Лекции.Орг

Поиск:


Устал с поисками информации? Мы тебе поможем!

Глава 11. Она куда-то плыла, погруженная в боль, и знала, что не хочет возвращаться в сознание




 

Она куда-то плыла, погруженная в боль, и знала, что не хочет возвращаться в сознание. Но спать дальше ей не позволили… не боль в спине, что-то другое. Она приоткрыла глаза.

Розовое… она плавала в розовом киселе. Никакой поэзии, она была погружена в бакту, а отголоски боли давали возможность предположить, что еще придется провести в ней какое-то время.

Но снаружи, за прозрачной стенкой камеры, уже стояла женщина в униформе медтеха и с дразнящей улыбкой на губах указывала наверх. Пришлось нехотя оттолкнуться ногами от дна и всплыть сквозь клейкую плотную жидкость.

Когда она вырвалась на поверхность, рука — мужская рука, с острыми сизоватыми когтями, — сняла с нее дыхательную маску. Когда удалось проморгаться и стереть с лица бакту, прояснилась и личность добровольного помощника. Адвокаттви'лекк Навара Вен.

— Доктор Гаст, — бесстрастно произнес адвокат, — у меня к вам предложение. Полмиллиона кредиток.

Амнистия за все преступления, о которых вы подробно расскажете. И новые документы, что особенно легко организовать, поскольку официально вы уже погибли. Об обратном известно лишь нескольким врачам и трем офицерам Но предложение вступает в силу, если помимо всего прочего вы не забудете рассказать, по каким признакам можно распознать, что некто подвергся обработке. Женщина неторопливо раздвинула губы в улыбке.

— О, так вы все-таки провели расследование.

 

 

* * *

— Сегодня наше собрание будет коротким. Прикидывая настроение народа, Ведж обвел взглядом пилотов.

Ребята сидели пришибленные и тихие. Никто не подшучивал, не подзуживал, выдали лишь несколько дежурных постных острот. Пилоты даже устояли перед искушением раздразнить Элассара Таргона. Ведж не на шутку всполошился. Плохо дело.

— Недавнюю попытку пилота-суллустианина разбить пассажирский лайнер предотвратил его соотечественник. Еще один теракт на Коррусканте не произошел благодаря начальнику смены, который не позволил рабочему-ботану устроить взрыв на подстанции. Официально спасибо говорить надо гражданским. Неофициально — контрразведке, за то, что все-таки взяли на заметку наши выкладки. Генерал Кракен прислал личные поздравления Призрачной эскадрилье и Разбойному эскадрону, которые участвовали в спиритическом сеансе. Да, Лоран?

— А это значит, что отменили приказ по тви'леккам?

— Нет, он в силе, — Антиллес вдруг подмигнул Дне Пассик. — Но негласно начальство дало добро.

— Этого недостаточно, — упорствовал Мордашка.

— Знаю. Но придется стиснуть зубы, терпеть, пока раны не затянутся, и радоваться, что сумели уберечь от подобной участи суллустиан и ботанов. Но для Дни кошмар закончился. Ты еще хочешь летать, Пассик?

— Я буду летать, — тви'лекка оскалила иголки зубов. — Хочу подстрелить Зсинжа.

— Хорошо, потому что работы невпроворот, — Ведж нашарил кнопку голографического проектора; перед аудиторией развернулась широкая полоса звездного неба. — Мы продолжим рейды в сектора, принадлежащие военачальнику. Еще прогуляемся по границе между Зсинжем и Новой Республикой. Хорн, что случилось? — даже не глядя в сторону Коррана, спросил Антиллес.

Бывший корбезовец опустил руку.

— Сэр, Лара Нотсиль не могла так просто сбежать, ей надо к кому-то прибиться. Идти ей, собственно, некуда, разве что к Зсинжу или в Империю. То есть существует пятидесятипроцентная вероятность, что наши планы известны противнику.

— Уместное замечание, и приводит оно нас к вопросу, а можно или нет верить последним словам Нотсиль? О том, что она считает себя Призраком и что никогда нас не предавала. Ты ей веришь?

— Нет, — без запинки объявил Корран. — Сама она, может, и верит, что говорит правду. Но я тут обсудил ее поведение с Призраками, все обдумал и склонен рассматривать Нотсиль как приспособленку с парой-тройкой разболтанных винтиков в голове. Если она окажется в руках Зсинжа, то станет верным и искренне преданным ему офицером.

— Тебе что, делать больше нечего было? — проворчал Ведж. — Не думай, что я не ломал над этим голову. Но я не верю в ее предательство. По-моему, операция «Тысячелетняя ложь» в той же безопасности, что были те же Нетопырки. Но поскольку от вопроса о Нотсиль зависит не только моя жизнь, но и каждого из здесь присутствующих, я приму от любого просьбу о переводе в другую часть. Рапорты можно подать обычным способом сразу после окончания инструктажа.

Он помолчал. Пилоты ждали, что командир по привычке обведет их всех взглядом, стараясь угадать, кто уйдет, а кто останется, но Ведж их разочаровал. Он заинтересовался картой сектора.

— Есть немного хороших новостей, — сообщил он в конце концов, обращаясь преимущественно к голог-рафическому проектору. — — Есть информация, как обнаружить вмешательство Зсинжа в постороннюю личную жизнь. Всех членов нашей, группы, начиная с генерала Соло и заканчивая юнгами и вольноопределяющимися, ждет тщательная проверка. Те, кто вернулся из длительной увольнительной или самоволки, будут проверены дважды. Хватит с нас Тал'диры и Нуро Туалина.

Антиллес поднял голову. У кое-кого из ребят просветлели лица; на общем сумрачном фоне перемена была особенно заметна.

— Также получены данные об операциях военачальника в других системах.

О том, что сведения предоставлены доктором Гаст, Ведж тактично умолчал: — Мы нанесем удары по предприятиям, которые обеспечивают военачальника деньгами или необходимыми материалами. В этих рейдах будет участвовать «Тысячелетняя ложь», чтобы Зсинж не ленился гоняться за генералом Соло. Паранойя военачальнику не помешает.

Кореллианин не стал посвящать своих пилотов во многие детали. Например, не стал говорить о том, что из списка мишеней вычеркнуты имперские планеты, потому что Хэн Соло все-таки связался с Тереном Рогрис-сом и теперь регулярно передает ему данные. Разведка Новой Республики шныряла по секторам в надежде отыскать приманку для Зсинжа. Их имперские коллеги были заняты тем же самым делом.

А тем временем генерал Соло и адмирал Рогрисс, два командующих офицера враждующих государств, заключили между собой соглашение, которое любой бюрократ интерпретирует как предательство и измену. Ведж мотнул головой, сдувая с глаз челку. Кем же надо быть, чтобы превратить пусть во временных, но союзников людей, которые при нормальных обстоятельствах не устояли бы перед искушением обстрелять корабль соседа из всех орудий.



— Итак, первое задание, — Антиллес увеличил изображение; теперь над столом висела планетная система с красным гигантом по центру. — Белсмут. На второй от солнца планете некогда располагался один из лучших технических университетов Империи. Ныне это академия, в которой обучаются пилоты и офицеры Зсинжа. Через два стандартных дня, начиная с сегодняшнего, там останутся только воронки и развалины. В задачу Разбойного эскадрона входит…

 

 

* * *

— Рад знакомству, лейтенант Петотель. Снимая шлем, Лара повернулась к тому, кто стоял возле приставленной к борту истребителя лесенки.

Человек этот был высок ростом, подтянут и обладал самым жестоким лицом, которое Ларе доводилось видеть,] у людей. Ногти протянутой для приветствия руки блестели отполированным металлом. Девушке пришло в голову, что они острые, точно бритвы.

— Какой знакомый голос! Генерал Мелвар, если не ошибаюсь.

Она пожала ему руку.

— Польщен. Добро пожаловать на «Железный кулак». И благодарю, что оделись соответствующим образом.

Лара опять улыбнулась. Комбинезон с нашивками Новой Республики остался на базе Нетоиырок, сейчас девушка была затянута в черную форму имперского пилота, хотя и без знаков различия. Пришлось повозиться с системой жизнеобеспечения, но и только.

— Не могу выразить, как я счастлива наконец-то очутиться у вас на борту!

Мелвар указал на астродроида, которого механики чуть-чуть неумело из-за отсутствия должных навыков и оборудования извлекали из гнезда позади кабины.

— Тешу себя надеждой, что вы подарите нам и дро-ида, и машину.

— Ну уж нет! — Лара весело рассмеялась. — Это единственная моя собственность. Если военачальник откажет мне в работе, мне понадобятся средства к су-шествованию. Знаете, генерал, мне нужно будет что-нибудь есть, пока не отыщется место, которое я смогу назвать домом.

— Здесь вы всегда можете рассчитывать на стандартный гражданский контракт, как минимум. Но гораздо вероятнее, что вам предложат офицерский патент. Давайте выясним.

Генерал проводил гостью к выходу из ангара; по дороге Лара пересчитала эльчелноки и ДИ-перехватчики и сделала вывод, что данная палуба предназначена для старших офицеров.

Минутой позже она в том убедилась: до личных апартаментов Зсинжа оказалось рукой подать. Лару встретили как почетного и дорогого гостя. Военачальник даже поднялся из-за стола и отвесил глубокий поклон.

— Гара Петотель, дорогая моя! Как же я счастлив наконец-то познакомиться с вами!

— Вы гораздо старше меня по званию, — отозвалась Лара, тщательно сохраняя живость и дерзость тона. — Мне ли тягаться с вами в проявлениях радости?

Толстяк залихватски подкрутил длинный ус.

— Потрясающе! Наша героиня оказывает должное уважение, а в следующую секунду единым махом окунает вас лицом в грязь! Вы заметили, генерал?

— О да.

Лара не услышала звука шагов, но Мелвар каким-то образом переместился за кресло, в которое ее усадили. Приходилось прилагать титанические усилия, девушке не хотелось, чтобы генералу стало известно, что ее нервирует одно его присутствие.

— Лейтенант Петотель… — генерал помолчал. — Могу ли я называть вас по имени, пока мы не уладили вопрос о контракте?

— Окажите любезность.

— Тара, мы должны знать… Девушка извернулась, чтобы видеть его лицо — оно изменилось; теперь генерал был воплощением симпатии и заботы.

— Мы как-то высылали на Альдивы команду, чтобы организовать для вас переход. А через несколько дней получили от связного сообщение, что наши агенты об-' наружены… Если точнее, обнаружены их сильно разложившиеся трупы. Не подскажете, что там произошло?

Лара досадливо поморщилась.

— Я прилетела на Альдивы с офицером Призрачной эскадрильи. Я намеревалась сдать его вместе с истребителем контактной группе. Знаете ли, этот пилот — единственный, кто уцелел в засаде на Граване, которую я помогла организовать. Такое вот совпадение. Я-то считала, что мне достаточно будет вывинтить последний болт, чтобы от эскадрильи «Коготь» наверняка никого уже не осталось. Я понятия не имела, что этот псих питает ко мне нежные чувства! Предполагалось, что он будет сторожить машины. Вместо этого он отправился за мной следом! И во время переговоров мой брат — точнее, брат Лары Нотсиль, на редкость несдержанный человек, надо отметить, — вытащил для убедительности своих доводов бластер, а лейтенант Дойнос выстрелил в него и убил. Затем пристрелил и вашего контактера. Мне пришлось спешно заметать следы, я не могла выйти с вами на связь, поскольку находилась под пристальным наблюдением.

Зсинж, устроившийся в кресле напротив, понятливо кивнул и сцепил пальцы на округлом животике.

— Судя по всему, вам удалось выйти сухой из воды.

— О да. Ненадолго. К несчастью, один из Призраков наткнулся на Корусканте на информацию о моей матери. Он заметил семейное сходство, копнул глубже… а во время боевого вылета устроил форменное выяснение отношений. Мое прикрытие разлетелось в пух и прах, я больше не могла оставаться там и собирать информацию. Я бежала, — Как вам удалось выйти на нас?

Круглое лицо Зсинжа продолжало сиять невинной радостью, но Лара не сомневалась: военачальник запомнит и перепроверит каждое слово ее рассказа. Она была вынуждена играть по чужим правилам.

— Когда мой так называемый «брат» связался со мной, он упомянул, что некто не против нанять меня. Вернее, нанять Лару, его настоящую сестру — Бежав с «Мои Ремонды», я рискнула выяснить личность добродетеля.

— Ну-ну. — одним глазом Зсинж косил на экран компьютера; Ларе не было видно, что там. — Какая грусть! Недостаток времени не позволяет уделить вам столько внимания, сколько вы несомненно заслуживаете. Не возражаете, если мы без промедления ринемся в бой, так сказать? Могу предложить вам патент лейтенанта. На борту «Железного кулака» не хватает аналитика Пока вы будете разбираться в наших запутанных отношениях, нам в свою очередь хотелось бы извлечь из вас малейшие крохи сведений о «Мон Ремонде», генерале Соло, коммандере Антиллесе и его эскадрильях. Вас устраивает?

Лара превратила ответ в мурлыканье: — Более чем… Могу я сохранить «крестокрыл» и астродроида?

На лице Зсинжа отразилось легкое недоумение.

— Странное желание. Мы обеспечим вас намного лучшей машиной.

Лара безразлично повела плечом.

— Сувениры на память, знаете ли. О победе над республиканским идиотом по имени Аттон Репнесс. Когда-то они принадлежали ему.

Военачальник обменялся со своим помощником малозначащим взглядом, потом тоже дернул плечами.

— Как пожелаете. Значит, договорились? Потрясающе. Добро пожаловать на «Железный кулак», лейтенант Петотель!

Лара стремительно поднялась на ноги, стирая с лица все эмоции, и четко, по всем правилам отсалютовала.

На секунду ей показалось, что Зсинж испугался, затем военачальник хихикнул.

— Восхитительно, с какой прытью вы меняете оболочку! Можете не приступать к обязанностям, пока не завершите свои путевые заметки. Один из наших бледнолицых энсинов проводит вас в вашу каюту и некоторое время будет сопровождать вас. Гуляйте где вздумается. И еще раз — добро пожаловать.

Он в конце концов откозырял в ответ.

— Благодарю вас, сэр, — с чувством ответила Лара. Разворот «налево-кругом» и марш до дверей удались ей без труда и были проделаны с идеальной четкостью.

 

 

* * *

«Бледнолицый» энсин уже ждал снаружи и выглядел как угодно, но только не бледно и нездорово. Высокий, темноволосый и сумрачный, с внешностью солдата, который получил негаданное повышение, не вылезая из окопа. Он сообщил, что обращаться к нему следует «энсин Гаттервельд» и для начала отвел Лару обратно на летную палубу, чтобы забрать астродроида, а затем препроводил в предоставленную девушке каюту. Говорил энсин крайне мало.

Прогулка получилась долгая, и во время нее произошло окончательное расставание с Ларой Нотсиль.

Девушку окружали тонны металла, чьим единственным предназначением было сеять смерть и разрушение на головы тех, кого она клялась защищать.

Если не считать астродроида Тонина, она была совершенно одна, тайный враг тех, кто только что нанял ее на службу, явный враг тех, к кому отчаянно хотела вернуться.

В коридоре она споткнулась о крошку-дроида; машинка с деловитым жужжанием металась под ногами матросов и офицеров, словно перепуганный зверек, хотя люди даже не замечали ее. Девушка с грустью подумала, что сама она — человеческий эквивалент этого дроида, слишком маленькая и неприметная, чтобы считаться угрозой и хоть как-нибудь повлиять на судьбу сильных мира сего. Один неудачный шаг, и ее раздавят.

Она сделала целых пять шагов, прежде чем сообразила, как уничтожить «Железный кулак».

 

 

* * *

— Ваше мнение? — спросил Зсинж у помощника. Черты лица того расслабились, жесткое выражение смялось, потекло и исчезло, словно стертое влажной тряпкой.

— Думаю, не каждое ее слово лживо, — взвешенно и невозмутимо произнес генерал. — Но я всегда испытывал трудности, когда меня призывали довериться людям из разведывательного управления.

— Иными словами, таким, как вы.

— Я никогда не работал на имперскую разведку. Я рассматривал ее как вероятного противника и обучался их тактике и способам действия, — Мелвар смахнул с лацкана пылинку. — Я получил от техников предварительный рапорт — о тестировании астродроида. Эту новую модель Р2 можно назвать произведением искусства, и недавно ему промывали память. Астродроид помнит только прыжок с Альдив к точке встречи, но не более. Когда наша заблудшая душа прибыла на «Железный кулак», на дроида надели блокиратор.

Зсинж поерзал, устраиваясь комфортнее.

— Как кстати, — хмыкнул он. — Безобидный такой пустячок. Приглядывайте за нашим новым приобретением. Да, и извлеките из нее каждую крупицу информации, ейто память, надеюсь, не промывали. Если девушка сумеет доказать свою преданность, мы ее наградим. Ежели нет…

— Можете не договаривать.

 

 

* * *

— Почему я? — захотел знать Уэс Иансон.

Он валялся на койке, закинув руки за голову, и с сомнением разглядывал посетителя.

— К друзьям я пойти не могу, — объяснил тот, сидя на стуле; вернее, сначала он раскачивался на нем, а теперь балансировал на задних ножках, так что спинка стула и плечи визитера упирались в стену.

Иансон смотрел и думал, что точно такую же привычку наблюдал у Антиллеса.

— У меня нет друзей, — пояснил гость.

— С тех пор как тебе вздумалось стрелять в последнюю из них, я бы не стал рассчитывать на теплые чувства, — Уэс подумал еще и уточнил: — На твоем месте.

Мин Дойнос выжал из себя невеселую улыбку — И к младшим офицерам я идти не могу, с ними мне неуютно. А со старшими и подавно.

— Что не оставляет выбора нам, везунчикам-лейтенантам.

— Что-то вроде…

— Тогда принимайся вещать. Я в игре. Уже несколько стандартных лет я не гробил карьеру собрата, — Иансон выпростал из-под затылка одну руку и почесал нос. — Ну, хорошо-хорошо. Дал маху.

— Я не знаю, с чего начинать…

— Лучше с начала, — подсказал коварный Иансон. Мин с несчастным видом разглядывал ладони.

— Я не знаю, — в конце концов выпалил он, — сумасшедший я или нет. Знаю только, что до Гравана я был другим человеком. У меня никогда не возникало проблем с самоконтролем, а теперь… столько усилий, чтобы сделать хоть что-то правильно. А если не получится…

— То что?

— Не знаю. Никогда не выяснял. Обычно всегда удавалось. Кроме того случая.. . и еще с Ларой.

— Сколько раз ты получал от Лары по морде?

— Что? — растерялся Мин.

— Сколько раз тебе отвешивали плюху?

— Плюху?.. Мне? Никогда, — А почему?

— Я не давал повода.

— Вот-вот! А с тех пор как ты записался в армию, сколько раз военный патруль заметал тебя за пьяный дебош?

— Ни разу.

— Но ты же пьешь.

— Умеренно.

Иансон испустил горестный стон, обращаясь к потолку.

— А я-то находился под впечатлением, что ты погиб вместе со своими пилотами на Граване, только умудрился каким-то образом не заметить этого скромного факта! Ошибочка вышла! Ты был мертв еще до того, как попал к нам. Хладный труп. Может быть, еше с Кореллии.

Дойнос нахмурился.

— Был бы благодарен за разъяснения.

Уэс одним махом оказался в сидячем положении, спустил ноги с койки.

— Лады, — сказал он. — Проще простого. Ты — покойник. Я — нет. Сейчас продемонстрирую различие наглядно.

Он вскочил на койку и принялся на ней прыгать. — Поступал так в детстве?

— Конечно.

— А с тех пор как вырос?

— Конечно нет.

— Что ты заладил «конечно-конечно»? Скажи-ка мне, Мин, как я выгляжу?

— Н-ну… глупо.

— Точно!

При особо энергичном и высоком прыжке Йансон впечатался макушкой в потолок, шлепнулся на пол и от! густил заковыристое ругательство. Потирая пострадавшую часть тела, Уэс с негодованием и обидой уставился на предательский потолок.

— А когда ты в последний раз выглядел глупо?

— Не знаю…

Уэс встал, подошел к бывшему ученику и наклонился так, что разве что носом в него не уперся.

— Постарайся уяснить, — отчеканил Йансон. — Если надо, я произнесу по слогам. Хочу, чтобы ты запомнил мои слова на всю оставшуюся жизнь. Нельзя сохранять достоинство, веселясь от души.

— Возможно… и что дальше?

— Если не веселишься, значит, не наслаждаешься жизнью. Если не наслаждаешься жизнью, то зачем себя ею отягощать? Мин, лично я живу в долг. Я чуть было не играл в ящик больше раз, чем… чем… ну, определенно, гораздо чаше, чем тебе давали по уху, Если я стану ждать какого-то воображаемого и очень далекого мгновения, чтобы начать радоваться существованию, то едва ли дождусь, Меня раньше убьют. Но если я завтра погибну, то буду уверен, что жил веселее, чем тот, кто меня убил. Ты понял?

— Не очень.

Йансон опять сел на койку; из него словно выпустили воздух.

— Хорошо, давай по-другому. Ты хочешь все держать под контролем, чтобы какнибудь не свалять очень крупного дурака, так? Но ты так контролируешь себя, что на самом деле ты — ходячий мертвец. А раз ты уже мертв, что ты мог предложить Ларе? И Веджу тебе тоже нечего предложить. Хватит с него мертвых пилотов, дай ему хотя бы одну ночь поспать спокойно. Веджу не нужен еще один мертвец. Хотя многим из них хватает мозгов оставаться в могилах.

— Так что ты мне порекомендуешь?

— Напейся вдрызг. Подерись. Поприставай к девчонкам. Сделай что-нибудь, что всегда делал в детстве, особенно то, что сейчас считаешь унизительным. Если тебя все же вышибут из армии, сделай так, чтобы этим можно было гордиться.

Что-то запищало. Уэс долго шарил по всем карманам, отыскал все-таки комлинк и прижал к уху. Лицо его засияло.

— Автоматический сигнал., — пояснил он. — Проныры вернулись. Потерь нет. Извини, мне нужно бежать,. мне позарез необходимо выяснить, как сегодня разыграть Веджа!

Йансон вылетел за дверь быстрее лазерного разряда. Мин в отчаянии покачал головой.

— Я попросил совета у девятилетнего сопляка…

 

 

* * *

Дверь открылась раньше, чем Уэс добрался до нее. Сначала в коридор выехала грузовая антигравитационная тележка, которую в поте лица толкал техник «Мон Ремонды» и на которой возвышался большой яшик — два метра в длину, метр в ширину и столько же в высоту. И этот яшик раскачивался, а изнутри доносились странные звуки. При избытке воображения можно было предположить, что там кто-то возмущенно и раздраженно бормочет.

Следом за техником шел Ведж. Увидев Иансона, ко-реллианин замер на месте как вкопанный, фыркнул и с досадой ударил по раскрытой ладони перчатками, — Предполагалось, что ты его не увидишь, — сказал он.

— Кого? — немедленно заинтересовался Уэс. Тележка и разговорчивый ящик притягивали его как магнит.

— Что это?

Ведж безнадежно вздохнул.

— Лейтенант Кеттч.

Йансон подошел ближе. Внимательно осмотрел друга, даже обнюхал на всякий случай. На безумца Ведж не тянул.

— Э-э, поправь меня, если я ошибаюсь, дружище, но лейтенант Кеттч — вымысел, фикция. Пилот-эвок, которого не существует. Босс, я знаю наверняка, я же сам его выдумал!

— Поздно.

— То есть как?

— Больше не вымысел.

— То есть теперь он обрел плоть и кровь? Антиллес отошел от двери, чтобы та смогла наконец-то закрыться.

— Мы сидели внизу и ждали, когда нас заметят, — неохотно пояснил он. — И тут Тикхо обнаруживает лавку, где продаются экзотические зверушки. Как оказалось, не только. Среди товара был взрослый эвок по имени Чулку; Ну во-от… мы готовимся удирать, а Тик вдруг заявляет, что у него душа не лежит оставлять в неволе живое разумное существо. Он-де будет чувствовать себя подлецом.

Йансон с подозрением взглянул на кореллианина, но фраза действительно была в духе Селчу. Ведж в жизни не выдумал бы ничего подобного.

— Короче, — продолжал Антиллес. — Тик вламывается в лавку, громит там все, и мы забираем Чулку с собой. А по дороге домой мне пришла в голову блестящая мысль. Если нам опять понадобятся Нетопырки, мне больше не придется прикидываться эвоком. У нас будет настоящий лейтенант Кеттч.

Ведж кивнул на гравитележку.

— Чулку — сообразительный парень. Потренируем его немного, объясним, на что можно жать, а куда не стоит… Сомневаюсь, что он выбьется в асы, но смотреться в кабине будет вполне убедительно.

— С ума сошел, — вынес решение Йансон. — Реактор в разносе.

— Нужно только соорудить для него протезы, а то он не дотянется, — гнул свою линию Ведж. — Ножки коротковаты.

— Ремонту не подлежит. Кореллианин лучезарно улыбнулся.

— А раз тебе повезло стать свидетелем его появления, назначаешься ответственным за его кормежку. Добро пожаловать в заговорщики, УЗС!

Йансон лишь головой покачал: — И безумие заразно. Теперь я тоже — ку-ку.

 

 

* * *

ДИ-перехватчик явно собирался зайти, в лобовую атаку, хотя и двигался странным зигзагом; машину как будто случайным образом бросало из стороны в сторону. На эффективность стрельбы его поведение никак не влияло.

Впрочем, Лара тоже не стояла на месте. Ей повезло, она избежала попадания, но и сама никого не сумела подбить.

В ту секунду, когда они с противником решили все же не таранить друг друга и разойтись, Лара взяла вверх так резко, что, несмотря на автоматическую компенсацию, перегрузки вдавили ее в подушку ложемента. Спустя мгновение она летела вверх головой, а еще через миг — соскальзывала по обратной дуге навстречу своему прежнему курсу…

… и навстречу противнику.

Тот выстрелил за секунду до того, как Лара успела прицелиться. Ее ДИшка вздрогнула, скользнула вбок.

Но не взорвалась. И сирена, которая возвещает о пробоинах в обшивке, молчала. Броню лишь слегка поцарапало.

— Я подбита, — тем не менее сообщила Лара. — Выхожу из игры.

Она качнула штурвал, возвращаясь на прежний курс, А на счет два резким маневром вновь бросилась на противника.

Но тот оказался ближе, чем она предполагала, всего в какой-то четверти километра, и был готов к стрельбе. Лара не успела нажать на гашетку, а сенсоры резким визгом сообщили о захвате системой наведения…

Иллюминатор почернел.

Отключилась установка искусственной гравитации, Лара ощутила настоящий вес своего тела. Девушка вздохнула.

В головных телефонах раздался голос — низкий, хорошо модулированный, окрашенный тем же самым акцентом, который все время прорывался в речи Хэна Соло и Веджа Антиллеса.

— Вы весьма неплохо летали. Последний фокус с якобы потерей контроля чуть не обманул меня. Можете рассчитывать на мои рекомендации.

— Ас кем я разговариваю?

— Мое имя Фел. Барон Фел, если угодно.

В кабине вдруг стало холодно. Когда Лара служила на борту «Неуязвимого», она даже понятия не имела о присутствии на корабле прославленного барона и его сто восемьдесят первой летной группы, так засекречено было их задание. И вот судьба все же свела ее с одним из самых известных и опасных пилотов Империи.

Вместе со страхом пришел и бурный восторг. Когда-то ей довелось потягаться на тренажере с Антиллесом, которого все безоговорочно записывали в лучшие асы Новой Республики, а теперь ей был подарен шанс выступить против Фела. Что ж, есть чем гордиться, она видела лучших из лучших.

Жаль только, что оба аса взорвали ее без усилий.

— Рада познакомиться с вами, — произнесла Лара. — И прошу прощения за то, что оказалась не слишком достойным соперником.

— Не скромничайте, — отозвался барон. — Вы весьма талантливы. Побольше труда, и вы доберетесь до стандартов сто восемьдесят первой. Мне вписать вас в кандидаты?

— Почту за честь. Разрешите угостить вас выпивкой?

— К сожалению, мне нужно еще поработать на тренажере. И, как мне кажется, не с вами. Хотя от предложения не буду отказываться. Возможно, в другой раз.

Люк за спиной распахнулся; в проеме маячила унылая физиономия энсина Гаттервельда.

— Помощь требуется?

— Нет, благодарю.

От его назойливого внимания уже тошнило; только в личной каюте, тесном крошечном кабинете, где она записывала комментарии к своей жизни среди мятежников, да еще в тренажерной капсуле энсин не маячил у Лары за спиной. Ее тень.

Лара расстегнула ремни,. которые в настоящей ДИшке удерживают пилота в ложементе, и выбралась наружу. Воздух вне капсулы был прохладнее и свежее. Зато неумолчный гул двигателей гораздо слышнее.

Гаттервельд протянул ей подсумок, в котором Лара носила персональную деку и прочее барахлишко, оглянулся на монитор, где как раз высветились результаты тренировки.

— Неплохо.

— Вы летаете?

— Могу пилотировать челноки, для боевых машин мне не хватает сноровки. Моя игра — рукопашный бой. Куда теперь? В кафтерий?

Лара посмотрела на хронометр.

— Нет, уже поздновато. Давайте лучше прогуляемся. Они неторопливо шагали мимо длинной череды пультов и мониторов, когда Лара увидела необходимый ей предмет, за который она сейчас убила бы кого угодно. На одном из терминалов без присмотра лежали очки-дисплеи с ларингофоном, владельца нигде не было видно; очевидно, ушел перекусить.

Левая нога девушки запуталась в длинных конечностях Гаттервельда, энсин выругался и споткнулся. Лара тоже потеряла равновесие, замахала руками, сметая все с ближайшего терминала, и шлепнулась на пол, Первым с пола встал Гаттервельд.

— Прошу прощения. Вы не ушиблись?

Лара не стала отвергать руку помощи и дала поставить себя на ноги. Переступила, наморщилась.

— Пустяки, только синяк останется. Вы не виноваты. Наверное, отсидела ногу в тренажере.

Энсин всполошился.

— Вы можете идти? Я вызову медиков с носилками…

— Пустяки, лучше расходить ногу. Спасибо.

 

 

* * *

Она добросовестно хромала до самой каюты и, даже когда дверь закрылась, не бросила притворяться. Камеры наблюдения она пока не обнаружила, но это не значит, что ее там не было. Или двух. А то и трех. Ларе не доверяли, а значит, постоянно подглядывали. Меньшего она от Зсинжа и не ожидала.

Девушка спрятала подсумок в шкаф и огляделась. Каюту ей выделили очень даже неплохую, в самый раз для флотского лейтенанта, которого ожидает скорое повышение. Спальня была разумных размеров со шкафом для одежды и терминалом, еще имелись небольшой рабочий кабинет и отдельная душевая кабинка. Гораздо лучше той койки, которой она наслаждалась на «Мон Ремонде».

В центре спальни одиноко скучал астродроид. Стоило хозяйке появиться на пороге, как Тонин ожил и с прищелкиванием просвистел длинную фразу, которую Лара интерпретировала как вежливый вопрос С тех пор как она самолично провентилировала ему мозги, астродроид казался ей чужаком.

— Со мной все в порядке, немного устала.

Оказавшись в кровати, Лара каждые две-три минуты меняла положение, ворочалась и металась, демонстрируя возможным наблюдателям приступ жесточайшей бессонницы. Этим увлекательным делом она занималась примерно час, затем села и запустила пальцы в спутанные волосы.

Тонин прогудел очередной запрос.

— Извини, но двоим тут тесно. Быстренько лезь в шкаф. Астродроид не преминул сообщить, что оскорблен в лучших чувствах, но распоряжение выполнил. «Голосу» он развернул так, чтобы глазок фоторецептора по-прежнему был обращен к хозяйке.

Лара вылезла из кровати, сдернула на пол матрас вместе с подушкой и простынями. Все же каюта не капитанская, места тут не хватало.

Взяв подсумок, девушка молниеносным движением выудила недавний трофей — заветные очки — и сунула их под простыню. Делая вид, что ищет снотворное, она воткнула штекер в разъем, понадеявшись, что заслоняет от камеры руки.

Поиски завершились, когда на свет появилась бутыль самогонки с Альдив. Лара специально повертела ее так, чтобы камера зафиксировала изображение. Местным это жуткое пойло почему-то нравилось.

Девушка нерешительно глянула на этикетку, покачала головой и убрала бутылку на верхнюю полку шкафа. Затем с головой залезла под одеяло, повозилась, отыскивая удобную позу, и затихла.

 

 

* * *

Сидящий у пульта парнишка в самом низком звании вслепую печатал на деке, не сводя взгляда с экрана: «Двадцать четыре ноль-ноль. Объект лег спать на полу, заснул почти немедленно. Сначала хотел принять алкоголь в качестве снотворного, но передумал. Причина бессонницы не определена. Слишком мягкая постель? Чувство вины?

— Не забудьте добавить тривиальный стресс. Голос прошелестел. над самым ухом; мальчишка вздрогнул. Он почему-то считал, что находится в одиночестве. Осторожно повернув голову, он увидел нависающего над пультом генерала Мелвара.

— Ф-фу… спасибо. Только у нас это называется профессиональными тревогами или возбуждением, вызванным переменой образа жизни, сэр.

— Вам что, больше платят, если вы используете длинные мудреные слова?

— Никак нет, сэр, но медики приходят в экстаз, Им нравится.

Генерал негромко фыркнул.

— Тогда припишите что-нибудь позаковыристее.

— Будет сделано, сэр.

Мелвар бросил взгляд на скрюченную фигурку, с головой укрытую одеялом, и ушел так же незаметно и беззвучно, как и появился.

 

 

* * *

На то, чтобы надеть очки и включить их, ушло немыслимо много времени. Ничего не поделаешь, все должно быть незаметно.

— Тонин, — едва слышно прошептала Лара в микрофон, — уменьшительное имя, принятое на Альдивах. Значение: маленький Аттон.

И стала ждать.

Если она не ошиблась, если все сделала правильно, только что произнесенная кодовая фраза вызовет перезагрузку астродроида и. активирует дополнительно вшитую память. Тонин перепрограммирует сам себя.

И спустя недолгое время рядом снова окажется друг.

Перед глазами на внутренней поверхности очков появилось короткое слово.

ГОТОВ.

Словно в метре от нее в полном мраке плавали выплавленные из металла буквы.

— Вслух ничего не говори, — торопливо предупредила Лара, хотя и так было ясно, раз астродроид сразу ответил в текстовом режиме, значит, сообразил, что дело серьезное. — Прежде всего я хотела бы извиниться.

ЗА ЧТО?

— За мой эгоизм Не следовала тащить тебя с собой. Из-за меня ты подвергаешься опасности. Меня могут убить, и в таком случае ты, скорее всего, тоже погибнешь.

Я РАД БЫТЬ С ТОБОЙ РЯДОМ.

— Я тоже. Ты мой единственный друг…

Лара зажмурилась, смущенная собственной патетикой; потом заставила себя возобновить разговор.

— А еще за то, как я с тобой поступила. Я стерла тебе оперативную память. Всякий раз, когда кто-то, а не я, вскроет тебе черепушку или установит блокиратор, твоя память будет автоматически стираться и вновь загружаться из запасных файлов, как только я произнесу кодовую фразу — Знаю, тебе придется нелегко. Прости меня, но иначе я не. смогу сохранить тебе жизнь.

Я ПОНЯЛ, ЛАРА.

— Я придумала, как уничтожить «Железный кулак», но большую часть работы взвалю на тебя. Если у нас получится, ты станешь самым знаменитым дроидом в Галактике. Ну, может быть, вторым после скайуокеровс-кого Р2Д2.

ЗДОРОВО! А ПРИЗРАКИ СНОВА ПОЛЮБЯТ ТЕБЯ?

— Нет, вот на это я не стала бы рассчитывать, так что действуем в одиночку. Я должна так поступить, потому что так надо. Так правильно. Все равно мне больше нечем заняться.

ЧТО ДЕЛАТЬ МНЕ?

— Зсинж хорошо платит только действительно серьезным работникам, но в общем-то он жуткий скупердяй. То есть, когда я ухожу из каюты, наблюдение за ней снимается. Скорее всего. Я уйду на целый день и предоставлю тебе уйму времени для работы. Я скажу, что делать. Но сначала… когда мы с тобой остаемся наедине, вот как сейчас… не мог бы ты звать меня Кирни?

ХОРОШО, КИРНИ.

 

 






Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 290 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:





© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.054 с.