Лекции.Орг

Поиск:


Устал с поисками информации? Мы тебе поможем!

Глава 16. — «Вторая смерть» на позиции




 

— «Вторая смерть» на позиции! — доложили связисты. — Вот и славно, — угрюмо буркнул военачальник Зсинж. — Сэр! Военачальник повернул голову.

— В чем дело, капитан? Чему улыбаетесь?

Веллар действительно сиял свежевычищенным сапогом.

— Я связался с «Цепями справедливости». Третья группа еще не ушла в гиперпространство и откликнулась на наш призыв. Сейчас они направляются к нам. Зсинж тоже расцвел.

— Возможно, мы не просто останемся в живых, — произнес военачальник, — Возможно, мы выиграем этот бой, капитан. Благодарю вас. Как я люблю хорошие новости!

 

 

* * *

Эскадра Новой Республики с «Мон Ремондой» во главе вышла из гиперпространства если не в центре системы Селаггис, то довольно близко к нему.

— Контакт, — сообщила гравиакустик. — Множественный контакт, прямо по курсу, идут на Селаггис-6.

— Покажи мне.

Повисшая перед Хэном голограмма подергивалась и мигала — результат чрезмерной очистки изображения, — но иначе на таком расстоянии деталей было бы. не разглядеть. Соло увидел длинную вереницу кораблей, которые направлялись к желто-оранжевой планете. В хвосте каравана шли два «звездных разрушителя» — «империал» и «виктория» — и еще один кораблик поменьше.

Что-то вроде каракки… Хэн прищурился. Больше всего колымага напоминала гроб со вздутиями на торцах. Нет, не каракка, а фрегат класса «пиконосец». Габаритами поменьше и не столь мощные, «пиконосцы» были предназначены для драки с истребителями.

Еще Хэн определил два дредноута, а еще один так и не узнал, слишком далеко. Если смотреть сверху, он напоминал треугольник, но «Мон Ремонда» шла чуть ниже каравана, и отсюда Соло видел каплеобразную гондолу, свисающую соплей с носа, и громоздкий угловатый отсек ближе к корме. Корабль-матка класса «квазар», вот кто это такой! У Хэна имелся точно такой же.

Соло прикинул расстановку сил; эту привычку он приобрел сразу же после того, как загремел на генеральскую должность. Присущая кореллианам манера не обращать внимания на ставки и расклады, пока не врежешься мордой в столб, не годилась для офицера, от чьего решения зависело много жизней. Пришлось наступить на горло собственной песне.

— Как только они соединятся с «Железным кулаком», то получат огневую мощь не чета нашей, — сказал капитан Онома, подтверждая вычисления Хэна.

— Это ты загнул, — самоуверенно заявил генерал по давней привычке. — Просто нужно стрелять лучше их.

Атмосфера планеты, куда направлялся противник, славилась постоянной и неумеренной активностью. Метановые ураганы без устали взбалтывали и перемешивали ее слои, меняя цветовой узор; в результате Селаггис-6 никогда не был одинаковым. Колонисты на его спутнике в свободное время только тем и занимались, что зарисовывали газовый гигант, вокруг которого обращался их неприметный мир. Обширное кольцо обломков наводило на мысль, что у Селаггиса-6 некогда имелась еще одна луна.

— Лучше места, чтобы окопаться, не придумать, — признал Хэн. — У Зсинжа имеется преимущество. Астероиды, атмосферные вихри… «Железный кулак» так затаится, что мы его лет сто будем искать. По стандартному исчислению. Нам туда, капитан. Следуйте за караваном

 

 

* * *

Оставив Тонина сторожить турболифт, Лара вышла из кабины на палубу, которой якобы не существовало.

Раньше девушка видела ее лишь на записях, сделанных дроидом-коммунальшиком; если смотреть с высоты человеческого роста, ощущение гигантской пещеры исчезало, отсек как отсек.

На освещение длинного коридора явно поскупились, зато по правой переборке тянулся ряд транспари-стиловых окон, сквозь которые открывался вид на помещения с большим количеством света.

Сначала попался то ли виварий, то ли зоопарк. Транспаристиловые кубы и металлические клетки стояли в три этажа, до верхних можно было добраться только при помощи репульсационного подъемника.

Почти все клетки были заняты. За столом в центре комнаты устроились два человека, один что-то печатал на компьютере, время от времени недоуменно поглядывая на голографический экран, второй просто скучал без дела. Оба не заметили гостью. А даже если бы обратили внимание, то увидели бы лишь флотского офицера, неторопливо шагающего по своим делам и ровным счетом никуда не спешащего.

Необходимость идти размеренным шагом в присутствии свидетелей и камер наблюдения сводила с ума. Хотя если Тонин занят порученным ему делом, то о камерах можно не беспокоиться. Ларе очень хотелось броситься по коридору со всех ног, но она не могла позволить себе стать объектом всеобщего интереса. Не сейчас, пока еще рано, ее бенефис чуть позже.

В следующем помещении располагалась операционная; хирургический стол изобиловал неординарным количеством эластичных ремней. Еще там имелось два инъектора на автоматических манипуляторах, мониторы, приборы и инструменты, назначение которых Лара не поняла. Девушка подавила невольную дрожь.

Затем был кабинет, а внутри — еще два человека в униформе медтехов. Один поднял голову, прищурился, прикрывая глаза ладонью.

Лара набрала на панели кодового замка комбинацию цифр, которую подсказал ей Тонин, дверь открылась.

Техники, одинаково темноволосые и с такими одинаковыми лицами, что могли оказаться родными братьями, переглянулись и глуповато заулыбались.

— Новый офицер по связи с общественностью? — спросил первый.

— Совершенно верно, — Лара вошла и закрыла дверь.

— А будьте так добры, пожалуйста… — начал первый.

— Ну, пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста! — подхватил второй тем же голосом.

— Мы же ведем бой, правда?..

— Скажите, что там творится…

— Я чувствую вибрацию даже здесь…

— Я первый ее почувствовал!

— Нет, я!

Лара переводила взгляд с одного на другого.

— Меня от вас тошнит, — заявила девушка. Парочка вновь переглянулась.

— А ведь мы еще не знакомы! — радостно воскликнул первый.

Лара вынула из-за спины руку с бластером. Близнецы одновременно вздрогнули.

— Или ведите меня в виварий, — предложила Лара, — Или я вас пристрелю.



В считанные секунды ее доставили в указанное помещение, после чего уже четыре пленника растопырились у переборки носом в нее, а Лара исследовала клетки и транспаристиловые кубы первого этажа.

В одном сидел эвок.

— Понимаешь обшегалактический?

Малыш быстро и очень по-человечески кивнул; круглые блестящие глаза смотрели с одержимостью и пониманием, что несколько нервировало.

— Я хочу освободить тебя и вывести с корабля, вернешься домой или поселишься, где захочешь.

Эвок опять кивнул.

— Зсинж тебя за это придушит, — буркнул в переборку один из медтехов; первый или второй, Лара уже запуталась.

— Ошибаешься, не за это. Совсем за другое.

Замок был простой, механический; Лара откинула щеколду, и эвок выбрался на свободу. Посмотрел на людей и раскатисто зарычал на басах.

А потом, еще больше испугав Лару, эвок заговорил; интонация скакала как мячик и не принадлежала ни одному из известных диалектов общегалактического языка.

— Убью их! Одного за другим, всех убью!

— Нет, — отрезала Лара, — Ты обойдешь все клетки, спросишь каждого заключенного, не будет ли он бросаться на людей, если его освободят. Скажешь всем, что я выведу вас отсюда. Затем выпустишь тех, кто согласится и даст слово не кусаться.

Эвок поднял на девушку задумчивый взгляд, настолько очевидно взвешивая распоряжение и другие возможности распорядиться новообретенной свободой, что Лара испугалась. Она легко представила, как в голове пушистого малыша пробегает стратегическая программа действий. Затем косматик пожал плечами, совсем как человек, и заковылял к соседней клетке.

 

 

* * *

Зсинж наблюдал за небольшими и не ставшими от этого менее опасными астероидами; транспаристил иллюминатора едва заметно потемнел, когда носовые орудия «Железного кулака» испарили самый крупный обломок.

— Минеры докладывают, что заряды уже расположены на местах, — сообщил офицер-связист.

— Отлично.

— Поступил рапорт «Цепей правосудия», у них визуальный контакт с противником, сэр.

— Еще лучше.

— И старший бортинженер докладывает…

— Не так быстро.

Зсинж отошел к кабине голографической связи в защищенном отсеке непосредственно позади капитанского мостика.

— Переведите сигнал сюда.

Из воздуха над пластиной сгустилось лицо и верхняя часть торса человека, чья патологическая чистоплотность и сухопарость противоречили роду деятельности.

— Мы определили причину сбоев, сэр. Машинный отсек наводнен… м-м, дроидами-саботажниками.

Военачальник Зсинж воззрился на бортинженера с такой ненавистью, что отбил у того всякое желание шутить дальше.

— Не хотите попробовать еще раз?

— Стандартные коммуникационные дроиды МСЕ-6 либо сошли с ума, либо их перепрограммировали, — сухо отбарабанил тех. — Они вскрывают технические люки, врезаются в кабели, посылают заведомо неверные данные, воруют инфочипы. Резвятся они как раз в системе гипердрайва.

Абсурдность сообщения была настолько очевидна, что Зсинж не удержался и прыснул.

— И что вы намерены сделать, чтобы прекратить безобразие?

— На данный момент самым действенным способом является хороший пинок, сэр. Вы не представляете, военачальник, что может сделать один имперский сапог…

— Ну, отчего же.., — Мы восстановили основные и дублирующие системы гипердрайва, но когда корабль уйдет в прыжок, действовать придется крайне аккуратно. В случае нового сбоя не останется ни одной запасной системы.

— Понял. Сколько времени вам надо?

— С пессимистической точки зрения, один час. С оптимистической — немногим меньше. Насколько меньше, не имею понятия.

— Будьте уж так добры, пусть будет как можно меньше. Конец связи, Голограмма погасла. Зсинж вернулся к Мелвару.

— Очень умно сделано. Жаль, наши аналитики не предвидели саботажа. Знаете, генерал, моей организации требуются мыслители уровня нашей маленькой сообразительной предательницы.

— То есть казнь отменяется? Вы передумали?

— Я сказал: ее уровня! Ох, Мелвар, ну почему вы всегда пропускаете мои слова мимо ушей? Ее уровня, но знакомые с чувством долга и преданностью. А судьба нашей девочки окажет на экипаж фантастическое воздействие. Она укрепит его верность.

 

 

* * *

Истребители наконец-то определились, перегруппировались и приготовились заняться делом.

Веджу досталась ударная группа в составе четырех эскадрилий «крестокрылов», одного подразделения «ашек» и Призраков, которые традиционно летели на чем придется. Отклонившись от курса, которым шел караван, Антиллес увел свой разношерстный балаган к Се-лаггису-6. Еще одна группа отправилась вдогон «звездным разрушителям», вознамерившись удивить их с тыла.

— Лидер — группе. Как только доберемся до кольца, разбираемся по эскадрильям и перестаем зевать. Проныры и Призраки делают разведывательный облет планеты против направления ее вращения. Корсары и Экстремалы — то же" самое, но по вращению. Секиры и Тени рассортировываются по двойкам и обшаривают луны. Все уяснили? Первый, кто увидит «Железный кулак», получает трехдневную увольнительную на берег вне очереди.

 

 

* * *

— «Цепи правосудия» докладывают о запуске с «Мон Ремонды» истребителей! — крикнул связист. — БТЛ организовывают защитный экран вокруг крейсера, «инкомы», надо полагать, отправились на разведку.

Зсинж улыбнулся.

— Поднимайте все наши эскадрильи, кроме экспериментальных и сто восемьдесят первой, — распорядился он, оглядываясь на Мелвара (генерал невозмутимо полировал серебристые металлические ногти). — Соло совершил огромную ошибку, послав к нам быстрые машины, и сейчас получит давно заслуженную порку.

 

 

* * *

— От Селаггиса-6 к нам идут истребители, — доложила гравиакустик.

Хэн кивнул.

— «Костыли» — в заслон, пусть думают, что больше у нас ничего нет. Остальным — ждать в засаде позади «Мон Ремонды».

Вообще-то, кроме четырех эскадрилий БТЛ, по две с «Мон Каррен» и «Мои Делиндо», у него имелись еще две с «Бойцового нека» плюс отделение «черных плащей» оттуда же.

Бомбардировщики великолепно умели бить по крупным целям и могли выдержать серьезную трепку, но по скорости и меткости им с ДИшками не сравняться, они не удержат «колесников», когда те пойдут в атаку. А уж что с ними могут сделать «жмурики», Хэн не хотел даже думать.

Хотя был у Соло припрятан в рукаве еще один козырь, не самый сильный, но какой уж нашелся. На одном из его «разрушителей» — «Властителе неба» — так и не заменили прежние машины на вездесущие республиканские «костыли», и в итоге «Властитель» сохранил изначальный комплект из шести ДИ-эскадрилий, на которых летали в основном бывшие имперские пилоты, то есть люди, знавшие машины досконально.

Девять ДИ-эскадрилий рассредоточенным строем шли прямиком к «Мон Ремонде», игнорируя всех остальных. На границе зоны досягаемости пушек «жмурики» открыли огонь, прорвали четырьмя группами линию заграждения, вынудив медлительные и неповоротливые БТЛ разворачиваться и бросаться в погоню.

— Массированный огонь, — приказал Хэн Соло. — Носовые орудия. Приготовьтесь прекратить стрельбу по моей команде. Выводите ДИшки.

Ожили турболазерные батареи и ионные орудия; Хэн подошвами ощутил вибрацию палубы, когда крейсер выплеснул на противника разрушительную энергию. На тактическом мониторе ДИшки резерва были помечены синим цветом, они пришли в движение, часть обогнула крейсер сверху, часть снизу.

— Прекратить огонь! — рявкнул Соло, дождавшись, когда его ДИшки доберутся до середины корпуса «Мон Ремонды». — Стрелять, учитывая показания сенсоров, наши «жмурики» на глаз от вражеских ничем не отличаются. Пилотам — удачи.

Ну вот, кажется, и все пока. Остается только ждать, смотреть жутковатый спектакль и цедить сквозь зубы ругательства, потому что сидишь в партере, вместо того чтобы находиться на сцене.

В рядах противника произошло смятение, когда пилоты сообразили, что вступившие в игру ДИ-истребители — им не друзья. Кое-кто даже предпочел отвернуть прочь. Две красные отметки к этому времени уже погасли, их стерли «костыли». А затем красный и синий рой безнадежно перемешались.

Вновь рявкнули турболазеры «Мон Ремонды», теперь орудия высказывались избирательно, артиллеристы боялись зацепить своих.

Посланные на разведку истребители уже должны были добраться до астероидного кольца вокруг Селаггиса-6.

— Ну же, ребятки, — еле слышно выдохнул Соло. — Раздобудьте мне подарочек.

 

 

* * *

— Секира-1 — командиру группы, вижу «Железный кулак», — докладывала капитан Тодра Майн, когда-то жившая на Комменоре, а теперь связавшая судьбу с республиканской армией; для того чтобы увидеть могучий корабль, ей было достаточно повернуть голову налево. — Лечу параллельным с ним курсом к внутренней кромке кольца. Похоже, он пробивает себе дорогу пушками. Я заметила сполохи турболазеров.

— Командир группы — Секире — 1, ты молодец. Оставайся на месте и жди нас.

 

 

* * *

За те несколько минут, которые понадобились Вед-жу на сбор всех своих пилотов, «Железный кулак» курса не изменил.

— Какие есть соображения? Чем он занят?

— Тень-1 — лидеру. В кольце обломки мельче, чем в обычном астероидном поле, и плотность их выше. «Звездному разрушителю» они ни по чем, а вот на хорошей скорости «крестокрылу» не стоит встречаться даже с камешком в палец длиной. Я думаю, военачальник обеспечил себя еще одним дефлекторным шитом… в своем роде.

— Понял тебя, — сказал Ведж. — Но вокруг более крупных камней пространство чище, гравитация убирает мусор. Будем идти от астероида к астероиду, пока не подберемся вплотную. По камням через речку переходили? Вот здесь то же самое. Разбиваемся по эскадрильям и действуем самостоятельно.

Он чуть-чуть сбросил высоту относительно «суперразрушителя», Разбойный эскадрон последовал за командиром.

Нырнуть в обломки — все равно что влететь в песчаную бурю, только песчинки были величиной в кулак. Видньгбыли только крупные астероиды и то в виде смазанных силуэтов, но каждую секунду дефлектор вспыхивал от столкновения с очередным камешком, а порой кореллианин слышал металлический звон от удара по фюзеляжу. Пока воздух в кабине имелся, давление не спешило падать, а значит, рано заказывать поминальную молитву.

Ведж прокладывал себе путь от одной каменной глыбы к другой; некоторые обломки были размером с небольшую луну, другие — с загородный дом.

Засипел комлинк.

— Призрак-1 — командиру группы. Призрачная эскадрилья вышла на позицию, готовы начинать.

— Лидер — Призраку-1, жди теперь, торопыга, остальные не такие прыткие.

— Призрак-1 — командиру группы. Рад стараться.

Разбойный эскадрон завершил облет огромного астероида, и вдруг перед ними менее километра ниже во всей красе предстал «Железный кулак». Если не считать носовых орудий, остальные пушки «разрушителя» не действовали. Несколько крупных обломков плавали между ним и Пронырами, частично закрывая обзор.

— Сохраняйте прежний курс, — распорядился Ведж. — Разбойный эскадрон на позиции.

— Тени на позиции.

— Корсары на позиции.

Остальные доложились в течение минуты.

— Командир — группе, — Ведж увернулся от не вовремя подвернувшегося камня. — Плоскости, у кого есть, в боевой режим. Начинаем разговор.

Он бросил машину в пикирование к «звездному разрушителю».

 

 

* * *

Мин Дойнос забеспокоился, стоило Призрачной эскадрилье сформировать строй для атаки. А что еще хуже, кореллианин понял, что тонет в волне нереальности.

Он уже был здесь однажды. Знал, что был.

В прошлый раз, когда он чувствовал себя точно так же — над спутником третьей планеты в безымянной системе М2398, — погиб его астродроид, а затем нереальность заявила права на него самого, и Мин заблудился в собственных воспоминаниях на Граване-7, где имперская засада стоила ему эскадрильи — и рассудка.

В тот раз он выкарабкался, спасибо друзьям.

И вот приступ решил повториться.

Мин с усилием выдирался из густого, вяжущего отчаяния. Ни на Граване-7, ни на М2398 не было астероидного кольца, ничто не напоминало сегодняшнего сражения. Что же здесь такое, что он вновь готов сорваться в штопор?

 

 

* * *

— Уходим! Это засада!

Ведж плюнул бы с досады, да пульт пожалел. И без того неприятно, когда тебя отвлекают в середине атаки, так еще голос принадлежал Дойносу, и значит, Ведж ошибся, Мин все-таки не выдержал и свихнулся.

— Призрак-3 — командиру группы, — словно подслушав мысли Антиллеса (кореллианин кореллианина всегда услышит, что с того, что между ними безвоздушное пространство?), Мин заговорил спокойно и взвешенно. — Прошу вас, отмените налет. Это засада.

— Группа, стоять. Отойти и перестроиться, — Ведж потянул ручку управления на себя, задирая нос истребителя; машина по короткой дуге ушла прочь от вожделенной цели. — Призрак-3, ради твоего же здоровья, тебе лучше не ошибаться.

Внезапно ожившие турболазерные батареи «Железного кулака» залили астероидное поле ослепительным пламенем, в котором мгновенно сгорели обломки поменьше. Гомон в эфире поведал о душевном и физическом состоянии пилотов.

— Экстремал-3, меня зацепило обломками, заглохли двигатели… Тень-12 взорван, повторяю, взорван… протаранил астероид…

— Знаешь, Призрак-3, — зло сказал Ведж. — если ты разорался понапрасну, эти двое и срыв задания будут на твоей совести. Ты у меня до комиссии не доживешь, даю слово.

На приличном расстоянии от «Железного кулака», где лазерные пушки их уже не доставали, Днтиллес собрал Разбойный эскадрон на орбите крупного астероида, — Так точно, сэр, — бубнил Мин в динамике. — Какую-то секунду я думал, что сошел с ума. У меня появилось смутное ощущение, что я уже был в точно таком же рейде. В общем… на самом деле не был, но проходил на тренажере в самом начале тренировок, еще в Альянсе…

— Продолжай.

— Симуляционный полет был основан на истории одного из моих инструкторов. Он летал на бомбардировщике. Его подразделение встретилось со старой «викторией» в очень похожем на наше астероидном поле. «Костыли» подкрадывались тем же манером, что и мы, а когда они подошли ближе, «разрушитель» расстрелял окружающие его астероиды. Камни взрывались, словно бомбы. Представляете, что случилось с бомбардировщиками? Я несколько раз проходил упражнение, сущий кошмар.

Веджу не понадобилось много времени, чтобы обдумать, сравнить две истории и сформулировать следующий вопрос, ответ на который он уже знал сам.

— Как называлась «виктория»?

— «Железный кулак», сэр. Первый корабль Зсинжа.

— Кажется, я погорячился, Призрак-3. Извини меня. Народ, меняем тактику — Тот, кто чувствует себя героем, приближается к цели как прежде, только держитесь подальше от любого булыжника, который вдвое больше по величине истребителя. Остальные заходят «Кулаку» в тыл, они сами расчистили нам коридор, вот пусть их корма и страдает.

Сам он даже не сомневался, в какую группу попадет, первую или вторую. Ведж развернул машину и, выбирая просветы между астероидами, опять направился к «суперразрушителю». Если у Разбойного эскадрона имелось собственное мнение, кто здесь сумасшедший, пилоты оставили его при себя и, воздержавшись от комментариев, последовали за Антиллесом.

 

 

* * *

Спрятанная в глубинах памяти бортового компьютера и недавно проснувшаяся сторожевая программа отметила факт, что в последнее время турболазерные батареи «Железного кулака» стреляют отнюдь не в тренировочном режиме, и запустила таймер, выставив его на три стандартные секунды.

 

 

* * *

Зсинж тяжко вздохнул.

— Не удалась ловушка, — обиженно пожаловался военачальник генералу Мелвару. — Отзовите ДИшки от «Мон Ремонды», они нам самим понадобятся.

— И все-таки противник понес кое-какие потери, — заметил неунывающий генерал. — И мы сорвали им веселье.

— Знаю.

Военачальник уныло разглядывал собственные ботинки, единственные, кто не принес ему сегодня дурные новости и не испортил настроения.

— Ох, Мелвар, что-то я устал… Ошибаюсь постоянно, не предвижу вовремя действий противника. Если я хочу выиграть это сражение, мне придется многим пожертвовать. Я спускаю деньги на проблемы, вместо того чтобы их решать.

Зсинж поднял голову и посмотрел в лицо помощнику.

— Отзовите пилотов.

 

 

* * *

Четыре медика лежали, связанные по рукам и ногам, с заткнутыми кляпами ртами, а Лара инспектировала в прямом смысле разношерстную компанию, выстроившуюся перед ней. Там были два толстокожих ор-толана, три эвока, гаморреанцы (самец и самка), три похожих на детские игрушки билара, два раната с подозрительными взглядами и постоянно обнаженными резцами, один рослый тальц с белым как снег мехом и двумя парами красных глаз и пять низкорослых чадра-фанов, чьи уши подергивались, пока их хозяева пытались слушать и Лару, и возню медиков.

— Можно бежать в спасательных капсулах, — держала речь девушка. — А можно.. . кто-нибудь из вас умеет водить эль-челнок?

Один не-человек поднял мохнатую лапку с коротенькими растопыренными пальчиками. Эвок.

— Ты шутишь! — Лара изумленно воззрилась на добровольца.

— Нет, — переливчато чирикнул малыш. — Меня сажали в тре-на-жер. Хотели знать, справится Колот? Умеет летать?

— И ты сумел.

— Ага.

— Колот, ты не дотянешься до приборной доски.

— У вое-на-чальника есть механики, сделали мне про-те-зы. Для рук, для ног. ..

— Прекрати! — крикнула Лара, пряча лицо в ладонях. — Это анекдот я уже слышала…

— Анек-дот?

Девушка убрала руки и опустилась на колени возле пушистого малыша, чтобы их глаза оказались на одном уровне.

— Колот, мы с тобой одинаковые, ты и я. Мы оба говорим ложь, которая со временем оборачивается истиной.

Эвок непонимающе молчал и морщил нос.

— Не волнуйся, когда-нибудь разберешься. Пошли. Тонин по-прежнему ждал в лифте, вставив разъем манипулятора в приборную панель. Увидев живую и здоровую хозяйку, астродроид приветствовал ее радостным свистом.

Пока не-люди набивались в кабинку, Лара пересчитала спасенных пленников по головам и недосчиталась двоих.

— Куда подевались гаморреанцы?

Она тут же увидела пропажу, спешащую рысцой к остальным. Когда парочка приблизилась, Лара заметила в них некоторую перемену.

Кровь. Она капала с клыков, пачкая грудь.

Лара заглянула через окошко в виварий. И ничего не увидела сквозь размазанную по транспаристилу кровь.

Девушка обернулась на гаморреанцев и не нашлась, что сказать. Как она могла осуждать их за убийство, если не знала, что делали с гаморреанцами медики? Нелюди ответили Ларе невозмутимыми взглядами, в которых не было ни намека на раскаяние.

— Пошли, — севшим голосом повторила девушка.

 

 

* * *

Выйдя из-за обломков, корабли Зсинжа развернулись к противнику. фрегат«пиконосец» и корабль-матка продолжали отступать к внутренней кромке астероидного кольца. Поток ДИшек, удирающих от «Мон Ремонды», догнал их, обогнал и нырнул в месиво каменных осколков.

— Вот где они решили устроить героическое противостояние, — ухмыльнулся Хэн Соло. — Тем лучше. Приведите «Кринид», «Преданность», «Тедевиум», «Небесного птаха» и «Ответ Эссиона», пусть займутся флотом Зсинжа. Остальным — идти в обход и искать «Железный кулак». Кроме «Хранителя», нечего медицинскому фрегату соваться в драку.

Два «империала», один из фрегатов, дряхлый кор-вет-«мародер» и кореллианский «нарушитель блокады» с готовностью вырвались вперед. Хэн подождал, когда они наберут достаточную скорость, потом приказал навигатору рассчитать курс, который привел бы крейсера Мон Каламари, оставшийся «разрушитель» и крейсер-«квазар» к военачальнику Зсинжу.

 

 

* * *

Таймер отсчитал три стандартные секунды.

Программа сделала запрос и отыскала телеметрию, поступающую на мостик «Железного кулака», — диагностику всех кораблей, входящих в соединение. Информация уже была упакована в нужный формат, оставалось лишь вывести ее на голографическии дисплей и использовать.

Программа зашифровала данные коммуникационным кодом Призрачной эскадрильи, сверилась с тактическим монитором «Железного кулака», опознала далекую «Мон Ремонду» как основную цель и передала данные на крейсер, воспользовавшись стандартным каналом связи.

 

 

* * *

— Сигнал по голографическому каналу с «Железного кулака, сэр!

— Чуи, ко мне! Названивает твой возлюбленный!

— Р-рхав!

— Сам туда иди!

— Никак нет, сэр, — поправил высокое начальство сбитый с толку связист. — Это диагностические сведения…

И смешался окончательно.

— … на корабли Зсинжа, — упавшим голосом договорил он. — А передают зачем-то на наших частотах и закодировано шифром Призраков…

Хэн глянул на офицера-связиста, перевел взгляд на капитана Оному, который наблюдал за перепалкой одним глазом.

— Зуб даю, опять проделки милашки Нотсиль, — подытожил кореллианин. — Наверное. Кто, кроме нас, получает информацию?

— Только мы, сэр.

— Так сделайте ее всеобщим достоянием! Пусть народ радуется, пока я не передумал.

— Будет сделано, сэр!

Хэн позволил себе ухмыльнуться.

 

 

* * *

У военачальника звякнул личный комлинк.

— Что еще?

— Машинное отделение, сэр. Гипердрайв функционален.

Зсинж сверился с хронометром.

— Тридцать восемь минут. Мои поздравления, инженер. Продолжайте ремонт. Возможно, сумеете восстановить еще какие-нибудь системы и увеличить наши шансы на выживание во время прыжка.

— Уже занимаемся, сэр. Военачальник спрятал комлинк в карман.

— Внеочередную увольнительную старшему бортинженеру и поднимите ему довольствие. Старательность нужно поощрять.

Мелвар кивнул, не глядя на начальство; внимание генерала было поглощено голограммой повреждений, которые получал их корабль. Схема представляла собой проекцию «звездного разрушителя», вид сверху, красным отмечались поврежденные зоны. На соседний экран выводился список отказавших систем.

— Утечка радиации на четвертой палубе, — задумчиво произнес Мелвар.

Зсинж скривился.

— Я вижу шесть утечек.

Над их головами с внушительным «бум-м!» в броню врезалось что-то увесистое, свет на мостике мигнул, потускнел. Очередная протонная торпеда, прорвавшись сквозь дефлектор, вызвала перегруз всех систем.

— Ну вот, уже семь. Вот о чем у нас не должна болеть голова, Мелвар, так это о четвертой палубе.

— Так точно, сэр. И все же я хотел бы лично проверить ее. У меня предчувствие, — генерал быстро поклонился и направился к выходу.

Зсинж пошел было следом, но остановился у дублирующего пульта связи в защищенном от прослушивания отсеке и заглянул через плечо вахтенному.

Энсин не повернул голову, но произнес — Наши ДИшки вернулись, сейчас они завязали бой с эскадрильями противника, — Хорошо. Есть подтверждение, что среди этих наглецов присутствует Разбойный эскадрон?

Энсин кивнул.

— Так точно, сэр. Вероятность — восемьдесят три процента. Снять скремблирование не удается, но, судя по рисунку боя, больше пятидесяти процентов за то, что командует ими Антиллес.

— Великолепно! — Зсинж достал комлинк. — Вызов барону Фелу.

— Фел слушает.

— Приготовьтесь к взлету. Не утруждайте себя обороной «Железного кулака». Вам дадут курс на Разбойный эскадрон, далее будете действовать по собственному усмотрению. Делайте, что хотите, только отведите их подальше от нас, как можно дальше.

— А потом?

— Через несколько минут я вышлю эскадрилью поддержки. Ваши таланты, особые системы, поддержка… полагаю, с таким набором вы сумеете избавить мир от Антиллеса. Прошу вас, барон, поступите именно так.

— С великим удовольствием, военачальник.

Зсинж опустил комлинк в карман и неторопливо побрел обратно к излюбленному пульту. Настало время… да, почти настало время решать. Следующие несколько минут покажут, кого увенчает победа в бою, его или Соло. В первом случае он даст этому кореллианскому дезертиру такого пинка, что Соло будет скулить на половину Галактики, а при лучшем раскладе отправится на тот свет. Во втором придется распрощаться с «Железным кулаком».

По крайней мере, на время.

 

 

* * *

Хэн послал «звездные разрушители» на перехват; даже на большом расстоянии были видны игля лазерных выстрелов, которыми обменивались корабли.

Данные обо всей эскадре вывели на один из иллюминаторов; правда, голограммам пришлось потесниться, чтобы нашлось место для информации, которую без ведома для себя передавал «Железный кулак».

На схеме, помеченной как «Сигнальный огонь», ярко-красный цвет постепенно расползался по машинному отделению. Капитаны «Тедевиума» и «Разносчика», не сговариваясь, концентрировали огонь на двигателях тяжелого дредноута, и красная сыпь увеличила темп.

Собственно на эту локальную драку можно было полюбоваться в иллюминатор правого борта невооруженным глазом. Впереди завис многоцветный шар Се-лаггиса-6; кольцо придавало ему дополнительную привлекательность.

— Мы над «Железным кулаком», — доложил навигатор.

— Здорово! — с чувством отозвался Хэн. — Просто здорово. Полный вперед! Носовые дефлекторы на максимум. Гравиакустик, передайте артиллеристам данные обо всех астероидах у нас на пути, которые могут представлять опасность. Всем остальным кораблям — идти в кильватере «Мон Ремонды». Мы пророем ход к Зсинжу, и очень быстро.

 

 

* * *

Два Проныры перемахнули через внушительную скальную гряду; астероид был размером с хороший город, и погоня тут же потеряла пилотов из виду, те сбросили скорость.

Их преследователи, наоборот, поднажали и выскочили из-за скал на максимальной, взяв к поверхности ближе «крестокрылов» и в результате пройдя под ними. Выстрел Антиллеса ободрал бок одной из ДИшек, хотя броню пробить не удалось. «Колеснику» такое обращение не понравилось, он рыскнул, но перестарался и на вираже протаранил каменный выступ.

Ведж оглянулся, а потом, не удовлетворившись зрелищем ведомого, сверился с радаром и показаниями сенсоров. Тикхо, как обычно, был цел, здоров и меланхоличен, а вместо второй ДИшки метрах в пятистах сзади рассасывался шар раскаленного желто-оранжевого газа. Остальные Проныры тоже не жаловались на здоровье, а прибытие к «колесникам» подкрепления только приветствовали. Тем более что не все новенькие были настроены недружелюбно, кое-кто из них явился с «Властелина неба».

Ведж решил вернуться к «Железному кулаку», чтобы еще немного вывести из душевного равновесия экипаж. Или перекинуться с тамошними ДИшками парочкой горячих приветов, тут уж как повезет.

Из створа летной палубы «разрушитель» высыпал новое облако ДИшек — две эскадрильи перехватчиков, которые, вместо тою чтобы ввязаться в сражение, развернулись и куда-то дунули всем составом. Панели солнечных батарей были перечеркнуты красными полосами.

Ведж прикинул их курс. Получилось, что «жмурики», позабыв про «Железный кулак», про корабли противника, удаляются к некогда населенной луне Селаггиса-6.

— Второй — лидеру, не нравится мне это зрелище.

— Можно подумать, что я от него рыдаю в умилении, — Ведж переключил канал связи на частоту группы. — Лидер — — группе.1 Секира-1, принимай командование.

Проныры и Призраки идут вместе со мной. Нужно кое-что проверить на стороне.

 

 

* * *

Приоткрыв люк на несколько сантиметров, Лзра осторожно выглянула в коридор; там было пусто, меж голых стен прыгало эхо сирены радиационного загрязнения. Мигали аварийные лампы, а ворота напротив вели в нужный беглецам ангар.

Лара выбралась наружу и помогла Тонину преодолеть высокий порог..

— Дайте мне минуту, и я разберусь с замком, — сказала она не-людям, столпившимся в узком проходе. — Потом осмотритесь по сторонам, не идет ли кто, и догоняйте.

Все кивнули в ответ, чуть-чуть нервно, но уверенно, напомнив заседание совета директоров. Лара оставила их с тревожным ощущением, будто она возглавляет толпу людей, по неведомой причине переодевшихся в костюмы экзотов.

Ворота открылись, Лара к ним даже приблизиться не успела, и девушка с облегчением вздохнула. Не пришлось терять время на возню с замком. Лара застопорила механизм, чтобы створка не захлопнулась перед носом у ее спутников. Возможно, эти не-люди очеловечились, может быть, они там все гении, но все равно могут испугаться. Корабельные двери имеют обыкновение закрываться, когда им вздумается.

В ангаре стояло всего три машины: Ларин «кресто-крыл», челнок эль-класса и еще один корабль сходной конструкции, но крупнее — имперский десантный бот.

— Сажаем всех в бот, — распорядилась девушка. — Я подготовлю его к взлету. Ты сохранил параметры моего истребителя?

Тонин ответил положительно.

— Вскрой его, отсоедини все транспондеры, сотри все чужие файлы в процессоре, если они там есть. Не хочу, чтобы «крестокрыл» взорвали на расстоянии.

— Зачем же портить хорошую вещь? — произнес за ее спиной хорошо поставленный голос с безупречным произношением.

Лара крутанулась на каблуках. У дверей стоял генерал Мелвар с бластером в руке и в сопровождении взъерошенного энсина Гаттервельда с карабином наперевес. Оба были готовы к стрельбе; вид у энсина был кислый и обиженный.

— Будьте любезны, отойдите в сторону от этого милого сувенира, — попросил Мелвар. — Вы проделали великолепную работу, организовывая побег, и совершили одну-единственную ошибку. Когда ваш дроид фальсифицировал радиационное заражение именно этой палубы, стало ясно, куда именно вы направитесь.

За спиной мужчин двигались бесформенные тени. Стараясь не смотреть на них, Лара подняла руки.

— Так вот почему двери были не заперты. Вы меня ждали.

— Совершенно верно.

— Теперь вы меня убьете?

— Нет, это прерогатива военачальника, — печально сказал Мелвар, и у Лары создалось впечатление, что генералу действительно грустно. — Как бы мне хотелось, что бы вы хранили ему верность. Вы могли бы помочь ему закрепиться в этом секторе. Зсинж шедр с теми, кого он уважает, вы могли бы получить во владение целый мир.

— Мне бы очень хотелось дать вам остроумный ответ, — буркнула девушка. — Но при мысли о Зсинже меня всегда тошнит.

Шаги не-людей тонули в аварийных сиренах.

— Думаю…

Мелвар замолчал, взгляд. его метнулся в сторону, откуда выдвинулся один из гаморреанцев.

Генерал повернулся; наверняка он успел бы выстрелить, если бы вторая гаморреанка не отправила его в нокаут. Гаттервельд в панике заметался…

… а в следующее мгновение на офицеров навалилась толпа, их колотили, кусали, полосовали когтями, не разбирая.

— Остановитесь!!! Не-люди посмотрели на Лару.

— Просто свяжите их. Они все равно погибнут, когда взорвется «Железный кулак».

Экзоты переглянулись и отошли от потерявших сознание мужчин.

 

 

* * *

На подготовку ушли считанные секунды. Лара отыскала легкую приставную лесенку и принесла ее к истребителю.

— Уверен, что сумеешь управиться с ботом? Стоящий у трапа эвок кивнул, он принес с собой из лаборатории необычного вида протезы и теперь прилаживал их к лапкам.

Тонин вопросительно загудел.

Ларе не пришлось долго соображать, что означают мелодичные трели.

— Нет, ты летишь вместе со всеми. Нужно передать собранные данные о проектах Зсинжа и медицинскую информацию.

— Би-ип би-и-дуп! — астродроид помолчал и выдал еще одну настойчивую и сложную фразу.

Лара выудила из подсумка очки, надела их и подсоединила к Тонину, КУДАТЫ?

— К своим.

ТЫ ГОВОРИЛА, ОНИ ТЕБЯ НЕНАВИДЯТ, ОНИ — ТВОИ ВРАГИ. АРМИЯ ВОЕНАЧАЛЬНИКА — ТОЖЕ ВРАГИ. ТЫ ПОГИБНЕШЬ.

— Может быть, — сказала Лара. — Вполне возможно.

НЕ НАДО.

Девушка заглянула в фоторецептор дроида и подумала, что искусственный объектив может быть не менее выразительным, чем живой глаз.

— О Тонин, я обязана так поступить! Должна, если хочу быть той, кем решила стать. Понимаешь?

НЕТ. ТЫ УЖЕ ПЕРЕПРОГРАММИРОВАЛА СЕБЯ. ДОСТАТОЧНО.

 

— Хотелось бы в это верить. Но намерения мало, если его не воплотить в жизнь.

Девушка опустилась на колени, обняла дроида и прижалась к тому, кто все равно не почувствует объятий.

ЕСЛИ ПОНАДОБИТСЯ ПОМОЩЬ, СООБЩИ. МЫ ПОМОЖЕМ — У меня есть комлинк. Я позову, если что, — пообещала Лара.

Впервые за много дней глаза застилала пелена слез. Лара выпрямилась, отсоединила переговорное устройство от Тонина и поспешно вскарабкалась в кабину, не в силах еще раз оглянуться на астродроида, Тонин грустно свистнул на прощание и покатил к боту.

 

 






Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 316 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:





© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.07 с.