Лекции.Орг


Поиск:




Мероприятия в области военного строительства в целях обеспечения устойчивой безопасности общественного развития СССР.




1. ПРИЧИНЫ И ЦЕЛИ СУЩЕСТВОВАНИЯ ВООРУЖЁННЫХ СИЛ СССР.

Концептуальная самостоятельность — САМОуправление общества — противоречит библейской концепции глобального толпо-«элитаризма» в сионо-нацистском исполнении, в соответствии с которой по миру в течение веков расползается духовная и экономическая экспансия надиудейского масонства. Поскольку эта экспансия сопровождается вспышками горячей войны, то существование вооружённых сил необходимо для поддержания достаточно высокого военного рейтинга СССР, исключающего осмысленную целесообразную, управляемую надиудейским масонством, агрессию в отношении СССР
(и дружественных, концептуально самостоятельных стран) как со стороны конгломерата в целом, так и со стороны его отдельных фрагментов. Угроза со стороны стран, не принадлежащих к евро-американскому конгломерату, для России (СССР) никогда не носила устойчивого в веках характера. Народам Азии в последние столетия больше доводилось наблюдать экспансию российской государственности. По этой причине отсутствие серьёзных мировоззренческих антагонизмов на уровне социальной организации между странами Азии и Россией при условии концептуальной самостоятельности СССР позволяет решать все проблемы безопасности в Азии, исходя из решения проблем безопасности по отношению к евро-американскому конгломерату.

Поддержание достаточно высокого военного рейтинга снимает проблему сдерживания целесообразной войны. Проблема возникновения случайной войны прямо не связана с уровнем вооружений, но определяется активностью в мирное время вооружённых сил противостоящих сторон вблизи границ друг друга, а также интенсивностью и протяжённостью вдоль границ провокаций. По этой причине более целесообразны переговоры о мерах по ограничению деятельности флотов и авиации вне своих оперативных зон вокруг территории государств и взаимное уведомление о выходе за пределы своих оперативных зон. Вхождения в чужие оперативные зоны дóлжно избегать (не говоря уж о нарушении границ) по взаимной государственной договорённости. Эти меры, по крайней мере, вне угрожаемого периода, должны свести к минимуму взаимное соприкосновение вооружённых сил и возникновение ситуаций несанкционированного применения оружия, что чревато перерастанием в войну.

Ведение такого рода переговоров и соблюдение договорённостей возможно при взаимном признании близких уровней военных рейтингов, иначе у сильной стороны нет причин ограничивать свою деятельность. Это прекрасно видно в нежелании США обсуждать военно-морские и электронно-космические дела, требующие высоких технологий, в которых они обладают реальным и мнимым превосходством.

Полное, хотя бы ядерное, разоружение основных военных держав возможно только после признания их народами единой, общей для них концепции общественного развития глобального уровня ответственности, гарантирующей ликвидацию монопольно высоких и монопольно бросовых цен на продукцию в глобальном разделении труда и на этой основе — реально равные возможности развития человеческой личности вне зависимости от его места рождения и социального происхождения. Это может быть только концепция глобального искоренения толпо-«элитарной» организации общества, т. е. концепция ЧЕЛОвечности.
До этого момента будет иметь место конкуренция разного рода толпо-«элитарных» концепций: мафиозных, национальных, государственных. И всё это время мир может быть основан только на равновесии страха взаимного военного уничтожения.

Договорённость же об ограничении уровней вооружений при этом, как показывает историческая практика морских конференций 20–30 гг. и ОСВ, только способствовала перекачке высвободившихся ресурсов в ускорение гонки вооружений в иных направлениях, на развитие которых ранее просто не хватало ресурсов.

Анти-толпо-«элитарная» концепция общественной безопасности в этом отношении ЛУЧШЕ только в одном отношении: поддержание достаточной военной мощи страны — задача 5–6 приоритетов в проведении этой концепции в жизнь
в глобальных масштабах, поскольку уже на уровне ОБЩЕСТВЕННОГО сознания, а не общественного подсознания говорится о первенстве перед вооружёнными средствами мировоззренческих и экономических средств проведения этой концепции в жизнь. И в ней указан толпо-«элитаризм» в его разных видах как основной источник реальной военной опасности. Это если и не снимает угрозу горячей войны полностью, то, по крайней мере, открывает перспективу прекращения гонки вооружений и снятия этой угрозы в ПРОЦЕССЕ совместной выработки и реализации глобальной концепции развития ЧЕЛОВЕЧНОСТИ, исключающей глобальную и региональную толпо-«элитарную» социальную организацию в любом из её видов.

Попытки же договорённостей об ограничении уровней вооружений без устранения причины войн — экспансии толпо-«элитаризмов» всех мастей и происхождений — просто бессмысленны по причине УСКОРЕНИЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА, который невозможно остановить договорами.

Историческая практика говорит, что в случае полного падения военного рейтинга России возможна попытка интервенции всех основных стран конгломерата и примкнувших к ним других соседей с целью расчленения страны, что имело место после 1917 г.

В случае умеренного падения военного рейтинга России возможна война со стороны фрагментов конгломерата, специально откормленных и выдрессированных для этой цели, как это было с наполеоновской Францией и с гитлеровской Германией. При этом основная военно-экономическая сила конгломерата — в первом случае Англия, во втором случае США — будет оставаться в стороне на протяжении почти всего противоборства России и вступит в войну на завершающем этапе на стороне победителя, дабы сохранить конгломерат в случае победы России или же добить Россию в случае победы агрессора. Сценарий в обоих случаях был один и тот же, и начинали оба раза в день летнего солнцестояния из любви к мистике.

При этом обречённый на войну фрагмент конгломерата
в силу толпо-«элитарности», задолженности иудейскому международному капиталу и концептуальной подчинённости высшему масонству НЕ СПОСОБЕН ОТКАЗАТЬСЯ
от самоубийственного решения о начале агрессии в Россию (СССР).

Это не упрёк и не угроза Франции и Германии, а указание на их концептуальную несамостоятельность в прошлом, дабы это не повторилось в будущем; мы анализируем глобальный исторический процесс и причины военных столкновений наших государств, дабы избежать их впредь.

Газета «На страже Родины» 26.04.91 г. приводит реферат
№ 2143/41 подразделения № 3 III отдела абвера от 12 июля 1941 г., который сообщает о беседе представителя американской специальной миссии при Ватикане Титтмана с папой Пием XII.
В частности, документ сообщает о финансовой поддержке Ватикана из секретных фондов Рузвельта после прекращения с началом войны денежных поступлений из Бельгии, Голландии, Франции, Австрии, Испании. Папа отчитывался перед США
в расходовании сумм главным образом на создание агентурной сети. Есть там и такие слова: «На пороге войны между Германией и Россией Ватикан сделает всё необходимое, чтобы ускорить начало войны между Германией и Россией, и даже побудит к этому Гитлера путём обещания ему моральной поддержки. Германия, заявил папа, одержит победу над Россией, но её силы будут настолько ослаблены, что тогда можно будет совершенно иначе вести себя в отношении неё». В этом же документе сообщается, что папа, возражая на упрёки польского посла в отсутствии поддержки Польши, заявил польскому послу примерно следующее: «Вспомните, как часто в истории церкви случалось, что Господь Бог использовал человека или целый народ в качестве заложника человечества, а затем бросал его в огонь, когда заложник выполнял свою роль. Так будет и с Германией, нужно терпеливо ждать и не позволять себе быть прежде времени втянутым в неумные действия». (Проще говоря, Польша — разменная монета в глобальной игре, и интересоваться этой игрой — не дело поляков — точно так же, как и немцев не касается, почему и во имя чего они должны воевать с Россией).

Из вмешательства США в европейские дела следует, что одной сухопутной мощи СССР мало для того, чтобы предотвратить повторение сценариев 1812, 1914 и 1941 гг. Необходимо наряду с сухопутной мощью демонстрировать океанский ВМФ на Севере, дабы расколоть военно-экономический потенциал конгломерата и тем сделать невозможной войну,
а в случае возникновения войны в Европе всё же обеспечить нейтралитет США или союзничество США и СССР, как это было
в 1941–1945 гг. На Дальнем Востоке океанский ВМФ необходим для блокирования стратегических десантных операций
в малонаселённые районы СССР, где нет развитой транспортной инфраструктуры, и которые могут быть хотя бы временно отторгнуты при господстве потенциального агрессора на море и в воздухе в этих районах.

Глобальный характер инфраструктуры освещения обстановки, целеуказания и управления вооружённых сил США и НАТО вынуждает СССР в перспективе к созданию аналогичной инфраструктуры из сочетания элементов морского и океанского базирования на надводных кораблях и подводных лодках и элементов авиационного и космического базирования. Эта система должна обеспечивать информационные потребности всех видов Вооружённых Сил СССР. При этом опасность целесообразной войны снимается, ибо правильна точка зрения адмирала Шермана: «Если армия, флот и авиация не способны передвигаться
по океанам вплоть до берегов самой отдалённой континентальной державы и удерживаться там, то невозможно никакое наступление на суше, на море и в воздухе». Подчёркнуты ключевые слова — это как раз то, что СССР может сделать, чтобы евро-американский конгломерат не попытался военной силой навязать народам страны толпо-«элитарную» концепцию, осуществляя наступление на суше, на море, в воздухе и космосе. (Космос Шерман в 1949 г. не упомянул).

Мы не должны ориентироваться на мнение толпаря
вне СССР при формировании своих Вооружённых Сил
5–6 приоритетов; мы должны использовать прежде всего
1–3 приоритеты обобщённых средств управления, дабы здравомыслящему человеку на Западе была понятна политика СССР и было ясно, что угроза челоВЕЧНОСТИ исходит не из России, а из «Библии» и «Талмуда». Россия же пытается поглотить эту угрозу на всех приоритетах обобщённого оружия и сохранить челоВЕЧНОСТЬ. Радиовещание, спутниковое телевидение позволяют это объяснить всем. Миф об «империи зла» надиудейское масонство создавало 42 года (с 1945 по 1987), как до этого само же оно создавало эту «империю», разрушив Российскую империю. И Запад лгал себе и нам 42 года (как евреям в период Синайского турпохода) правдивыми частными фактами, скрывая правду о процессах и управлении ими. Он добился определённых успехов, благодаря чему стала возможна перестройка в СССР по рецептам СНБ США. У нас нет причин лгать, мы можем сказать ПРАВДУ О ПРОЦЕССАХ И УПРАВЛЕНИИ ИМИ. И для того, чтобы не возникало желания заткнуть нам рот военной силой, у нас должны быть убедительные аргументы и на 5–6 приоритетах обобщённого оружия, а не только мировоззренческое превосходство. Александр Невский сказал:
«Не в силе Бог, а в правде!» Но сказал он это, обращаясь к военной силе Руси, ибо она всё же была СИЛА, СИЛА ПРАВАЯ.

Задача военного строительства в СССР — поддерживать достаточно высокий военный рейтинг страны до смены глобальной концепции на новую, при которой будет изжит источник войн на мировоззренческих приоритетах обобщённых средств управления.

2. ВОЕННАЯ НАУКА

Вооружённые силы строятся сообразно рекомендациям военных научно-исследовательских учреждений; сообразно их же рекомендациям создаются и принимаются на вооружение образцы военной техники всех родов войск и видов Вооружённых сил.

Из этого следует, что сокращение ассигнований на оборону должно затрагивать военную науку в последнюю очередь. Если начинать сокращения с военной науки и ежегодно перетрясать штаты военных НИИ, то научно-исследовательские работы будут парализованы, и, когда в будущем возникнет потребность в их результатах, то результатов не будет. Что и имело место в период советско-финского конфликта 1939–1940 гг. В ГОДЫ ПЕРЕСТРОЙКИ ЗАНЯЛИСЬ ЕЖЕГОДНОЙ ПЕРЕТРЯСКОЙ И РЕОРГАНИЗАЦИЕЙ НИИ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ СССР. Предупреждениям об опасности для обороноспособности страны такого рода махинаций высшее государственное руководство не вняло.

Адмирал П. С. Нахимов учил молодёжь, что «главный двигатель на корабле есть матрос», на плечах которого лежит основная тягота службы. И если о матросе командование проявляет заботу, то матрос отвечает заботой о службе.

В научно-исследовательском институте главный двигатель — научный сотрудник. Поэтому забота о качестве научных исследований — это прежде всего забота о создании для научного сотрудника условий, располагающих к научно-исследовательской деятельности. Научный сотрудник должен читать как можно больше своей и чужой (в том числе краденой) научно-технической литературы, думать о прочитанном и продвигаться в понимании проблем, перед ним стоящих, и способах их решения в связи
с объемлющими их и более мелкими частными проблемами.
Он должен писать (или печатать — что быстрее умеет делать)
и рисовать в одном экземпляре. Всё остальное — обязанности обслуживающего его технического и управленческого персонала.

В наших НИИ технический персонал «истреблён» в годы «волюнтаризма» и «застоя». Управленческий персонал, выросший из узких услужливых специалистов, в подавляющем большинстве своём мнит себя большими учёными, хотя явно не соответствует занимаемым должностям (иначе откуда взялся Чернобыль, «Комсомолец», и почему имеет место хроническое научно-техническое отставание СССР?). О роли системы режима «секретности» в этом деле было сказано ранее. В целом же имеет место крайне низкий уровень организации научно-исследовательских и проектно-конструкторских работ, при котором научно-исследовательский персонал занят чем угодно, только не исследованиями, а проектно-конструкторский работает
в основном в режиме графопостроителей. Те же, кто числится главными конструкторами, фактически являются диспетчерами-распределителями чертежно-расчётных работ. Вся наука и проектирование ведутся не при опоре на систему организации работ, а протекают в непрерывной борьбе с нею.

Но по отношению к военной науке и проектированию имеет место ещё одно явление: полная безграмотность большинства научно-исследовательского персонала в вопросах стратегии и оперативно-тактического искусства; незнание боевого опыта, который накоплен своими и чужими вооружёнными силами. Необходимо целенаправленное ознакомление всех специалистов, направляемых для работы в военные НИИ,
с вопросами военной стратегии и оперативно-тактического искусства, поскольку, не обладая никакими представлениями
об этих общих вопросах, они не могут правильно решать частные вопросы в ходе научно-исследовательских работ. Все направляемые для работы в НИИ МО и военные, и гражданские специалисты должны проходить предварительно специальный курс подготовки, разработанный целенаправленно для персонала НИИ МО. Соответственно необходим учебный центр персонала НИИ МО при академии Генштаба и отделения при академиях родов войск. Через эту же систему необходимо пропускать и специалистов оборонных отраслей промышленности, которые
в перспективе могут быть выдвинуты для руководства разработкой новых образцов военной техники и систем вооружений. Любая частная проблема создания вооружений может быть правильно решена только, если тот, кто её решает, имеет правильное общее представление о целях и задачах, стоящих перед вооружёнными силами, взаимодействии родов войск, характере использования боевой техники и возможном характере боевых и эксплуатационных повреждений. Этому надо учить. Без системы подготовки такого рода можно было жить в 50–60 гг., когда те, кто работал в военной науке, САМИ ЛИЧНО прошли войну и помнили её. Сейчас пришло поколение, которое имеет представление
о широкомасштабных боевых действиях разнородных вооружённых сил сообразно киносценариям, весьма далёким от реальности или откровенно надуманным.

Кроме ликвидации системы ВАК и почётных званий
АН СССР, военная наука (НИИ и военные академии) нуждается ещё в одном мероприятии — упразднении воинских званий при вступлении военнослужащего в сферу военной науки. Это необходимо по двум причинам:

¾ во-первых, МО СССР не готовит специалистов по целому ряду направлений и вынуждено брать специалистов, подготовленных гражданскими вузами, которые в системе военно-научных исследовательских учреждений являются фактически «галерниками»; работают все, а по службе продвигаются только военные; да ещё за одну и ту же работу гражданские получают меньшее денежное содержание. Это всё создаёт определённую напряжённость в коллективах и неоправданно сужает кадровую базу сферы управления военной наукой: необходимо помнить, что изрядное количество образцов и видов вооружений, впоследствии оказавших сильное воздействие на ход военных действий, были созданы в самочинном порядке под руководством гражданских специалистов вопреки мнению высших военных авторитетов тех времён. Морское минно-торпедное оружие в России — создатели Якоби и Александровский; система центральной наводки и управления огнём корабельной артиллерии — инженер Давыдов; подводный минный заградитель — железнодорожный техник Налётов; такова же история Т-34, Ил-2, Ту-2, ЗиС-3 — созданных по инициативе гражданских специалистов и первоначально отвергнутых военными авторитетами. Кроме того, управление однородным коллективом проще;

¾ во-вторых, в присутствии генеральских погон больших учёных значение функции «синуса» временами доходит до трёх и даже до четырёх. На всевозможных докладах вышестоящему начальству достаточно часто необходимо объяснять высокому командованию, что значение «синуса» не превосходит единицы. Такого рода споры отрицательно сказываются на присвоении очередных званий, ибо, как писал М. Е. Салтыков-Щедрин, «небоящиеся чинов, оными награждены не будут. Боящемуся же всё дастся, и даже с мечами, хотя бы он ни разу не был в сражении противу неприятеля». В угоду высокому начальству создаётся абстрактно-теоретический противник, а впоследствии весьма реальное оружие для борьбы с абстрактно-теоретическим противником, подобное ТАКР «Киев» и АПЛ системы «Тайфун», но мало пригодное для противостояния с потенциальным противником. Забота о своевременном получении воинских званий в появлении этих и других уродов сыграла не последнюю роль. Пусть же военные учёные делают науку, находясь в запасе, и получают звания также в запасе;

¾ в-третьих, из строевых частей придут только за наукой, а не за чинами. Служба в НИИ позволяет дослужиться до звания подполковника (неудачникам) и полковника — всем прочим,
безо всякой нервотрёпки учебных и боевых тревог, ЧП с личным составом и техникой, при двух выходных в неделю и 8-часовом рабочем дне, а после того, как такое явление как вредительство объявили несуществующим, стало возможным вообще ни за что
не отвечать по существу.

Решающее значение для науки имеет кадровая база. В армии наука — синекура, и в ней сосредоточено неоправданно большое количество родственников и родственников приятелей высокого начальства. Это также сужает кадровую
базу науки и обращает её в мафиозно-клановую систему; нужны ограничительные меры, за нарушение которых виновные должны демобилизовываться и выводиться из системы управления МО и науки МО.

В отношении военной науки должна применяться общая система информационной безопасности. Прежде всего, необходимо избавиться от потенциальных ставленников сионизма на руководящих должностях там, где есть отставание по тактико-техническим характеристикам образцов военной техники от НАТО. Человек, обеспокоенный больше проблемами Израиля, чем СССР, — потенциально опасен для СССР вне зависимости от того, носит сионизм осознанный или подсознательный характер. Иудейская прослойка должна быть в этих сферах сокращена до общегосударственной доли в составе населения страны в административном порядке.

3. ИНФРАСТРУКТУРА БАЗИРОВАНИЯ И СЕРВИСНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ.

Если рассматривать не блицкриги, а противостояния, подобные великому стоянию на Угре (1480 г., падение ига),
то именно развитость инфраструктуры базирования и сервисного обслуживания определяет успех. Всё это, безусловно, трудоёмкие сооружения, но эффективность вложения трудозатрат в их создание может быть существенно повышена при условии, что такие объекты, как дороги, аэродромы, ремонтные предприятия, уже на стадии разработки заданий на их создание предполагается использовать для нужд народного хозяйства и оборонных в одно и то же время.

Но ещё никому не удавалось обеспечить устойчиво высокий уровень боевой подготовки и боеготовность частей,
не опирающихся на инфраструктуру базирования и сервисного обслуживания. Развёртывание инфраструктуры базирования должно первенствовать перед развёртыванием в любом районе войсковых и флотских соединений на постоянную дислокацию.
Но именно этот принцип нарушался десятилетиями в хрущёвско-брежневские времена на Дальнем Востоке и Севере. Восстановление необходимого уровня обороноспособности страны в этих районах необходимо начинать с воссоздания инфраструктуры базирования и сервисного обслуживания, и делать это так, чтобы элементы этой инфраструктуры использовались и для социально-экономического развития этих регионов.

4. ВООРУЖЕНИЯ И ВОЕННАЯ ТЕХНИКА.

Нравится или не нравится «ястребам» и чистоплюйствующим «пацифистам», но военное противостояние СССР и НАТО — реальность глобального исторического процесса. Оно возникло не в один день, и было предопределено даже
не XX веком, а ходом самого процесса; не в один день оно и исчезнет. Прекратиться же противостояние может либо в результате уничтожения и порабощения народов страны сионо-нацизмом (вариант планетарного инферно —«Час Быка»
И. А. Ефремова), либо в результате смены нацистской глобальной концепции анти-толпо-«элитарной» концепцией, либо в результате глобальной катастрофы. Первый вариант не устраивает народы, хотя и приемлем для «элиты», последний вариант неприемлем
ни для кого, кроме тех, кто считает, что после него — хоть потоп. Поэтому, чтобы всё не завершилось катастрофой, к военному противостоянию, болезням и развитию вооружённых сил надо относиться без истерики — тем более, что все военные проблемы могут быть разрешены только после объединения народов хотя бы основных государств и их блоков на открыто анти-толпо-«элитарном» концептуальном уровне при глобальной ответственности всех.

Военное противостояние, как и все другие ПРОЦЕССЫ
в природе и обществе, обусловлены объективным развитием объемлющих и вложенных по отношению к нему процессов.
Оно может быть устойчивым — и это будет мир; оно может потерять устойчивость — и это будет война. «Хочешь мира — готовься к войне!» — это известно с детских лет всем,
и большинство думает, что это первый принцип мирного существования. Но он только ТРЕТИЙ (в порядке значимости) принцип поддержания мира при противостоянии ТОЛПО-«ЭЛИТАРНОЙ» СОЦИАЛЬНОЙ СИСТЕМЕ. Он был известен ещё римлянам. Но Рим сам был толпо-«элитарен», и по этой причине в нём этот принцип стал даже не вторым, а первым. И пока он первый в векторе целей управления обществом в глобальном историческом процессе, будет длиться гонка вооружений; будет существовать статистическая предопределённость потери устойчивости процесса военного противостояния; будет кто-то стремиться нарушать эту устойчивость искусственно, как делало это сионо-масонство на протяжении веков.

ВТОРЫМ принципом является: «Хочешь мира — впиши врага в концепцию твоего развития. Веди агрессию методом культурного сотрудничества». На этом стоит веками надиудейскнй предиктор и масонство. Он известен посвящённым в их тайны,
но для толпы «не существует».

Но ПЕРВЫМ принципом всё же является: «Хочешь мира — размывай толпо-«элитарную» социальную организацию у себя и у твоего нынешнего потенциального противника; занимайся УПРЕЖДАЮЩИМ вписыванием».

Эти три принципа образуют взаимно-вложенную целостность процессов; третий вложен во второй; и они вместе вложены в первый.

Но третий принцип — «хочешь мира — готовься к войне» — всё равно играет свою роль.

Поэтому необходимо поддержание двух генеалогических ветвей вооружений, развиваемых с временным сдвигом друг относительно друга на 50% исчерпания модернизационного запаса, дабы всегда быть на достаточном КАЧЕСТВЕННОМ научно-техническом уровне, и у потенциального агрессора не возникало уверенности в возможности победного блицкрига. Качественные характеристики боевого применения и технологичности их производства первенствуют над прочими характеристиками вооружений. Создание любой техники, в том числе и военной, тоже полная функция управления, в начале которой лежит КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ со всеми вытекающими из этого утверждения следствиями, включая тандемный принцип.

Промышленность должна быть готова к массовому увеличению выпуска новых образцов, дабы потенциальный агрессор был уверен в затяжном характере планируемой им войны.

Спектр вооружений не должен быть уже, чем у потенциальных противников.

Структура вооружённых сил и организация боевого дежурства должна демонстрировать потенциальному противнику неспособность его защититься от ответного удара с приемлемым ущербом в случае нанесения им первого массированного удара. СССР должен иметь: сухопутные войска общего назначения и авиацию; военно-морской авианосный флот; войска ПРО/ПВО Страны; космическо-морскую-авиационную единую систему освещения обстановки, управления, целеуказания; стратегические средства поражения объектов на территории потенциального противника в составе ВМФ, авиации, сухопутных войск.
По отношению к современному состоянию это означает: необходимость ликвидации отставания СССР в скрытности подводных лодок; целесообразность строительства полноразмерных атомных авианосцев водоизмещением не менее 95000 тонн с катапультным стартом самолётов; размещение подавляющего большинства ядерных зарядов на мобильных средствах запуска (автомобили, поезда, суда, корабли, самолёты и т. п.); создание ПРО/ПВО территории; создание средств нейтрализации СОИ, поскольку необходимость СОИ для США вызвана их озабоченностью по поводу эффективности их первого удара, который должен быть, по их мнению, обезоруживающим.

Могут возникать отставания. При этом отставание по качественным характеристикам военной техники более опасно, чем по количественным характеристикам.

Более опасно отставание по средствам управления войсками, чем отставание по средствам освещения обстановки и целеуказания, что ярко видно на примере Армии и Флота СССР 22.06.1941 г. Флот имел преимущество в средствах управления.

Более опасно отставание по средствам освещения обстановки и целеуказания, чем отставание по средствам поражения. Это наиболее ярко видно на примере выигрыша контрбатарейной борьбы советской артиллерией — благодаря превосходству СССР в звукометрии; уничтожением в ночных боях итальянских крейсеров «Пола», «Зара», «Фиуме» и линейного корабля «Шарнхгорст», не имевших радиолокаторов; неспособности вывести на цель ночью истребитель ПВО,
не имеющих радиолокационных систем целеуказания оружию,
и т. п.

При этом особую опасность представляет нарушение баланса сил и средств; это явление плохо поддаётся формализации в мирное время, но страшно проявляется в процессе боевых действий. Особенно страшно оно при увлечении высшего руководства нетрадиционными «альтернативами», большинство из которых потенциально опасно только для абстрактно-теоретического противника. Все новинки должны находить своё место в общей структуре вооружений, уже сложившейся к моменту их появления, и дополнять её. Безусловно, что традиционные средства должны совершенствоваться с учётом возможностей появления новинок. Но вытеснение их из арсенала носит характер процесса, а не скачкообразного обесценивания, как в военной теории.

Поскольку подавляющее большинство технологий, конструкционных материалов, комплектующих потенциально обладают более широким, нежели военное, использованием, то к созданию военной техники надо относиться, как к полигону научно-технических идей и стремиться к наиболее широкому внедрению научно-технических достижений во всех отраслях народного хозяйства, дабы в перспективе стандарты па продукцию гражданского назначения стали выше, чем на военную (конверсия стандартов).

Военная техника, обладающая ресурсом более 15 лет, должна ИЗНАЧАЛЬНО создаваться, исходя из принципа: объект должен быть приспособлен конструктивно к комплексной модернизации агрегатно-блочным методом, дабы за время его службы в вооружённых силах можно было поддерживать его тактико-технические характеристики на удовлетворительном уровне. Это касается прежде всего кораблей, тяжёлых самолётов бомбардировочной и транспортной авиации, бронетанковой техники и автомобилей спецназначения. Корабли и самолёты-однодневки способны разорить любую экономику.

Экономия на обороноспособности без ущерба для обороноспособности может быть осуществлена только через использование технологий двойного назначения, конверсию стандартов, проектирование долгоживущих объектов в расчёте на комплексную модернизацию в процессе их жизненного цикла.

Оборонительный характер военного строительства СССР должен проявляться в численности личного состава сухопутных войск не большей, чем численность сухопутного состава НАТО и сопредельных стран, на территории которых присутствуют военные базы стран НАТО и их воинские контингенты.


В составе ВМФ СССР оборонительный характер военного строительства должен проявляться как отсутствие военно-морской системы обеспечения стратегического десантирования
на необорудованный обороняемый берег. Это не значит, что не следует развивать десантные силы ВМФ, но их численность не должна пугать сухопутные войска территорий США, Канады и наших дальневосточных соседей.

Освобождение от собственного ядерного оружия можно проводить только в процессе создания и демонстрации эффективности высокоточных неядерных средств большой дальности.

Военно-техническая политика должна быть зеркалом для отражения вооружений НАТО, при этом необходимо НАТО разъяснять, что «неча на зеркало пенять, коли рожа крива»,
а военному командованию НАТО следует заняться глобальной социологией, тогда и откроются пути к разоружению. Анализ литературы, вышедшей из-под пера военных деятелен НАТО, говорит, что горячая война, военное противостояние, переход одного в другое их интересуют сами по себе. Отношение их к этим проблемам носит такой же характер отвлечённости от реального исторического процесса человеческой жизни, как во всей шахматной литературе: белые начинают и... выигрывают или проигрывают? Мы играем белыми или черными? Если мы играем черными — тогда так; если мы играем белыми — тогда сяк. А если все серые? Как тогда играть? По каким правилам? Появление ядерного оружия сделало всех серыми, толпарями: и толпу, и «элиту», и надиудейское жречество. Наши военные несколько лучше, поскольку их утверждение об агрессивности Запада по отношению к России (СССР) подтверждены исторической практикой 1604–1613, 1812 и 1941 гг., и они лучше понимают, что война возникает вне сферы военного дела. Здесь не создать правил: пора прекращать играть. Надо жить, а не выживать. В пределах сферы военного противостояния ключей к миру нет;
для англоязычных (не все же русскоязычные) здесь двусмысленность: peace и world одновременно.


5. ЛИЧНЫЙ СОСТАВ

— это командный состав и нижние чины. Нижние чины — термин точный. Нижние чины проявляли высокий героизм и своей кровью оплачивали ошибки и преступную верноподданность высшего командования, и преступную безграмотность и ошибки в военных вопросах государственного руководства. Нижний чин — не в смысле подлый чин, как это пытались интерпретировать после 1917 г., а в смысле фундамент вооружённых сил. И войны выигрывал не солдат, как это утверждается в после-Сталинские времена, а народ в целом; государственное управление тылом и фронтом, администрация предприятий народного хозяйства, командный состав и нижние чины Армии и Флота. И нижние чины могут выиграть войну только благодаря тому оружию, которое даст им тыл, и только благодаря тому знанию, что даст им командный состав. Без этих двух факторов нижние чины — толпа, обречённая на убой.

Поскольку военное дело — отрасль культуры, то начальная военная подготовка в школе должна быть. Решения нынешних «суверенных» говорилен о ликвидации в школах начальной военной подготовки преступно безответственно. И уроки физкультуры в школе должны быть частью цикла начальной военной подготовки, не говоря о том, что «уроки физкультуры»,
т. е. тренировки, должны быть ежедневными, а целью их должно быть воспитание физически здорового поколения.

Необходимо возрождение системы суворовских и нахимовских военных училищ, в которых бы обучение начиналось с десятилетнего возраста. Необходимо, чтобы эти училища
по своему образу жизни и уровню обучения были ближе к царско-сельскому лицею, а не к бурсе. Поэтому при развёртывании этой системы необходимо следить за КАЧЕСТВЕННЫМИ характеристиками вновь открываемых учебных заведений такого рода, а не гнаться за их количественным ростом, не подкреплённым кадровой базой щедрых душой и знаниями воспитателей и преподавателей. Принуждение их выпускников
к обязательному поступлению в высшие военные училища недопустимо. Основная цель обучения в них — воспитание культуры мышления при глобальном уровне ответственности за результаты своих действий. Ограниченность ресурсов, необходимых для совершенствования после проигрыша холодной войны всех отраслей в общественном разделении труда, требует концентрации усилий на главных направлениях. В случае системы народного образования таким направлением является система суворовских и нахимовских училищ, которая в настоящее время даёт наиболее широкое среднее образование, даже несмотря на деградацию её в хрущёвско-брежневские времена. Поэтому базой для продолжения формирования в обществе ЖРЕЧЕСКОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ должны стать именно суворовские и нахимовские училища. Общество должно быть обеспокоено
не численными показателями их выпусков, а качественными. Будет ли реализован потенциал в сфере военной деятельности или в иных отраслях общественного разделения труда — вопрос второстепенный, поскольку в государстве-суперконцерне такой образовательный потенциал не пропадёт. Необходимо заботиться о том, чтобы национальный состав этой системы учебных заведений отражал национальный состав населения страны. Многонациональный состав вооружённых сил обязывает развернуть в этих училищах обучение языкам народов СССР: это во многом упростит проблемы адаптации к службе рядового состава Армии и Флота.

Эти меры должны способствовать разделению в общественном сознании вооружённых сил таких парных понятий, как верноподданность — дисциплина; анархия — инициатива. Необходима забота о воспитании культуры офицерского корпуса,
а не система напичкивания будущих офицеров военно-технической фактологией, которая устаревает в течение десяти лет. Военное образование должно быть также методологическим, а
не фактологическим; большее внимание должно уделяться освещению общих вопросов взаимодействия и противоборства различных боевых средств. Только в этом случае офицерский состав сможет самостоятельно в совершенстве осваивать новую технику и вырабатывать наиболее эффективные способы её применения. Только в этом случае офицеру будет чему учить нижних чинов. В настоящее время фундаментальная инженерная подготовка в гражданских учебных заведениях поставлена лучше, чем в военных училищах, и в процессе перестроечного сокращения штатов вооружённых сил они достаточно часто предпочитают удерживать «двухгодичников» и избавляться от своих кадровых выпускников военных училищ, желая сохранить самостоятельно работающих специалистов.

____________________

Главное для политиков — формировать кадры командного состава и не мешать им работать по укреплению обороноспособности.

____________________

Разнообразные внеуставные отношения — закономерное явление для армии и флота больного общества. В армию приходит 18-летний человек, обладающий всеми правами ответственности прежде всего. Достаточно большой процент призывников имеют приводы в милицию и судимости. Родители не справились с их воспитанием и перекладывают ответственность на командный состав Вооружённых Сил страны.

Командный же состав поставлен в такие условия, что за проступок нижнего чина отвечает офицер-командир. При этом он стеснён в применении своих прав наказывать за нарушения дисциплины в официальном порядке, поскольку один из показателей «хорошей» части — официальное отсутствие в ней нарушений воинской дисциплины. При этом вполне естественно у нижних чинов формируется уверенность в безнаказанности за мелкие проступки, что перерастает в крупные ЧП. Стремление командного состава избегать необходимости официального наказания за мелкие проступки выливается в «дедовщину», поскольку поблажки дедам по службе гарантируют подчинённость «салаг» «дедам» в вопросах дисциплины и прочих. Всё это в итоге закономерно выливается в крупные групповые ЧП, когда «деды» зарываются.

Во времена Г. К. Жукова этой «проблемы» просто быть
не могло, поскольку политработники были больше заняты
не подведением итогов соревнования, а воспитанием личного состава. Был всем известен и приказ, в соответствии с которым время, проведённое на гауптвахте, в срок службы не засчитывалось и его приходилось дослуживать после демобилизации служивших исправно. Отправить на гауптвахту за нарушение дисциплины проблемы тоже не составляло, и были «умники», имевшие
по 3 месяца гауптвахты к концу трёх лет службы. Этот срок им предлагалось дослужить без нарушений дисциплины —
в противном случае они представали перед судом военного трибунала.

В современных условиях срок службы должен быть установлен в 3 года во всех частях. За этот период военнослужащий срочной службы должен получить три отпуска продолжительностью не менее 20 суток, как всякий трудящийся гражданин СССР. Этот отпуск может сокращаться на число дней, проведённых на гауптвахте и в нарядах вне очереди. Это будет стимулом к добросовестному исполнению должностных обязанностей нижними чинами. Дабы не создавать пиковой нагрузки на транспорте в период призывных кампаний и для равномерного распределения ежегодных отпусков рядового состава по времени службы, необходимо возложить ответственность за прибытие в часть на самих призывников; заодно будет меньше эксцессов от проявлений стадности при массовых «проводах новобранцев». Восемнадцатилетний человек вполне способен проехать к месту расположения «учебки» самостоятельно согласно маршруту и предписанию, полученному им в призывной комиссии военкомата.

За уклонение от призыва должны отвечать и родители призывников, поскольку в подавляющем большинстве случаев они же сами прячут скрывающегося призывника. Вместе с белым билетом белобилетники должны получать обязательную пятилетнюю отсрочку права на поступление в вуз и отметку
в паспорте об удержании с них 5% зарплаты в течение всего времени их работы. Исключение может быть сделано только для инвалидов в целях обеспечения им условий для активной творческой жизни. Лица иудейского происхождения, имеющие родственников, эмигрировавших из СССР, должны получать белый билет автоматически. Дорога в вуз должна быть короче через армейскую срочную службу. Поступившие в высшие военные училища должны начинать учёбу с прохождения хотя бы года срочной службы. Отчисление из училища должно сопровождаться дослуживанием срочной службы.

Срочная служба должна быть завершающим этапом формирования мужчины, как человека, отвечающего за свои намерения и свершения.

____________________

Общественная безопасность на всех приоритетах обобщённого оружия так или иначе сводится к воспитанию человека, умеющего владеть оружием всех этих приоритетов.

Раскольников (Достоевского) встал на путь произвола
в борьбе с гешефтмахерством, и это правильно и нравственно;
но ошибочно то, что он прежде взялся за топор, а только потом — за ум. Причём, за топор он взялся более решительно и эффективно, чем за ум. Начинать же надо не с холодного оружия шестого приоритета, а с мировоззрения — экологически чистого, самого мощного оружия первого приоритета, тоже, кстати, холодного — горячка до добра не доводит на всех шести.


ОБЩЕЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Всё ранее изложенное в своём большинстве не выходит
за пределы фактологии, известной всем из школьных и вузовских учебников и научно-популярной литературы последних тридцати лет издания, однако понимание изложенного требует СОЗЕРЦАТЕЛЬНОСТИ. Всё изложенное является прежде всего системой стереотипов распознавания явлений и формирования их образов. Эта система противоречит системам стереотипов распознавания явлений и формирования их образов, сложившихся на основе Библии, диалектического материализма в марксистско-ленинской интерпретации и калейдоскопа средств массовой информации. Обычно большинство людей весьма привязаны
к своим системам стереотипов всех видов и по этой причине
не способны, отрешившись от привычности, без эмоций, спокойно постараться понять чужую систему стереотипов. Из этого вырастает взаимное непонимание — мировоззренческая основа деградации и разрушения общества. Взаимное понимание — основа созидания — требует освоения чужой системы стереотипов распознавания явлений и формирования их образов, т. е. освоения прежде всего чужих методологических стереотипов, что даёт возможность интерпретировать чужие фактологические стереотипы через свои собственные или свои собственные через чужие, т. е. понимать.

Все мировоззренческие системы (религии, светские идеологии) говорят, в общем-то, об одном и том же, но используют разные терминологические аппараты и более детально рассматривают разные стороны жизни, оставаясь при этом подчас абсолютно слепыми к другим сторонам жизни. Поэтому здравомысленный подход к чужому и своему мировоззрению —
не в схоластических спорах о догмах веры и «табу»
на рассмотрение и затрагивание тех или иных вопросов, а
в полноте и детальности картины целостного мира, которая предстаёт перед человеком в результате освоения им новой для него мировоззренческой системы. Какая из мировоззренческих систем лучше? — Та, на основе которой можно вести более детальное и глубокое прогнозирование развития тех или иных процессов и использовать прогностическую информацию
в практике. При этом в один и тот же период времени для разных практических приложении взаимно-отрицающие друг друга системы стереотипов распознавания явлений могут давать достаточно хорошо подтверждаемые практикой результаты;
в каких-то областях они могут лгать либо все вместе, либо поодиночке. Это говорит о том, что они являются обрывками какой-то иной, более общей системы стереотипов распознавания явлений и формирования их ПРООБРАЗОВ в сознании и подсознании, которая, используя иной терминологический и понятийный аппарат, разрешит взаимные противоречия предшествующих ей антагонистических систем и подтвердит их правоту на качественно новом уровне развития мировоззрения общества.

Поэтому, вполне закономерно, что кто-то, прочитав изложенное, САМ не захочет выбраться из клетки своих собственных стереотипов; кто-то увидит в изложенном то, чего ему не хватало, и уверует во всё сказанное бездумно; кто-то будет возмущён манерой изложения больше, чем содержательной стороной дела; кто-то увидит «недозволенное» рассмотрение
кем-то запрещённых тем, а кто-то усмотрит в этом даже попытку спровоцировать «мафию» на репрессии, против «верноподданных чистоплюев», но всё это — интеллектуальное иждивенчество,
не выводящее мировоззренческие вопросы за пределы слепой веры в правоту или ошибочность тех или иных концепций в их целостности и в частностях. Однако для хода глобального исторического процесса всё равно: будет в нём на одно «священное» писание больше или меньше. Интеллект человека — главный фактор в глобальном историческом процессе, являющемся частным процессом в глобальном эволюционном процессе биосферы Земли. И от интеллектуального иждивенчества на основе неусомнительных догматов тех или иных мировоззренческих систем необходимо переходить к использованию по назначению своего собственного интеллектуального потенциала. По этим причинам иждивенческое согласие с изложенным бесполезно. Возражения в духе, что всё изложенное в настоящей работе противоречит устоявшимся мировоззренческим традициям и потому не может быть принято, — бессмысленны, поскольку, если бы хотя бы одна из «устоявшихся» мировоззренческих традиций соответствовала законам бытия человеческого обществу, то не было бы глобального кризиса, управления общественным развитием, а человечество не стояло бы на грани как минимум катастрофы культуры. В условиях же кризиса работоспособная НОВАЯ концепция выхода из него, вполне естественно, будет неприемлема для всех, неусомнительно придерживающихся прежних концепций, поскольку должна нести новое КАЧЕСТВО, отсутствующее в ЦЕЛОСТНОСТИ прежних концепций.
Но это признак внешний, формальный, ничего не говорящий
о содержательной стороне дела, т. е. о добротности новой концепции.

Поэтому для того, чтобы говорить по существу изложенного, необходимо самостоятельно прочитать и осознать основные мировоззренческие литературные источники, с которыми так или иначе сопряжена настоящая работа.

Мировоззренческая литература.

 

1. В. И. Даль. Словарь живого Великорусского языка (лучше дореволюционных изданий).

2. Библия — изд. Московской патриархии по благословению патриарха Московского и Всея Руси.

3. Библия — канонические издания, доставляемые
из-за рубежа «благодетелями», отличающиеся от православной Библии.

4. Коран — русские переводы Ю. В. Крачковского, изд. АН СССР, 1986 г., и Г. С. Саблукова, 1907 г. и репринт 1990.

5. Бхагавад-гита как она есть.

Авт. — Шри Шримад А. Ч. Бхактиведанта Свами Прабхупада. Бхактиведанта Бук Траст, перевод на русский.

6. Бхагавад-гита — в переводе Б. Л. Смирнова.

7. Восемь вопросов по иудаизму для интеллигентного скептика.

Авт. — Д. Прейгер и Д. Телушкин.Перевод на русский, Лос-Анджелес, 1988.

8. Христианин в Талмуде еврейском или тайны раввинского учения о христианах.

Авт. — И. Б. Пранайтис, СПБ, 1911.

9. Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг».

10. Ф. Энгельс. «Диалектика природы».

11. В. И. Ленин. «Материализм и эмпириокритицизм».

12. В. И. Ленин. «Государство и революция».

13. И. А. Ефремов. «Туманность Андромеды».

14. И. А. Ефремов. «Час Быка».

Кроме этого, необходима и определённая фактология, которая иллюстрирует более подробно различные частные вопросы, затронутые в контексте целостности настоящей работы. Список школьных и вузовских учебников мы опускаем, а приводим только книги и журнальные статьи, которые достаточно доступны большинству и не требуют профессионализма в частных отраслях знания.

 

Фактологическая литература (минимум).

 

1. С. Ю. Витте. Воспоминания. М., 1960.

2. И. В. Сталин. Марксизм и национальный вопрос.

Соч., т. 2, М., 1946.

3. К. Маркс. К еврейскому вопросу. Соч. т. 1.

4. М. Е. Салтыков-Щедрин. Помпадуры и помпадурши.

5. Ю. Ларин. Евреи и антисемитизм в СССР. М., Л., 1929.

6. Д. Рид. Спор о Сионе. Перевод на русский. Йоханнесбург, 1986 г.

7. В. Сергин. Мозг как вычислительная система. В журн. «Информатика и образование», № 6, 1987.

8. В. В. Иванов. Чёт и нечет. Асимметрия мозга и знаковых систем.

9. А. Ревиль. Иисус Назарянин. СПБ, 1909.

10. В. П. фон Эгерт. Надо защищаться. СПБ, 1912.

11. А. Селянинов. Тайная сила масонства. СПБ, 1911.

12. Ф. Алестин. Палестина в петле сионизма. М., 1988.

13. Э. Б. Тайлор. Первобытная культура. М., 1989.

14. А. С. Хомяков. О старом и новом. М., 1988.

15. В. И. Ленин. Как чуть не потухла «Искра». ПСС, т. 4.

16. А. С. Пушкин. История Русского Народа, соч. Николая Полевого. Сочинения и письма под ред. Морозова, т. 6, СПБ. 1909

17. А. С. Пушкин. О народном воспитании. Сочинения и письма под ред. Морозова, т. 6, СПБ. 1909. (В советских изданиях многочисленные искажения, извращающие мировоззрение).

18. А. 3. Романенко. О классовой сущности сионизма. Л., 1986. (Тест на жидовосхищение, определивший стиль перестройки: подобный «делу Бейлиса», определившему стиль революций 1917 г.).

19. С. Платонов. После коммунизма. М., 1989.

20. В. И. Ленин. Развитие капитализма в России. ПСС, т. 3.

21. Н. С. Лесков. Жидовская кувырколлегия. ПСС, т. 18,
изд. 3, А. Ф. Маркса, СПБ, 1903.

22. Н. Н. Яковлев. ЦРУ против СССР. М., 1985 г.

23. Н. Н. Яковлев. 1 августа 1914 г., М., 1974.

24. Книги из серии материалов партийных съездов, начатых изданием в 1958 г.

25. В. И. Даль. Записка о ритуальных убийствах.
СПБ, 1913.

26. Н. М. Никольский. История русской церкви. М., 1985 г.

27. М. Палеолог. Царская Россия накануне революции.
М., Петроград, 1923.

28. Л. Д. Троцкий. Сборник под ред. Н. Л. Васецкого.
К истории русской революции. М., 1990.

29. История внешней политики СССР. 1917–1980.

В 2-х томах. М., 1980.

30. К. Маркс. Капитал.

31. О. Бисмарк. Воспоминания.

32. А. фон Тирпиц. Воспоминания. М., 1957.

33. А. Н. Крылов. Мои воспоминания. Л., 1979.

34. Г. К. Жуков. Воспоминания и размышления. М., 1970.

35. А. И. Шахурин. Крылья победы. М., 1990.

36. В. В. Шульгин. Дни. 1920. М., 1989.

37. В. Г. Грабин. Оружие победы. М., 1989.

38. В. Буковский. И возвращается ветер. Письма русского путешественника. М., 1990. Вступит. статья Алексея Аджубея. В книге речь идёт, в частности, о злоупотреблениях психиатрией в СССР. Судя по книге, ошибка в диагнозе имела действительно место: не вялотекущая шизофрения, а калейдоскопический идиотизм. Этот диагноз в толпо«элитарном» обществе — норма для подавляющего большинства его членов, в том числе и для психиатров, создавших вялотекущую шизофрению.

39. П Варжо. Флот в атомный век. М., 1956.

40. Н. М. Карамзин. История государства российского.

41. Р. Палю де ла Барьер. Курс теории автоматического управления. М.. 1973.

42. Н. Винер. Кибернетика. М., 1967.

43. И. П. Игнатов. Как стать буддой. Л., 1991.

44. Д. Волков. За кулисами второй мировой войны.

45. 1939 год. Уроки истории. М.. 1990.

46. П. Я. Чаадаев. Статьи и письма. М., 1989.

47. Р. Макнамара. Путем ошибок к катастрофе. М. 1988.

48. А. А. Громыко. Внешняя экспансия капитала. М., 1982.

49. П. Н. Милюков. Воспоминания. М., 1991.

50. Апокрифы древних христиан. М., 1989.

51. Э. Шюре. Великие посвящённые. М.. 1990.

52. В. Калугин. Струны рокотаху... М., 1989.

53. А. Я. Аврех. Масоны и революция. М., 1990.

54. Л. Занойский. За фасадом масонского храма. М., 1990.

55. В. Я. Бегун. Рассказы о «детях вдовы». Минск. 1986.

56. Ф. М. Достоевский. «Бесы».

57. И. В. Сталин. О проекте Конституции Союза ССР.
М., 1951, или в сб. Вопросы ленинизма. М., 1947.

58. И. В. Сталин. Экономические проблемы социализма в СССР. М., 1952.

59. Конституционные идеи Андрея Сахарова. М., 1990.

60. Н. А. Бердяев. Смысл истории. М.. 1990.

61. Н. А. Бердяев. Истоки и смысл русского коммунизма.
М., 1990.

62. Контрреволюционный заговор Имре Надя и его сообщников. Изд. 2. Будапешт. 1959.

63. Программа КПСС (принята XXII съездом в 1961 г.),
М.. 1974.

64. Н. П. Дубинин. Вечное движение. М„ 1989.

65. Я. Л. Сухотин. Сын Сталина. Жизнь и гибель Якова Джугашвили. Ленинград. 1990.

66. Е. Джугашвили. Эпоха борьбы и побед. В журн. «Молодая гвардия». № 3. 1991 (в частности, о «геройской» гибели предателя — сына
Н. С. Хрущёва — Леонида).

67. Хрущёв о Сталине. Телекс. Нью-Йорк. 1989.

68. Б. Ельцин. Исповедь на заданную тему.

69. А. Громыко, В. Ломейко. Новое мышление в ядерный век.

70. И. Р. Григулевич. История Инквизиции. М., 1970.

71. С. П. Мельгунов. Красный террор. М., 1990.

72. В. П. Костенко. На «Орле» в Цусиме. Л., 1955.

73. А. Н. Яковлев. Цель жизни. Записки авиаконструктора. (Интересен сравнительный анализ изданий разных периодов «застоя»),

74. Сочинения Козьмы Пруткова. М., 1959.

75. А. Гитлер. Майн кампф.

76. В. И. Вельский. Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии. Либретто. СПБ, 1907.

77. Д. Е. Мельников, Л. Б. Чёрная. Преступник № 1. Нацистский режим и его фюрер. М., 1981, 1991. 166

78. Р. В. Иванов-Разумник. Что такое «махаевщина?».
СПб, 1908.

79. ПСС «основоположников» «научного коммунизма».

80. Ф. М. Достоевский. Дневник писателя.

81. И. Флавий. Иудейская война. СПБ АН. т. 1, 1804 г.;
т. 2. 1818.

82. И. Флавий. Иудейские древности.

83. Дорогами тысячелетий. М., 1991.

84. И. Ш. Шевелев, М. А. Марутаев, И. П. Шмелев. Золотое сечение. М. 1990.

Особое замечание касается исторического знания. В СССР для получения такого знания, когда есть возможность, лучше пользоваться мемуарными источниками, написанными людьми, весьма далёкими от профессиональной деятельности в различных областях социологии (включая и историю). Советская социология занята созданием трёх мифов: о «проклятом» прошлом;
о «достижениях» в настоящем; и о «светлом» (или хотя бы терпимом) будущем, но никак не изучением объективного характера общественных процессов в прошлом для выдачи своевременных рекомендаций обществу (а не политикам)
по обеспечению «светлого» будущего. Причём, «наука» лжёт и там, где поймать её за руку не составляет никакого труда. Чтобы
не размениваться на мелочи, покажем это на примере двенадцатитомника «Всемирная история», изданного в конце
1950-х–начале 1960-х гг. АН СССР, во времена «оттепели». Искажается информация уровня первого, мировоззренческого приоритета. Делается это так. «Влияние мекканских рабовладельцев и купцов отразилось и на языке, и идеях Корана. Слова «обмеривающие», «кредит», «долг», «лихва» и им подобные не раз встречаются в Коране. В нём оправдывается институт рабства». (Том III, стр. 108). Это ложь правдой и ложь ложью.
Из первых двух предложений можно понять, что, идя навстречу пожеланиям арабской верхушки, Пророк благословил гешефтмахерство. В Коране действительно не раз встречаются эти слова, но в контексте совсем ином: «Аллах разрешил торговлю и запретил рост», «Прокляты иудеи за то, что брали рост и пожирали имущество людей попусту»; неоднократно указывается на долг соблюдения меры и веса при торговле. Выдержка об осуждении рабовладения приводилась в историко-философском очерке. Главная редакция двенадцатитомника — 24 человека. Из них евреи: Е. С. Варга, М. Я. Гефтер, А. А. Губер, Н. И. Конрад (?), С. А. Косминский (?), А. Ф. Миллер (?), И. И. Минц и В. В. Струве из масонствующего рода. Третий том редактировали Н. Л. Сидорова, Н. И. Конрад, И. И. Петрушевский (?) и Л. В. Черепнин.
Ни одного выходца из исламских регионов страны. АН СССР оболгала ислам по понятным причинам жидовосхищения. По этим же причинам, когда речь зашла о Библии, институт кредита, рабовладение, сионо-нацизм иудаизма и христианства обойдены молчанием, дабы у доверчивого читателя возникло предубеждение по отношению к Корану и, если не восхищение Библией, то нейтральное отношение к ней.

Если изолган первый, мировоззренческий приоритет, то чего ждать по части остальных?

И такого рода передёргиваний в двенадцатитомнике столь много, что он является собранием тенденциозно упорядоченных частных фактов и обрывков процессов, но не подробным описанием глобального исторического процесса, каким он должен был бы быть.

Объем всей перечисленной в списках литературы составляет более 30 000 страниц. При скорости чтения 60 страниц в час (сколь быстро читаете вы? Проверьте себя) на её прочтение требуется не менее 500 часов, (т. е. ПОЛНЫЙ РАБОЧИЙ ГОД). Кроме этого, надо подумать — на что тоже уйдёт какое-то время. Из этого можно сделать вывод, что высказанные в концепции рекомендации о приоритете над всеми прочими воспитания культуры мышления и освоения скорочтения, клавиатурой грамотности (машинописи) — правильны, поскольку без этих двух факторов в принципе невозможно содержательное обсуждение и развитие в ДОСТАТОЧНО КОРОТКИЕ СРОКИ НЕ ТОЛЬКО этой концепции, но и любой другой.

К сожалению, культура мышления духовенства, а впоследствии и светской интеллигенции России в историческом развитии страны СИСТЕМАТИЧЕСКИ оказывалась недостаточно высокой, чтобы предотвратить катастрофы государственности и катастрофы культуры. Критика оппонентов ими гораздо чаще носила характер взрывов эмоций, демонстраций собственной благонамеренности, но не изложения концепций тех или иных процессов в терминах с чётким разделением понятийных границ. Особенно это касается предреволюционной интеллигенции, оказавшейся неспособной разгромить марксизм, хотя бы показав несостоятельность его политэкономии, если уж ей было не совладать с его антинациональной социологией.
ИСТОРИЯ СПРАВЕДЛИВА НА УРОВНЕ СОЦИАЛЬНОГО ЯВЛЕНИЯ ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ. Если бы философия Н. А. Бердяева, прочих авторов «Вех» и «русского зарубежья» чего-нибудь стоила, то у власти были бы веховцы, а не марксисты. «Смысл истории» Н. А. Бердяева — обрезание с глобального исторического процесса всего того, что не лезет в библейскую концепцию. «Истоки и смысл русского коммунизма», «Карл Маркс как религиозный тип» — эмоциональный лепет интеллигента, который не может выбраться из-под глыб библейского калейдоскопа, но никак не анализ ЦЕЛОСТНОГО марксизма — ПРОЦЕССА с более высоких мировоззренческих позиций. То, что работы дореволюционной и эмигрантской социологии стали доступны в последние годы, конечно, хорошо, но глупо в них искать объяснения событий начала века и рецепты для решения проблем современности. Если бы их авторы правильно понимали то, что происходит в России и мире, они смогли бы разгромить идейно марксизм во всех его течениях, показав несостоятельность его «научных» основ. В 1917–1922 гг. российская интеллигенция пожала плоды собственного интеллектуального иждивенчества и низкой культуры мышления. Идейные основы для её уничтожения были также заложены в марксизме, но она не поняла и не вняла.
В «Анти-Дюринге» есть следующие слова, с которых начинается философия истории классовых обществ: «Разделение общества на классы — эксплуатирующий и эксплуатируемый, господствующий и угнетённый — было неизбежным следствием прежнего незначительного развития производства. Пока совокупный общественный труд даёт продукцию, едва превышающую самые необходимые средства существования всех, пока, следовательно, труд отнимает всё или почти всё время огромного большинства членов общества, до тех пор это общество неизбежно делится на классы. Рядом с этим огромным большинством, исключительно занятым подневольным трудом, образуется класс, освобождённый от непосредственно производительного труда и ведающий такими общими делами общества, как управление трудом, государственные дела, правосудие, науки, искусства и т. д. Следовательно, в основе деления на классы лежит закон разделения труда. Это, однако, отнюдь не исключало применения насилия, хищничества, хитрости и обмана при образовании классов и не мешало господствующему классу, захватившему власть, упрочивать своё положение за счёт трудящихся классов и превращать руководство обществом в эксплуатацию масс» (Отд. III, гл. II).

В этом месте Ф. Энгельс сознательно или, не отдавая себе в том отчёта, допустил нечёткое разделение понятий, в результате чего управленческий труд не выделился в марксизме из умственного труда, не связанного с управлением, а физический труд полностью отождествился с производительным трудом;
на уровне сознания понятие эксплуатация оказалось изначальным. Хотя и связанным с руководством обществом; общественное разделение труда также, рассматривается извне, и поэтому не ясно, почему его возникновение неизбежно ведёт к классовому расслоению со всеми вытекающими последствиями. Это закономерное следствие постадийного рассмотрения сменяющих друг друга общественно-экономических формаций в их СТАТИКЕ; в случае же рассмотрения процесса трансформации формаций друг в друге в их развитии во времени от первобытнообщинного строя к толпо-«элитарным» системам, безусловно, произошло бы более чёткое разделение понятийными границами качественно разнородных явлений, а логика опиралась бы на строгую систему взаимосвязей между ними.

Нечёткость изложения Ф. Энгельса в этом месте «Анти-Дюринга» (1878 г.) спустя 25 лет расцвела в марксизме таким течением, как МАХАЕВЩИНА (по имени одного из его зачинателей В. К. Махайского). Развитие махаевщины типично для многих подконтрольных надиудейскому масонству течений общественной мысли. Начинают два еврея В. К. Махайский
(псевд. — Вольский) и Е. Лозинский; толкут некоторое время воду в ступе — пережёвывают набор одних и тех же понятий и мыслей,
не выходя за его пределы десятилетиями; потом они умирают странной смертью, оставив после себя литературное наследие — рассаду на будущее. Всё точно так же, как с теорией «перманентной революции»: Гельфанд-Парвус — и Бронштейн-Троцкий — зачинатели; обширная литература, за десятилетия
не вышедшая из установленного круга понятий и мыслей; и две «странных» смерти в 1924 г. и в 1940 г. Содержательная разница между махаевщиной и бронштейнианством — только в системах понятий.


Махаевщина выросла из «экономизма», отрицавшего политическую борьбу рабочего класса, и утверждала:

¾ что в капиталистическом обществе интеллигенция — общественный класс, который монопольно владеет знанием (особого рода средства производства) и из поколения в поколение воспроизводит сам себя:

¾ что этот класс — эксплуататорский, поскольку участвует во вторичном перераспределении прибавочной стоимости, отбирая часть её у капиталистов, совершивших первичное перераспределение между I и II подразделениями;

¾ что социализм — чисто интеллигентское классовое учение, выражающее стремление интеллигенции избавиться от класса частных капиталистов (буржуазии), с которыми она вынуждена делиться в процессе присвоения прибавочной стоимости;

¾ что рабочий класс нужен интеллигенции всего лишь в качестве слепого орудия свержения власти буржуазии, а после этого переворота в условиях социализма всё для рабочего останется по-прежнему, т. е. рабочие (толпа, чернь) из поколения в поколение будут работать и воспроизводить сами себя, а интеллигенция («элита») из поколения в поколение будет присваивать прибавочную стоимость и воспроизводить сама себя. Общество останется классовым, а эксплуатация сохранится благодаря монополии интеллигенции на знание;

¾ что по этим причинам рабочий класс должен освобождаться не только от гнёта буржуазии, но и от гнёта интеллигенции. Это уже произнесён смертный приговор дореволюционной интеллигенции от лица махаевщины, в то время как классический марксизм об этом просто умалчивает на уровне сознания.

Троцкистско-ленинская традиция относит интеллигенцию к особой социальной прослойке. Классом в капиталистическом обществе её на уровне сознания не называет, но на уровне подсознания относит её к буржуазии, поскольку часто пользуется термином «буржуазная интеллигенция». После же революции «буржуазная интеллигенция» противопоставляется «рабоче-крестьянской интеллигенции» по признаку классового происхождения.

Сравнивая махаевщину с классическим марксизмом-троцкизмом-ленинизмом, можно отметить, что она глубже, чем марксизм...ленинизм понимает эксплуатацию человека человеком, поскольку уже на уровне сознания связывает её с монополией на знание определённых социальных слоёв. Но так же, как и весь прочий марксизм, она не выделяет управленческий труд из всей совокупности умственного труда, хотя именно с ним связано существование в обществе дефицита, позволяющего получать монопольно высокие цены. Дефицит





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 304 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Слабые люди всю жизнь стараются быть не хуже других. Сильным во что бы то ни стало нужно стать лучше всех. © Борис Акунин
==> читать все изречения...

569 - | 531 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.011 с.