Лекции.Орг

Поиск:


Устал с поисками информации? Мы тебе поможем!

Глава 12. На следующее утро, выждав полчаса после того, как Лара отправилась по делам, астро-дроид Тонин развил бурную деятельность




 

На следующее утро, выждав полчаса после того, как Лара отправилась по делам, астро-дроид Тонин развил бурную деятельность. Он выкатился из шкафа и для начала занялся дверью. На изучение механизма замка дроид потратил несколько минут, зато потом он мог открыть или закрыть дверь практически за секунду. Еще несколько минут ушло на тренировку.

В результате дверь осталась приоткрытой сантиметра на три, а в щель высунут видеосенсор. Коридор был пуст, а если кто и проходил мимо, то на легкий непорядок внимания не обращал. Тонин ждал.

Прошел час, прежде чем удача улыбнулась ему. Разумеется, за это время по коридору прошмыгнул не один нужный Тонину объект, но рядом всегда оказывался совершенно ненужный свидетель. Но вот один из суетливых, вечно куда-то спешащих дроидов МСЕ-6 оказался у двери без присмотра.

Тонин просигналил ему: иди сюда. Небольшая коробочка на шасси притормозила, развернулась, прогнала запрос через немудреный процессор и постановила, что приказ не противоречит и не отменяет предыдущих распоряжений. МСЕ подкатил к двери.

Тонин выдвинул манипулятор и ухватил малыша; тот возмущенно заверещал, призывая на помощь, и попытался дать задний ход. Поздно, Тонин приоткрыл щель пошире, втащил жертву внутрь и захлопнул дверь.

А затем приступил к работе.

Он с большими предосторожностями положил собрата-коммунальщика на спину; колесики МСЕ бешено вращались, малыш был в панике. Тонин аккуратно вскрыл кожух и сунул щуп в электронную начинку.

Как только мозги МСЕ заполнились новыми программами, крошка-дроид утихомирился.

 

 

* * *

К концу дня по корабельному времени «Железного кулака» армия Тонина состояла из трех МСЕ-6, один из которых даже по собственному почину приволок необходимые для дальнейших модификаций детали.

 

 

* * *

Четыре эскадрильи под командованием Веджа Антиллеса (которого наконец-то удалось убедить, что звание коммандера дает ему гораздо больше полномочий, чем он считал раньше) выполняли заданием за заданием, порой делая по два боевых вылета в день. Порой им везло, и требовалась только одно подразделение. Иногда Призраки устраивали небольшое бомбометание по наземным целям, готовя, если можно так выразиться, почву для работы всех остальных. А порой нужно было более чем осторожно и незаметно доставить фальшивый «Сокол» на какую-нибудь планету, чтобы более чем публично вывести его оттуда в открытое пространство и смыться. Без Веджа и Чубакки такие полеты не обходились.

К концу стандартной недели пилоты начали терять ориентацию во времени и пространстве. То и дело вспыхивали дебаты по вопросу, какой сегодня день и час. Мнения расходились. Времени у народа оставалось лишь на инструктаж, выполнение задания и беспокойный сон.

К концу недели, просматривая сводки и стараясь не уснуть, уютно пристроив лицо в тарелке с едой, Ведж пришел к выводу, что — на вверенном адмиралу Империи Терену Рогриссу «разрушителе» творится сходный бедлам. Антиллес искренне пожалел тамошних пилотов.

К концу недели капитан Селчу взял за правило отыскивать свое непосредственное начальство спящим либо за пультом «Тысячелетней лжи», либо в кабине «крестокрыла» и препровождать в хойку.

К концу недели из-за совместной деятельности имперского адмирала и Веджа Антиллеса военачальник Зсинж потерял больше кредиток, чем любой из пилотов мечтал когда-либо накопить.

 

 

* * *

Генерал Мелвар возник в кабинете начальства столь же бесшумно, как и всегда. Зсинж, который сидел, уперши тяжелый взгляд в экран, никак не отреагировал. Плюнув на многолетнюю привычку и традиции, генерал с грохотом придвинул кресло и сел. Никакой реакции. Мелвар откашлялся.

— Они меня убивают… — Зсинж в глубокой печали качнул головой, не отрываясь от данных на мониторе. — Мелвар, они жаждут видеть мой труп.

— Спят и видят, — согласился генерал. — А вы чего ждали? Вы же их злейший враг. Вам должно льстить, что кто-то желает вам смерти.

— Только взгляните! Дела идут хуже и хуже… и в секторах Империи, и в секторах мятежников. Сговорились они, что ли?! На Виспиле сбили «Ответный удар» по распоряжению властей, которым разонравилось, видите ли, брать наши взятки. Полдюжины самых доходных предприятий разбомбили чуть ли не у меня под носом. За неделю прибыли упали на восемь процентов! И мало мне этого, так повсюду шныряет «Тысячелетний сокол»!

Зсинж перевел дыхание.

— Проект «Погребение» с треском провалился. Моих агентов либо ловят, либо останавливают в самом начале операции. Годы труда насмарку, Мелвар!

— Всего лишь незначительная задержка, сэр.

— Нет! Как вы не понимаете?! Меня со всех сторон окружают вражеские орды, подкрадываются, уже наточили клыки и когти, — Зсинж подавил очередной вздох. — Не смотрите на меня так, Мелвар, нет у меня паранойи. Я на самом деле считаю, что со мной хотят расправиться. Видимо, перед смертью Гаст все-таки заговорила. А еще мне кажется, что республиканцы спелись с Империей.

— С трудом верится.

— Не так уж и невероятно. Вы сами только что назвали меня их злейшим врагом. Неужели мой разлюбезный их сердцам труп не стоит временного перемирия?' Мелвар промолчал За годы службы у Зсинжа ему приходилось видеть начальство и в большей печали, но опустившим руки и отчаявшимся — никогда. Перемена Мелвара не радовала. Генерал привык, что военачальник — это не иссякающий гейзер оптимизма и решительности. Сейчас из Зсинжа словно выпустили воздух, он даже осунулся.

— Думаете, они одержат победу? — рискнул поинтересоваться Мелвар.

Зсинж кивнул.

— Думаю, что в каком-то смысле они уже победили. Процесс остановлен. Противник делает ход за себя и за меня, и я не могу ничем помешать.

— Так давайте извлечем из этой ситуации пользу. Скажите мне, что вам нужно? Самый минимум. Начнем с него и достигнем большего.

Военачальник отключил монитор и задумался. Потом впервые за весь разговор посмотрел своему помощнику прямо в глаза.

— Первое, — он продемонстрировал толстую сардельку указательного пальца. — Сохранить «Железный кулак».



— Можете на это рассчитывать.

— Второе…

Вторая пухлая сарделька.

— Столько ресурсов, чтобы все начать сначала.

— Вот это уже сложнее. Мы слишком много времени потратили, чтобы изолировать предприятия. Чем больше противник захватывает наших заводов и фабрик, тем сильнее разгорается его аппетит. Но всего ему не отыскать. У нас еще много осталось.

— Третье. Время на ремонт и восстановление.

— Придется задействовать «Вторую смерть», но и это нам по силам.

— Четвертое. Переходим к следующему плану уничтожения Новой Республики.

— Видимо, это означает разархивацию базы «Ранкор» и привлечение датомирских ведьм; Нужно все-таки разобраться в том, что они делают и как они это делают.

— И пятое… Нет-нет, этот пункт мы выполним вторым. Мы разделаемся с Соло и по возможности большим количеством, его друзей и помощников.

— И это, — мечтательно подытожил генерал Мелвар, — будет самым приятным.

 

 

* * *

Рядом с вверенным Ларе компьютером возник по обыкновению радостный и возбужденный Зсинж.

— Как дела, лейтенант Петотель? Как устроились на новом месте?

— С комфортом, — убедительно соврала девушка. — Не могу выразить, как приятно наконец-то взяться за настоящее дело.

— Отлично! Просто замечательно! — военачальник потер мясистые ладошки. — А то выглядите вы, если можно так сказать, утомленной. Бессонница замучила?

Лара рассеянно кивнула.

— Отвыкла от корабельной жизни, сэр. Сложно акклиматизироваться. Никак не могу подладить организм под распорядок.

Еще бы! Если ночи напролет только и делать, что копаться в программах и беседовать с астродроидом…

— Но я справлюсь, — добавила Лара.

— У вас было время просмотреть новые данные^ Они должны были поступить на ваш компьютер нынче утром.

— Так точно.

— Ваше мнение?

Операторы на соседних терминалах вроде бы по-прежнему были с головой погружены в работу, хотя очень внимательно прислушивались к разговору и ловили каждое слово. Лара не удержалась от улыбки. Оперативные работники везде и всегда ведут себя совершенно одинаково.

— Во-первых, тот, кто делал подборку, выполнил свою работу недобросовестно. Первую операцию я опознала, это эскортирование «Тысячелетнего сокола» на Кидрифф. Вы должны понимать, я сама участвовала в той миссии. Вывод: первоначальная мишень — соответственно «Сокол», второстепенная — коммандер Антил-лес и его пилоты.

Зсинж хмуро кивнул.

— Многовато для секретности, — проворчал он. — Что можно понять по их поведению?

— Генерал Соло пытается отрезать вас от ресурсов, необходимых для поддержки флота, и лично решил переворошить угли.

— Почему?

Лара подарила толстячку в белоснежном мундире конфиденциальную улыбку.

— Он мнит себя важной персоной. Думает, будто одно его присутствие вдохновит население на симпатии к повстанцам. Основываясь на собственных наблюдениях, смею утверждать, что он находится в отчаянном положении. Ему не везет в сражениях против вас. Если он потерпит сокрушительное поражение, то с позором отправится в отставку. И потеряет высокое положение и статус.

— Не припомню, что Соло хоть когда-либо волновал его статус.

— И сейчас не волнует… — Лара помедлила. — Но Соло любит женщину, которая ценит пышные титулы и звания.

— Вот оно что!

— Генерал Соло сознает, что мелкий контрабандист с дырявыми карманами ненадолго привлечет интерес ее высочества. Генерал республиканской армии — другое дело.

— Но только в случае успеха.

— Вот именно.

— Забавная интерпретация.

— Тут нечто большее…

Ларе лишь оставалось надеяться, что собеседник и все остальные слушатели не заметят, как она нервно сглатывает тошноту.

Собственно, она без труда могла перечислить, какие планеты фальшивый «Сокол» посетит в следующие заходы. Но должна ли она делать это, основываясь на знаниях или на сведениях, которые подсунул ей разведотдел военачальника? В первом случае она становится предательницей и подставляет под удар бывших товарищей. Лара терзалась неуверенностью, но все говорило за то, что параметры миссии и секретный план Зсинжу подсунули намеренно.

— Они идут от планеты к планете, выбирая цели по определенным параметрам. Удаленность системы от границ контролируемой вами территории. Предполагаемый доход, который вы получаете с производства. Близость границ Новой Республики, чтобы можно было быстро удрать в безопасное место. Сравнительная ценность ударов по специфическим целям. Предположительное наличие мятежных группировок.

— Я все это знаю, но, к несчастью, нам эти знания не дают ровным счетом ничего, учитывая, сколько миров я контролирую.

— Ошибаетесь. Есть еще один фактор. Прежние торговые отношения, прямые или косвенные, с Алдерааном.

Зсинж покачивался с пятки на носок.

— В ваших словах есть смысл…

— Так точно, сэр. На таких планетах могут отыскаться люди или экзоты, симпатизирующие принцессе Органе и другим алдераанцам, которым удалось уцелеть. По-моему, разумнее всего обратить внимание на планеты, о которых наслышана ее высочество. Своеобразный подарок любимой принцессе.

— Отлично, просто великолепно! — Зсинж уставился в пространство, мимо Лары, обдумывая ее слова. — Так какой же будет следующая мишень генерала Соло?

— Я ставлю на Комкин V. И, с чуть меньшей вероятностью, на астероидный пояс Вахаба.

Насколько было известно Ларе, на Комкине производились сладости и медикаменты, а Вахаба славилась не только горными разработками, но и металлургами. О Вахабе девушка знала не слишком много, лишь то, что астероиды располагались неподалеку от Хальмад.

— Любопытное измышление. Благодарю вас, лейтенант.

Военачальник даже не обратил внимания, как по-имперски четко отсалютовала ему Лара.

 

 

* * *

Мелвар догнал начальство почти у самого входа на мостик.

— Ну и?

— Есть более подходящая форма обращения к старшему по званию, — огрызнулся Зсинж. — И звучит она несколько иначе! Что-то вроде: «Не можете ли уделить мне минуту вашего драгоценного времени, сэр, я хотел бы поинтересоваться результатами недавнего разговора с объектом наблюдения».

Смущать Мелвара — все равно что демонстрировать алдераанские картины из мха гаморреанну.

— Я могу перефразировать свой вопрос, согласуясь с вашими прихотями, чтобы впустую потратить наибольшее количество вашего драгоценного времени, если желаете, — невозмутимо согласился генерал.

Зсинж хохотнул.

— Не трудитесь!

Он пересказал помощнику беседу с Ларой и добавил: — Вот только не знаю, честно ли она пришла к этому выводу или ознакомилась с данными на «Мон Ремонде», а теперь притворяется, будто только что все придумала.

— В любом случае сведения ценные… если только лейтенант не заманивает нас к ловушку.

— Скоро выясним. Половину флота отправим в засаду на Вахабу, а вторую мы с вами лично поведем на Комкин V.

 

 

* * *

Мин Дойнос взобрался на странный агрегат, который на досуге собрал из разного хлама.

Часть аппарата начала существование в качестве установки искусственной гравитации для тренажера. Когда-то при ее непосредственном участии бедолагустажера заставляли чувствовать себя самым несчастным существом в Галактике.

Но тренажер устарел даже для игрового автомата, его утащили в коридор и бросили возле камеры утилизации вместе с другими отходами и мусором. Там его и обнаружил Мин, который от нечего делать приобрел манеру бесцельно и ежедневно бродить по наименее посещаемым отсекам «Мон Ремонды».

Дойнос выклянчил у механиков набор инструментов и вывинтил из списанного тренажера все еще действующий гравитационный блок. Затем присоединил к нему маломощный процессор, подушку от ложемента и аккумулятор.

И вот теперь в незадействованном грузовом трюме лежал на животе поверх творения рук своих. Само же творение, негромко жужжа, парило в метре над палубой. Без движения.

Поскольку для того, чтобы сдвинуться с места, нужен двигатель и мотиватор, а их у нелепой конструкции не было.

Только пилот, который при попытке запустить свой летательный аппарат будет выглядеть на редкость глупо.

Длинные ноги Мина не уместились на подушке, кореллианин опустил их и оттолкнулся от палубы, запуская самодельный кораблик в полет. Он толкнул еще раз и еще, набирая скорость. Аппарат метался между стеллажами, ящиками и контейнерами, только чудом не снося все вокруг. Мин примерился и особо удачным взбрыком закрутил свою птичку во вращение.

Ближайшее препятствие стремительно прыгнуло ему навстречу, репульсационный блок должным образом отреагировал, когда до стеллажа оставалось не больше полуметра. Кораблик мячиком скакал по трюму, проходя в опасной близости от препятствий, но не задевая их, В конце концов инерция погасила скорость и импровизированное средство передвижения остановилось.

— Ух ты! Мама дорогая!

От неожиданности Мин чуть было не скатился кубарем с вертлявого «самолета». Рядом стоял Уэс Иан-сон; должно быть, прошел по узкой галерейке, которая тянулась вдоль переборки примерно на высоте трех метров.

— Как эта штука не разваливается, вот что интересно, — признался застенчиво Мин. — Я-то думал, она выбросит меня вон на те ящики.

— Тебе было весело?

— Вполне.

— Тогда почему у тебя такой постный вид?

— Секунду назад был радостный.

Мин спрыгнул на палубу, одной рукой удерживая рвущийся вверх кораблик, а второй нажимая на то, что некогда было гашеткой. Чудо кореллианской инженерной мысли утратило способность левитировать и было прислонено к стеллажу.

— Я скучаю по Ларе, — вдруг признался Мин. — Хочу ее видеть, хочу, чтобы она была рядом.

Йансон сочувственно обнял его за плечи.

— Ага, — сказал он. — Но твой аттракцион вот-вот соберет больше народа, чем тебе, наверное, хочется. Нам тут кое-что нужно сделать. Не хочешь поупражняться в центральном коридоре машинного отделения? Он довольно длинный, а бортинженеры устроят тебе овацию, когда ты навернешься с седла при всем честном народе. Здорово помогает при душевных ранах.

— Может быть, — Дойнос посмотрел на хронометр. — Но попозже. Мне кое-куда надо.

 

 

* * *

Как только за Мином закрылась дверь, на верхней полке одного из стеллажей произошла осторожная возня, а через секунду с продуктовых контейнеров спрыгнул Антиллес. Вид у коммандера был пыльный.

— Класс! — заявил кореллианин. — Я тоже хочу покататься!

— Чур тебя! — Иансон театральным жестом схватился за грудь. — Зачем тебе понадобилось делать меня заикой на всю оставшуюся жизнь? Долго ты там сидел?

— Минут пятнадцать. И большую часть этого времени твой доблестный ученик предавался тягостным думам. Никак не мог решить, хочет он играть в свою игру или нет. Позор на всю Кореллию.

— Но захотел же! Добрый знак.

— Надеюсь.

Ведж, кряхтя, раздвинул контейнеры и вытащил на середину прохода тот, что стоял у самой стены. Ярлык на боку, как и у собратьев на этом стеллаже, утверждал, что внутри хранится мясо банты, дегидролизированное, 250 грамм в индивидуальной упаковке. Но печать была сорвана, изнутри пахло фруктами, а вовсе не сушеным мясом. Ведж нашел плошку и зачерпнул из контейнера коричневую бурду, происхождение которой Иансон опознать не сумел.

— Приходилось когда-нибудь кормить эвока, а, Уэс?

— Эвока — да, Кеттча — нет. Ты же сам меня к нему не подпускал даже на выстрел. И остальным заговорщикам запретил.

— Тебя только подпусти на выстрел…

Антиллес поволок друга к центральным дверям грузового отсека.

— Ты пойми, — втолковывал кореллианин по дороге. — Предполагается, что Кеттч летал вместе с Нетопыр-ками, он — пират, а не республиканский пилот. Отсюда и меры предосторожности. Пришлось ограничить допуск, а плошка с едой ему требуется раза три в день. Я спрятал Кеттча в подсобке рядом с офицерской каюткомпанией, той, что для парадных встреч. Хэн все равно ею не пользуется, он же приемов не устраивает. Но вода там есть, будешь оттуда брать.

— Ага…

Через небольшую дверь они попали в дополнительный отсек, гораздо меньше предыдущего, но здесь тоже было много полок, хотя ящики были помечены словом «ветошь». У дальней стены стоял очень знакомый ящик — два метра в длину, один в высоту, один в ширину.

— Ну вот, познакомься… — Ведж заглянул внутрь. — Ой-ей!

— Чего? — Уэс тоже сунулся посмотреть. — Что такое?

В ящике не было ничего, кроме подстилки из травы и листьев, а еще — обрывков тряпки.

— Сбежал? — с надеждой полюбопытствовал Иансон.

— Ага, — растерянно подтвердил Ведж. — Вопрос лишь: когда? Надеюсь, что только что… Пошли искать!

В дальнем углу раздался мягкий топоток маленьких ножек.

— Повезло, — с облегчением вздохнул Антиллес. — Он все еще здесь.

Ведж сунул Уэсу плошку с бурой фруктовой кашицей.

— Бери! Будем подманивать.

Иансон подцепил кончиком пальца густое варево, скривился, но все-таки отважился зачерпнуть полну! горсть пахучей еды.

Горе-заговорщики оказались у двери как раз вовремя, чтобы услышать негромкое топ-топ-топ и шипение гидравлики. Ведж сломя голову помчался на звук, Иансон наступал ему на пятки.

Пилоты с разгона влетели в темное помещение, Ан-тиллес резко затормозил, Уэс врезался в него, и оба растянулись на полу, опрокинув на себя содержимое неопознанного во мраке контейнера.

— Ситхова отрыжка, это еще что?! — возжелал знать Иансон.

— По-моему, очиститель. Кажется, мы зашибли хозяйство робота-уборщика. Слезь с меня.

Уэс сел. Ведж тоже. Глаза привыкли к полутьме, и теперь было видно, как кореллианин морщит длинный нос и принюхивается. Вновь зашипела, открываясь и закрываясь, дверь.

— Плохо дело, — Ведж опять понюхал запачканную форменку. — Знаешь, он бежит, потому что мы за ним гоняемся.

— Гений.

— А теперь он еще учует нас за километр.

— Давай позовем Келла и Тирию, — предложил изобретательный Иансон. — Они пока выследят эвока, а мы почистимся.

— Они ничего не знают о Кеттче, — Ведж поднялся на ноги. — Раздевайся.

— Чего?!

— Скидывай одежду. Намажемся едой, и Кеттч нас подпустит.

Антиллес перешел от слов к делу; форменка полетела на палубу, на очереди были штаны.

— Ну да, как же! — Уэс критическим оком наблюдал, как комэск вытряхивает себя из ботинок. — Ты бы стоял спокойно, если бы к тебе подкрадывались два голых парня? Да еще провонявшие едой для эвоков.

— Едва ли, — честно сознался Ведж и хихикнул; очевидно, представил сцену в лицах. — Но я же не эвок. Да не стой ты столбом! Я что, один должен раздеваться? Снимай штаны!

Иансон нерешительно потянул за «молнию» на комбинезоне.

— Там две двери, — говорил тем временем кореллианин, азартно сдирая с друга трусы и щедро обмазывая густой пахучей кашей. — Не знаю, в какую он убежал, но обе ведут в генеральскую столовую. Ты идешь туда, а я — туда, — Ведж, я кормлю эвока в последний раз! Клянусь мамой!

— Не волнуйся, я тоже.

 

 

* * *

Приоткрыв дверь, Иансон на четвереньках вполз в тускло освещенный зал.

Метрах в трех спиной к охотнику сидел эвок; на голове малыша был надет традиционный кожаный колпачок.

Затаив дыхание, Уэс осторожно продвинулся метра на два. Эвок не шелохнулся. Еще немного, и добыча окажется в зоне досягаемости. Позабыв в азарте о возможности быть искусанным, Иансон нырнул головой вперед и сгреб беглеца, — Попался!

К его изумлению, эвок и не подумал сопротивляться. И практически ничего не весил, что довольно странно для упитанного, пусть и малорослого существа. Уэс изучил добычу. В объятиях он держал не живого обитателя Лесной луны Эндора, а игрушку. Причем ту самую, которую Призраки нарекли лейтенантом Кеттчем и которая один раз совершила настоящий боевой вылет в «крестокрыле» Антиллеса.

Йансон огляделся по сторонам, сообразив, что в помещении полно народа. Если точнее, здесь присутствовала вся Призрачная эскадрилья. В полном составе. В сумраке пилоты казались манекенами; их позы предполагали, что они мирно беседуют, разбившись на группы по двое, по трое. Вот только никто не шевелился, словно само время остановилось, заморозив все живое.

Ну, не окончательно… ребята все же дышали. Кое-кто едва заметно покачивался.

И никто не смотрел на Уэса Иансона.

Таанабец долго топтался на месте в обнимку с объемистой игрушкой, надеясь, что на него обратят внимание или — что гораздо лучше! — его самого посетит озарение и он поймет, что происходит и почему народ в темноте играет в «замриотомри» посреди генеральской столовой.

Гениальное прозрение не торопилось.

Уэс попятился. Может, получится ретироваться, пока не поздно?

Он вздрогнул; прикосновение холодного металла к коже показалось обжигающим. Иансон изо всех сил толкнул задом дверь.

Та не открылась.

Уэс соскреб засохшую кашицу с ладоней о комингс. Он спит. Нет, он сошел с ума. Свихнулся, съехал по фазе, это у него теперь реактор пошел вразнос. Безумие, действительно, заразно, и теперь он такой же сумасшедший, как и Ведж. Точно, Медленно бочком-бочком Иансон прокрался ко второй двери. И кстати, куда подевался сам Антил-лес? Он же должен был быть где-то здесь… Дорогу преградила живописная группа в составе Шаллы, Элассара Таргона и Хрюка, Иансон не удержался и ткнул в гамор-реанца пальцем. Хрюк даже не моргнул.

Ему все это снится, это должен быть сон. Просто обязан. И по неписаным законам сновидений все кончится очень-очень плохо, если Уэс не сумеет сбежать из заколдованной комнаты до пробуждения.

На всякий случай он ущипнул себя за руку. Нет, куда ему тягаться с кореллианами, он не настолько везуч. Все осталось на прежних местах.

Плюнув на осторожность, Иансон бросился к спасительной двери. Руки были заняты куклой, и дверь опять пришлось толкать голым задом. Заперто. Что теперь?

Двери в подсобку закончились, зато существовала еще одна дверь — в коридор, спасительный коридор, который приведет его в добрую старую раздевалку (а при известной толике удачи никто не встретится по дороге). А там — горячий душ и милый сердцу шкафчик, на котором Уэс собственноручно выцарапал свое имя. А внутри — летный комбинезон и даже, кажется, запасная форменка!

Скользить вдоль переборки было очень неудобно, но Иансон преодолел расстояние, отделяющее его от двери.

Что ж, если дважды не удалось открыть дверь задом, может быть, если повернуться к ней передом…

Дверь с шипением открылась по собственной инициативе.

На пороге стоял Ведж Антиллес в безукоризненно выглаженной униформе, влажные волосы щетинятся и не хотят ложиться на предписанный уставом манер.

— Смир-рна! — гаркнул кто-то сзади. — Командир в расположении части!

Вспыхнул свет, ослепительный после полутьмы. Остолбеневший таанабец услышал дробный топот у себя за спиной: Призраки выстраивались в шеренгу как раз у него в тылу. Уэс почувствовал, что щеки начинает пощипывать — так они полыхают. Нет, это не сон, это он наяву стоит перед строем, обратившись к тому самому строю ничем не защищенными дюзами. Обе руки были заняты.

Ведж придирчиво осмотрел Йансона, столь же тщательному осмотру подверглась кукла, которой Уэс предусмотрительно прикрылся спереди.

— Вы не по уставу одеты, лейтенант, — сухо и официально изрек коммандер; таким голосом он обычно вкатывал нахлобучки и выговоры. — Вши известно, что использование эвока в качестве плавок на некоторых планетах рассматривается как уголовно наказуемое преступление?

Иансон кивнул, он никак не мог справиться с унынием, которое расползалось по румяной круглой физиономии.

— Меня подставили, — горестно вздохнул он.

— Неплохой анализ ситуации, — одобрил Антиллес. — Кроме всего прочего, солдат, вы проявили мужество в сложной боевой обстановке, а также несомненную инициативу и изобретательность. Лейтенант Нельприн, прошу вас.

Шалла сделала шаг вперед. Скосив глаза, Уэс заметил, что в руках она держит сверток оранжевой материи. Шалла развернула таинственный предмет, продемонстрировала его Иансону и набросила несчастному на плечи. Это был плащ, оранжевый, как их комбинезоны, с криво вышитыми словами: «Июб-йюб, лейтенант». Шалла наклонилась к самому уху таанабца.

— Великолепные кормовые обводы, лейтенант! Рискни сейчас Уэс прикоснуться к щекам, наверняка обжег бы пальцы.

— Рад, что вам понравилось, лейтенант… — сдавленно просипел Иансон, сунул Шалле куклу-эвока и поплотнее завернулся в плаш. — Я правильно понимаю, Ведж? Это возмездие за пари… ну, что ты не понимаешь языка вуки, да?

Антиллес шагнул в помещение, дверь за ним закрылась, — И за все твои выходки с лейтенантом Кеттчем как здесь, так и на базе Нетопырок.

Уэс изумленно приоткрыл рот.

— Так ты все знал!

— Ну, не с самого начала, разумеется. И доказательств у меня не было, — кореллианин обнял ошарашенного друга за плечи и повел к ухмыляющейся эскадрилье. — Но ты не потрудился замести следы. Ты возвращаешься с Корусканта, и тут же возникает эта кукла. Значит, либо ты ее привез, либо тот, с кем ты ездил. А когда эвок чересчур бойко принялся разгуливать по кораблю, я прицепил к нему мини-маячок.

Иансон скис окончательно: — И отследил все его перемещения. И все понял. И ждал удобного случая, чтобы поквитаться.

— Так ты до сих пор считаешь, будто Ведж Антил-лес, герой Новой Республики, не опустится до грязной мести?

— Если дело касается тебя, я вообще ни в чем не уверен. Кто изображал Кеттча? Или Чулку, или как там его звали?

Ведж злорадно ухмыльнулся.

— В ящике сидел Пискля. Он же знает язык эвоков.

— Ну да… естественно… — Уэс вздохнул.

— А я была шагами, за которыми вы бежали, — сказала Диа. — И я же облила вас очистителем. Надо было действовать наверняка, а командир сомневался, что сумеет отыскать в темноте приготовленную бадью.

Антиллес взял у Тайнера пластиковый стаканчик с золотисто-коричневой жидкостью и протянул Йансону.

— Награда. Ты неплохо держался, Уэс. Просто когда опять возьмешься безобразничать, вспомни, что у тебя в этом деле есть опыт, энтузиазм и изобретательность… а у меня есть ресурсы.

— Кто бы спорил…

Йансон отхлебнул из стаканчика и одобрительно прищелкнул языком. Вот эту загадку он еще не разгадал, но дал себе слово приложить все силы. Он знал Антилле-са добрый десяток стандартных лет и насколько помнил, Ведж разбирался лишь в двигателях, истребителях и полетах. Так откуда взялось пристрастие к дорогой выпивке? В стаканчике, если судить по смолистому, отдающему морскими водорослями привкусу, находилось вирренское выдержанное, любимый напиток комэска. Может быть, страсть к нему передается у корел-лиан на генетическом уровне?

— Ну что, удовлетворен? Наказаний больше не будет? — с надеждой спросил Уэс.

Антиллес уже нырнул в привычную меланхолию.

— Да нет… подожду, когда по рукам пойдет запись сегодняшней охоты.

— Ты шутишь? Скажи, что ты пошутил!!!

— И лишить Галактику шанса полюбоваться на задницу, которую Призраки только что провозгласили самой гологеничной? Дудки.

Йансон испытал необходимость рухнуть перед жестоким начальством на колени.

— Ведж, умоляю, скажи, что ты пошутил!

— Завтра решу. Не порть мне праздник. К ним подошел Мин Дойнос: — Знаете, один мудрец как-то сказал мне: «Нельзя сохранять достоинство, когда веселишься от души».

— Познакомь меня с этим умником, — рыкнул Уэс — Я его пристрелю!

 

 

* * *

На следующее утро последним, кто вошел в инструктажный зал, был Мин Дойнос.

— Разрешите присутствовать, сэр?

— А надо? Ты отстранен от полетов.

— Я хотел бы вызваться добровольцем на это задание, сэр.

Антиллес тщетно боролся с недоумением.

— Я что, как-то не так выразился? Ты не можешь лететь.

— Я и не прошу пускать меня в рубку, сэр. Но в заключении медиков не говорится о том, что я не в состоянии справиться с пушками. Я прошу зачислить меня в экипаж. Я кореллианин, я знаком с оборудованием, и я хороший стрелок.

Это еще слабо сказано. Держа в руках снайперскую винтовку, Мин творил чудеса, но его любило и другое оружие — от бластеров до легких лазерных пушек.

— Смысл ясен, — сказал Ведж. — Присутствовать можешь, а на твою просьбу я отвечу позже.

Антиллес вернулся к голографическому проектору и обратился к притихшим в напряженном ожидании пилотам.

— Сегодня нам предстоит традиционное развлечение под девизом; «Насмотрелись? Теперь бежим». Наша цель — система Комкин. Меры безопасности там жестче, чем мы видели до сих пор, так что расслабляться не стоит. Чубакка привинтил к псевдо-«Соколу» что-то такое, в чем даже я не разбираюсь, но вуки утверждает, что силы обороны Комкина очень удивятся. Кроме того, на фрах-товике установили внешнюю голографическую камеру, так что наша поддержка быстро получит информацию о том, что с нами происходит. Между прочим, камера стоит дороже, чем весь корабль целиком. Да, Мордашка?

— Сэр, как по-вашему, сейчас не самое лучшее время указывать, что добрый глоток бренди стоит дороже, чем весь этот корабль?

— Сегодня вы удивительно проницательны, Лоран. Призрачная эскадрилья будет сопровождать…

 

 

* * *

Рядом с терминалом бесплотным призраком возник генерал Мелвар. По контрасту с жестким выражением красивого лица негромкий мягкий голос казался неуместным.

— Барону Фелу хотелось бы увидеть вас в полете.

— Неужели? — Лара удивилась и обрадовалась и вправду по-настоящему. — Вы хотите сказать, не на тренажере, а в реальном полете?

— Именно. Сто восемьдесят первой придана эскадрилья «Боевой топор», а в ней — не хватает пилотов. Как вам нравится мысль немного размяться?

— С удовольствием.

— Тогда доложитесь их командиру в тринадцать ноль-ноль по корабельному времени, — Мелвар сложил губы в безжалостную улыбку. — Смотрите, не перестарайтесь. Не хотелось бы терять хорошего аналитика, порой у нас не стоит совмещать профессии.

— Постараюсь не забыть. Благодарю вас, сэр. Генерал ушел, а Лара осталась сидеть, уставившись на монитор, но не видя там ни единой строчки. Все силы уходили на то, чтобы не дрожать. Она молилась, чтобы ее расчет оказался не верен, чтобы следующий рейд «Мон Ремонда» совершила в какую угодно систему, но только не на Комкин.

Потому что если она права, то в следующем бою встретится с бывшими товарищами по эскадрилье.

 

 

* * *

Комкин V оказался не слишком крупной бело-голубой планетой, которая весело бегала по орбите вокруг желтой звезды. Фрахтовик шел к поверхности, в белоголубом появились цветные вкрапления, пятна распались на темно-синие пространства воды, темно-зеленые джунгли, белесые полосы облаков. На полюсах белели мазки ледяных шапок.

— Красиво, — выдохнул Мин. — Что взорвем первым?

Ведж сидел за пультом спиной к соотечественнику, поэтому был вынужден оглянуться.

— Запиши, — посоветовал он. -; Эти слова станут девизом Призрачной эскадрильи.

— Принято, — согласился Мин. — Пискля, запиши.

— Как скажешь.

Внимание Антиллеса отвлекли приборы, — Наземные радары нас увидели, — доложил он. — Остается выяснить, обманет или нет их наш камуфляж.

— Интересно, с чего бы? — раздраженно дребезжал дроид; сегодня он обнаглел сверх меры и дерзил налево и направо. — При близком рассмотрении даже дурак увидит, что наша рубка не соответствует техническим данным «Тысячелетнего сокола». Направляющие выступы, насколько я помню, характерны для модели ИТ-1300, но никак не для ИТ-2400, и Чубакке не удалось их уменьшить. Если спросить меня, нам кранты.

Мин никак не мог привыкнуть, что робот-секретарь шеголяет в униформе генерала Новой Республики. Китель, рассчитанный на широкие плечи Хэна Соло, сидел плохо.

— Тогда зачем же ты вызвался? — полюбопытствовал Дойнос.

— Привычка? — предположил в ответ дроид.

— Едва ли.

— Потому что, по моему мнению, без меня операцию ждет провал?

— Тебя мог заменить любой дроид твоей модели. Тот же МЗ, например.

— Грухф-гр-фх акх! — вмешался Чубакка.

— Абсолютно исключено! — возмутился Пискля. — И не смешно. Вовсе я не буду по вам скучать.

— Абырф-вау аух рваф!

— И не нужно постоянно напоминать мне о ремнях безопасности. Я затянул их предельно туго. Они сидят гораздо плотнее, чем на всех остальных в рубке.

Мин Дойнос покачал головой. И что ему не сиделось в орудийной башне?

 

 

* * *

В кабине Лара нещадно потела и чувствовала себя предельно несчастной.

И вовсе не из-за тесноты. И не потому, что время ползло мучительно долго.

Она познакомилась с пилотами «Боевого топора», ДИ-перехватчиком и своим напарником. Ей оказали большую честь, она стала ведомой комэска. Потом Лара выполнила предполетную подготовку и вместе с новыми сослуживцами (и сто восемьдесят первой летной!) была переведена на другой корабль. Теперь они базировались на дредноуте, который был старше Империи. Звалось гордое боевое корыто красиво — «Репрессалия». «Боевой топор» запихали на летную палубу, предназначенную для истребителей, сто восемьдесят первую рассовали между офицерскими палубами и грузовым трюмом. Аара только головой качала от недоумения; девушке казалось, что элитное подразделение должно пользоваться некоторым преимуществом, даже если речь идет об обычном комфорте.

Лара садилась одной из последних, поэтому место ей досталось у самого створа, до защитного поля — не больше метра. Девушка не стала жаловаться, наоборот, заявила, что горда первой вылететь навстречу врагу. Командир рассмеялся, его повеселило рвение нового напарника, но существовала еще одна причина, по которой Ларе нравилось это место. Никто не сумеет подойти к ее ДИшке спереди и увидеть, чем занят'пилот. А с тех пор как машина села, у Лары появилась масса забот.

Начала девушка с того, что подсоединила комлинк к деке, которую удалось выкрасть у оператора на «Железном кулаке», когда оголодавший за вахту энсин умчался перекусить. На мостике Лара воровать не решалась; слишком легко было отследить пролажу.

Затем было записано длинное послание, после чего Лара надолго загрустила. Взяв себя в руки, девушка отодвинула панель доступа к генераторам, отключила все системы перехватчика, кроме внешних огней и связи. Теперь можно было вволю притворяться, никто ничего не заподозрит… если никому не придет в голову провести сканирование ДИшки или отдать приказ об экстренном взлете.

Целью ее стремлений были регуляторы, уберегающие цепи от пережигания при критических скачках энергии. Такое порой случалось, если во время боя генераторы давали сбой. Лара залезла в тот, который отвечал за лазерные пушки, и присоединила деку.

Активировала ее и, укрепив полосками клейкой ленты, привинтила панель на место. Один Провод она вывела наружу и через подготовленный заранее тумблер присоединила к ручке управления.

Оставалось немногое: восстановить питание, понадеявшись, что вмешательство не вызовет обвал систем и что не активирован какой-нибудь датчик, непредусмотренный оригинальной конструкцией ДИ-перехватчика.

Если все получится, Лара окажется на один шажок ближе к уничтожению «Железного кулака». Если нет… остается молиться, что удача не оставит ее и ее деятельность останется без внимания. Может быть.

После бешеной десятиминутной активности нужно время, чтобы привести в порядок дыхание, и теперь Лара просто сидела и разглядывала звезды.

А те вдруг сместились, поплыли, размазались… «Репрессалия» вошла в гиперпространство.

— Прыжок будет короткий, — услышала Лара голос комэска. — Приготовьтесь к взлету сразу же по прибытию на место.

 

 

* * *

«Тысячелетняя ложь» болталась на низкой орбите, экипаж бездельничал и любовался зеленым буйным миром, который медленно проворачивался под днищем корабля.

— Долго что-то, — вздохнул Мин Дойнос. — Нас уже должны были заметить. Нас проверяют.

— Наверное, — беззаботно откликнулся Ведж, который выглядел так, будто собрался на пикник.

— Я вижу другие корабли, ожидающие разрешения на посадку, — озабоченно сообщил Пискля.

— Может, и не проверяют, — сказал Ведж, — и здесь всегда такая волокита. Или проверяют, а очередь собрали для видимости. Чтобы нас не мучили подозрения.

— О! — воскликнул Пискля. — Но мы же ими все равно мучаемся.

— У них ничего не вышло, — пояснил Антиллес.

— А если нас взорвут, это будет иметь какое-либо значение?

— Ровным счетом никакого.

На приборной доске чирикнул динамик, Ведж наклонился, чтобы взглянуть на текстовый монитор.

— А вот и разрешение.

Чубакка замотал кудлатой башкой, тыча лапой в экран радара.

А там расцветал мощный сигнал — с востока, на том же эшелоне.

— Похоже на истребители, — сказал Ведж. — Эскадрилья полной комплектации. По меньшей мере. Лады, пора двигать.

Он расстегнул ремни безопасности.

— Дойнос, нижний блистер, я — в верхний. Чубак-ка, принимай управление. Пискля, ты на комлинке. Вызывай немедленно Призраков, затем начинай передачу картинки на «Мон Ремонду». Ну а потом жди сигнала в своем новом статусе.

— Буду счастлив дебютировать!

— Только в том случае, если к тебе обратятся.

— Так точно, сэр.

Следом за Веджем Мин добрался до лесенки, спустился в нижнюю орудийную башню и, пока командир устраивался в верхней, активировал пушку, проверил подвижность установки, провернув ее вправо-влево. Ощущения подсказали, что фрахтовик, набирая скорость, удаляется от планеты.

По интеркому голосил Пискля: — Чубакка говорит, что ДИшки будут здесь минуты через две! А из гравитационной тени мы выйдем только через пять минут! По меньшей мере!

— Значит, у противника есть полторы минуты, чтобы намять нам бока, прежде чем к нам подойдет подкрепление, — философски согласился голос Антилле-са. — Будем сами выкручиваться.

— Чубакка говорит… мама! Нет-нет-нет!!!

— В чем дело, Пискля? — полюбопытствовал Ведж.

— А вы уверены, что хотите знать? Новости плохие!

— Домой хочешь попасть? — Да!

— Так докладывай.

— Чубакка говорит, что из гиперпространства выходит большой корабль… как раз нам навстречу! И он ближе, чем Призраки! Ближе, чем ДИшки! И он выпускает ДИ-истребители! Прошу прошения, ДИ-перехватчики! Две эскадрильи! Идут строем, который называется «зонтиком»!

— Чем?!!

— Так Чубакка говорит, а не я, и… ой-ей-ей! Они приближаются!

— Преследуют нас? — быстро спросил Ведж.

— Они… ах, кажется, отстают! Да, они уравняли скорости, больше не догоняют.

— Загонщики, — подытожил Антиллес. — Спасибо, Пискля.

Последовала затяжная пауза.

— Чубакка, — опять заговорил Ведж, — держи курс прямо на корабль. Когда окажешься на самой границе действия установок захвата, запускай пакет номер один и отваливай. Пакет номер два — по собственному усмотрению.

Из интеркома донеслось глухое ворчание.

— Кажется, вуки не понравилось ваше распоряжение, сэр.

— А ты передай ему, что приказы начальства не обсуждаются.

— А он и не спорит, он выполнит приказ, сэр. О! Наконец-то опознали корабль. Тяжелый дредноут с верфей Рендили. О, так это же «Репрессалия»! Как приятно видеть ее на ходу. Знаете, однажды она заходила на Кесселъ…

— Отставить воспоминания на потом! — оборвал излияния дроида Ведж. — И не забудь про маску.

— Слушаюсь, сэр, — обреченно сказал Пискля.

 

 






Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 316 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:





© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.075 с.