Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


ѕовод написани€. –азговор —ократа с √ермогеном. 1 страница




 Ќ»√ј ѕ≈–¬јя

√лава 1

[ќпровержение первого пункта обвинени€: —ократ не отрицал богов]

 

(1) „асто удивл€лс€ €, какими это доводами лица, возбудившие судебный процесс против —ократа, убедили афин€н, что он заслужил смертного приговора от сограждан. ¬ обвинительном акте против него было сказано приблизительно1 так: "—ократ виновен в том, что не признает богов, признаваемых государством, а вводит другие, новые божества; виновен также в том, что развращает молодежь".

(2) „то касаетс€ первого пункта обвинени€, будто он не признает богов, признаваемых государством, какое доказательство этого они привели? ∆ертвы он приносил часто как дома, так и на общих государственных алтар€х: это все видали; к гадани€м прибегал: это тоже ни дл€ кого не было тайной. ѕо всему городу шли толки о рассказах —ократа, что божественный голос2 дает ему указани€: это-то, мне кажетс€, и послужило главным основанием3 дл€ обвинени€ его в том, что он вводит новые божества. (3) Ќа самом же деле он так же мало вводит нового, как и все прочие люди, признающие искусство узнавать будущее, которые делают это по птицам, голосам, приметам и жертвам4: они предполагают, что не птицы и не встречные люди знают, что полезно дл€ гадающих, но что боги через них указывают это; и —ократ думал так же. (4) Ќо по большей части люди выражаютс€ так, что птицы и встречные их отклон€ют от чего-нибудь или побуждают; а —ократ как думал, так и говорил: божественный голос, говорил он, дает указани€. ћногим друзь€м5 своим он заранее советовал то-то делать, того-то не делать, ссыла€сь на указани€ божественного голоса, и, кто следовал его совету, получал пользу, а кто не следовал, раскаивалс€. (5) ќднако, кто не согласитс€, что он не хотел бы казатьс€ друзь€м ни дураком, ни хвастуном? ј он казалс€ бы и тем и другим, если бы, выдава€ свои советы за божественные откровени€, потом оказывалс€ бы солгавшим. ќтсюда видно, что он не стал бы предсказывать, если бы не был уверен в истине своих слов. ј можно ли в этом поверить кому-либо кроме бога? ≈сли же он верил богам, то как же он мог не признавать, что боги существуют? (6) ћало того, он так еще поступал по отношению к друзь€м: дела необходимые6 он советовал делать так, как, по их мнению, их можно сделать всего лучше; а в тех случа€х, когда исход дела был неизвестен, он посылал их к оракулу спросить, следует ли это делать7. (7) “ак, например, кто хочет с успехом заниматьс€ хоз€йством или заведовать государственными делами, тому, говорил он, нужно еще погадать. ѕравда, чтобы стать хорошим плотником, кузнецом, земледельцем, начальником над людьми, а также хорошо в этих делах разбиратьс€, или чтобы стать хорошим счетчиком, домохоз€ином, военачальником, Ч всеми такими знани€ми, думал он, может овладеть, конечно, и человеческий ум8 8*; (8) но самое главное в них, говорил он, боги оставл€ют себе, и ничего из этого люди не знают. “ак, например, тот, кто образцово засадил дл€ себ€ деревь€ми участок земли, не знает, кто будет собирать плоды; кто построил себе превосходный дом, не знает, кто будет жить в нем; знаток стратегии не ведает, полезно ли быть стратегом; человек, опытный в государственных делах, не знает, полезно ли сто€ть во главе государства; женившийс€ на красавице себе на отраду не знает, не будет ли через нее терпеть горе; породнившийс€ через брак с вли€тельными лицами в городе не знает, не лишитс€ ли он из-за них отечества9. (9) —ократ говорил, что если кто воображает, будто в подобных случа€х нет ничего завис€щего от бога, а все будто бы зависит от человеческого рассудка, тот Ч безумец; безумцы также и вопрошающие оракул о том, что боги предоставили люд€м самим познать и решать, как, например, если бы кто стал спрашивать, какого человека лучше вз€ть в возницы, Ч умеющего править, или не умеющего; или какого лучше вз€ть на корабль, Ч умеющего управл€ть им, или не умеющего; вообще, кто вопрошает богов о том, что можно узнать посредством счета, измерени€, взвешивани€, и о тому подобных вещах, тот, думал он, поступает нечестиво. „то боги предоставили люд€м познать и делать, тому, говорил он, должно учитьс€; а что люд€м неизвестно, о том старатьс€ узнать волю богов посредством гаданий: к кому боги милостивы, тому они дают указани€.

(10) «атем —ократ всегда был на глазах у людей: утром ходил в места прогулок и в гимнасии, и в ту пору, когда площадь бывает полна народа10, его можно было тут видеть; да и остальную часть дн€ он всегда проводил там, где предполагал встретить побольше людей; по большей части он говорил, так что вс€кий мог его слушать. (11) “ем не менее никто никогда не видал и не слыхал от него ни одного нечестивого, противного религии слова или поступка.

ƒа он и не рассуждал на темы о "природе всего", как рассуждают по большей части другие; не касалс€ вопроса о том, как устроен так называемый философами "космос"11 и по каким непреложным законам происходит каждое небесное €вление. Ќапротив, он даже указывал на глупость тех, кто занимаетс€ подобными проблемами12.

(12) ѕервый вопрос относительно их, который он рассматривал, был такой: считают ли они себ€ уже достаточно знающими то, что нужно человеку, и потому приступают к изучению таких предметов, или же, оставл€€ в стороне все человеческое, а занима€сь тем, что касаетс€ божества, они думают, что поступают как должно? (13) ќн удивл€лс€, как они не понимают, что это постигнуть человеку невозможно, когда даже те из них, которые больше всех горд€тс€ своим уменьем рассуждать на эти темы, несогласны между собою, а относ€тс€ друг к другу как к сумасшедшим. (14) ¬едь некоторые сумасшедшие не страшатс€ даже и страшного, а другие опасаютс€ даже неопасного; одни не считают непристойным говорить или делать что бы то ни было хоть среди толпы, другие наход€т, что не следует даже показыватьс€ люд€м; одни не почитают ни храма, ни алтар€, ни вообще ничего божеского, другие благоговеют перед вс€кими камн€ми, кусками дерева, животными. “ак и занимающимс€ вопросами о естестве мира: одним кажетс€, что сущее едино, другим, Ч что оно беспредельно в своей множественности13; одним кажетс€, что все вечно движетс€, другим, Ч что ничто никогда не может двинутьс€; одним кажетс€, что все рождаетс€ и погибает, другим, Ч что ничто никогда не может ни родитьс€ ни погибнуть14. (15) ѕо поводу их он высказывал еще такое соображение: кто изучает дела человеческие, надеетс€ осуществл€ть то, чему научитс€, как дл€ себ€, так и дл€ других, дл€ кого захочет. Ќо думают ли исследователи божеских дел, что они, познав, по каким законам происход€т небесные €влени€, сделают, когда захот€т, ветер, дождь, времена года и тому подобное, что им понадобитс€, или же они ни на что подобное и не надеютс€, а им кажетс€ достаточным только познать, как совершаетс€ каждое €вление такого рода? (16) ¬от как он говорил о люд€х, занимающихс€ этими вопросами, а сам всегда вел беседы о делах человеческих: он исследовал, что благочестиво и что нечестиво, что прекрасно и что безобразно, что справедливо и что несправедливо, что благоразумие и что неблагоразумие, что храбрость и что трусость, что государство и что государственный муж, что власть над людьми и что человек, способный властвовать над людьми, и так далее: кто знает это, тот, думал он, человек благородный, а кто не знает, по справедливости заслуживает названи€ раба.

(17) ¬ отношении тех его убеждений, которые не были известны, ничего удивительного нет, что судьи пришли к ошибочному заключению о нем; но не удивительно ли, что они не прин€ли во внимание того, что все знали? (18) ќднажды, сделавшись членом —овета и принес€ прис€гу, которую принос€т члены —овета, в том, что они будут при исполнении этой должности руководитьс€ законами, он попал в председатели Ќародного собрани€15. » вот когда народу захотелось осудить на смертную казнь стратегов ‘расилла и Ёрасинида с их коллегами, всех одним голосованием, вопреки закону, —ократ отказалс€ поставить это предложение на голосование, несмотр€ на раздражение народа против него, несмотр€ на угрозы многих вли€тельных лиц: ему было важнее соблюсти прис€гу, чем угодить народу вопреки справедливости и обезопасить себ€ от угроз16. (19) ƒа, его вера в промысл богов о люд€х была не такова, как у большинства людей, которые думают, что боги одно знают, другого не знают; —ократ был убежден, что боги все знают, Ч как слова и дела, так и тайные помыслы, что они везде присутствуют и дают указани€ люд€м обо всех делах человеческих.

(20) ¬виду этого € удивл€юсь, как же афин€не поверили, что —ократ неразумно мыслит о богах, Ч —ократ, который никогда не сказал и не сделал ничего нечестивого, а, наоборот, говорил и поступал так, что вс€кий, кто так говорит и поступает, был бы и считалс€ бы в высшей степени благочестивым человеком.

 

√лава 2

 

[ќпровержение второго пункта обвинени€: —ократ не развращал молодежь]

 

(1) ”дивительным кажетс€ мне также и то, что некоторые поверили, будто —ократ развращает молодежь, Ч —ократ, который, кроме упом€нутых качеств, прежде всего был всех на свете воздержаннее в любовных наслаждени€х и в употреблении пищи, затем лучше всех переносил холод, жару и вс€кого рода труды и к тому же был воспитан в такой умеренности в потребност€х, что, при совершенно ничтожных средствах, обладал всем ему необходимым. (2) Ќо если он сам был таким, то как он мог сделать других безбожниками, нарушител€ми законов, чревоугодниками, сластолюбцами, неспособными к труду неженками? Ќапротив, он многих отвратил от этих пороков, внушив им стремление к добродетели и подав надежды, что если они станут заботитьс€ о себе, то будут людьми нравственными. (3) ј между тем, он никогда не бралс€ быть учителем в этом отношении; но, так как все видели, что он таков, то это давало надежду люд€м, находившимс€ в общении с ним, что они, подража€ ему, станут такими.

(4) ќднако и тело он сам не оставл€л без заботы и тех, кто не заботилс€ о нем, не хвалил. “ак, он осуждал тех, которые чрезмерно наедаютс€ и тем чрезмерно себ€ перегружают1, а находил полезным есть столько, сколько душа принимает с удовольствием, чтобы переваривать пищу удовлетворительно: такой распор€док он считал и довольно здоровым и не мешающим заботитьс€ о душе. (5) Ќо при этом он не любил пышности и щегольства ни в одежде, ни в обуви, ни в других жизненных потребност€х.

» корыстолюбцами он не делал своих собеседников: от вс€ких страстей он отвращал их, а с тех, кто желал общени€ с ним, не брал денег. (6) ¬ таком бескорыстии он видел заботу о свободе; а кто берет плату за свои беседы, тех он презрительно называл продавцами самих себ€ в рабство, так как они об€заны разговаривать с теми, с кого берут плату. (7) ќн удивл€лс€, как это человек, объ€вл€ющий себ€ учителем добродетели, берет деньги и не видит громадной пользы дл€ себ€ в приобретении доброго друга, а боитс€, что тот, кто достигнет нравственного совершенства, не воздаст величайшей благодарности своему величайшему благодетелю. (8) —ократ, напротив, не обещал никому никогда ничего подобного, но верил, что если его собеседники воспримут то, что он одобр€ет, то они на всю жизнь останутс€ добрыми друзь€ми и с ним и между собою. “ак как же такой человек мог бы развращать молодежь? –азве только забота о добродетели есть развращение!

(9) Ч Ќо, кл€нусь «евсом, Ч говорил обвинитель2, Ч —ократ учил своих собеседников презирать установленные законы: он говорил, что глупо должностных лиц в государстве выбирать посредством бобов3, тогда как никто не хочет иметь выбранного бобами рулевого, плотника, флейтиста или исполн€ющего другую подобную работу, ошибки в которой принос€т гораздо меньше вреда, чем ошибки в государственной де€тельности; подобные речи возбуждают в молодежи презрение к установленному государственному строю и склонность к насильственным действи€м.

(10) я, напротив, думаю, что люди образованные, чувствующие в себе способность давать в будущем полезные советы согражданам, меньше, чем кто-либо другой, бывают склонны к насильственным действи€м: они знают, что насилие сопр€жено с враждой и опасност€ми, а путем убеждени€ можно достигнуть тех же самых результатов без опасности, пользу€сь любовью: кого заставл€ют силой, тот ненавидит, как будто у него что-то отн€ли, а на кого воздействуют убеждением, тот любит, как будто ему сделали одолжение. ѕоэтому несвойственно образованным люд€м действовать насилием: такие поступки свойственны люд€м, обладающим силой, но без разума. (11) «атем, кто осмеливаетс€ действовать насилием, тому нужно иметь сообщников, и немало; а кто может убеждать, тому не нужно никого: он уверен, что и один он может убеждать. ƒа и к убийствам таким люд€м прибегать несвойственно: кто захочет убивать человека вместо того, чтобы он, остава€сь в живых, был его послушным орудием?

(12) Ч ќднако, Ч говорил обвинитель, Ч двое бывших друзей —ократа,  ритий4 и јлкивиад5, очень много зла наделали отечеству.  ритий при олигархии6 превосходил всех корыстолюбием, склонностью к насилию, кровожадностью, а јлкивиад при демократии среди всех отличалс€ невоздержностью, заносчивостью, склонностью к насилию.

(13) ≈сли они причинили какое зло отечеству, € не стану оправдывать их; € расскажу только, какого рода была их св€зь с —ократом. (14)  ак известно, оба они по натуре своей были самыми честолюбивыми людьми в јфинах: они хотели заправл€ть всем и всех превзойти славой. ј они знали, что —ократ живет на самые скромные средства, вполне удовлетвор€€ свои потребности, что он воздерживаетс€ от вс€ких удовольствий и что угодно может сотворить с любым своим собеседником. (15) ћожно ли сказать, что люди такого рода, как € их выше охарактеризовал, вид€ это, в своем стремлении к общению с —ократом руководились желанием вести жизнь, какую он вел, и иметь его воздержность? »ли же они наде€лись, что благодар€ общению с ним могут стать очень ловкими ораторами и дельцами? (16) я, со своей стороны, убежден, что если бы бог дал им на выбор или всю жизнь жить, как —ократ, или умереть, то они предпочли бы умереть. Ёто видно было по их действи€м: как только они почувствовали свое превосходство над товарищами, они сейчас же отошли от —ократа и предались государственной де€тельности, ради которой они к нему и стремились.

(17) ѕо поводу этого, пожалуй, можно сказать, что —ократу не следовало учить своих собеседников политике, не научив их сперва властвовать собою. ѕротив этого € не возражаю. Ќо все учител€, как € вижу, не только показывают ученикам собственным примером, как они сами исполн€ют свое учение, но и словом стараютс€ склонить их к прин€тию своих мнений. (18) » —ократ, € знаю, €вл€л собою друзь€м образец высоконравственного человека и вел превосходные беседы о добродетели и о других об€занност€х человека. » они, € знаю, пока были в общении с —ократом, умели властвовать собой, Ч не из страха, что —ократ накажет их или побьет, но потому, что тогда они действительно считали такой образ действий самым лучшим.

(19) ѕожалуй, многие, называющие себ€ философами, возраз€т, что никогда справедливый не может стать несправедливым, владеющий собою Ч нахалом и, вообще, кто научилс€ чему-нибудь, чему можно выучитьс€, никогда не может обратитьс€ в незнающего. я держусь другого мнени€ об этом: подобно тому, как телесную работу не может исполн€ть тот, кто не упражн€ет тело, так и душевную работу, как € вижу, не может исполн€ть тот, кто не развивает душу, ибо он не может ни делать того, что нужно делать, ни воздерживатьс€ от того, от чего нужно воздерживатьс€. (20) ѕоэтому и отцы удал€ют сыновей, хот€ бы они были и нравственными, от людей испорченных: они убеждены, что общение с хорошими людьми служит школой добродетели, а общение с дурными Ч ведет к ее уничтожению. ќб этом свидетельствуют и поэты7, Ч один говорит:

” благородных добру ты научишьс€; если ж с дурными Ѕудешь, то прежний свой ум ты потер€ешь тогда

другой:

Ќо добродетельный муж то бывает хорош, а то дурен.

(21) ƒа и € согласен с ними: как, не повтор€€ стихов, забываешь их, так, вижу €, и слова учителей забываютс€ при невнимательном отношении к ним. ј когда забудешь наставлени€, забудешь и те впечатлени€, при которых душа стремилась к нравственному совершенству7*; а забывши их, немудрено забыть и о нравственном совершенстве. (22) я вижу также, что люди, погрузившиес€ в пь€нство и поддавшиес€ увлечени€м любви, уже не могут заботитьс€ о том, что нужно делать, и воздерживатьс€ от того, что не нужно делать: многие, которые могли беречь деньги, пока не были влюблены, влюбившись, уже не могут беречь их; а истратив деньги, уже не избегают таких способов наживы, которых прежде избегали, счита€ их позорными. (23) “ак что же невозможного в том, что человек, прежде нравственный, потом становитс€ не нравственным, и могший раньше поступать справедливо, потом не может? ¬виду этого мне кажетс€, что все хорошие, благородные навыки можно развить в себе упражнением, а особенно нравственность. Ќо вожделени€, насажденные в одном и том же теле с душой, склон€ют ее не быть нравственной, а поскорее угождать им и телу.

(24) “ак вот, пока  ритий и јлкивиад находились в общении с —ократом, они могли благодар€ союзу с ним одолевать низменные страсти.  огда же они оставили его, то  ритий бежал в ‘ессалию8 и там вращалс€ в обществе людей, склонных скорее к беззаконию, чем к справедливости. јлкивиад же, которого из-за его красоты ловили в свои сети многие женщины из высшего общества, а вследствие его вли€ни€ в родном городе и у союзников обхаживали многие именитые люди, јлкивиад, который пользовалс€ уважением у народа и легко достиг первенства, перестал следить за собою, подобно тому как атлеты, легко достигшие первенства на гимнастических сост€зани€х, пренебрегают упражнени€ми. (25) ѕри таких обсто€тельствах, велича€сь родом, превознос€сь богатством, исполнившись надменности от собственного вли€ни€, будучи испорченными людьми и сверх того давно уже оставив —ократа, что мудреного, что они стали высокомерными? (26) » после всего этого обвинитель считает —ократа ответственным за ошибки, сделанные ими? ј что —ократ сделал их нравственными людьми, когда они были молоды и когда человеку особенно свойственно безрассудство и невоздержность, за это —ократ, по мнению обвинител€, не заслуживает никакой похвалы? Ќет, в других случа€х суд€т не так. (27)  акой, например, флейтист, какой кифарист, какой вообще учитель, сделавший своих учеников мастерами своего дела, может нести ответственность, если они, перейд€ к другим учител€м, окажутс€ хуже? ≈сли чей-нибудь сын, наход€сь в общении с кем-либо, ведет себ€ нравственно, а потом, подружившись с кем-либо другим, станет негод€ем, то какой отец винит за это прежнего знакомого? Ќе хвалит ли он, напротив, первого тем больше, чем хуже сын его окажетс€ под вли€нием второго? Ќет, сами отцы, хот€ сыновь€ наход€тс€ при них, не несут ответственности за ошибки детей, если только они сами ведут жизнь нравственную. (28) —праведливость требует так судить и о —ократе: если бы он сам поступал дурно, то было бы основание считать его негодным человеком; а если он всегда вел жизнь нравственную, то разве справедливо, чтоб он нес ответственность за пороки, которых у него не было?

(29) Ќо даже если он сам не делал ничего дурного, но одобр€л их скверное поведение, то и в таком случае он может заслуживать упрека. «аметив, что  ритий влюблен в Ёвтидема9 и хочет вступить с ним в такие отношени€, какие бывают у людей, пользующихс€ телом дл€ любовных наслаждений, —ократ старалс€ отговорить его: он указывал, что унизительно и не подобает благородному человеку, словно нищему, выпрашивать милостыню у своего любимца, которому он хочет казатьс€ человеком достойным, умол€ть и просить его о чем-либо, да еще о вовсе нехорошем. (30) Ќо так как  ритий не внимал таким увещани€м и не отставал от своего, то, говор€т, —ократ, в присутствии многих лиц, в том числе и Ёвтидема, сказал, что у  рити€, как ему кажетс€, есть свинска€ наклонность: ему хочетс€ теретьс€ об Ёвтидема, как порос€та трутс€ о камни. (31) — этого-то времени и стал ненавидеть —ократа  ритий: будучи членом коллегии “ридцати и попав в законодательную комиссию с ’ариклом10, он припомнил это —ократу и внес в законы статью, воспрещающую преподавать искусство слова. ќн хотел ему повредить, но, не зна€, как к нему придратьс€, выставил против него обвинение, которое толпа огульно предъ€вл€ет философам11, и старалс€ опорочить его перед людьми: € и сам никогда не слыхал таких речей от —ократа, и никто, сколько мне известно, не говорил, что слышал. (32) —обыти€ показали это: когда “ридцать казнили массу граждан, причем не худших, и многих подстрекали к противозаконным действи€м, —ократ однажды сказал: "—транно было бы, мне кажетс€, если бы человек, ставши пастухом стада коров и уменьша€ число и качество коров, не признавал себ€ плохим пастухом; но еще страннее, что человек, ставши правителем государства и уменьша€ число и качество граждан, не стыдитс€ этого и не считает себ€ плохим правителем государства". (33)  огда  ритию и ’ариклу донесли об этом, они призвали —ократа, показали ему закон и запретили разговаривать с молодыми людьми. —ократ спросил их, можно ли предложить им вопрос по поводу того, что ему непон€тно в этом объ€влении. ќни отвечали, что можно.

(34) Ч ’орошо, Ч сказал —ократ, Ч € готов повиноватьс€ законам; но чтобы незаметно дл€ себ€, по неведению, не нарушить в чем-нибудь закона, € хочу получить от вас точные указани€ вот о чем: почему вы приказываете воздерживатьс€ от искусства слова, Ч потому ли, что оно, по вашему мнению, помогает говорить правильно, или неправильно? ≈сли Ч говорить правильно, то, очевидно, пришлось бы воздерживатьс€ говорить правильно; если же Ч говорить неправильно, то, очевидно, надо старатьс€ говорить правильно.

(35) ’арикл рассердилс€ и сказал ему:

Ч  огда, —ократ, ты этого не знаешь, то мы объ€вл€ем тебе вот что, более дл€ теб€ пон€тное, Ч чтобы с молодыми людьми ты вовсе не разговаривал.

Ќа это —ократ сказал:

Ч “ак, чтобы не было сомнени€, определите мне, до скольких лет должно считать людей молодыми.

’арикл отвечал:

Ч ƒо тех пор, пока им не дозвол€етс€ быть членами —овета12, как люд€м еще неразумным; и ты не разговаривай с людьми моложе тридцати лет.

(36) Ч » когда € покупаю что-нибудь, Ч спросил —ократ, Ч если продает человек моложе тридцати лет, тоже не надо спрашивать, за сколько он продает?

Ч ќ подобных вещах можно, Ч отвечал ’арикл. Ч Ќо ты, —ократ, по большей части спрашиваешь о том, что знаешь; так вот об этом не спрашивай.

Ч “ак и не должен € отвечать, Ч сказал —ократ, Ч если мен€ спросит молодой человек о чем-нибудь мне известном, например, где живет ’арикл или где находитс€  ритий?

Ч ќ подобных вещах можно, Ч отвечал ’арикл.

“ут  ритий сказал:

(37) Ч Ќет, тебе придетс€, —ократ, отказатьс€ от этих сапожников, плотников, кузнецов: думаю, они совсем уж истрепались оттого, что вечно они у теб€ на €зыке.

Ч «начит, Ч отвечал —ократ, Ч и от того, что следует за ними13, Ч от справедливости, благочести€ и всего подобного?

Ч ƒа, кл€нусь «евсом, Ч сказал ’арикл, Ч и от пастухов; а то смотри, как бы и тебе не уменьшить числа коров.

(38) “ут-то и стало €сно, что им сообщили рассуждение о коровах и что они гневались за него на —ократа.

»так, какого рода было знакомство  рити€ с —ократом и в каких отношени€х они были друг с другом, сейчас сказано. (39) Ќо € утверждаю, что никто не может ничему научитьс€ у человека, который не нравитс€. ј  ритий и јлкивиад все врем€, пока были в общении с —ократом, были в общении с ним не потому, чтобы он им нравилс€, а потому, что они с самого начала поставили себе целью сто€ть во главе государства. ≈ще когда они были с —ократом, они ни с кем так охотно не стремились беседовать, как с выдающимис€ государственными де€тел€ми. (40) “ак, говор€т, јлкивиад, когда ему не было еще двадцати лет, вел такую беседу о законах с опекуном своим ѕериклом, сто€вшим тогда во главе государства.

(41) Ч —кажи мне, ѕерикл, Ч начал јлкивиад, Ч мог ли бы ты объ€снить мне, что такое закон?

Ч  онечно, Ч отвечал ѕерикл.

Ч “ак объ€сни мне, ради богов, Ч сказал јлкивиад, Ч когда € слышу, как людей хвал€т за их уважение к закону, € думаю, что такую похвалу едва ли имеет право получить тот, кто не знает, что такое закон.

(42) Ч “ы хочешь узнать, јлкивиад, что такое закон? Ч отвечал ѕерикл. Ч “вое желание совсем нетрудно исполнить: законы Ч это все то, что народ в собрании примет и напишет с указанием, что следует делать и чего не следует.

Ч  акою же мыслью народ при этом руководитс€, Ч хорошее следует делать или дурное?

Ч ’орошее, кл€нусь «евсом, мой мальчик, Ч отвечал ѕерикл, Ч конечно, не дурное.

(43) Ч ј если не народ, но, как бывает в олигархи€х, немногие соберутс€ и напишут, что следует делать, Ч это что?

Ч ¬се, Ч отвечал ѕерикл, Ч что напишут те, кто властвуют в государстве, обсудив, что следует делать, называетс€ законом.

Ч “ак если и тиран14, властвующий в государстве, напишет гражданам, что следует делать, и это закон?

Ч ƒа, Ч отвечал ѕерикл, Ч и все, что пишет тиран, пока власть в его руках, тоже называетс€ законом.

(44) Ч ј насилие и беззаконие, Ч спросил јлкивиад, Ч что такое, ѕерикл? Ќе то ли, когда сильный заставл€ет слабого не убеждением, а силой делать, что ему вздумаетс€?

Ч ћне кажетс€, да, Ч сказал ѕерикл.

Ч «начит, и все, что тиран пишет, не убеждением, а силой заставл€€ граждан делать, есть беззаконие?

Ч ћне кажетс€, да, Ч отвечал ѕерикл. Ч я беру назад свои слова, что все, что пишет тиран, не убедивши граждан, есть закон.

(45) Ч ј все то, что пишет меньшинство, не убедивши большинство, но пользу€сь своей властью, должны ли мы это называть насилием, или не должны?

Ч ћне кажетс€, Ч отвечал ѕерикл, Ч все, что кто-нибудь заставл€ет кого-нибудь делать, не убедивши, Ч все равно, пишет он это или нет, Ч будет скорее насилие, чем закон.

Ч «начит, и то, что пишет весь народ, пользу€сь своей властью над людьми состо€тельными, а не убедивши их, будет скорее насилие, чем закон?

(46) Ч ƒа, јлкивиад, Ч отвечал ѕерикл, Ч и мы в твои годы мастера были на такие штуки: мы зан€ты были этим и придумывали такие же штуки, которыми, по-видимому, зан€т теперь и ты.

јлкивиад на это сказал:

Ч јх, если бы, ѕерикл, € был с тобою в то врем€, когда ты превосходил самого себ€ в этом мастерстве!

(47) »так, как только они заметили свое превосходство над государственными де€тел€ми, они уже перестали подходить к —ократу: он и вообще им не нравилс€, да к тому же, когда они подходили к нему, им было непри€тно слушать его выговоры за их провинности. ќни предались государственной де€тельности, ради которой и обратились к —ократу.

(48) Ќо  ритон, ’ерефонт, ’ерекрат, √ермоген, —иммий,  ебет, ‘едонд и другие собеседники —ократа искали его общества не с тем, чтобы сделатьс€ ораторами в Ќародном собрании или в суде, но чтобы стать благородными людьми и хорошо исполн€ть свои об€занности по отношению к дому и домашним, родным и друзь€м, отечеству и согражданам. » никто из них ни в молодости, ни в пожилых годах не делал ничего дурного и не подвергалс€ никакому обвинению.

(49) Ч Ќо —ократ, Ч говорил обвинитель, Ч учил презрительно обращатьс€ с отцами: он внушал своим собеседникам убеждение, что он делает их умнее отцов, и указывал, что по закону можно даже отца заключить в оковы, если доказать его умопомешательство15: это ему служило доказательством в пользу законности того, чтобы образованный человек держал в оковах необразованного.

(50) Ќа самом деле —ократ был того мнени€, что человек, заключающий в оковы другого за недостаток образовани€, может быть на законном основании сам заключен в оковы людьми, знающими то, чего он не знает. ¬виду этого он часто исследовал вопрос о различии между незнанием и сумасшествием: сумасшедших, думал он, следует держать в оковах как дл€ их собственной пользы, так и дл€ пользы их друзей; а что касаетс€ не знающих того, что нужно знать, то справедливость требует, чтобы они учились у знающих.

(51) Ч Ќо —ократ, Ч говорил обвинитель, Ч внушал своим собеседникам неуважение не только к отцам, но и к другим родственникам: он указывал, что при болезни или судебном процессе помогают не родственники, но в первом случае врачи, а во втором Ч ловкие защитники.

(52) ѕо словам обвинител€, также и о друзь€х —ократ говорил, что нет никакой пользы от их расположени€, если они не будут в состо€нии оказывать помощь; только те, говорил будто бы он, заслуживают уважени€, которые знают то, что нужно знать, и умеют это выразить словами. “аким образом, он будто бы внушал молодым люд€м убеждение, что он сам умнее всех и способнее сделать и других умными, и чрез это приводил их в такое настроение, что в их глазах все другие не имели никакой цены в сравнении с ним. (53) ƒа, € знаю, он выражалс€ так об отцах и других родственниках и о друзь€х; мало этого, он говорил еще то, что, по исходе души, в которой только и происходит мышление, тело самого близкого человека поскорее вынос€т и хорон€т. (54) "ƒаже и при жизни, Ч говорил он, Ч вс€кий хоть и любит себ€ более всего, но сам отнимает от своего собственного тела все ненужное и бесполезное и другим поручает это делать. “ак, например, люди сами у себ€ обрезывают ногти, волосы, мозоли, и врачам предоставл€ют отрезать и выжигать [у себ€ больные части тела] со страданием и болью, да еще считают себ€ об€занными за это платить им; слюну выплевывают изо рта как можно дальше, потому что, остава€сь во рту, пользы она не приносит им никакой, а гораздо скорее приносит вред". (55) ƒа, это он говорил, но не в том смысле, что отца надо зарыть живым, а себ€ разрезать на куски; но, доказыва€, что все неразумное не заслуживает уважени€, он внушал каждому стремление быть как можно более разумным и полезным, чтобы тот, кто хочет пользоватьс€ уважением отца, брата или кого другого, не сидел сложа руки, полага€сь на свое родство, а старалс€ быть полезным тем, от кого хочет заслужить уважение.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-11-23; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 227 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

Ћучша€ месть Ц огромный успех. © ‘рэнк —инатра
==> читать все изречени€...

513 - | 490 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.047 с.