оборотной сто≠роны медали, той очень тонкой нити, котора€ св€зует произведение и его творца, как прикоснутьс€ к ней, не прибега€ к ангажированным пон€ти€м? —реди всех под≠ходов к человеку психологи€ Ч самый гадательный, самый зависимый от времени подход. ѕотому что на са≠мом деле познание Ђглубинного €ї иллюзорно: имеютс€ лишь разные способы выговаривать это Ђ€ї и ничего сверх этого. –асин открываетс€ разным €зыкам: пси≠хоаналитическому, экзистенциальному, трагическому, пси≠хологическому (могут быть созданы и другие €зыки; они будут созданы); ни один из этих €зыков не непо≠рочен. Ќо, признава€ эту невозможность высказать последнюю истину о –асине, мы тем самым признаем, наконец, особый статус литературы. ќн основан на парадоксе: литература есть совокупность элементов и правил, технических приемов и произведений, функци€ которой в общем балансе нашего общества состоит именно в том, чтобы институционализировать субъектив≠ность. „тобы следовать за этими действи€ми литера≠туры, критик должен сам сделатьс€ парадоксаль≠ным, выставить напоказ то неизбежное пари, которое понуждает его говорить о –асине либо так, либо иначе: критик тоже €вл€етс€ частью литературы. ѕервое пра≠вило объективности состоит здесь в том, чтобы опове≠щать о системе прочтени€, поскольку нейтрального прочтени€ не существует. —реди всех упоминавшихс€ мною работ 14 нет ни одной, какую бы € оспаривал;

14 Adam A. Histoire de la littérature française au XVIIe siècle, t. IV, P.: Domat, 1958; ¬loch M. Apologie pour l'histoire ou métier d'historien, 3e éd., P.: Colin, 1959; Goldmann L. Le dieu caché. P.: Gallimard, 1955; Granet M. Etudes sociologiques sur la Chine. P.: P.U.F., 1953; Jasinski R. Vers le vrai Racine Ч In 2 vol. P.; Colin, 1958; Knight R. —. Racine et la Grèce. P.: Boivin, 1950; Mauron Ch. L'inconscient dans l'œuvre et la vie de Racine. Gap; Ophrys, 1957; Orcibal J. La Genèse d'Esther et d'Athalie. P.: Vrin, 1950; Picard R. La Carrière de Jean Racine. P.: Gallimard, 1956;

можно даже сказать, что в разных отношени€х € ими всеми восхищаюсь. я лишь сожалею, что столько усилий было положено на служение шаткому делу: ибо, если мы хотим заниматьс€ историей литературы, надо забыть о –асине-индивиде и сознательно перейти на уровень технических приемов, правил, ритуалов и коллективных ментальностей; а если мы хотим с какой бы то ни было целью проникнуть внутрь –асина, если мы хотим ска≠зать нечто Ч пусть даже одно слово Ч о расиновском €, тогда самое частное знание должно вдруг стать систематическим, а самый осторожный критик должен раскрытьс€ как вполне субъективное, вполне историче≠ское существо.

1960.

Pommier J. Aspects de Racine. P.: Nizet, 1954; Thierry-Maunier. Racine, 34e éd. P.: Gallimard, 1947.

Ћитература сегодн€.

ѕеревод —. Ќ. «енкина.....233

I. Ќе могли бы вы рассказать, над чем вы сейчас работаете и в какой мере это св€зано с литературой?

ћен€ всегда интересовало то, что можно назвать ответственностью форм. Ќо лишь заканчива€ Ђћифо≠логииї, € пон€л, что проблему эту следует ставить как проблему значени€ (signification), и с тех пор именно значение стало главным и осознанным предметом моей работы. «начение Ч это соединение того, что означает, и того, что означаетс€; это не форма и не содержание, а св€зующий их процесс. »ными словами, начина€ с послеслови€ к Ђћифологи€мї мен€ интересуют не столь≠ко отдельные идеи или мотивы, сколько то, как обще≠ство завладевает ими, превраща€ их в материал дл€ создани€ тех или иных знаковых систем. ќтсюда не следует, что сам этот материал безразличен, Ч просто его нельз€ пон€ть, использовать и оценить, нельз€ фи≠лософски, социологически или политически объ€снить, пока не будет описана и осмыслена система значени€, в которую он входит. ј поскольку эта система Ч фор≠мальна€, то мне пришлось зан€тьс€ анализом р€да структур, стрем€сь охарактеризовать несколько экстра≠лингвистических Ђ€зыковї, Ч в сущности, их столько же, сколько разных форм культуры, которые общество (независимо от их реального происхождени€) надел€ет значением. Ќапример, пища служит дл€ еды Ч но она также служит и дл€ значени€ (обознача€ различные социальные положени€, обсто€тельства, вкусы); то есть пища образует знаковую систему, и в таком плане ее еще предстоит рассмотреть. ¬ числе знаковых систем, кроме €зыка как такового, можно назвать пищу, одежду, различные изображени€, кино, моду, литературу.

–азумеетс€, структура этих систем неодинакова. Ќаиболее интересными, или наиболее сложными, будут, очевидно, системы, в свою очередь производные от знаковых систем: такова, например, литература, образо≠ванна€ от столь образцовой знаковой системы, как €зык. “акова и мода Ч по крайней мере, в том виде, как о ней говор€т в модном журнале; поэтому недавно, не обраща€сь пр€мо к литературе, система которой устрашающе богата исторически сложившимис€ значе≠ни€ми, € сделал попытку описать систему значени€ модной женской одежды Ч в том виде, как эта одежда описываетс€ в соответствующих журналах 1. —амо сло≠во Ђописаниеї говорит о том, что, работа€ с модой, € одновременно занималс€ и литературой: ведь будучи описанной, мода становитс€ частным случаем литера≠туры Ч но случай этот показательный, так как при опи≠сании одежды ей сообщаетс€ особый смысл (модность), отличный от буквального смысла фразы; не в этом ли заключаетс€ и вс€ суть литературы? јналогию мож≠но продолжить: и моду и литературу € бы назвал гомеостатическими системами, то есть их функци€ не в том, чтобы передавать какое-либо объективное означаемое, существующее до и вне системы, а лишь в том, чтобы создать динамическое равновесие подвижного значени€; действительно, в моде нет ничего кроме того, что о ней говоритс€, а вторичный смысл литературного текста, в сущности, мимолетен и Ђпустї, хот€ сам текст непре≠рывно функционирует как означающее этого пустого смысла. » мода и литература вырабатывают значение со всей силой, со всей утонченностью, со всеми уловками изощренного искусства, но значение это как бы Ђника≠коеї; их суть в процессе значени€, а не в конкретных означаемых.

≈сли признать моду и литературу знаковыми систе≠мами, в которых означаемое принципиально уклончиво, то неминуемо придетс€ пересмотреть те представлени€, что могли бы у нас сложитьс€ об истории моды (ее, к счастью, почти не изучали), а равно и те, что на самом деле сложились об истории литературы. ¬ обоих случа€х дело происходило как с кораблем Ђјргої; детали, ма-

1 Barthes R. Système de la mode. P.: Seuil, 1967.

териалы, вещественна€ основа предмета мен€ютс€ вплоть до его полного врем€ от времени обновлени€, однако не≠изменным остаетс€ им€, то есть существо предмета. ѕеред нами, следовательно, не простые вещи, а системы, сущность которых в форме, а не в содержании или функци€х; стало быть, истори€ таких систем есть исто≠ри€ форм, и она, быть может, куда полнее, чем кажетс€, покрывает собой всю их историю в целом, поскольку эта истори€ осложн€етс€, отмен€етс€ или попросту под≠чин€етс€ внутреннему саморазвитию форм. —казанное очевидно в случае моды, где происходит регул€рный круговорот форм Ч либо годовой, на микродиахроничес≠ком уровне, либо вековой, на уровне длительных цик≠лов (см. очень ценные работы  ребера и –ичардсон). ѕрименительно к литературе, конечно, все намного слож≠нее, поскольку у литературы, по сравнению с модой, более широкий и менее четко выделенный круг потреби≠телей; еще важнее, что литература свободна от свой≠ственного моде мифа о несерьезности и рассматриваетс€ как воплощение самосознани€ всего общества в целом, то есть как Ђисторически природна€ї ценность (если можно так выразитьс€). »стори€ литературы как знако≠вой системы, по сути, еще не изучалась. ƒолгое врем€ изучалась только истори€ жанров (мало св€занна€ с историей значимых форм), и она до сих пор преобла≠дает в школьных учебниках и еще более того Ч в обо≠зрени€х современной литературы. ѕозднее, под вли€нием в одних случа€х “эна, а в других ћаркса, по€вились попытки создать историю литературных означаемых; примечательнее всего здесь, видимо, работы √ольдмана. √ольдман весьма далеко продвинулс€ в этом направ≠лении, стрем€сь св€зать определенную форму (трагедию) и определенное содержание (мировидение политического класса); но, на мой взгл€д, его объ€снение все же не≠полно, поскольку не осмысл€етс€ сама взаимосв€зь, то есть значение. —оотношение двух €влений Ч истори≠ческого и литературногоЧрассматриваетс€ как анало≠ги€ (в трагическом разочаровании у ѕаскал€ и –асина воспроизводитс€, копируетс€ политическое разочарова≠ние правого крыла €нсенизма), так что хот€ √ольдман и утверждает с замечательной интуицией, что изучает значение, но фактически, на мой взгл€д, речь идет лишь

о замаскированном детерминизме. «адача состоит (это, конечно, легко сказать!) не в том, чтобы обрисовать историю литературных означаемых, а в том, чтобы соз≠дать историю значений, то есть тех семантических при≠емов, благодар€ которым литература сообщает сказан≠ному в ней смысл (пусть даже Ђпустойї); одним словом, задача в том, чтобы смело проникнуть в Ђкухню смыслаї.

II. ¬ы писали: Ђ аждый вновь рождающийс€ писа≠тель подвергает внутреннему суду всю литературуї.

Ќе может ли получитьс€, что такой посто€нный и неизбежный пересмотр основ в дальнейшем окажет опас≠ное вли€ние на некоторых писателей, так что дл€ них Ђпересмотр основї станет просто новым литературным Ђритуаломї, то есть лишитс€ реальной действенности?

— другой стороны, не кажетс€ ли вам, что ныне слишком часто стало обсуждатьс€ и пон€тие Ђнеудачиї как необходимого услови€ подлинно Ђудачногої произве≠дени€?

≈сть два рода неудач. ¬о-первых, историческа€ не≠удача самой литературы; она не в силах ответить на вопросы, которые задает человеку мир, не наруша€ уклончивости (le caractère déceptif) знаковой системы, Ч а така€ система и составл€ет наиболее зрелую форму литературы; литература сегодн€ вынуждена лишь зада≠вать миру вопросы, тогда как мир, страда€ от отчужде≠ни€, нуждаетс€ в ответах. ¬о-вторых, бывает неуспех у публики, когда произведение не принимают читатели. Ќеудачу первого рода может переживать вс€кий автор (если он сознает свой удел) как экзистенциальную неудачу своего писательского Ђпроектаї; говорить тут не о чем, и ничем тут не помогут ни моральные принципы, ни, тем более, правила психической гигиены Ч что можно сказать несчастному сознанию, если его состо€ние исто≠рически оправданно? ќщущение такой неудачи принадле≠жит к Ђвнутренним убеждени€м, которые никому не сле≠дует сообщатьї (—тендаль). „то же касаетс€ неуспеха у публики, то он может быть интересен (кроме автора, разумеетс€!) только дл€ социологов и историков, ста≠рающихс€ распознать в читательском непри€тии книги признак тех или иных социально-исторических умо-





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-11-23; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 343 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

¬ моем словаре нет слова Ђневозможної. © Ќаполеон Ѕонапарт
==> читать все изречени€...

519 - | 475 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.039 с.