Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


Ётика и мораль: соотношение пон€тий




 

¬ чем различие между этикой и моралью?

’орошо известно, что слова Ђэтикаї и Ђморальї близки по смыслу, взаимозамен€емы и нередко взаимодополн€емы (как, например, в канцел€рско-идеологическом словосочетании Ђморально-этическийї); во вс€ком случае, отсутствие четкого их различени€ не приводит к сколько-нибудь значительным недоразумени€м в обычном общении. ƒругое дело Ц специализированный философский и научный контекст: надобность в €сном разграничении этики и морали обусловлена здесь не только общей установкой теоретического сознани€ на придание ключевым терминам по возможности более точного и индивидуального (не пересекающегос€ с другими терминами) значени€, но еще и тем, что размытость смысловых границ между этими терминами скрывает за собой р€д нерешенных (а иногда и просто не вы€вленных) методологических проблем, накладывающих в конечном счете печать на всю конкретную проблематику соответствующей области исследований. ѕоэтому в данном случае уточнение терминов, т.е. некоторое упор€дочение исследовательского инструментари€, сопр€жено также с формулированием и обоснованием определенного подхода к решению проблем более общего плана (знание Ц ценность, структура этики, специфика морали и др.).

Ѕезусловно, сохран€юща€с€ и в обычном употреблении, и в теории широка€ синоними€ этики и морали не случайна, она имеет свои исторические причины: у этих терминов Ц единые или, вернее, тесно переплетенные греко-латинские корни: латинское слово moralis €вл€етс€ калькой с греческого прилагательного Ђэтическийї. “ем не менее за формальной идентичностью рассматриваемых терминов уже

с самого начала можно заметить некоторое Ц весьма существенное Ц различие в содержании и способе употреблени€ рассматриваемых терминов. Ёто различие выражалось в том, что Ђэтикаї и Ђморальї фактически использовались дл€ отображени€ разных сторон той широкой и многоплановой области человеческого быти€, котора€ у греков и латин€н именовалась соответственно Ђethosї и Ђmosї (Ђmoresї) и котора€ в русском €зыке ближе всего передаетс€ словами Ђнравыї, Ђобычаиї, Ђхарактерыї и т.п. ѕод Ђэтикойї с момента ее по€влени€ (если брать за точку отсчета јристотелевы ЂЁтикиї) понималась особа€ специализированна€, рационально-рефлексивна€, мыслительна€ де€тельность внутри (и по поводу) наличного Ђэтосаї, причем де€тельность не просто познавательна€ (т.е. описывающа€ и объ€сн€юща€ реальные нравы), но и критически-поучительна€, Ц или ценностно-ориентированна€, если использовать позднейшую терминологию; при этом использовались оценочные дихотомии типа Ђхорошее Ц дурноеї, Ђдобродетельное Ц порочноеї, Ђсправедливое Ц несправедливоеї и пр. —обственно, и Ђморальї изначально ассоциировалась с нормами, оценками, принципами, максимами, выражаемыми в указанных пон€ти€х; однако если дл€ Ђморалиї эти специфические нормы, идеалы и пр., сформировавшиес€ в структуре этоса и регулирующие в определенной мере человеческое поведение, составл€ли само ее тело, то Ђэтикаї сложилась именно как особа€ философска€ дисциплина, как практическа€ философи€, она оперировала нормами и идеалами, выстраивала из них системы или кодексы, основанные на немногих общих принципах или источниках, и провозглашала эти системы в качестве различных, конкурирующих друг с другом жизненных программ.

“аким образом, первое (по времени и по существу) размежевание пон€тий этики и морали было св€зано с различением, с одной стороны, доктринально и (или) дисциплинарно оформленных жизнеучений (получивших им€ этики), а с другой Ц совокупности особых регул€тивных норм и принципов, составл€ющих содержание этических учений и (или) стихийно сложившихс€ и функционирующих в реальных социумах (т.е. всего того, что чаще всего и обозначаетс€ словом Ђморальї).

–етроспективно указанное соотношение этики и морали в их исторической динамике можно интерпретировать двум€ пр€мо противоположными способами, в зависимости от прин€той методологической установки: либо этику рассматривать как составной элемент совокупного морального сознани€, его высший (рациональный) слой, т.е. как самосознание морали, как моральную (Ђпрактическуюї) философию, Ц

либо мораль рассматривать как Ђпредметї или Ђобъектї этических изысканий и построений (т.е. трактовать этику как Ђфилософию моралиї, Ђтеорию моралиї или Ђнауку о моралиї). ќба этих истолковани€ мирно сосуществуют в современной моральной философии; более того, большинство философов или вовсе не вид€т разницы между ними, или же считают различие этих интерпретаций малосущественным и непринципиальным. ¬о вс€ком случае, мало у кого из тех, кто профессионально причастен к этой области философской мысли, возникает сомнение в правомерности и непротиворечивости совмещени€ двух представлений об этике: как о некоторой форме познани€ и одновременно о предмете этого познани€. ¬едь не видим же мы никакого противоречи€ в утверждении о том, например, что психологи€ €вл€етс€ наукой о духе и в то же врем€ Ц именно в качестве Ђнаукиї Ц принадлежит тому же Ђдухуї, который она исследует.

ќднако по отношению к этике возможность ее двойного статуса не столь безусловна, как в отношении психологии.  онечно, этика есть духовное образование в смысле ее принадлежности к сфере духа; но пон€тие Ђдуховногої вообще охватывает как Ђзнани€ї, так и Ђценностиї; этика же Ц в традиционном, классическом ее бытии и функционировании (т.е. в качестве жизнеучени€) Ц €вл€етс€ частью именно ценностного (морального) сознани€, поэтому ее нельз€ считать Ђзнаниемї (Ђнаукойї, Ђтеориейї) в обычном понимании Ђзнани€ї Ц как идеальной модели сущего. ¬прочем, такое различение знаний и ценностей не €вл€етс€ общеприн€тым; скорее наоборот: в гуманитарно-философской мысли всегда доминировало представление о познавательной природе моральных ценностей; свое крайнее выражение эта точка зрени€ нашла в утверждении р€да мыслителей Ќового времени (в частности, Ћокка иЋейбница) о том, что мораль €вл€етс€ (или может стать) аксиоматически-дедуктивной наукой наподобие математики. Ќо если даже оставить в стороне сложную, многоплановую проблему соотношени€ знаний и ценностей, составл€вшую предмет философских дискуссий на прот€жении последних полутора веков, можно все же и на уровне здравого смысла заключить, что любое ценностное (в том числе и моральное) учение с его призывами, рекомендаци€ми иимперативами принципиально отличаетс€ от эмпирических или теоретических описаний и объ€снений любых феноменов (включа€ и феномен морали). ѕоэтому этика, проповедующа€ и защищающа€ определенную жизненную позицию, благодар€ именно этой ее роли должна быть отличена от той Ђдисциплиныї (как бы она ни называлась), котора€ по отношению к морали выполн€ет не проповедническую, а описательно-объ€снительную функцию.

√лавна€ трудность, с которой сопр€жены те или иные квалификации этики по признаку доминировани€ в ней либо морально-ценностного, либо познавательного компонента, состоит в том, что вс€ классическа€ этика, будучи так или иначе ценностно-ориентированной, вместе с тем никогда не сводилась к одним только ценностным деклараци€м и их защите, а непременно содержала в себе еще и когнитивную составл€ющую, т.е. определенное знание или представление о мире, Ѕоге и человеке. “ак не €вл€етс€ ли наличие этой составл€ющей показателем того, что этика фактически обладает указанным выше двойным статусом, т.е. способна гармонично совмещать в себе некоторую моральную (ценностную) позицию с теоретическим объ€снением феномена морали?

„тобы ответить на этот вопрос, надо вы€снить, какое место в этике занимает знание о мире и конкретных его реали€х (включа€ мораль как один из феноменов человеческого быти€).  ак правило, в моральной философии познавательные процедуры и получаемые в их результате знани€ (представлени€, мнени€ и пр.) подчинены главной задаче Ц утверждению определенной ценностной позиции; иными словами, они пр€мо или опосредствованно используютс€ дл€ формулировани€, уточнени€, упор€дочени€ и подкреплени€ определенных целей, норм, идеалов, оценок, императивов и т.д. ћы не будем затрагивать здесь вопрос о конкретных способах и механизмах указанного использовани€ знаний, о совершаемых при этом логических ошибках (на которые впервые обратил внимание ƒ.ём); это Ц особа€ тема, имеюща€ богатую библиографию (главным образом Ц в аналитической философии XX века). ¬ данном случае речь идет о том, что факт присутстви€ в этике познавательного компонента сам по себе еще не €вл€етс€ достаточным основанием дл€ отнесени€ ее к сфере познани€ (философского или научного), поскольку знание о мире и человеке в составе этики нередко выполн€ет лишь подсобную роль, т.е. служит посылкой дл€ ценностных выводов. ƒругое дело, если полученное знание не вплетено в структуру ценностных рассуждений и не содержит ни в €вном, ни в скрытом виде оценок или императивов. Ёлементы такого рода знани€, выстраивающего объективный образ реальности (или, во вс€ком случае, претендующего на объективную истинность), могут быть без труда обнаружены практически в любом более или менее крупном этическом учении; это, например, описание обычаев и нравов разных народов, попытки объ€снить происхождение морали, ее общественные функции и т.д.

“енденци€ к Ђонаучиваниюї этики, характерна€ в особенности дл€ философии Ќового времени и дл€ р€да отдельных философских школ XIXЦXX вв., реализовалась в двух альтернативных формах, в

соответствии с тем, какой из указанных видов этического знани€ приобретал научный статус. — одной стороны, выработанные в науке (главным образом в естествознании и математике) исследовательские схемы накладывались на те знани€ о мире и человеке, которые вплетены в моралистические рассуждени€ и подчинены им; в результате такого подхода этика, вз€та€ в ее традиционной жизнеучительной функции, представала как система четко сформулированных и строго доказанных (или представл€вшихс€ самим авторам доказанными) ценностных положений моралистического плана. »ными словами, самое мораль, моральные ценности, моральные учени€ приобретали вид научных теорий. Ќаиболее €рким примером такого построени€ €вилась ЂЁтикаї Ѕ.—пинозы. — другой стороны, в русле социальной философии закладывались основы действительной науки об обществе Ц о государстве, праве, морали, религии и т.д., Ц науки, опирающейс€ на определенный эмпирический базис и не продуцирующей никаких нормативно-ценностных программ. ѕравда, в философии Ќового времени такой подход не был представлен в чистом виде; в наибольшей степени он реализован (если иметь в виду классические образцы) в ЂЋевиафанеї “.√оббса и Ђ“рактате о человеческой природеї ƒ.ёма. ¬ этих трудах научное знание о социальных и психологических механизмах морали не было специально выделено под грифом Ђэтикиї, однако во многих позднейших работах (вплоть до нашего времени), относимых к этической рубрике, такого рода знание занимает видное место, а иногда и полностью исчерпывает содержание того или иного научного труда.

Ќадо сказать, что принципиальное различие между указанными двум€ типами научной этики до сих пор остаетс€ почти незамеченным и неотмеченным в специальной методологической литературе; даже в современной метаэтике, уделившей в целом много внимани€ анализу €зыка и логики этических рассуждений, рассматриваемые здесь аспекты лишь упоминаютс€, получа€ при этом не вполне адекватную, на мой взгл€д, трактовку. я имею в виду широко прин€тую в современной аналитической философии деление этики на Ђнормативнуюї и Ђтеоретическуюї (или Ђдескриптивнуюї). ѕервое из этих наименований аналитики обычно относ€т ко всей традиционной этике, поскольку она имеет ценностно-прескриптивную (моралистическую) направленность; при этом возможность нормативной этики быть наукой (или вообще обладать какими-либо признаками научности) обычно отрицаетс€. „то же касаетс€ теоретической этики, то за нею, естественно, признаетс€ научный статус, однако предмет ее ограничиваетс€ лишь анализом €зыка, а весь огромный массив исследований морали как многообразного социального феномена фактически выноситс€ вообще за пределы этики и рассматриваетс€ как составна€ часть других наук об обществе и человеке Ц социологии, антропологии и пр.[1]  роме того, в современной философской литературе разных направлений пон€ти€ Ђтеоретическа€ этикаї и Ђнормативна€ этикаї употребл€ютс€ нередко в качестве названий разных Ђразделовї или Ђаспектовї этики как единой науки или области знани€.

—амо по себе использование терминов Ђнормативна€ этикаї и Ђтеоретическа€ этикаї дл€ внутренней дифференциации и упор€дочени€ того разнородного материала, который существует и преумножаетс€ под общим именем этики, вр€д ли может вызвать серьезные возражени€. ќднако дл€ выполнени€ этих функций указанные термины (особенно второй) нуждаютс€ в некотором уточнении. ћожно согласитьс€ с аналитиками в том, что этика в ее исходном понимании, т.е. в качестве рационализации самого морального сознани€, €вл€етс€ этикой нормативной в том смысле, что она органично включает в себ€ те или иные предписани€, советы, указани€ и пр. ¬ерно также и то, что очевидное наличие в нормативной этике разнообразных рассуждений и доказательств еще не делает ее Ђнаукойї (и вообще Ђформой познани€ї), поскольку этот рациональный компонент пребывает и действует внутри ценностного (морального) сознани€ и всецело подчинен соответствующим нормативным цел€м. ќднако не будучи наукой, нормативна€ этика, на мой взгл€д, вполне может быть в той или иной степени научной. Ёто означает, что та или ина€ нормативно-этическа€ концепци€ в принципе может в своих заключени€х опиратьс€ на достоверное знание, быть логически непротиворечивым и вообще может отвечать любому критерию научности, Ц за исключением одного, согласно которому научное знание должно быть свободным от оценок и императивов. ≈сли бы нормативна€ этика соответствовала еще и этому требованию, она действительно стала бы наукой в точном смысле слова, но перестала бы быть именно нормативной этикой.

„то касаетс€ термина Ђтеоретическа€ этикаї, то он пригоден дл€ обозначени€ не только логического анализа €зыка морали, но и дл€ всей совокупности знаний о морали как феномене (причем Ђзнание о моралиї следует четко отличать от так называемого Ђзнани€ о добре, долгеї и т.п., ибо в словосочетани€х этого последнего типа фактически имеетс€ в виду не Ђзнаниеї в пр€мом смысле слова, а определенна€ моральна€ позици€, поэтому такого рода Ђзнаниеї принадлежит не теоретической, а нормативной этике). “еоретическую этику можно назвать также Ђморалеведениемї, если использовать термин,

предложенный в свое врем€ ¬.“.≈фимовым (правда, в существенно ином контексте)[2]. “еоретическа€ этика, или моралеведение, соотноситс€ с нормативной этикой примерно так же, как религиоведение Ц с теологией. Ёта аналоги€ основана на том, что религиоведение Ц это наука, объектом которой €вл€етс€ феномен религии (но не ЂЅогї!), тогда как теологи€ образует рациональный слой самого же религиозного (по природе своей ценностного) сознани€.

“аким образом, говор€ о соотношении этики и морали, мы должны предварительно уточнить пон€тие этики, ибо одна часть того конгломерата, который прин€то называть этим словом, входит в состав самой морали, друга€ же составл€юща€ есть знание (или наука) о феномене морали. “о обсто€тельство, что исторически сложивша€с€ этика включает в себ€ указанные две части, находит выражение в современных определени€х этики, фиксирующих ее двойственный статус в качестве Ђпрактической философииї и Ђнауки о моралиї[3]. “акие определени€, на мой взгл€д, носит Ђаддитивныйї характер, т.е. здесь суммируютс€ несовместимые признаки, относ€щиес€ по сути к разным дисциплинам, лишь внешним образом Ц в силу давней традиции Ц объединенным общим именем этики, но фактически поделившим ее наследство. Ђѕрактическа€ философи€ї и Ђнаука о моралиї Ц это не разные разделы, или стороны, или функции одной и той же Ђэтикиї; граница между ними определ€етс€ теми критери€ми, по которым производитс€ демаркаци€ двух форм сознани€ Ц соответственно ценностного и познавательного.* * *

»меютс€ и другие теоретические ракурсы, в которых могут быть сопоставлены этика и мораль. “ак в англо-американской однотомной энциклопедии по этике в специальной статье, посв€щенной рассматриваемому вопросу, различие между этикой и моралью усматриваетс€ в том, что перва€ включает в себ€ всеобщие, фундаментальные, неизменные принципы, выражающие важнейшие ценности и убеждени€ личности и общества, тогда как втора€ содержит более специфические и изменчивые правила, через которые реализуютс€ эти общие принципы[4]. Ќо если трактовка морали как выражени€ Ђвысших ценностейї в социальных нормах и человеческих поступках действительно €вл€етс€ одним из прин€тых способов дефинировани€ этого пон€ти€[5], то ув€зывание этики именно и только с этими высшими ценност€ми выгл€дит достаточно произвольным. ќчевидно,

автор статьи ЂEthics/morality distinctionї имел в виду то обсто€тельство, что классическа€ этика всегда отправл€лась от того или иного высшего принципа, на основе которого выстраивалось соответствующее жизнеучение; однако из этого факта вовсе не следует, будто этика тождественна самим этим исходным принципам, а мораль представл€ет собою лишь их конкретизацию.

Ѕолее глубока€ трактовка соотношени€ этики и морали дана в другой англо€зычной энциклопедии, где также помещена стать€ на эту тему[6]. ¬ статье утверждаетс€, что Ђэтика €вл€етс€ более широким пон€тиемї по сравнению с моралью и Ђвключает многое из того, чего нет в моралиї. ¬ этом смысле Ђэтика (особенно антична€) образует альтернативу по отношению к морали: у нее отсутствуют характерные узкие признаки морали, хот€ она все же затрагивает моральную проблематику, а именно Ц как мы должны жить и что должны делатьї[7].

–ациональный смысл приведенного утверждени€ состоит, на мой взгл€д, в констатации того факта, что исторические пути этики и морали со временем разошлись: под Ђэтикойї (если оставить в стороне ее упом€нутые выше дополнительные функции описани€ и объ€снени€ морального феномена) по-прежнему понимаетс€ практическа€ философи€, жизнеучение, т.е. проповедь и защита определенных позитивных ценностей, обозначаемых словами Ђдоброї, Ђдолгї, Ђсчастьеї, Ђлюбовьї и пр.; пон€тие же морали сузилось и специфицировалось, так что отнюдь не все Ђдоброеї и Ђдолжноеї имеет статус морально доброго и должного. Ѕлагодар€  анту было осознано отличие специфически морального Ђкатегорическогої императива от императивовЂгипотетическихї, вне-моральных, которыми полна традиционна€ этика от античности до нашего времени. »ными словами, то или иное этическое учение по своей ценностной направленности может и не быть моральным, в нем могут быть декларированы какие-либо внеморальные ценности, в том числе и те, которые противоречат общеприн€тым моральным нормам. ƒругое дело, что така€ возможность никогда не реализовалась в чистом виде, и даже гедонико-эвдемонистические жизненные программы и ницшеанские инвективы в адрес общечеловеческой морали сопровождались €вно выраженными или Ц чаще Ц не€вными обосновани€ми и оправдани€ми с позиций все тех же универсальных моральных ценностей.

Ѕезусловно, уже античные мыслители, как €вствует из дошедших до нас текстов, замечали особое положение тех ценностей, которые мы сейчас называем Ђморальнымиї, среди прочих ценностных установок, однако этот особый статус не был концептуально и терминологически оформлен, границы между собственно моральными (в более позднем понимании этого слова) и иными ценност€ми были размытыми и легко нарушаемыми. ѕоэтому ценностный спектр этических учений всегда был (и остаетс€ поныне) гораздо более богатым и разнообразным, нежели действительные расхождени€ философов в их моральных позици€х (особенно если иметь в виду расхождени€ не в конкретных моральных оценках и нормах, а в трактовке общих принципов морали).

—охранивша€с€ в современном €зыке философии и науки чрезмерна€ содержательна€ близость пон€тий Ђэтикаї и Ђморальї, про€вл€юща€с€, в частности, в том, что Ђэтикаї почти всегда определ€етс€ через Ђморальї, приводит, с одной стороны, к неоправданному сужению предмета этики, а с другой Ц к столь же неоправданной расширительной трактовке морали, к размыванию ее специфики.

 





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-05-05; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 758 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

“ак просто быть добрым - нужно только представить себ€ на месте другого человека прежде, чем начать его судить. © ћарлен ƒитрих
==> читать все изречени€...

2283 - | 2028 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.016 с.