Лекции.Орг

Поиск:


Устал с поисками информации? Мы тебе поможем!

Глава 13. Выводя машину на цель, Лара заботилась лишь о скорости




 

Выводя машину на цель, Лара заботилась лишь о скорости. Конечно, оторваться от группы ей не удалось, зато чуть-чуть обогнать своих новых сослуживцев Лара сумела. Рядом держались только трое — ее напарник и два «жмурика» из сто восемьдесят первой.

И один из этой парочки вышел на связь: — Не терпится пострелять, лейтенант?

Низкий звучный голос с легким кореллианским акцентом.

— Не терпится продемонстрировать вам, барон, из какого теста я слеплена, — Да не будет никому позволено утверждать, что я обделен галантностью, — откликнулся Фел. — Первый заход — даме.

Лара приложила максимальные усилия, чтобы ответ прозвучал возбужденно и радостно: — Благодарю вас, сэр!

Но на вкус ее слова были как желчь. Лара понимала, что происходит. Тест. Проверка. Чуть-чуть меньше азарта и решительности в погоне за фальшивым «Тысячелетним соколом», и новые хозяева сочтут ее недостойной доверия.

Что ж, она им покажет! Кому-то придется жарко.

 

 

* * *

— «Тысячелетний сокол»! — прозвучал женский голос. — Говорит бывший Призрак-2. Готовьтесь к смерти.

Идущая первой ДИшка открыла стрельбу.

Спину, плечи, шею свела судорога, Мин одеревенел. Пальцы дрогнули, выверенный прицел уплыл в сторону.

«Жмурик» продолжал стрелять — единственный из четверки. Первые выстрелы прошли мимо, зато потом дело у Лары пошло на лад. Фрахтовик затрясло.

Первая двойка перехватчиков проскочила мимо, тут же заложила петлю и вновь встала в очередь. Они тоже хотели сначала почесать языки.

— Полагаю, что обращаюсь к генералу Соло. Вы сможете спасти жизни вашему экипажу, если немедленно сдадитесь мне.

Мин слышал этот голос раньше, поэтому оглянулся на комэска. Ходили слухи, что у Антиллеса с бароном Фе-лом то ли личные связи, то ли личные счеты, но никто в точности не знал, в чем дело. Конечно, барон недолгое время служил в Разбойном эскадроне, но это же не повод реагировать на его поведение так, как это сделал командир. Ведж сидел не менее деревянный, чем секунду назад Мин, и точно так же не мог справиться с прицелом.

Дойнос подавил улыбку. Несмотря на обстоятельства, знание, что вечно собранного, непрогибаемо уверенного в себе коммандера тоже можно застать врасплох, приятно грело.

Ведж молчал, но барон Фел получил ответ.

И говорил с ним — Мин не поверил собственным ушам — сам генерал Соло.

— А, барон! Как там ферма, не разорилась еще? Тут поговаривают, что после Вейдера ты у импов ходишь в первых номерах. Пока ты был у Веджа на побегушках, мне не хотелось тебя обижать, но сейчас я тебе вот что скажу, землячок. Я летал против Вейдера… Так вот, ты недостоин даже шлем ему полировать. Силенок маловато. Не думаю, что в Империи по тебе кто-то рыдает, дезертир несчастный…

— Этого мы не узнаем, — отрезал барон. — Но мне хватит сил, чтобы закончить ваше существование, генерал.

Он вместе с ведомым начал атаку, а сзади к фрахто-вику торопились еще двадцать ДИ — перехватчиков.

 

 

* * *

Только-только Мин наладил отношения с прицелом, как тот сбили вновь, а звездное небо начало вращение по продольной оси. Чубакка явно вознамерился осложнить «жмурикам» задачу.

Тем не менее и Фел, и его напарники все же ухитрились засадить парочку гостинцев в морду фряхтовика. Мин выстрелил в ответ, промахнулся, зато сумел зацепить ведомого из второй пары. Дойнос разнес ему обе солнечные батареи, и ДИперехватчик куда-то укатился. Его напарник тоже исчез с голографической сенсорной сетки, на его месте осталась лишь россыпь обломков. Антиллес явно не собирался предаваться унынию и печали. Мин тоже повеселел.

Но «жмуриков» оставалось еще очень и очень много, а дредноут все увеличивался и увеличивался в размерах.

 

 

* * *

Пискля восхищенно смотрел, как вселенная с безумной скоростью вращается вокруг него. Просто фоторецепторов не отвести. Дроид переключил вокодер на свой собственный голос.

— Полагаю, будь я живым существом, я бы заблевал тебе всю приборную доску.

Чубакка нашел время повернуть голову и прорычал громогласную тираду.

Пискля в изумлении оглянулся. Сквозь прорези абсурдной маски, которая все время норовила сползти набок, разглядеть вуки целиком было совершенно невозможно.

— Ты никогда не говорил мне ничего приятнее. Что, действительно так похоже на него?

— Агрх.

Пискля постарался идентифицировать ощущение. Должно быть, это как раз то, что живые называют удовлетворением. Он столько времени провел с генералом Соло, записывал голос, анализировал фразы, делал грамматический разбор предложений и мимолетных фраз. Кто бы мог подумать, что у генерала столь богатый лексикон! И вот оно, справедливое вознаграждение. Пискля не только одурачил барона Фела, который, между прочим, хорошо знал когда-то генерала, но и заслужил одобрение Чубакки.

Фрахтовик вновь дернулся, где-то что-то задребезжало, из блистеров донесся удивительно слаженный дуэт (ох уж эти кореллиане с их проклятиями!), запахло горелой изоляцией.

— А мы не могли бы обойтись без участия вражеских сил?

Вуки ожег дроида злобным взглядом. — Да что я такого сказал?!

 

 

* * *

ДИшки сделали заход; отстрелявшиеся и уцелевшие при этом перехватчики собрались за кормой фрахтовика Местная эскадрилья развернулась и ушла к поверхности, явно получив распоряжение не вмешиваться. «Репрессалия» и ее пилоты спешили искупаться в блеске славы без посторонних. Мин Дойнос с тревогой просматривал показания сенсоров. Первую встряску их хлипкий кораблик пережил, но в будущее Мин смотрел без оптимизма, Первой в новую атаку пошла, конечно же, Лара. До оптимальной дистанции для поражения ДИшкам оставалось не больше секунды., — Командир! — крикнул Мин. — Что делать с Ларой?

— Когда начнем расхождение, — отозвался Ведж, — займись одной из ее плоскостей. Тогда не придется убивать.

Мин перевел дух.

— Если мне будет дозволено вмешаться, — влез Пискля, — то я бы посоветовал разрешить офицеру Нотсиль стрелять в нас.

Перехватчики вновь открыли огонь. Краем глаза Мин заметил, что по проходу на хорошей скорости летит гаечный ключ. Дойнос попытался увернуться, и инструмент врезался ему в грудь, а не в голову. Мин охнул от боли.



— Ты что? — по интонации командира становилось ясно, какое выражение было написано у него на лице. — Пискля, у тебя что, логические цепи перегорели?

— Никак нет, сэр. Тут все так запутанно, и очень долго объяснять. Просто доверьтесь мне, — дроид говорил с необычной уверенностью. — Я кое-что знаю об этом. Что? О! Чубакка говорит, что до маневра осталось тридцать секунд.

Мин развернул орудие. Он никогда в жизни не целился так тщательно. Длинная очередь едва не срезала Ларе плоскость. Со стороны могло показаться, что стрелок промахнулся. Пилот второго «жмурика» решил не рисковать, но получил пробоину и воздержался от продолжения атаки, уйдя в сторону.

Оттуда полыхнула ослепительная вспышка — Антиллес не промазал.

 

 

* * *

На мостике «Железного кулака» с интересом наблюдали за развитием событий; передача шла с «Репрессалии». Судя по всему, «Тысячелетний сокол» вознамерился протаранить дредноут. Вокруг роились ДИшки.

— Ну же! — возбужденно прошептал военачальник Зсинж. — Давай! Вызывай «Мон Ремонду». Ты же сдохнешь, если она не придет!

 

 

* * *

— Десять секунд до маневра, — бубнил Пискля. — Девять… восемь…

Громогласно взревел Чубакка.

— А почему это я должен производить запуск? Понял, — дроид положил металлическую ладонь на рычаг, который установил на пульте сегодня утром. — Четыре-три…

Чубакка замедлил вращение фрахтовика. «Тысячелетнюю ложь» затрясло, барон Фел обстреливал броню.

— Один! — Пискля дернул рычаг.

 

 

* * *

Печати вдоль правого борта сорвало; кусок обшивки отнесло на полметра в сторону, Чубакка круто бросил фрахтовик на левый борт. Завизжали компенсаторы перегрузки, стараясь приспособиться к повороту почти на девяносто градусов. Растерявшиеся «жмурики» не успели отреагировать и пролетели мимо. Обломок брони с ускорением летел к «Репрессалии».

— Офицер Коннайр, — сказал Пискля, — начинайте, как только будете готовы.

 

 

* * *

Быстрой петлей Лара и барон Фел вернулись к фрахтовику; оба продолжали вилять из стороны в сторону, мешая противнику целиться.

Лара услышала, как барон вызывает дредноут: -… к «Соколу» было что-то присоединено… не могу разобрать… ого!

«Что-то» удалялось от фрахтовика, и его уже можно было распознать. Оно оказалось «ашкой», которая завела двигатели и деловито рванула прочь на скорости, которую могла развить только она.

— Не отвлекайтесь, Петотель, — сказал барон Фел. — Держитесь изначальной цели.

— Обо мне не беспокойтесь, — отозвалась девушка и вновь принялась расстреливать поддельный «Сокол».

Ведомый барона развернулся и отправился в погоню за «ашкой».

 

 

* * *

На мостике «Репрессалии» капитан и вахтенные офицеры не могли оторвать взглядов от танцующего возле них «Тысячелетнего сокола».

— Он собирается обойти нас, — предположил офицер, отвечающий за артиллерию. — Вероятно, когда окажется вне досягаемости наших орудий, вернется на прежний курс.

— Прикажите ДИшкам гнать его в нашу сторону, — распорядился командир дредноута, дородный, тучный человек, который не мог вернуться в свой дом на Корускан-те, пока там хозяйничали мятежники, а Империя пальцем о палец не ударила, чтобы очистить Галактику от Хэна Соло и подобных ему. — Барона мы остановить не сумеем, но, возможно, успеем сделать первый выстрел и украдем у Фела славу. Кто мне скажет, что это за обломки?

— Летят в нашу сторону, — доложил гравиакус-тик. — Но скорость и масса недостаточны, чтобы причинить нам значительный ушерб. Наши дефлекторы выдержат.

— Вот и хорошо, — сказал капитан.

 

 

* * *

На пару с бароном Лара поливала огнем корму фрахтовика. Занятие не из легких, если при этом нужно уворачиваться от ответных выстрелов. Остальные перехватчики отошли, формируя строй позади «Тысячелетней лжи» и диктуя ей условия полета — либо к планете, либо в противоположную сторону, к дредноуту.

Вот чего они не ждали, так это того, что вдоль их строя пронесется «ашка», пилот которой не снимает пальца с гашетки. Дорсет Коннайр успела взорвать две ДИшки, прежде чем кто-то понял, что вообще происходит. На преследующий ее «жмурик» Дорсет не обращала внимания, хотя тот тоже стрелял не переставая.

Мин еще пару раз выстрелил в сторону Лары, как только она попадалась ему на глаза, изо всех сил стараясь не зацепить ее. Зато на ее напарнике Дойнос оттягивался в полный рост. Попасть в барона, которого он хотел убить, ему удалось ровно столько же, как в ту, по которой хотел промахнуться. Противники, не осложняя себе жизнь подобными терзаниями, долбили броню фрахтовика. Дефлекторным щитам оставалось жить не дольше секунды.

Вуки опять развернул их шаткий корабль, но манепр подвел «Ложь» слишком близко к дредноуту. Теперь они летели прямиком под орудия «Репрессалии».

Мин рукавом стер пот со лба и вновь припал к прицелу, К чему волноваться? Если на «Репрессалии» умеют стрелять, он погибнет раньше, чем успеет почувствовать боль.

 

 

* * *

Зсинж наблюдал за полетом кореллианина, постукивая кулаком по переборке в надежде подавить нервную дрожь.

— Где «Мон Ремонда»? Почему она не появляется? — бормотал военачальник. — Петотель говорила, что крейсер обеспечивает «Соколу» прикрытие.

— Может быть, она ошибалась? — предположил Мелвар. — Или противник сменил тактику.

— А какой смысл? Нет, Соло не вызывает свой флагман. Почему «Репрессалия» ничего не делает с обломками?

Мелвар посмотрел на экран, куда выводили данные с дредноута.

— Он слишком легкий, щиты выдержат.

Зсинж повернулся от голографической картинки к экрану. Подозрительность военачальника не желала утихомириваться.

— Свяжитесь с «Репрессалией». Пусть немедленно взрывают обломок! решил он.

 

 

* * *

Неторопливо кувыркающийся в пространстве безобидный обломок вошел в контакт с носовым дефлек-торным полем дредноута.

Встроенный датчик изменения гравитации и внезапного столкновения зафиксировал этот факт и подал сигнал на детонатор, подсоединенный к взрывчатке, которой была начинена секция корабельной обшивки.

Бомба, предназначавшаяся заводу на Комкине V, смела дефлекторные щиты «Репрессалии».

 

 

* * *

Экипажу фрахтовика казалось, что дредноут принимает душ из ослепительно белого пламени. Мин нехотя оторвал взгляд от перехватчика Лары, чтобы выяснить, что случилось, В головных телефонах сипели помехи. Затем что-то крякнуло.

— У нас есть для вас хорошие новости, — сообщил Пискля. — Призраки на подходе.

 

 

* * *

Робот-секретарь отключил интерком и посмотрел на косматого старпома. Он надеялся, что фоторецепторы горят в достаточной мере гневно.

— Ты не предупредил меня о бомбе! Чубакка презрительно гавкнул.

— Как раз сейчас самое время о ней поговорить! Ты обманом втянул меня в военные действия! Я нанес вред живым существам! А мне этого не позволяется! Не знаю, как я смогу пережить душевную травму…

 

 

* * *

Мордашка вел семь «крестокрылов» Призрачной эскадрильи в облет кормы дредноута вдоль правого борта. Их было семеро, потому что место Мина Дойноса в истребителе занял Келл Тайнер. Плоскости машин уже были раскрыты и зафиксированы в боевой позиции.

— Первый пошел, — скомандовал Гарик.

Четырнадцать протонных торпед отправились навстречу ДИшкам; на таком расстоянии Призракам даже целиться не пришлось. «Жмурики» шли плотным строем. Те, кто успел заметить опасность, сумели и отвернуть. Прочим повезло значительно меньше. Астро-дроид зафиксировал десять попаданий. Оставшиеся в живых перехватчики брызнули в разные стороны, перегруппировались, разбились на двойки и приготовились дать неравный бой обидчикам.

— Один прием дважды на публике не срабатывает, — огорченно вздохнул Мордашка. — Второй залп — дредноуту в морду. Пли!

Еще четырнадцать торпед. Нос «Репрессалии» был объят пламенем, но понять, выдержала броня или нет, сказать пока было трудно.

— Расходимся и занимаемся делом.

 

 

* * *

Хэн Соло находился вовсе не там, где хотел быть больше всего на свете. Он сидел в кресле на капитанском мостике «Мон Ремонды» и просматривал передачу с «Тысячелетней лжи». В животе там, где, как; учит анатомия, обязан находиться желудок, оглушался неприятный, завязанный бантиком комок. Набитый иголками. Фрах-товик как раз пытался оторваться от преследователей.

Почти удалось, только два перехватчика все еше держались сзади как привязанные. Дредноут в веселье не участвовал, ему хватало собственных проблем.

— Знаешь, военачальник, — пробормотал кореллианин себе под нос, — а ведь они сбегут от тебя. А ты не хочешь их отпускать. Давай, Зсинж, прыгай. Вводи «Железный кулак».

 

 

* * *

— Командир, — позвал дроид, — сказать Призракам о Ларе?

Ведж замешкался. Сколько ни шифруй сообщения, все равно когда-нибудь код взломают. И получится, что он сам выложит противнику сведения о потенциальном союзнике в их рядах. Что же делать-то?

— Отметь ее как нейтральную мишень, больше ничего не говори, — решился Антиллес.

Да, наверное, так будет лучше всего. Чем короче сообщение, тем его сложнее перехватить. И раскодировать.

— Слушаюсь, сэр!

 

 

* * *

— Я — наверху, ты внизу, — предложил Келл Тайнер.

— Мы твой ведомый, — согласился Кроха.

Оба истребителя направлялись к лже-«Соколу»; спор шел о том, кто с какой стороны от фрахтовика пролетит, разгоняя «жмуриков».

Келл взял чуть выше, боясь случайно зацепить расхлябанный грузовик. Его мишень так мотало, что рано или поздно она сама попадет под огонь. Вот сейчас, например…

И вдруг на сетке прицела мишень сменила цвет. Келл выругался от неожиданности, убрал палец с гашетки. И «Тысячелетняя ложь», и его преследователи стремительно промелькнули под брюхом «крестокры-ла». Тайнер начал разворот, ведомый повторил его действия.

 

 

* * *

Поддельный «Сокол» трясло как в лихорадке. Ведж поморщился от резкой боли в углах: упало давление. В подтверждение догадки завыл уходящий в пробоину воздух и заверещал перепуганный дроид.

— У нас утечка! Нас подбили! Не выдержали килевые шиты!

— Чуй, переверни эту посудину! — заорал в ответ Антиллес, стараясь перекричать Писклю.

Надежды оправдались: звездное небо перевернулось на сто восемьдесят градусов и вместо Лары в прицеле оказался барон Фел. Тоже не сахар, но все-таки легче, Ведж даже не раздумывал, просто открыл по барону огонь, и все.

— Мин! — позвал он. — Латай броню! Чуй, держи между нами и фелом здоровый дефлектор. Может, Лара не станет взрывать нас…

Мать Безумия, на что он собрался рассчитывать? На заверения роботасекретаря, что не нужно стрелять в агента Империи и предателя? И это когда их незащищенный дефлектором киль открыт ее пушкам, и прекратить их существование Лара может одним-единственным выстрелом!

 

 

* * *

Лара отметила вращение фрахтовика. Хмурилась она недолго, до тех пор, как сенсоры показали отсутствие дефлекторного поля.

Нужно стрелять — иначе Зсинж поймет, что она предатель.

Лара судорожно дернула штурвал (слишком резко!), машина прыгнула вперед, стремительно надвинулось белесое, в пятнах ржавчины и подпалинах брюхо фрахтовика. Дальнейшие события от девушки уже не зависели. Хруст сминаемых шпангоутов показался ей оглушительным. По закаленному транспаристилу иллюминатора побежали зигзаги трещин.

— Петотель! — раздался голос барон. — Петотель, вы ранены?

Лара не отвечала.

 

 

* * *

Зсинж еле сдерживался. Хотелось приоткрыть от изумления рот, но тогда он будет глупо выглядеть. А военачальник не любил выглядеть глупо.

Передача с мостика «Репрессалии» прервалась, потому что не существовало и самого мостика. Но данные продолжали поступать.

«Репрессалия» теряла воздух. Взрыв бомбы пробил обшивку дредноута, обрушив носовые щиты и выведя корабль из строя. Протонные торпеды завершили дело. Старый дредноут разваливался на части.

Из всех шелей и трещин гейзерами били струи воздуха, перекосившиеся и согнутые переборки мешали перекрыть разгерметизированные отсеки. Перед взрывом капитан скомандовал разворот, несомненно, не хотел выпускать «Тысячелетний сокол» из зоны досягаемости пушек. Дряхлый корабль раскололся, как гнилой орех, не выдержав маневра.

Зсинж тяжело навалился на переборку, ему надо было на что-то опереться.

— Никак не получается его убить, — отчаянно простонал военачальник. — Никак не получается избавиться от этого контрабандиста! Я не знаю… я ничего не могу придумать…

— Сто восемьдесят первую разбили, — прошептал над ухом Зсинжа бесплотный голос. — Я приказал уцелевшим выйти из боя. Но можно послать еще один корабль, чтобы вновь координировать их действия.

— Нет. К чему швыряться деньгами после проигрыша? Кроме того, Соло окажется в гиперпространстве раньше, чем наш корабль прибудет на позицию. Сворачивайте операцию.

Мелвар не стал тратить время на споры или удивление; генерал откозырял и отошел переговорить с координатором.

— Уводите пилотов на наземную базу, — с легким сожалением распорядился он.

Зсинж чувствовал схожее разочарование. А еще военачальник ощущал ярость. Все валилось из рук… Все просто валилось из рук!

 

 

* * *

ДИшки роились по-прежнему, но теперь поредевший рой летел к границе атмосферы.

Как только «жмурики» перестали мельтешить перед лобовым иллюминатором, Пискля снял маску. Все равно она требовалась лишь для того, чтобы скрыть золотистый цвет его металлического лица, и действовала в том случае, когда наблюдатель проносился мимо на скорости приблизительно сто НГСС. По указанию Веджа дроид переключился на свой «второй» голос и активизировал связь.

— «Тысячелетний сокол» — Призракам, следуйте за мной и приготовьтесь к прыжку. Секира-7, не пора ли к папочке в трюм?

— Уже иду, генерал.

Ведж постучал дроида по плечу.

— Добавь: «Хорошо ты там развлеклась, детка».

— Что это значит?

— Что она хорошо стреляла.

— А разве она сама этого не знает?

Затянувшаяся пауза удивила Писклю, и дроид оглянулся. Коммандер Антиллес был взмылен, растрепан и уже придумал, что делать с гаечным ключом, который ему услужливо протягивал вуки.

— Здорово ты там развлеклась, Коннайр.

— Спасибо, генерал.

Ведж отложил инструмент и стал наблюдать, как Дорсет Коннайр ловко сближается с фрахтовиком со стороны правого борта, а затем вводит легкую машину в нишу, предназначенную для спасательных капсул. Чуть позже все в рубке ощутили легкий толчок.

— Есть стыковка, — известил Пискля собственным голосом.

— Тогда вали отсюда, помоги Дойносу латать пробоину.

Не дожидаясь согласия, Антиллес выдернул дроида из кресла и подтолкнул к выходу.

Когда Пискля оглянулся, Ведж уже уселся на его место. Дроид подумал, что нужно научиться вздыхать, чтобы обогатить эмоциональную палитру.

— Сейчас генерал, а миг спустя — сварщик-ремонтник!

Антиллес широко ухмыльнулся.

— Такова армейская жизнь!

 

 

* * *

— Петотель, вы слышите меня?

Лара пошевелилась, мотнула головой, стараясь убедить всех, что оглушена. За лобовым иллюминатором парил «жмурик» с полосатыми солнечными батареями. До него было каких-то несколько метров. Перехватчик зачем-то вращался. Секундой позже Лара сообразила, что вертит не барона, а ее саму.

— Что?., я… что?

— Вы не ранены? Можно поднять вас на борт спасательного катера.

— Нет-нет, я могу лететь…

В Империи или Новой Республике, истину он говорит или ложь, но любой пилот автоматически отвечает одной и той же фразой. Он может лететь, Лара расправила плечи.

— Мы… мы его?., где он? Мы победили?

— Почти, — откликнулся Фел. — Идемте отсюда. Не отставайте, Петотель.

Он направился к планете, прочь от догорающего трупа «Репрессалии».

Время своего «обморока» Лара провела с пользой. Дека, передававшая на лазерные пушки необычные команды, вернулась в карман летного комбинезона, после чего девушка колотила головой о выступ шпангоута, пока перед глазами действительно все поплыло, а в висках начало ломить. Хорошо, что на ней шлем, не то обязательно раскроила бы себе лоб. А с другой стороны, даже жаль, рассказ бы стал еще достовернее.

У нее все получилось. Поэтому, пристраиваясь позади барона Фела, Лара широко улыбалась.

 

 

* * *

Перед Хэном стоял капитан Онома.

— Мы обнаружили позицию, которую занимал «Железный кулак» во время боя. Патруль с «Мон Делиндо» засек «разрушитель» несколько минут назад.

Соло выпрямился. В голове теснилось много высказываний, в том числе — относительно позиций. Кореллианин чудом сдержался.

— Предупредите Новых звезд и Разбойный эскадрон, пусть ждут сигнал к взлету. Свяжитесь с «Мон Делиндо». Если мы…

— «Железный кулак» ушел из системы, сэр. Хэн опять мешком обмяк в кресле.

— Бросив собственных пилотов? — недоверчиво пробормотал он. — Даже не позаботившись подобрать спасательные капсулы с «Репрессалии»… Мон каламари неуклюже кивнул.

— Без сомнений, он рассчитывает, что их спасут планетарные силы, а за ДИперехватчиками он пришлет грузовоз. Он ушел, сэр.

Кореллианин все качал головой.

— Он просто не захотел приближаться к планете, ггобы ничто не мешало разбегу. Он — трус.

— Вам следует гордиться, мой генерал. Это вы напугали его.

— Поражениями не гордятся, капитан, — Хэн отвернулся. — Я должен о многом подумать.

 

 

* * *

Экипаж лже-«Сокола» — два кореллианина, вуки и робот-секретарь серии ЗПО (последний в генеральском мундире) — спускался по трапу несколько торопливее обычного, как будто все четверо ожидали, что потрепанный фрахтовик загорится или взорвется у них за спиной. На безопасном расстоянии Ведж остановился и посмотрел на корабль.

Обшивка облезала лохмотьями, броня почернела от лазерных ударов. Из-под киля тянуло смолистым дымом.

— Неплохо, — подытожил Антиллес. — Я возвращался и в худшем виде.

— Надеюсь, вы шутите, сэр, — подал голос Пискля. Лучше бы он молчал! Ведж мгновенно вспомнил о его существовании.

— А поскольку у меня есть немного свободного времени, — коммандер взял дроида за обшлага кителя и подтянул к себе, — не жаждешь ли поведать, с чего это тебе понадобилось, чтобы Нотсиль провертела побольше дыр у нас в броне, а?

— Видите ли, я подумал, что она хочет нам что-то сообщить.

Ведж моргнул. Удерживая дроида одной рукой, второй он поймал Чубакку за шкуру.

— Приступай, Чуй. Оторви ему ноги, а потом я разрешу стукнуть ими Писклю по голове.

Дроид заволновался.

Вуки жадно протянул к нему лапы, выпуская когти.

— Обождите! — Пискля прикрыл голову манипуляторами. — Извольте, я все объясню!

Так ему и пришлось поступить.

 

 

* * *

Когда Мин Дойнос явился по срочному вызову в зал для инструктажа, там уже присутствовали генерал Соло, капитан Онома и коммандер Антиллес Еще через минуту к ним присоединились Шалла и Мордашка. Хэн кивнул Веджу.

— Причина нашего собрания — Лара Нотсиль, — сказал тот, откладывая блокнот и стило. — У каждого из нас есть личный повод быть здесь. Генерал Соло и капитан Онома пришли, так как вопрос касается планирования заданий. Дойнос, ты был близко знаком с Ларой. Лоран, ты как бывший актер сумеешь распознать фальшь.

Мордашка кисло улыбнулся.

— Время от времени получается, но…

— Сегодня днем Лара Нотсиль обстреляла «Тысячелетнюю ложь», — невозмутимо продолжал Антиллес — Сейчас она летает на перехватчике у военачальника Зсинжа. Пискля обратил внимание, что при каждом ее попадании наш комлинк принимал обрывок передачи.

Мин задумчиво накручивал на палец торчащий хохолок.

— То есть атака как-то связана с передачей?

— Совершенно верно. Должно быть, Нотсиль использовала лазер в качестве скрытого коммуникатора. И орудия ее «жмурика» не были выставлены на полную мощность — иначе мы бы сейчас не разговаривали.

— Мин, — подала голос Шалла, — ты же сам придумал этот фокус, забыл? На Хальмаде.

Дойнос потупился. Да, правда… он совсем запамятовал. Они не смогли тогда использовать дистанционный взрыватель из-за помех и переделали выход снайперской винтовки, чтобы можно было «выстрелом» передать сигнал на детонатор.

Ведж кивнул.

— Похоже, у Лары память лучше, чем у тебя, — заметил он, настраивая аппаратуру. — Вот послание. Только голос, картинки нет.

Он нажал клавишу.

Сначала было слышно шипение, запись оказалась не лучшего качества; затем сквозь хрип пробился знакомый голос.

— Лара Нотсиль вызывает Призрачную эскадрилью и «Мон Ремонду»…

Мин понял, что каменеет. Он знал, что придется слушать голос Лары, но знание не подготовило его к ощущениям. А они были еще те… Словно по лицу наотмашь хлестнули мокрой тряпкой. Потом Дойнос сообразил, что Шалла не спускает синего глаз, и Мордашка тоже. Оба оценивали его реакцию.

Раньше он поступил бы просто: стер привычно с лица следы любых переживаний, по пустому лицу немного прочитаешь. Теперь ему было плевать. Голос Лары причинял боль, и если кому-то интересно смотреть, как Мин будет себя чувствовать, это не его заботы. Дойнос закрыл глаза, чтобы не отвлекаться. Он хотел, чтобы ему не мешали.

— Это я предложила военачальнику Зсинжу отправиться на Комкин. Если вы там появитесь, а я надеюсь, что вы там будете, потому что планета упоминалась в полетном плане, то сможете вступить с ним в бой. Еще я сказала ему, что вы можете появиться на Вахабе. Можете вставить в расписание, если хотите. Там тоже неплохое место для засады.

Мин открыл глаза, ему вдруг захотелось увидеть лица Веджа и генерала Соло. Соотечественники как раз переглядывались. Соло сконфуженно покачал головой в ответ на немой вопрос Антиллеса.

— Сейчас я разрабатываю план, как передать вам координаты «Железного кулака». Возможно, получится что-то вроде «Паразита»…

Эту операцию Мин помнил; в бортовой компьютер «Поцелуя бритвы» ввели программу, после чего «разрушитель» в автоматическом режиме начал передавать свои координаты.

— Если я погибну, план все равно будет приведен в действие, так что не опускайте руки, если кто-нибудь из вас подстрелит меня. К этому сообщению прикреплен пакет данных, подробный отчет о моей деятельности и все мои умозаключения. Надеюсь, они вам пригодятся… И пожалуйста, скажите Призракам, что я верю в них.

Последовала долгая пауза, слышно было, как Лара сглотнула.

— Остальное сообщение предназначено Мину Дой-носу, — в конце концов сказала девушка.

Ведж остановил запись, виновато глянул на Мина.

— Прости, я прослушал все до конца. И нам всем придется, если хотим оценить ее душевное состояние.

Дойнос кивнул, не доверяя своему голосу. Антиллес вновь пробежал пальцами по клавиатуре.

Опять зашипели помехи, опять Лара заговорила не сразу.

— Мин, наверное, мы с тобой больше не увидимся, вот я и хочу воспользоваться случаем и попрощаться. Нет, даже больше… Мин, я хочу тебе все объяснить — Я сражалась на войне так, как меня научили. А меня учили проникать в ряды противника, передавать его секреты своим командирам, устраивать диверсии. Не было такого, что я увидела файл с названием «Как уничтожить эскадрилью „Коготь“ и подумала: „О, как здорово! Всю жизнь мечтала заняться именно этим!“ Для меня это были всего лишь данные об оккупированных врагом территориях. А потом меня забросили к Призракам… Вернее, я сама к вам пришла, хотела выслужиться перед потенциальным нанимателем. И вот тут-то все и началось. У меня в голове все перемешалось. Все мои представления рассыпались в прах, я не отличала реальности от вымысла» Голос девушки задрожал, Лара с трудом сдерживалась.

— Мне больно… не знаю, кто я теперь такая. Но я знаю, что нужно сделать. Кем бы я ни была, я останусь здесь и, когда придет время, вспорю Зсинжу жирное брюхо. Может, это будет последний в моей жизни поступок, но, Мин, я хочу это сделать. Здесь у меня нет друзей, кроме астродроида. И там, где ты, у меня тоже не осталось друзей. И во всей остальной Галактике… Поэтому, когда меня не станет, никто не помянет меня добрым словом. Мин… можно мне надеяться, что ты простил меня и по-прежнему любишь? Я не продержусь, если ты запомнишь меня другой…

Следуюшая пауза оказалась длиннее предыдущих, послышался всхлип. Когда Лара заговорила вновь, ее было еле слышно.

— Я хотела бы быть кем-то другим. Чтобы дать тебе шанс, который тебе так нужен. Я думаю о тебе, Мин. Конец связи.

Глаза жгло. Дойнос закрыл лицо руками и почувствовал на пальцах влагу.

В зале для инструктажей было тихо. Первым заговорил Ведж.

— Ладно, — с сожалением произнес он. — Какие будут мнения? Шалла, давай ты первая.

Темнокожая девушка откашлялась.

— Непростое сообщение. В какой-то момент я подумала, что лейтенант Хорн был прав. Психически и эмоционально Лара определенно не стабильна. Но она упорно твердит о своем плане и считает Зсинжа врагом. И если я правильно понимаю, она приговорила себя к смерти. По-моему, ей можно верить. И она отыскала занятный способ передать сообщение. Сложный и ненадежный. Она в отчаянии. Если она действительно агент Зсинжа, то могла бы попросту передать нам свое послание узконаправленным лучом. Засечь такую передачу практически невозможно. Лара опасается, что ее комлинк и передатчик «жмурика» прослушиваются.

— Ясно. Мордашка?

— Лара — великолепная актриса, — отрапортовал Гарик. — Работа требует. Но голос у нее дрожал по-настоящему. Я склонен думать, что она говорит правду.

— Дойнос?

Устав требует смотреть на старших по званию, когда отвечаешь на их вопросы, но для этого придется убрать от липа руки. А если Мин это сделает, все увидят, что он плачет. И Мордашка, и Антиллес, и Соло, и Онома… Они поймут, что он — тюфяк, рохля, не умеет контролировать себя. Они узнают…

Ну и к ситхам все то, что могут узнать! И что подумают — туда же! Мин ударил раскрытой ладонью по столешнице. Шалла и генерал Соло вздрогнули от неожиданности. Дойнос с вызовом обвел собравшихся взглядом, подначивая отпустить замечание о слезах, размазанных по щекам.

— Она говорит правду.

— Мне нужно чуть подробнее, — негромко сказал Ведж. — Почему ты так думаешь?

— Это последний кусок… если она заманивает нас в ловушку, зачем он тогда? Чтобы мне стало плохо? Так мне и так плохо, — Мин судорожно втянул в легкие воздух. — Если бы она хотела сыграть на моих чувствах, перетащить на свою сторону, то сказала бы… Ну там, что-то вроде: если останусь жива, вернусь, пусть судят… Я бы поверил. Я выиграл бы в любом случае. Если мне нужна справедливость — ее будут судить. Нужна Лара — я бы вместе с ней пошел на суд, был бы рядом, можно было бы мечтать, что все обойдется. Вот как ей надо было сказать, но… она просто хотела попрощаться.

Ведж благодарно кивнул.

— Ну вот, генерал. Три мнения, три точки зрения, результат один.

— Почему эта Нотсиль считает, что Вахабу нужно включить в наш список? — с подозрением поинтересовался Соло.

— Я ознакомился с данными, которые Лара переслала вместе с сообщением, — ответил Антиллес. — Девушка здорово потрудилась, кроме того, она предложила, чтобы наш поддельный «Сокол» посещал миры, которые либо некогда были деловыми партнерами Алле-раана, либо потребляют сейчас их товары.

Хэн скептически крякнул. Ему определенно хотелось сплюнуть на пол.

— А это мысль! — вдруг заявил он. — Здорово… правда, здорово. Переделаешь список, малой?

Ведж устало улыбнулся.

— Уже. И знаешь, какой адрес вылез на первое место? Вахаба.

— Вахаба, — повторил Соло и криво ухмыльнулся. — Если сумеем в скором темпе залатать твое корыто, можно порадовать Зсинжа. Лады! Нельприн, Дойнос, спасибо, что заглянули. Лоран, ты еще можешь понадобиться.

Мин поднялся со стула, торопливо отсалютовал и первым вышел в коридор.

 

 

* * *

Хэн подождал, когда они с Веджем останутся наедине. Мордашку, который собирал разбросанные записи, он в расчет не брал, тем более что на данный момент бревет-капитан пребывал под столом, где ползал в поисках завалившегося инфочипа.

— Коли этот говнюк не явился за мной на Кидрифф, его никуда не выманишь, — Хэн потянулся и закинул длинные ноги на стол, чтобы не мешать Лорану шарить у него под стулом. — Он слишком консервативен. Бережет «Железный кулак» любой ценой.

— Ну и?

— Ну, если нельзя банту подвести к сарлакку, придется гнать сарлакка на банту. Усек?

— Нет. Ты что имеешь в виду, — Ведж отпихнул ногой Мордашку. — Тральщик?

— Умница.

— А командование его тебе даст?

— Нет.

Господа офицеры помолчали, затем одновременно заглянули под стол.

— Твой выход, — сказал Ведж.

— На бис, — подтвердил Хэн Соло.

— Ой-ей! — сказал Мордашка.

— В гости любишь ходить? Лоран отчаянно замотал головой.

— А придется, — сказал жестокосердный Антиллес.

— Твой имперский дружок без тебя скучает, — поддакнул Соло. — Утешишь его и поклянчишь тральщик.

— Прошу прощения, сэр, — отчеканил Мордашка, который все еще стоял на четвереньках, — но вы в должной мере чокнутый, чтобы претендовать на место пилота Призрачной эскадрильи. Никогда не задумывались о карьере летчикаистребителя?

Антиллес восторженно заржал; у Соло потемнели глаза.

— Детка, — сообщил Гарику бывший контрабандист и пилот Империи в отставке. — Ты по наивности своей даже понятия не имеешь, что значит слово «чокнутый».

 

 






Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 333 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:





© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.059 с.