Лекции.Орг


Поиск:




Цель преступления есть представление человека о результате своей деятельности или идеальный результат. 2 страница




Стадия покушения на преступление возможна в преступлениях: а) с материальным составом, совершаемых путем действия или бездействия, — в абсолютном большинстве случаев (например, не имеет эту стадию злоупотребление должностными полномочиям — ст. 285 УК); б) с формальным составом, совершаемых путем действия, — в том случае, если между началом и окончанием преступления есть определенный промежуток времени (при взяточничестве, изнасиловании и т.д.).

Покушение невозможно в преступлениях, совершаемых по неосторожности, в преступлениях с формальным составом, совершаемых путем действия, если первоначальный его акт образует оконченное преступление, и во всех случаях совершения преступления с таким составом путем бездействия.

Общее положение об основании уголовной ответственности остается незыблемым и применительно к неоконченному преступлению (ст. 8 УК). Следовательно, основанием уголовной ответственности за приготовление к преступлению и покушение на преступление является наличие деяния, содержащего признаки состава неоконченного преступления.

Уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому или особо тяжкому преступлению, понятие о которых дается в ст. 15 УК.

В соответствии с ч. 3 ст. 29 УК действия виновного лица, совершившего неоконченное преступление, квалифицируются по статье Уголовного кодекса, предусматривающей ответственность за оконченное преступление, со ссылкой на ст. 30 УК.

Юридическим основанием наказуемости приготовления к преступлению и покушения на преступление являются положения ст. 60 УК, регламентирующей общие начала назначения наказания. В частности, подлежат учету характер и степень общественной опасности совершенного преступления, а также характер и размер причиненного вреда. На их содержание оказывает влияние степень реализации преступного намерения. В связи с этим оконченное преступление опаснее покушения на преступление, а последнее — приготовления к преступлению. Данное обстоятельство должно находить отражение в виде и размере (сроке) назначаемого виновному наказания.

Значение выделения видов неоконченного преступления заключается в том, что стадии обусловливают квалификацию содеянного, определяют его общественную опасность.

35. Под добровольным отказом следует понимать добровольное и окончательное прекращение начатого преступления при осознании лицом возможности реального его завершения.

В ч. 1 ст. 31 УК говорится: «Добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца».

Таким образом, можно заключить, что добровольный отказ от преступления характеризуется тремя признаками: добровольностью, окончательностью и осознанием возможности доведения до конца начатого преступления.

Добровольность означает, что лицо по своей воле, по собственному желанию сознательно прекращает начатое преступление. Мотивы отказа для признания его добровольным уголовно-правового значения не имеют (страх перед наказанием, боязнь разоблачения, жалость к жертве и т.д.). Инициатива при этом может исходить и от других лиц, побудивших советами, уговорами, просьбами, убеждением и т.д. отказаться от доведения преступления до конца.

Окончательность предполагает, что лицо прекращает начатое преступление полностью и окончательно, а не прерывает его на какое-то время. Если же завершение преступления откладывается на будущее в связи с невозможностью его завершения в сложившейся ситуации и в данное время, то добровольный отказ исключается. Также оценивается отказ от повторения преступного посягательства (например, лицо отказывается от совершения повторного выстрела при промахе и др.). В указанных случаях имеет место покушение на преступление.

Лицо должно осознавать возможность доведения преступления до конца. Его мнение при этом может не совпадать с реальной ситуацией, с действительным положением вещей. Например, лицо было уверено, что преодолеет имеющееся препятствие, хотя это было практически невозможно, так как оно незадолго до начала совершения деяния было усилено (усложнено), что ему не было известно. Наличие подобной ситуации также не исключает добровольного отказа.

Исходя из законодательного определения добровольного отказа, он возможен на стадии приготовления к преступлению и покушения на преступление. Следовательно, добровольный отказ исключается на стадии оконченного преступления.

На стадии приготовления добровольный отказ возможен всегда и выражается, как правило, в форме бездействия (лицо воздерживается от продолжения действий), хотя и не исключается действие (например, уничтожение приобретенного для нападения оружия).

Возможность добровольного отказа на стадии покушения на преступление зависит от вида покушения. На этапе неоконченного покушения он возможен всегда и, по сути, характеризуется теми же чертами, что и при приготовлении к преступлению.

При оконченном покушении добровольный отказ возможен только в случае, когда: а) имеет место активная его форма, т.е. совершается путем действия; б) лицо сохраняет власть над дальнейшим развитием событий (причинно-следственных связей), может предотвратить (не допустить) окончание преступления. В этом случае между началом и окончанием преступления имеется определенный промежуток времени, в течение которого лицо само нейтрализует совершенное им действие (например, применяет противоядие) и ему удается предотвратить окончание преступления (например, смерть ранее им отравленного лица). Если же принятыми усилиями предотвратить завершение преступления не удалось, добровольный отказ отсутствует, а указанное поведение виновного признается смягчающим наказание обстоятельством (п. «к» ч. 1 ст. 61 УК).

Согласно ч. 2 ст. 31 УК лицо, добровольно и окончательно отказавшееся от доведения преступления до конца, не подлежит уголовной ответственности. Основанием исключения уголовной ответственности при добровольном отказе является отсутствие в деянии лица состава преступления.

Лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности в том случае, если фактически совершенное им деяния содержит иной состав преступления. Например, хищение лицом огнестрельного оружия для совершения убийства, от доведения до конца которого оно отказалось, влечет уголовную ответственность только за данное деяние по ст. 226 УК.

Добровольный отказ соучастников преступления, в целом характеризуясь теми же признаками, что и отказ исполнителя преступления, имеет некоторые особенности.

Добровольный отказ соисполнителя преступления заключается в несовершении обусловленных сговором деяний или в незавершении задуманного соучастниками преступления. В этом случае уголовная ответственность других соучастников преступления не исключается.

Организатор преступления и подстрекатель к преступлению не подлежат уголовной ответственности в том случае, если они своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до конца.

Добровольный отказ пособника преступления, исключающий его уголовную ответственность, заключается в том, что он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления.

Если предпринятые организатором, подстрекателем и пособником действия не увенчались успехом, то они подлежат уголовной ответственности, а указанные действия по предотвращению преступления признаются смягчающим наказание обстоятельством.

Основное отличие добровольного отказа от деятельного раскаяния состоит в том, что: отказ возможен на стадии неоконченного преступления, раскаяние — на стадии оконченного преступления; отказ исключает уголовную ответственность, раскаяние признается смягчающим наказание обстоятельством.

 

37. Соучастие в преступлении является одним из важных и наиболее дискуссионных институтов уголовного права. Большинство преступлений, содержащихся в Особенной части УК, предусматривают ответственность за совершение преступления одним лицом. Институт соучастия призван определить особенности ответственности в случаях совершения таких преступлений несколькими лицами, а также обосновать ответственность лиц, лично в совершении преступления участия не принимавших.

Совершение преступления в соучастии, как правило, представляет большую общественную опасность, чем совершение его единолично, поскольку объединение усилий нескольких лиц способно привести к более тяжким последствиям, оно также облегчает совершение и сокрытие преступления. В настоящее время деяния, совершаемые в соучастии, занимают значительную долю в общей массе всех преступлений, при этом количество данных преступлений постоянно растет.

В соответствии со ст. 32 УК соучастием признается совместное умышленное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

Соучастие не создает каких-либо особых оснований уголовной ответственности, поэтому на него в полной мере распространяются положения ст. 8 УК. Исходя из этого, при привлечении каждого из соучастников к уголовной ответственности должно быть установлено, что лицо принимало участие в совершении конкретного преступления.

Из определения соучастия можно выделить два объективных (участие в преступлении двух или более лиц и совместность их деятельности) и два субъективных (совместность умысла и участие в совершении умышленного преступления) признака соучастия.

Первый объективный признак носит количественный характер. Он означает, что в преступлении должны принимать участие как минимум два лица, обладающие признаками его субъекта. Не образуют соучастия случаи, когда лицо, обладающее признаками субъекта преступления, использует для его совершения невменяемого или малолетнего. Как отмечено в п. 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 N 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних», лицо, вовлекшее несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной ответственности, в совершение преступления, в силу ч. 2 ст. 33 УК несет ответственность за содеянное как исполнитель путем посредственного причинения.

Второй объективный признак (качественный) предполагает совместность действий соучастников. Данный признак не следует понимать упрощенно. Совместность не означает, что соучастники совершают одинаковые по характеру и степени участия действия, что их вклад в совершение преступления одинаков; совместность означает, что соучастники принимают участие в совершении одного и того же преступления, имеется причинная связь между поведением каждого из них и наступившим преступным последствием, которое является для них общим. Так, лицо, узнавшее после окончания преступления о факте его совершения и согласившееся укрыть преступника, не становится соучастником преступления, поскольку отсутствует причинная связь между его поведением и наступившим общественно опасным последствием. Однако если лицо до совершения преступления дало обещание скрыть преступника, оно тем самым содействовало, создало условия, внесло вклад в совершение преступления исполнителем, поэтому такую деятельность следует отнести к соучастию.

Соучастие может возникнуть на всех стадиях совершения преступления, например, на стадии приготовления может иметь место достижение сговора на совершение преступления, на стадии покушения — присоединение к уже начавшемуся преступлению (например, хулиганству, на стадии юридического окончания преступления, но до его фактического завершения также может появиться новый соучастник, поскольку до этого момента причинная связь может обусловить общий преступный результат. Так, если к напавшему на потерпевшего в целях завладения имуществом (разбой юридически окончен — ст. 162 УК) присоединяется иное лицо, облегчающее реализацию преступного намерения, оно признается соучастником разбоя.

Слово «умышленно» в определении соучастия использовано два раза. Совместность умысла как первый субъективный признак соучастия означает наличие у соучастников определенной психической общности, субъективной связи, желания совместно совершить преступление. Отношение соучастников к факту объединения для совершения единого преступления может быть только в виде прямого умысла.

Субъективная связь, т.е. осведомленность соучастников о присоединяющейся деятельности других лиц, в соответствии со ст. 32 УК может быть только как минимум двусторонней. Организатор, подстрекатель и пособник должны знать о присоединяющейся деятельности исполнителя, а исполнитель должен осознавать, что в совершение преступления внесли вклад и другие лица (лицо). При этом организатор, подстрекатель и пособник могут и не знать о существовании друг друга, а при совершении преступления при наличии таких сложных форм соучастия, как организованная группа и особенно преступное сообщество, всеобщая взаимная осведомленность соучастников представляется просто невозможной.

Для наличия соучастия требуется, чтобы лицо знало не только о факте совершения преступления, но и о его важнейших особенностях, юридически значимых признаках преступления, совершаемого исполнителем, т.е. о признаках, относящихся к составу преступления, как конструктивных, так и квалифицирующих. Так, лицо, предоставившее оружие для совершения убийства, может быть признано пособником убийства только в том случае, если оно осознавало, что объектом преступления, которое намеревался совершить исполнитель, является именно жизнь потерпевшего, а не его, например, здоровье.

Вторым субъективным признаком соучастия является то, что соучастие возможно лишь в умышленных преступлениях.

Причинение общественно опасных последствий совместными неосторожными действиями двух или более лиц в литературе получило наименование неосторожного сопричинения, что в законодательстве в настоящее время отражения не нашло. Так, не образует соучастия ситуация, когда по просьбе пассажира, опаздывающего на самолет, водитель такси превышает скорость и сбивает пешехода с причинением последнему тяжкого вреда здоровью, поскольку в содеянном отсутствует стремление к общему преступному результату.

Как отмечалось, умысел в содержании понятия соучастия следует рассматривать в двух аспектах: 1) умысел по отношению к факту объединения усилий соучастников для совершения единого преступления возможен только прямой; 2) отношение же к факту наступления последствий в материальных составах, которые предполагают возможность ответственности единолично действующего лица и при наличии косвенного умысла, при соучастии также возможно как в виде прямого, так и косвенного умысла.

Так, лицо, осознававшее, что предоставляет исполнителю взрывчатое вещество для совершения убийства путем взрыва в людном месте, предвидит возможность гибели не только того лица, на которого был направлен умысел, но и случайных прохожих, сознательно допускает такие последствия или относится к ним безразлично. В случае гибели последних оно должно отвечать за пособничество убийству общеопасным способом не одного лица, а двух или более лиц (п. п. «а», «е» ч. 2 ст. 105 УК).

Содержание умысла соучастника шире, чем содержание умысла индивидуально действующего лица. Оно включает не только осознание общественной опасности своих действий, но и присоединяющейся общественно опасной деятельности другого лица (лиц), предвидение наступления последствий, которые причиняются совместными действиями, и стремление к общему преступному результату.

Мотивы и цели действий соучастников могут не совпадать. Не следует отождествлять совместность действий соучастников как объективный признак соучастия — стремление к общему преступному результату — и цель как признак субъективной стороны преступления, означающий представление лица о конечном результате, к которому лицо стремится, совершая преступление. Обязательной является осведомленность других соучастников о том, что исполнитель преступления совершает его по указанным в законе мотивам либо со специальной целью. Например, действия лица, помогающего совершить убийство, должны квалифицироваться как пособничество убийству из корыстных побуждений (ч. 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК), если наличие корыстных побуждений у исполнителя охватывается сознанием пособника, хотя сам пособник действовал, например, из ревности или мести.

41. Виды соучастия в зависимости от характера выполняемых соучастниками функций подразделяют на простое (соисполнительство) и сложное (соучастие с распределением ролей).

При простом соучастии в преступлении участвуют два или более соисполнителя. Каждый из них полностью или частично выполняет объективную сторону преступления. Так, объективная стороны изнасилования состоит из двух действий — полового сношения и применения или угрозы применения насилия. Как отмечено в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ» действия лиц, лично не совершавших насильственного полового акта, но путем применения насилия содействовавших другим лицам в совершении преступления, следует квалифицировать как соисполнительство в групповом изнасиловании.

Сложное соучастие предполагает, что в совершении преступления наряду с исполнителем принимает участие еще хотя бы один соучастник (организатор, подстрекатель или пособник). Составы преступлений в Особенной части УК сформулированы применительно к действиям исполнителя, поэтому при квалификации их действий ссылка на ст. 33 УК не производится, а указывается лишь статья Особенной части УК, предусматривающая совершенное преступление. При квалификации действий организатора, подстрекателя и пособника необходима ссылка на соответствующую часть ст. 33 УК, отражающую их функциональную роль.

Формы соучастия выделяются в зависимости от степени согласованности действий соучастников. В соответствии с этим критерием ст. 35 УК предусматривает четыре формы соучастия:

1) группа лиц без предварительного сговора;

2) группа лиц по предварительному сговору;

3) организованная группа;

4) преступное сообщество (преступная организация).

В ст. 35 УК в порядке увеличения степени согласованности предусмотрены указанные выше формы соучастия. Каждая последующая форма соучастия предусматривает признаки предшествующей формы в сочетании с еще одним (или более) дополнительным признаком.

Совершение преступления группой лиц (ч. 1 ст. 35 УК) предполагает наличие таких признаков: а) два или более исполнителя; б) отсутствие предварительного сговора.

Для констатации наличия группы лиц требуется, чтобы как минимум два лица обладали признаками субъекта преступления. Эта форма преступной группы представляет наименьшую опасность и характеризуется наименьшей устойчивостью. Субъективная связь между соучастниками возникает либо спонтанно и одномоментно в момент начала преступных действий, либо к начавшейся деятельности одного лица присоединяется другое лицо. Так, согласно п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК)» убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения). Убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица).

Совершение преступления группой лиц предусмотрено в качестве квалифицирующего признака в ряде составов преступления (п. «ж» ч. 2 ст. 105, п. «а» ч. 3 ст. 111, п. «г» ч. 2 ст. 112 УК и др.), в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 63 УК является отягчающим обстоятельством.

Согласно ч. 2 ст. 35 УК преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Признаками группы лиц по предварительному сговору являются: а) два или более исполнителя; б) наличие предварительного сговора.

Сговор является предварительным, если он достигнут до начала выполнения объективной стороны преступления. Если субъективная связь, сговор на совершение преступления возникает в процессе его совершения, предварительный сговор отсутствует. В этом случае налицо группа без предварительного сговора. Например, в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» указано, что при квалификации действий виновных как совершение хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору требуется выяснить: имелся ли сговор до начала действий, непосредственно направленных на хищение чужого имущества; состоялась ли договоренность о распределении ролей в целях осуществления преступного умысла; какие конкретно действия совершены каждым исполнителем и другими соучастниками преступления.

При этом не следует смешивать техническое и юридическое распределение функций между соучастниками. Как отмечено в п. 10 указанного выше Постановления, уголовная ответственность за кражу, грабеж или разбой, совершенные группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, непосредственно направленные на содействия исполнителю в совершении преступления (например, лицо не проникало в жилище, но участвовало во взломе дверей, запоров, решеток, по заранее состоявшейся договоренности вывозило похищенное, подстраховывало других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления), содеянное ими является соисполнительством и в силу ч. 2 ст. 33 УК не требует дополнительной квалификации по ст. 33 УК.

Признак «группа лиц по предварительному сговору» является одним из самых распространенных квалифицирующих, а иногда и особо квалифицирующих признаков в Особенной части УК, а в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 63 УК отягчающим обстоятельством.

Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК). Признаками организованной группы являются: а) два или более исполнителя; б) наличие предварительного сговора; в) устойчивость.

Степень согласованности действий соучастников, входящих в организованную группу, гораздо выше, чем при наличии группы лиц по предварительному сговору, что подчеркнуто законодателем путем введения в определение организованной группы признака устойчивости. Понятие устойчивости неоднократно разъяснялось в Постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, например от 17.01.1997 N 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» (п. 4), от 09.02.2012 N 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» (п. 6) и др.

Об устойчивости организованной группы может свидетельствовать длительность существования самой группы, неоднократность совершения преступлений. Однако организованная группа, как следует из ч. 3 ст. 35 УК, может быть создана для совершения и одного преступления, поэтому длительность подготовки даже одного преступления характеризует ее устойчивость.

Проявлением устойчивости является стабильность состава группы, тесная взаимосвязь между членами группы, согласованность действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, техническая оснащенность, специальная подготовка участников организованной группы.

Для организованной группы (в отличие от группы по предварительному сговору) характерно: наличие в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределение функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла. Участники организованной группы могут и не принимать непосредственного участия в выполнении объективной стороны преступления. Вместе с тем с юридической точки зрения в рамках организованной группы характерно распределение именно функций, а не ролей. При признании преступлений совершенными организованной группой действия всех соучастников независимо от выполняемых ими функций в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК. Поэтому к признакам организованной группы относится наличие двух или более исполнителей.

М., согласно отведенной ему роли, подбирал людей для похищения и последующего вымогательства денег за их освобождение, собирал информацию об их материальном положении, бизнесе, родственниках, способности заплатить выкуп, узнавал маршруты и способы передвижения, передавал эти сведения членам группы. После похищения он добывал информацию об обстановке в семьях похищенных, сборе денег, обращениях в органы внутренних дел, о чем сообщал другим членам преступной группы. Это позволяло вырабатывать тактику поведения с родственниками похищенных и своевременно корректировать действия по реализации намеченной цели. М. обоснованно признан соисполнителем похищения Б. и Н. в составе организованной группы по п. «а» ч. 3 ст. 126 и п. п. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ без ссылки на ч. 5 ст. 33 УК, хотя действий, направленных на непосредственное изъятие потерпевших, не совершал.

Совершение преступления организованной группой предусмотрено в ряде составов преступлений в качестве квалифицирующего признака (например, п. «а» частей вторых ст. ст. 131 и 132, ч. 2 ст. 181, ч. 2 ст. 184 УК и др.), в значительном количестве составов — в качестве особо квалифицирующего признака, а в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 63 УК является отягчающим обстоятельством.

Сам факт создания наиболее опасных разновидностей организованной группы законодатель признает самостоятельным составом преступления (ст. ст. 208, 209, 239, 282.1 УК).

Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

К признакам преступного сообщества относятся присущие организованной группе признаки: а) два или более исполнителя; б) наличие предварительного сговора; в) устойчивость; г) структурированность организованной группы или объединение организованных групп; д) наличие единого руководства; е) цель совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

Закон устанавливает два наименования для этой формы соучастия — преступное сообщество или преступная организация, однако правовых различий между ними нет.

Как видно из признаков преступного сообщества, оно представляет собой организованную группу, отличающуюся структурированностью, или же объединение организованных групп. Указанные признаки раскрываются в п. п. 3 и 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2010 N 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)».

Под структурированной организованной группой следует понимать группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, состоящую из подразделений (подгрупп, звеньев и т.п.), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий. Структурированной организованной группе кроме единого руководства присущи взаимодействие различных ее подразделений в целях реализации общих преступных намерений, распределение между ними функций, наличие возможной специализации в выполнении конкретных действий при совершении преступления и другие формы обеспечения деятельности преступного сообщества (преступной организации).

Объединение организованных групп предполагает наличие единого руководства и устойчивых связей между самостоятельно действующими организованными группами, совместное планирование и участие в совершении одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений, выполнение иных действий, связанных с функционированием объединения.

Таким образом, преступное сообщество может образовываться как одна организованная группа, характеризующаяся усложненной структурой, так и объединение нескольких организованных групп с более простой организацией, не отличающихся признаком структурированности, но структурно объединенных под общим руководством.

Преступное сообщество создается в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений. Понятие тяжких и особо тяжких преступлений определяется исходя из ч. ч. 4, 5 ст. 15 УК. Как отмечено в указанном выше Постановлении от 10.06.2010 N 12 (п. 2), под прямым получением финансовой или иной материальной выгоды понимается совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений (например, мошенничества, совершенного организованной группой либо в особо крупном размере), в результате которых осуществляется непосредственное противоправное обращение в пользу членов преступного сообщества (преступной организации) денежных средств, иного имущества, включая ценные бумаги и т.п.





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-18; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 342 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Студенческая общага - это место, где меня научили готовить 20 блюд из макарон и 40 из доширака. А майонез - это вообще десерт. © Неизвестно
==> читать все изречения...

787 - | 724 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.012 с.