Лекции.Орг


Поиск:




Цель преступления есть представление человека о результате своей деятельности или идеальный результат. 3 страница




Под косвенным получением финансовой или иной материальной выгоды понимается совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, которые непосредственно не посягают на чужое имущество, однако обусловливают в дальнейшем получение денежных средств и прав на имущество или иной имущественной выгоды не только членами сообщества (организации), но и другими лицами (например, передача взятки в крупном размере должностному лицу в целях способствования выигрышу тендера).

Сам факт создания преступного сообщества предусмотрен в качестве самостоятельного состава преступления. Совершаемые в рамках деятельности преступного сообщества преступления подлежат квалификации по совокупности, при этом совершение преступления в составе преступного сообщества учитывается в качестве отягчающего обстоятельства в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 63 УК.

42. Основание ответственности является единым для лиц, совершивших преступление как единолично, так и в соучастии. Им является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления (ст. 8 УК).

В соответствии с ч. 1 ст. 34 УК ответственность соучастников определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления, поэтому пределы ответственности соучастников имеют свои особенности. Под характером участия понимается фактическая роль, которую каждый соучастник выполняет в совершении преступления: организатор преступления, подстрекатель, пособник, главный или второстепенный исполнитель. Учет степени участия лица в совершении преступления в соучастии предполагает оценку активности каждого соучастника, величины его вклада в достижение общего преступного результата.

В науке существуют две основные позиции определения юридической природы соучастия и обоснования ответственности соучастников.

Первая из них исходит из представления об акцессорной (дополнительной, несамостоятельной) природе соучастия, в соответствии с которой основой соучастия является деятельность исполнителя, действия всех остальных соучастников не носят самостоятельного характера, а являются дополнительными (акцессорными) по отношению к действиям исполнителя. Согласно этой позиции оценка действий соучастников определяется оценкой действий исполнителя.

Согласно второй позиции соучастие является самостоятельной формой преступной деятельности, при которой соучастники несут ответственность за совершенные ими лично действия, а не за действия исполнителя. Именно совершение этих действий определяет основание и пределы их ответственности. Соучастник может быть привлечен к ответственности даже в случае освобождения исполнителя от уголовной ответственности. Уголовный кодекс содержит черты проявления как акцессорной, так и самостоятельной природы соучастия.

Проявления акцессорной природы соучастия можно усмотреть в следующем. Квалификация действий исполнителей производится только по статье Особенной части УК без ссылки на ст. 33 УК (ч. 2 ст. 34 УК), поскольку составы преступления в Особенной части УК сформулированы применительно к их действиям.

Организаторы, подстрекатели и пособники сами объективной стороны преступления не выполняют, поэтому состав преступления, совершаемый ими, складывается из признаков, указанных в ст. 33 УК, и в конкретной статье Особенной части УК, описывающей действия исполнителя. Квалификация действий указанных лиц производится по статье Особенной части УК со ссылкой на соответствующую часть ст. 33 УК. Если они выполняли также функции соисполнителя, ссылка на ст. 33 УК не производится (ч. 3 ст. 34 УК).

Если исполнитель по причинам, от него не зависящим, не довел задуманное совместно с другими соучастниками преступление до конца, его действия квалифицируются как приготовление (если преступление относится к тяжким или особо тяжким) или покушение на преступление. Другие соучастники в соответствии с ч. 5 ст. 34 УК подлежат уголовной ответственности также за приготовление к преступлению или за покушение на преступление, несмотря на то, что они все зависящие от них действия осуществили.

Признаки преступления (как объективные, так и субъективные), совершенного исполнителем, учитываются при квалификации действий всех соучастников, которые осознавали наличие этих признаков, за исключением признаков, относящихся исключительно к личности исполнителя.

Так, осознание объективного признака (например, способа совершения преступления исполнителем) является обязательным для его вменения иным соучастникам — пособник может подлежать ответственности по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК только в том случае, если он осознает, что исполнитель собирается совершить убийство с особой жестокостью.

Мотивы и цели действий соучастников могут не совпадать. Действия лица, помогающего совершить убийство, должны квалифицироваться как пособничество убийству с целью скрыть другое преступление, если наличие такой цели у исполнителя охватывается сознанием пособника, хотя последний действовал по личным мотивам.

Признаки, относящиеся к личности исполнителя, тем не менее характеризующие общественную опасность совершенного деяния, учитываются при квалификации действий других соучастников, умыслом которых эти обстоятельства охватывались. Так, действия лица, подстрекавшего родителя на вовлечение его ребенка в совершение преступления, следует квалифицировать по ч. 4 ст. 33, ч. 2 ст. 150 УК как подстрекательство родителя на вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления. То обстоятельство, что вовлекающим является родитель ребенка, существенно повышает степень общественной опасности преступления в целом, так как это может причинить больший ущерб объекту уголовно-правовой охраны — нравственному развитию несовершеннолетнего.

При совершении в соучастии преступления со специальным субъектом — исполнителем преступления — может быть лишь лицо, обладающее специальными признаками (ч. 4 ст. 34 УК). Ответственность иных лиц, не обладающих признаками специального субъекта, участвовавших в совершении преступления, наступает по той же статье УК, что и ответственность исполнителя, однако со ссылкой на соответствующую часть ст. 33 УК как организатора, подстрекателя либо пособника. Так, родители, помогающие военнослужащему уклониться от исполнения обязанностей военной службы, могут нести ответственность только за пособничество этому преступлению (ч. 5 ст. 33, ст. 339 УК).

Однако это положение не является универсальным, т.е. распространяется не на все ситуации совершения несколькими лицами преступления со специальным субъектом. Так, соучастие невозможно в преступлении со специальным субъектом, когда характеризующий субъекта специальный признак относится только к характеристике личности исполнителя и не отражается на характере и степени общественной опасности самого деяния. Примером такого преступления является убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК). В ст. 106 УК факторы, значительно смягчающие наказание (особое психофизиологическое состояние матери во время или сразу после родов; психическое расстройство, не исключающее вменяемости; психотравмирующая ситуация), относятся исключительно к личности виновной и не могут оказывать смягчающего влияния на ответственность других соучастников преступления. Последние подлежат ответственности с учетом выполнявшейся ими роли по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК как убийство лица, заведомо находящегося в состоянии беспомощности.

Самостоятельность ответственности соучастников проявляется в следующем.

Ответственность за так называемое неудавшееся подстрекательство, когда подстрекателю не удалось склонить другое лицо к совершению преступления, отражена в ч. 5 ст. 34 УК. При неудавшемся подстрекательстве ответственность наступает только за приготовление к преступлению, поскольку не возникает количественный признак соучастия (необходимость наличия двух или более лиц). Это означает, что юридически соучастие отсутствует. Ответственность в соответствии с ч. 2 ст. 30 УК возможна лишь при попытке склонить другое лицо к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления.

Уголовным законом предусмотрен эксцесс исполнителя (ст. 36 УК). Под ним понимается совершение исполнителем преступления, которое не охватывается умыслом других соучастников. За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат, поскольку в содеянном отсутствует как объективный признак совместности действий, так и субъективный признак совместности умысла соучастников, соответственно преступление перестает быть совместным для соучастников. Получается, что при эксцессе исполнитель совершает преступление без участия других лиц.

В теории уголовного права в зависимости от степени отклонения действий лица от реализации совместного умысла выделяют: качественный и количественный эксцесс исполнителя.

Под качественным эксцессом понимают случаи, когда исполнитель вместо согласованного с другими лицами преступления совершает полностью иное или наряду с согласованным преступлением совершает иное преступление. В случае совершения полностью иного преступления все соучастники отвечают за приготовление или покушение на согласованное преступление, а исполнитель — за то преступление, которое он совершил. Так, если между исполнителем и пособником была достигнута договоренность о совершении грабежа, а исполнитель, встретив сопротивление жертвы, совершил убийство и, испугавшись содеянного, убежал, то действия исполнителя следует квалифицировать как убийство, а действия пособника — как приготовление к грабежу. Если же исполнитель в дополнение к согласованному совершил иное преступление, все соучастники отвечают за преступление, охватывавшееся их умыслом, а исполнитель — еще и за преступление, совершенное им единолично, без вменения квалифицирующего признака, свидетельствующего о совершении преступления преступной группой.

Количественный эксцесс может заключаться в следующем:

— вместо оговоренного лицо совершает иное однородное, но более тяжкое преступление. Так, если двое договорились совершить грабеж, но один из них в процессе изъятия имущества применил насилие, опасное для здоровья потерпевшего, что характерно для разбоя, то оба подлежат ответственности за оконченное преступление, первый — за грабеж (ст. 161 УК), а второй — за разбой (ст. 162 УК);

— лицо совершает оговоренное преступление, но при наличии квалифицирующих признаков, не согласованных с другими соучастниками. Квалифицирующий признак преступления может быть вменен только в том случае, когда лицо осознает его наличие. Поэтому исполнитель привлекается к ответственности за содеянное с учетом этого квалифицирующего признака, а соучастники — без него. В этом случае преступление остается совместным в части, охватываемой общим умыслом, квалифицирующий признак, отражающий совершение преступления преступной группой, может быть вменен всем соучастникам.

Так, если в процессе разбойного нападения А нанес удар ножом потерпевшему, что не охватывалось умыслом Б, действия А следует квалифицировать по ч. 2 ст. 162 УК как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, действия же Б — также по ч. 2 ст. 162 УК, но с вменением только одного квалифицирующего признака — совершение преступления группой лиц по предварительному сговору.

Добровольный отказ соучастников имеет свои особенности. Его признаки, изложенные в ч. ч. 1 — 3 ст. 31 УК, относятся к характеристике добровольного отказа исполнителя. Особенности добровольного отказа организатора, подстрекателя и пособника зависят от вклада каждого из них в совместно готовившееся преступление.

Организатор и подстрекатель не подлежат уголовной ответственности, если своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами (например, убеждение исполнителя не совершать преступление) предотвратили доведение преступления исполнителем до конца (ч. 4 ст. 31 УК). Добровольный отказ указанных лиц возможен лишь в активной форме. Они не подлежат уголовной ответственности только тогда, когда им удалось предотвратить совершение преступления исполнителем. Если действия организатора или подстрекателя не привели к предотвращению совершения преступления исполнителем, то предпринятые ими меры могут быть признаны смягчающим наказание обстоятельством (ч. 5 ст. 31 УК).

Пособник преступления не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления (ч. 4 ст. 31 УК); другими словами, он должен ликвидировать свое личное участие в совершении преступления. Так, если пособник предоставил исполнителю средство совершения преступления, а потом забрал его, он не подлежит уголовной ответственности несмотря на то, что исполнитель добыл такое же средство у другого лица. Добровольный отказ пособника возможен в форме как действия, так и бездействия (например, несообщение информации, необходимой исполнителю для совершения преступления).

Квалифицирующие признаки и отягчающие обстоятельства, которые относятся к личности каждого из соучастников, распространяются только на того из них, к кому относятся. Так, в случае совершения изнасилования группой лиц, один из которых имеет судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего (ч. 5 ст. 131 УК), квалификация по этой части ст. 131 УК возможна только для лица, имеющего судимость. Действия других соучастников подлежат квалификации по другим частям ст. 131 УК в зависимости от обстоятельств дела. Наличие малолетних детей (п. «г» ч. 1 ст. 61 УК) учитывается в качестве смягчающего обстоятельства только при назначении наказания их родителям.

Совершение преступления при любой форме соучастия (группа лиц, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа, преступное сообщество) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных Кодексом (ч. 7 ст. 35 УК). Это является отягчающим обстоятельством в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 63 УК.

При совершении преступления с любой формой соучастия (в том числе организованной группой и преступным сообществом) при фактическом распределении функций юридически роли всех соучастников совпадают. Они являются соисполнителями, следовательно, при квалификации их действий ссылка на ч. 2 ст. 33 УК не требуется.

Если лицо совершило преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, его действия (при отсутствии иных квалифицирующих признаков) следует квалифицировать по признакам основного состава преступления как действия непосредственного исполнителя преступления без вменения квалифицирующего признака, связанного с совершением преступления преступной группой (см., например, в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»).

Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой является квалифицирующим признаком многих составов преступлений. Квалификация соучастия в преступной группе зависит от характера его регламентации в Особенной части УК. При указании в статье Особенной части УК в качестве квалифицирующего признака на соответствующую форму соучастия квалификация производится по тому пункту и части статьи, где это отражено.

Если статья Особенной части УК не содержит квалифицирующего признака, отражающего форму соучастия, квалификация производится по признакам основного состава преступления, совершение преступления в соучастии рассматривается в качестве отягчающего обстоятельства (п. «в» ч. 1 ст. 63 УК).

Если в статье Особенной части УК не указана определенная форма соучастия, но предусмотрена более опасная форма, деяние квалифицируется по признакам основного состава преступления. Так, в ст. 179 УК в качестве квалифицирующего признака указано совершение деяния организованной группой (п. «в» ч. 2 ст. 179 УК). При совершении этого преступления группой лиц по предварительному сговору (при отсутствии иных квалифицирующих признаков) деяние подлежит квалификации по ч. 1 ст. 179 УК.

Если в статье Особенной части УК не указана определенная форма соучастия, но предусмотрена менее опасная форма, деяние квалифицируется по тому пункту и части статьи, где отражена эта форма соучастия. Так, ст. 285.1 УК содержит в качестве квалифицирующего признака указание лишь на одну форму соучастия — группу лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 2). В случае совершения этого преступления организованной группой квалификация должна быть произведена по п. «а» ч. 2 ст. 285.1 УК, поскольку наличие любой формы соучастия предполагает совершение преступления преступной группой, что и должно быть отражено в юридической оценке деяния. Факт совершения преступления более опасной группой должен быть учтен при назначении наказания в качестве отягчающего обстоятельства (п. «в» ч. 1 ст. 63 УК).

Законодатель в ряде случаев сам факт создания организованной группы предусматривает в качестве оконченного преступления (ст. ст. 208, 209, 239, 282.1 УК), что объясняется повышенной степенью общественной опасности таких деяний. В случае совершения членами такой организованной группы преступлений, образующих самостоятельные составы, квалификация производится по совокупности преступлений. Так, при совершении членами банды акта пиратства, квалификация осуществляется по ст. 209 УК и по ч. 3 ст. 227 УК (пиратство, совершенное организованной группой). Если факт создания организованной группы не предусмотрен в Особенной части УК в качестве самостоятельного состава преступления, то указанные действия в соответствии с ч. 6 ст. 35 УК следует квалифицировать как приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.

Совершение преступлений преступным сообществом (преступной организацией) не предусмотрено законом в качестве квалифицирующего признака ни одного из составов преступлений. Сам факт создания преступного сообщества образует самостоятельный состав преступления, предусмотренный ст. 210 УК. Каждое преступление, совершаемое преступным сообществом, требует самостоятельной уголовно-правовой оценки.

Часть 5 ст. 35 УК предусматривает особенности ответственности организаторов и участников организованной группы или преступного сообщества (преступной организации). Так, лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных ст. ст. 208, 209, 210 и 282.1 УК, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных ст. ст. 208, 209, 210 и 282.1 УК, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

При совершении преступлений в соучастии возможны ситуации, когда лицо, не являясь членом преступной группы, тем не менее оказывает ей содействие или подстрекает другое лицо или группу лиц к созданию преступной группы для совершения конкретных преступлений. При этом происходит сочетание простого соучастия (соисполнительства) в одной из предусмотренных законом форм и сложного соучастия (с распределением ролей). При квалификации подобных действий необходима ссылка на ту часть ст. 33 УК, которая отражает выполняемую соучастником роль, и ту часть статьи Особенной части УК, которая в качестве квалифицирующего признака предусматривает ту или иную форму соучастия.

Так, если А и Б по предварительному сговору совершили кражу, а В, не принимая непосредственного участия в совершении преступления, предоставил им машину для транспортировки похищенного, действия А и Б следует квалифицировать по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК как кража группой лиц по предварительному сговору, а действия В — по ч. 5 ст. 33, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК как пособничество группе лиц по предварительному сговору в совершении кражи.

43. Множественностью преступлений признается совершение одним лицом двух и более преступных деяний, каждое из которых является самостоятельным преступлением и сохраняет свое юридическое значение.

Уголовный закон не содержит понятия множественности, в ст. ст. 17 и 18 УК закреплены лишь ее виды. Исходя из смысла указанных норм, можно выделить отличительные признаки множественности преступлений. Она характеризуется тем, что:

— каждое из деяний должно содержать в себе самостоятельный состав преступления;

— все деяния сохраняют за собой правовые последствия.

Взятые в совокупности, указанные обстоятельства не только позволяют констатировать наличие множественности, но и отграничить ее от единого (единичного) преступления, которое в некоторых случаях внешне напоминает рассматриваемый институт.

Для констатации множественности необходимо, чтобы совершенные деяния признавались законом преступлениями, а не иными правонарушениями. Любое сочетание административно-правовых, гражданско-правовых и иных деликтов либо указанных правонарушений и преступлений не образует множественности. Мелкое хулиганство, совершенное не единожды, не является преступлением, а стало быть, не входит в множественность. Аналогичная ситуация складывается и в том случае, если имели место административно наказуемое и уголовно наказуемое хулиганство. Иное дело, когда совершаются два деяния, признаваемых преступлениями. Допустим, кража (ст. 158 УК) и вандализм (ст. 214 УК); оба деяния предусмотрены в Уголовном кодексе в качестве преступлений.

Второй признак множественности означает, что каждое из деяний, входящих в нее, имеет самостоятельный состав преступления и сохраняет свое юридическое значение в качестве основания уголовной ответственности или исполнения назначенного, но не отбытого наказания, определения режима отбывания лишения свободы и т.д.

В связи с этим необходимо различать множественность преступлений и единое (единичное) преступление, которое в силу законодательной регламентации может быть простым или сложным. Отличительной чертой простого единого (единичного) преступления является то, что все его признаки характеризуются в законе одномерно. Оно посягает на один объект, совершается одним деянием, влечет одно последствие, имеет одну форму вины (например, убийство — ст. 105 УК).

Единое (единичное) сложное преступление характеризуется усложнением одного или нескольких элементов состава преступления, тесной юридической общностью объективных и субъективных признаков, обусловивших их объединение в один состав, предусмотренный статьей или частью статьи Уголовного кодекса. Согласно уголовному закону различаются:

— продолжаемое преступление;

— длящееся преступление;

— составное преступление;

— преступление с альтернативно указанными деяниями;

— преступление, характеризующееся дополнительным тяжким последствием.

Понятия продолжаемого и длящегося преступления были сформулированы в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 04.03.1929 «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям».

Продолжаемое преступление складывается из ряда тождественных преступных действий, охватываемых единым умыслом и направленных к достижению единой цели. Началом такого преступления считается совершение первого действия из числа нескольких тождественных действий, а окончанием — момент совершения последнего преступного акта.

Примером продолжаемого преступления может служить хищение деталей с завода, которые необходимы для сборки и реализации изделия или агрегата (скажем, коробки передач автомобиля и т.д.).

Под длящимся преступлением понимается преступное деяние, характеризующееся первоначальным актом действия или бездействия и далее длящееся во времени как невыполнение возложенных на лицо обязанностей. Оно начинается с момента совершения первоначального преступного действия или бездействия и заканчивается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления (например, явка с повинной), или наступления событий, препятствующих дальнейшему продолжению преступления.

Примерами длящихся преступлений являются: злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст. 157 УК); незаконное хранение оружия (ст. 222 УК); побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи (ст. 313 УК); дезертирство (ст. 338 УК); уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иными способами (ст. 339 УК) и др. Эти преступные деяния совершаются в течение более или менее продолжительного времени и характеризуются непрерывным осуществлением определенного состава преступления.

Установление характера преступления — продолжаемое или длящееся — необходимо не только для правильной квалификации (например, отграничения продолжаемого преступления от совокупности), но и для решения ряда других важных вопросов: применения норм о давности, амнистии, назначения наказания и др.

Составное преступление образуют два или несколько действий, каждое из которых, взятое в отдельности, само по себе предусмотрено в уголовном законодательстве в качестве самостоятельного преступления.

Эти посягательства иногда еще называют двухобъектными (многообъектными), в случае их совершения терпят урон сразу два или более объекта. Типичным примером такого преступления является разбой (ст. 162 УК), который складывается из двух деяний: посягательства на открытое хищение чужого имущества и нападения с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Каждое из этих деяний определены в Уголовном кодексе в качестве самостоятельных, но, будучи законодательно объединенными воедино, образуют одно составное преступление. Законодатель так поступает в том случае, когда соответствующие деяния связаны внутренним единством (например, посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. 295 УК), одновременно посягает на интересы правосудия и жизнь судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя и других лиц, указанных в законе) и в связи с этим представляют повышенную опасность.

Преступления с альтернативно указанными деяниями характеризуются тем, что их объективная сторона может выражаться в любом действии (бездействии) из числа описанных в законе. Так, согласно ст. 271 УК ответственность за нарушение правил международных полетов наступает, если оно осуществлено путем несоблюдения указанных в разрешении маршрутов, мест посадки, воздушных ворот, высоты полета или иного нарушения правил международных полетов. Совершение любого из этих деяний достаточно для наличия данного состава преступления. В соответствии с ч. 1 ст. 222 УК для квалификации преступления не имеет значения, совершил ли виновный незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств все вместе либо лишь одно из этих деяний.

Отличительной чертой некоторых преступлений является наличие дополнительных тяжких последствий. К ним, в частности, можно отнести умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК). Налицо два указанных в законе последствия, имеющие различное юридическое значение. Тяжкий вред здоровью выступает в качестве последствия как обязательного признака основного состава преступления, смерть — квалифицирующего признака. Но исходя из их внутреннего единства они образуют не два преступления, а одно, единое посягательство, характеризующееся двумя формами вины.

Множественность преступлений складывается из двух или более преступлений, сохранивших за собой уголовно-правовые последствия.

Уголовный кодекс выделяет два вида множественности преступлений: совокупность и рецидив.

44. Под совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, за исключением случаев, когда совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части Уголовного кодекса в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание (ст. 17).

Она характеризуется следующими признаками:

— совершено два или более преступления;

— одно из преступлений не является признаком другого преступления;

— все преступления сохранили за собой правовые последствия;

— ни за одно из них лицо не было осуждено;

— совершенные преступления не предусмотрены статьями Особенной части Кодекса в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание.

При совокупности виновный одновременно или последовательно совершает несколько преступлений. Указанное обстоятельство свидетельствует о повышенной общественной опасности лица, определенной линии его социального поведения, уверование в безнаказанность, что требует адекватного уголовно-правового регулирования ответственности за подобный вид множественности.

Совокупность может быть образована различного рода преступлениями: тождественными, однородными или не являющимися таковыми. Например, совокупность будет в том случае, если совершены нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264 УК) и оставление в опасности (ст. 125 УК) (разнородные преступления), либо виновный вначале совершил грабеж, а затем еще одно такое же преступление (тождественные преступления), либо кражу, а затем разбой (однородные преступления). В отличие от рецидива в совокупность могут входить в любом сочетании как умышленные, так и неосторожные преступления.





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-18; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 329 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Своим успехом я обязана тому, что никогда не оправдывалась и не принимала оправданий от других. © Флоренс Найтингейл
==> читать все изречения...

670 - | 595 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.013 с.