Лекции.Орг

Поиск:


Устал с поисками информации? Мы тебе поможем!

Глава 6. Не уверен, что кремация — удачная мысль, — заметил капитан Нетберс




 

Не уверен, что кремация — удачная мысль, — заметил капитан Нетберс. — Но вынужден признать, что получилось красиво. Хотя мой начальник предпочел бы сувенир повесомее горстки пепла. Доктор Эдда Гаст кивнула.

— Но ему понравится, что они не просто умерли, а проделали это медленно и мучительно, — продолжал капитан.

— Я рада.

Здание содрогнулось, с потолка на головы посыпалась штукатурка.

Техники повскакивали с мест с таким видом, будто собирались организованно пуститься наутек.

Нетберс вздохнул.

— Плохо дело, — сказал он. — Пойду-ка выясню, что там стряслось.

Эдда Гаст встала.

— Я иду с вами. Вам понадобится доступ на все уровни.

— Тогда пошевеливайтесь.

 

 

* * *

Мордашка сначала ощутил взрыв и лишь потом услышал его. Гарик знал одно: нечто очень и очень твердое (судя по всему, станина медицинского кресла) вновь садануло его по спине, по уже ноющему месту, так что Лоран рухнул лицом вперед, выпустив из объятий Дню, — прямо на огненную завесу. Гарик извернулся, опять подхватил тви'лекку с раскаленного пола.

Фокус удался, пусть не без потерь. Он ударился плечом и многострадальной спиной о решетку. Ощущение было такое, будто со спины одним махом содрали кожу, обнажив мясо и кости. Б горле саднило от крика. Мордашка чуть было не сдался. Боль приказывала сжаться в комок и кататься по гигантской сковородке, в которую превратился пол, пока не наступит смерть. Но в следующее мгновение горе-капитана подняли на ноги.

Часть стены полыхала пуще прежнего, но цвет пламени изменился. Оно было не красным, а ослепительно белым, и Мордашка со всех ног помчался в это сияние.

В памяти всплыла короткая сцена: он, совсем дитя, Корускант, большая арена, где зверей заставляют выделывать разные трюки. Например, прыгать сквозь торящие обручи. Сейчас ему предстояло то же самое удовольствие.

Металлическая решетка закончилась торчащими в разные стороны прутьями. Гарик зажмурился и сиганул в самый центр белизны.

Он обо что-то ударился. Обо что-то белое, твердое и благословенно холодное. Мячиком отскочил и приземлился… разумеется, на спину.

От собственного вопля у Гарика заложило уши.. Мордашке хотелось вести себя как-нибудь иначе, героичнее, что ли, но тело вышло из-под контроля, оно могло только корчиться и выть от боли.

Гарик не мог даже посмотреть, с ним ли еще Диа, сумел ли он вынести любимую девушку из огненной преисподней.

 

 

* * *

Лара выхватила пистолет и выстрелила, сначала не слишком удачно. Она ни в кого не попала, зато несколько притормозила атаку. Часть солдат попряталась за сомнительные укрытия вроде антенн. Кое-кто открыл ответную стрельбу, напомнив Ларе, что в отличие от них она-то ни за чем не прячется.

Элассар держал пистолет обеими руками. Он тоже выстрелил — и попал. В металлическую стойку. Лара сгребла деваронца за воротник и уволокла за ящик с песком, который солдаты незамедлительно взялись поджаривать с другого бока..

— У нас неприятности, — без восторга сообщила девушка, отдуваясь.

— Я заметил. Хочешь, я брошусь на них и разорву в клочья? Только ради тебя.

— А получится? — усомнилась Лара.

Она высунулась, выстрелила наугад, порадовалась, что два штурмовика, которые в это мгновение решили полюбоваться на нее, втянули головы обратно.

— Может, лучше я вызову подмогу?

— Идет.

Лара выудила из кармана комлинк.

— Призрак-2 — Проныре-лидеру. Крайний случай. Вы меня слышите?

Ответом ей было суховатое шипение помех.

 

 

* * *

К Мордашке вернулась способность видеть, и Гарик выяснил, что находится в коридоре.

Рядом с ним лежала Диа, глаза тви'лекки были приоткрыты. Чуть дальше в стене красовалась рваная дыра три-четыре метра в диаметре. Начиналась брешь на уровне колен и тянулась до потолка. По краям стена горела, по коридору волнами прокатывался жар.

Из пламени кубарем вылетел Уэс Иансон, врезался в ту же стену, что и чуть ранее Мордашка, но на ногах в отличие от Гарика устоял. Комбинезон таанабца горел на спине и правом плече. Уэс молча и деловито упал на пол и принялся кататься, сбивая огонь.

Затем появилась Тирия, так и не выпустившая из рук лазерный карабин. Она напомнила Гарику сцену из фильма, только название вспомнить не удалось. Похоже, огонь девушку не тронул.

Четверо вышли, четверым еще предстояло. На полу была размазана кровь. Мордашка решил не думать, даже не пытаться представить, как выглядит его несчастная спина. Ругаясь сквозь зубы, он поднялся на четвереньки и оттащил Дию подальше от огня.

Очень вовремя. Мгновением позже на то место, где она лежала, приземлился Келл. На лоснящемся покрасневшем лице Тайнера не было бровей, волосы тлели. Ожоги на широкой груди повторяли узор решетки крематория. Кажется, во время взрыва алдераанец очутился на полу. Келл посмотрел на Мордашку и жутковато ухмыльнулся. Распухшие, дрожащие пальцы подрывника были черного цвета.

Следующим шел Хрюк. Гаморреанец тоже повстречался со стеной, потому что поскользнулся на крови, а Шалла финишировала у него на спине. Одежда на девушке горела. Шалла взвизгнула и тоже начала кататься по полу. Хрюк хлопал по ней мясистыми широкими ладонями, стараясь помочь.

Семеро из восьми. Диверсанты переглянулись, пытаясь сообразить, кого не хватает.

— О нет, — выдохнул Келл. — Кроха…

Но Эквеш уже был с ними, грудь и левый бок его были охвачены пламенем, мех почернел. Таквааш тоже ухитрился свалиться на Хрюка, он выл, вызывая на бой противника, который сжигал его живьем.

Келл одним прыжком очутился рядом, сбил напарника с ног и прижал к полу. Хрюк сдернул Тайнера с Крохи и сам навалился сверху; толстую кожу гаморре-анца огонь не брал.

Потом они долго стояли — те, кто держался на ногах, — и переводили дух. Мордашка сделал попытку расправить плечи и горько в том раскаялся.

— Пошли отсюда, — сипло и надсадно выдавил он. — Возле лифта должна быть лестница. И надо связаться с остальными…

Он помолчал.

— И с Пронырами.



Иансон отнял у Крохи рацию. Корпус ее слегка оплавился, но начинка уцелела, хотя толку от нее не было никакого.

Уэс поднял голову.

— Помехи. Может, конечно, стены экранируют, но могу поставить недельный оклад, что нас глушат.

Мордашка кивнул.

— Выясним по дороге, — сказал он. — Десятый, ты впереди. Четвертый, прикрываешь нас сзади.

Йансон и Тирия заняли указанные места.

Шалла помогла Дие встать и уложила ее покалеченную руку в самодельную перевязь. Тви'лекка покачивалась, глядя куда-то вбок, но в ответ на тревожный взгляд Гарика кое-как улыбнулась, давая понять, что все понимает и готова действовать. Объясняться чем-то более существенным, чем взгляды и улыбки, не было времени.

Хрюк тем временем пытался поставить вертикально Кроху. Тот, поскуливая и ворочая глазами, оттолкнул гаморреанца и поднялся сам; обгоревший мех торчал клочьями.

Таквааш злился не только от боли. Мордашка знал это совершенно четко, потому что испытывал те же самые чувства. Бешенство по силе напоминало взрыв протонной торпеды.

— Ну все, — объявил Гарик. — Никаких правил. Никакой жалости. Идем и, если что встанет между нами и домом, сносим все подчистую.

По взглядам, которыми обменялась группа, он понял, что, предложи он более мягкие меры, первым бы его подчиненные уничтожили самого Мордашку.

 

 

* * *

Лара оглянулась. Ближайший путь к спасению находился в тридцати метрах позади, и она пряталась как раз за последним укрытием в этом направлении. Если они с напарником выскочат и побегут, их срежут примерно на четвертом шаге.

— Кажется, приехали, — подытожила девушка. Деваронец упрямо замотал рогатой головой.

— Нет. Сегодня мой счастливый день. Я высчитал еше до отлета.

— Ага. А ты не забыл прихватить удачу с собой? Или оставил в раздевалке на «Мон Ремонде»? — Лара высунулась для очередного выстрела.

Издалека прилетел ярко-красный узкий лазерный луч. Один из солдат нелепо взмахнул руками и повалился ничком.

Элассар яростно оскалился.

— Моя удача — этот твой дружок. Извини меня, — он высунулся из-за укрытия и принялся палить.

Только сейчас Лара сообразила, почему Мин Дойнос так долго не вступал в игру: кореллианин менял позицию. Теперь он вместе со снайперской винтовкой залег где-то слева от них. А значит, штурмовики могут прятаться и от него, и от них с Элассаром. Но не от всех троих одновременно.

Еше один выстрел, еше одно тело в пробитых доспехах падает на крышу. Солдаты наконец-то сообразили, что невидимый стрелок для них много опаснее, и начали отползать в сторону. А как только они появились на линии выстрела, Элассар устроил бешеную пальбу. Он успел снять одного, второго… даже третьего, прежде чем штурмовики осознали, как крупно ошиблись.

Особого выбора у них, впрочем, не было. Либо отступить, либо рискнуть и пойти в атаку.

Солдаты вскочили и побежали вперед.

 

 

* * *

Техник Друфейс занимал кресло в кольце мониторов, там где раньше сидела доктор Гаст, и наблюдал, как разворачиваются события на крыше. Из восьми оставшихся солдат, посланных за диверсантами, четверых уже можно было списывать со счетов. Двое погибли в перестрелке, двоих снял снайпер. Остальные почли за разумное дать задний ход.

— Свяжитесь с базой Аргенхальд, — распорядился Друфейс, — Попросите выслать парочку ДИ-истребите-лей. Дайте им приблизительные координаты позиции снайпера.

Его помощник недовольно скривился.

— Мы же глушим радиочастоты, — напомнил он, — Воспользуйся кабельной линией, недоумок!

— Мог бы и не обзываться, — обиделся младший тех. — Вовсе не было нужды.

— Ошибаешься. Займись делом.

Друфейс развалился в кресле. Ему нравились собственные ощущения. Какая жалость, что лаборатории закрывают. Но, быть может, если он продемонстрирует компетентность и сноровку, то сумеет предложить свои услуги военачальнику Зсинжу.

Друфейс лениво улыбнулся. Ему нравилась открывающаяся перспектива.

 

 

* * *

Уже была видна дверь в турболифт, закрытая непробиваемым бронещитом, когда настежь распахнулась боковая дверь и в коридор вывалилась толпа штурмовиков, высокий плечистый офицер, которого с трудом можно было упаковать в любые доспехи (отчего он, видимо, их не носил), и женщина.

— Назад! — скомандовал Мордашка. — Мы.., Он собирался сказать: «отступаем». Глупо кидаться на противника, который превосходит тебя числом, огневой мощью и здоровьем.

А потом все и произошло. Мордашка узнал громилу. Они встречались какое-то время назад в гостях у военачальника Зсинжа, когда Призрачная эскадрилья притворялась флибустьерами.

А еще Гарик увидел, что офицер тоже узнал…

Не лично его, Мордашка тогда усиленно маскировался под жертву тяжелых ожогов и разгульной жизни, и от единственного взгляда на его талантливо загримированную физиономию у любого, даже самого крепкого, выворачивало желудок. Капитан узнал Шаллу.

Сама же Шалла, по мнению Гарика, повела себя на редкость глупо. Она выскочила прямо на капитана, и усомниться в ее намерениях было просто невозможно. Она собиралась убить офицера, чтобы тот не смог доложить, что, как минимум, один пилот Призрачной эскадрильи летал вместе с Нетопырками.

Она же погибнет, беспомощно подумал Мордашка.

Да и мы тоже,..

И он завершил оборванную на середине команду:

— В атаку!!!

 

 

* * *

Первым, словно очнувшись от долгого тягостного забытья, в движение пришел Уэс Иансон.

Он не стал отпускать своеобычных глуповатых шуточек, сейчас от него требовался талант, который делал Уэса непригодным для мирной жизни, потому что лучше всего на свете Уэс Йансон умел убивать.

Не сбавляя шага, мягким плавным движением он поднял бластер и выстрелил, разворотив первому солдату кирасу на груди. Штурмовик опрокинулся на руки товарищей; белые доспехи почернели.

Йансон не тратил времени на отслеживание мишеней, он вообще не целился. Его руки сами знали, на какую высоту и под каким углом поднять и развернуть оружие. Второй спуск курка — второй штурмовик зажал ладонями визор шлема, падая на пол.

Шалла не стреляла… почему? Йансон убрал очередного солдата, на этот раз выстрел пришелся в живот. Солдаты двигались так медленно, что между выстрелами можно было устраивать перекур — Следующим на очереди стал гигант с капитанскими нашивками на кителе. Уэс выстрелил. Заряд угодил офицеру в руку, повыше локтя; капитан выронил оружие.

Йансон двинулся дальше — к штурмовику с тяжелым карабином — и даже не обратил внимания, как тот с разорванным выстрелом горлом рухнул под ноги остальным.

Пять шагов. Пять выстрелов. Пять попаданий. Но опомнившиеся солдаты успели вскинуть бластеры и выстрелили залпом. В прямом как стрела коридоре стрелять из лазерного оружие — самое милое дело. Уэс подумал, что ему ни за что не добраться до штурмовиков…

Он и не добрался. Ему опять стало жарко, мир закружился каруселью, ударил Йансона по голове.

Тьма.

 

 

* * *

Нетберс увидел, как темнокожая девушка бросилась на него, и на мгновение так удивился очевидной нелепости этой атаки, что даже не сразу отреагировал. Затем, вытаскивая из кобуры пистолет, скомандовал: — Огонь!

Девушка смотрела на него, солдаты ее не интересовали. Капитан знал, что она выбрала его своей мишенью. И знал, почему. А еще знал, что не успеет поднять руку на необходимую высоту, как темнокожая прицелится и спустит курок.

Закопченный бластер в ее руке дал осечку. Капитан чуть было не расхохотался.

Бегущий впереди штурмовик свалился Нетберсу под ноги. Капитан не глядя отпихнул солдата — вероятно, уже мертвого — в сторону.

Лазерный луч впился ему в руку, Нетберс пошатнулся от неожиданной боли.

Ничего, все в порядке. Нет ничего такого, чего он не знал бы о боли. Она была его другом.

Темнокожая девушка вдруг оказалась рядом; она разворачивалась для удара ногой, собираясь раздробить Нетберсу колено. Ей было необходимо уронить противника на пол.

Ей тоже было больно; ничего удивительного, правый бок весь обожжен. Туда капитан и ударил — по обнаженной, сморщенной коже. Девушка вскрикнула и упала.

Знаешь ли, Катия, физическая форма не самое главное, но все-таки необходимое условие… Нетберс вынул из руки убитого солдата карабин. Один раз ты меня побила, было дело, не отрицаю, дважды — вот это едва ли…

Тяжелый удар пришелся ему прямо в лицо.

Капитан свалился на лежащего на полу штурмовика Сила удара была невероятной. Из глаз посыпались искры, голова загудела колоколом. Тело перестало слушаться — впервые в жизни.

Автор шедевра склонился над капитаном. Экзот, крупная волосатая тварь с подпалинами на шкуре. В расширенных зрачках сверкала животная ярость, верхняя губа приподнялась, обнажая внушительные клыки. Тварь протянула лапу, сгребла Нетберса за воротник и подняла в воздух, все его сто тридцать килограмм живого веса, с такой легкостью, будто капитан вообще ничего не весил.

Нетберс замахнулся, но тварь свободной лапой перехватила его запястье.

Затем экзот легонько встряхнул добычу и швырнул в стену. Словно куль с зерном. Капитан почувствовал, как сломалась от столкновения лопатка. В шее чтото хрустнуло.

Где солдаты? Но вокруг стояли только перепачканные в саже и копоти, обожженные диверсанты — и стреляли по отступающим штурмовикам. Вокруг должно было быть очень шумно, но капитан не слышал ни звука Тварь не интересовалась перестрелкой, она вновь схватила Нетберса и швырнула теперь в противоположную стену. Капитан смутно ощутил удар, почувствовал, как выходит из сустава правое плечо, почувствовал боль в шее.

А потом он перестал вообще что-либо чувствовать.

 

 

* * *

— Прекратить огонь! — надрывался Мордашка. Он стоял на нижних ступенях лестницы, впереди Келл и Хрюк перебирались через завал мертвых тел. Оставшиеся в живых штурмовики спасались бегством.

— Убираемся отсюда!

— Женщина, — раздался механический голос, ровный, невозмутимый, незамутненный болью. — Одна из моих создателей. Она нужна нам.

Гаморреанец помчался, наступая на тела, через секунду он, завернув за угол, скрылся из виду. Следом нырнул Келл, Мордашка слышал только перестрелку. Гарик плюнул с досады и побежал следом за подчиненными, насколько позволяли подкашивающиеся ноги и раненая спина.

Одним пролетом выше его ждали оба Призрака. Хрюк крепко держал женщину в гражданской одежде, Келл с бластером наготове ждал контратаки.

Единственный, кто не терял присутствия духа, была женщина, и ее неестественное спокойствие немедленно обозлило Мордашку.

— Восьмой, когда явятся «куколки», используй ее в качестве щита, — посоветовал Гарик. — Хочу знать, сколько потребуется времени, чтобы прожечь в ней дыру.

— С удовольствием, сэр.

— Я имею слишком большую ценность, — равнодушно обронила женщина.

— Сомневаюсь. Но посмотрим. Если хотите жить, скажите, как выйти отсюда, не нарываясь ежеминутно на штурмовиков. Наткнемся на них, пойдете на заслон. Ну?

— Туннели технического обслуживания, — с усмешкой подсказала женщина.

Голос ее был холоден.

— Показывайте дорогу.

Она указала наверх.

 

 

* * *

Призраки собрались на месте бойни. Йансон уже стоял на ногах, пусть и не без помощи Тирии. Правую руку таанабца обматывал бинт, сквозь плотную повязку уже проступила кровь. Рука бесполезно болталась. Серое лицо Уэса тоже было испачкано в крови, а смазанное пятно на белой стене на уровне его роста отмечало место, куда Йансон врезался головой. Шалла тоже успела подняться. Кроха покачивался и тяжело дышал, из уголков его пасти капала пена. На полу остались семь штурмовиков и капитан.

Женщина в штатском, которую Хрюк называл «доктор Гаст», привела команду назад к крематорию. Огонь уже вырывался в коридор и вылизывал стены от пола до потолка. Пузырясь, булькало пластиковое покрытие. Дым ел глаза и мешал дышать. Призраки не успели удивиться, когда женщина остановилась, повернулась лицом к пустой стене и внятно произнесла: — Гаст-приоритет-доступ-один-один-один. Целая секция поползла вверх, открыв кабину лифта.

Женщина подарила Мордашке ледяную улыбку.

— Уровнем ниже расположен подземный ангар с шахтами для персонала.

Гарик первым вошел в лифт, остальные набились следом.

— Если здесь какой-то подвох, вам известно, чем он для вас кончится.

Женщина качнула головой.

— Подвоха нет. Зсинж убьет меня за неудачу, так что в моих жизненных интересах вывести вас в безопасное место, — она наклонилась к панели управления: — Гаст-спуск-четыре-бис.

Поездка заняла какие-то секунды, затем дверь открылась, а за ней протянулся тускло освещенный дюра-стиловый выступ, следом — обрыв и глухая стена Выгружались Призраки со всеми предосторожностями и не опуская бластеров. Выступ оказался грузовой платформой.

— И не могу не отметить, — продолжала говорить доктор Гаст, — что мне нравились фильмы с вашим участием, господин Лоран.

— Тошнотворнее признания я в жизни не слышал. Женщина улыбалась.

— Хотя как актер вы уступаете Тетрану Коваллю.

— Вот теперь мне полегчало, — огрызнулся Гарик. — В нем ни капли таланта, зато банта поодоо хоть отбавляй, Теперь куда?

 

 

* * *

Они шли настолько быстро, насколько позволяли обожженные ноги и раны, проходили мимо люков, за которыми открывался путь на верхние этажи, цистерн с чистой водой, действующих терминалов, зачехленного оборудования.

Возле толстой металлической опоры, идущей от дю-ракритового пола к дюракритовому же потолку, Келл Тайнер притормозил, постучал костяшками пальцев по металлу, сморщился и подул на руку.

— Эй! — сказал рослый алдераанец. — Это же несущая опора?

Гаст кивнула: — Думаю, да. А в чем дело? Мордашка сказал: — Даже не мечтай! Отставить, пятый. Здесь еще могут оставаться ни в чем не повинные…

У Келла дернулся уголок рта, — Вопреки общему мнению, я не взрываю все подряд, что вижу. Слушай меня. Мы только что прошли мимо подстанции… несколько метров назад.

— И что с того?

— Можно усилить сигнал рации и вызвать Проныр…

— Потому что антенной станет все здание целиком, — обрадованно подхватил Мордашка, стукнув себя кулаком по лбу и морщась при этом от боли. — Действуй. Только быстро.

 

 

* * *

Под камуфляжную сетку, где устроились Тикхо и Ведж, кубарем вкатился Хобби.

— Призраки на связи, босс! — выпалил он, барахтаясь в сетке. — Им позарез требуется помощь!

 

 

* * *

Не прекращая стрелять, Лара и Элассар добрались до края крыши, откуда можно было перебраться к Мину Дойносу, когда услышали тонкое нытье ДИ-ис-требителей.

— Только этого не хватало! — в сердцах бросила девушка, прикидывая на глаз расстояние до земли.

Не так уж и высоко, даже имеется некоторый шанс приземлиться, не переломав ног, но куда потом спрятаться от «колесников» на голом пространстве в сто квадратных метров? А ближайший люк, разумеется, закрыт и опечатан, чтобы рабочие не увидели того, что им видеть не полагалось, Слишком долго возиться с запорами.

Оказавшись на расстоянии чистого выстрела, ДИш-ки сбросили скорость. Несколько метров они просколь-зили по инерции, потом зависли на антигравитационных подушках; до них было не больше двухсот метров. Первый «колесник» навел пушки на Лару, второй предпочел соседнюю крышу.

Девушка положила оружие и подняла руки, Элассар последовал ее примеру. На соседней крыше Лара увидела долговязую фигуру с поднятыми руками.

За спиной топали солдаты. Штурмовики никуда не торопились, перешучивались, один засмеялся.

Ближнюю ДИшку вдруг подбросило, а затем она камнем рухнула вниз, словно перерезали нить, на которой она была подвешена. Второй истребитель всплыл на несколько метров, разворачивая пушки навстречу новому противнику…

… и четыре лазерные луча разорвали «колесник» в клочья.

На крышу посыпались куски горящего пластика и металла. Острый раскаленный осколок чиркнул Лару по руке, в лицо ударила волна горячего воздуха. Элассар нырнул головой вперед к бластеру, схватил его и, поднявшись на одно колено, открыл пальбу по штурмовикам.

Лара тоже кинулась к оружию, а когда подняла его, один из солдат уже выбыл из игры. Оставалось еще трое. Одного из них Лара подстрелила в колено, а пока штурмовик падал, ухитрилась попасть ему в шлем. Закованное в белую броню тело дернулось и затихло.

Лара огляделась. Два оставшихся штурмовика угрозы не представляли, у одного из них была выжжена огромная дыра в животе, кираса второго оплавилась и почернела, и Лара могла держать пари, что не их легкие бластеры были тому причиной. С соседней крыше ей махал Мин Дойнос; во второй руке кореллианин опять держал снайперскую винтовку.

Где-то рядом по-прежнему визжали двойные ионные двигатели, но звук почемуто шел снизу, с улицы. Лара опять огляделась по сторонам. Интересно, кто же это был такой меткий, что за один заход снял две машины противника? Девушка посмотрела на небо, но никого не увидела.

 

 

* * *

— Классный выстрел, босс.

— — Стараюсь, Тик.

Что есть, то есть, глупо отнекиваться. Он сумел наве-стись на цель, просчитать все варианты и выстрелить менее чем за две секунды. А теперь вел свою эскадрилью почти над самыми крышами Лурарка, стараясь взять левее «Бинринга». Где-то там болтался еще один ДИ-ис-требитель, прятался за домами, так что на радаре его видно не было, Правда, еще через полминуты выяснилось, что разбираться надо не с одинокой ДИшкой, а с целой толпой. Ведж еще раз взглянул на радар: с юга к Пронырам летел рой «колесников». Надо полагать, местные вояки наконец-то разглядели «крестокрылы», безнаказанно бороздящие небо имперской планеты, и решили отреагировать должным образом. Наступающий день обещал стать жарким еще до рассвета.

— Босс, босс, я Седьмой, сигнал от Призраков! Новичку Рану Кеттеру с Чандрила было поручено следить за эфиром, и пацан весьма ответственно подошел к распоряжению.

— Они просят вас взорвать какую-то стенку, чтобы они сумели вылезти из туннеля. А еще они слезно умоляют обстрелять весь квадрат, отмеченный «маячками». Утверждают, будто это гниющее и разлагающееся вместилище зла.

Ведж хохотнул.

— Не следовало им подпускать к рации Мордашку, у него чересчур живой язык. Ладно, Проныры, разбиваемся на звенья. Первое и третье, валите на юг и займитесь «колесниками». Второе, порадуйте наших наземных друзей и выведите их на свободу.

В эфире раздался страдальческий стон — несомненно, Дарклайтера, входящего как раз во второе звено. Самые большие страхи Гэвина осуществились, ему выпало нянчиться с Призраками.

 

 

* * *

— Ракша-4 — Ракше-лидеру, вижу две входящие цели, опознаны как «крестокрылы». Держатся на уровне крыш. Что-то ищут.

Командир эскадрильи, в задачу которой входила оборона Лурарка, кивнул сам себе. Эти данные он тоже видел. Легкие истребители противника отбились от группы, остальные ушли вперед и, невидимые на радаре, так как спустились ниже верхних этажей, должно быть летели к центру города. Противник тоже «ослеп», но самоуверенно рассчитывал подойти на выстрел на ощупь.

Командир Ракш не собирался тешить чужое самомнение.

— Сбросить скорость до двух третей от максимума, — приказал он.

Для начала нужно сломать расчеты противника. Теперь «крестокрылы» выскочат в точку встречи раньше его ДИшек, стрелять будет не в кого, зато его пилотам выпадет шанс поупражняться в меткости. Либо так, либо противник сменит намерение и выпрыгнет из городских траншей. В любом случае Ракши им займутся.

Но «крестокрылы» продолжали играть в прятки, только две уже опознанные мишени без помех нагло занимались неведомым делом. Ракша-лидер нахмурился.

— Вступайте в бой по своему усмотрению, — распорядился он.

В следующее мгновение в рамке прицела затанцевал силуэт «крестокрыла». Ракша-лидер выстрелил, но противник внезапно спикировал, так что лазерный заряд перегрел воздух над вражеским истребителем и прожег дыру в стене жилого дома.

Цель исчезла с экрана радара, улизнув в лабиринт улиц, пропал и ее ведомый. Зато выскочила целая шестерка «крестокрылов» и сразу же открыла огонь.

Командир ДИ-эскадрильи заложил вираж, уклоняясь от выстрелов, но слишком поспешно и резко, так что компенсатор перегрузок не справился, а пилота чуть не выкинуло из ложемента.

Машину встряхнуло. Ощущение было такое, как будто невидимый гигантский молоток вогнал раскаленный докрасна гвоздь в левую солнечную батарею.

Мир за иллюминатором бешено вращался, бледнеющее звездное небо, огни ночного города, опять небо, опять город, небо, город. Пилот успел заметить, как его машина теряет куски разбитой панели.

Из желудка вверх по пищеводу начал подниматься комок, но пилот сказал себе, что дискомфорт продлится недолго, жалкие пятнадцать сотен метров.

Одну тысячу.

Пятьсот…

 

 

* * *

Ведж глянул на приборы и ухмыльнулся; маневр получился даже удачнее, чем он надеялся. Педна Скотиан и Оурил Кригг не зря скребли брюхом крыши, изображая бурную деятельность. Одновременно они передавали данные сенсоров и радаров. Как только астродроиды сообщили пилотам, что приманка заглочена, а два «крестокрыла» взяты на прицел, Проныры спикировали к земле, уступив место сидящим в засаде товарищам. Эскадрилья противника одним махом сократилась на пять единиц — трое сбиты, двое получили серьезные повреждения и поспешили убраться восвояси. Ставки опять были в пользу Разбойного эскадрона.

Численное преимущество, поправил себя кореллиа-нин. Эти бедолаги изначально не были нам ровней.

— Разбиваемся на двойки, — распорядился он. — Ищем и уничтожаем. Только с условием: не увлекаться и поглядывать по сторонам.

Он заложил левый вираж. Тикхо Селчу последовал за ним, не отстав даже на сантиметр.

 

 

* * *

С помощью Мина Дойноса Лара перебралась на соседнюю крышу. Элассар стоял к ним спиной и делал вид, будто держит оборону.

— Спасибо, — сказала девушка.

— Не за что, — Мин неумело улыбнулся. — Об остальных что-нибудь слышно?

Лара отрицательно покачала головой.

Позади знакомо запели двигатели, из-за угла неторопливо выплыл «крестокрыл», повис, мягко покачиваясь на антиграве. Потом с тем же достоинством поднялся на уровень крыши. Колпак кабины отодвинулся, и взглядам Призраков предстал один из пилотов Разбойного эскадрона. Тал'дира, как обычно, был серьезен и сосредоточен.

— Обслуживание в номер, — едва слышно выговорила Лара, услышала, как фыркнул Мин Дойнос, и оглянулась.

Кореллианина распирало от смеха.

— Готовы к встрече с остальной группой? — прокричал Тал'дира, — Южная сторона комплекса. Только не суйтесь туда, мы его взорвем.

— Понял тебя! — крикнул в ответ Мин. — Спасибо! Тви'лекк оскалился, давая всем присутствующим понять, что лично он предпочел бы находиться в другой части города и сражаться с врагом, а не вести светские беседы с наземными вомпами. Затем Тал'дира опустил колпак и послал машину вперед.

 

 

* * *

Дыхание Дни защекотало Гарику ухо.

— Кто такой Тетран Ковалль? — Чего?

— Эта женщина… она сказала, что Тетран Ковалль нравится ей больше, чем ты.

— А, вот ты о чем! — Мордашка рассмеялся. — Да ну ее… Тви'лекка не отставала.

— Ну ладно. Это актер с Корусканта, мой ровесник. Мы постоянно во всем соперничали. Оба мечтали стать пилотами, пробовались на одни и те же роли, бегали за одними и теми же девчонками. У него и на половину кредитки таланта не наскребешь.

Диа слабо улыбнулась.

— Тон Фанан угрожал оставить ему все свои деньги, если ты не избавишься от шрама на лице. Я помню.

Мордашка печально кивнул.

— Никогда о нем не слышала, — продолжала тви'-лекка. — Он еще снимается?

— Нет, — Гарик привычно заставил себя выглядеть бодро и весело. — Это соревнование уж точно выиграл я. В детстве Тетран неплохо смотрелся на площадке, а когда подрос, стал таким невзрачным, что его перестали приглашать даже на пробы. О нем уже несколько лет ничего не слышно.

Стены качнулись. Коридор впереди обрушился, заполнив уцелевшую часть пылью и мелким щебнем.

— По-моему, — задумчиво произнес Мордашка и чихнул, — кушать подано.

 

 

* * *

Обратный путь из Лурарка диверсанты проделали в кузове грузовичка, который провонял птичьим пометом. Если бы не общее состояние, они наверняка поколотили бы Мина, но решили оставить расправу на потом. Сейчас каждый пытался устроиться поудобнее, с чем, конечно, возникли проблемы — учитывая расположение ожогов. Оставленный далеко позади город больше не спал, там что-то время от времени полыхало и взрывалось, завывали сирены.

— Проныры развлекаются, — завистливо сказал кто-то в темноте.

Элассар мазал Кроху противоожоговой мазью и бинтовал раны. Ларе сунули рацию, и теперь она передавала остальным все, что удавалось выловить из эфира.

— Проныра-5 и Проныра-б охраняют нас — а командир обиделся на местную военную базу и как раз разносит ее в пух и прах. Так что из атмосферы уйдем без помех.

— Хорошо, — отозвался Мордашка. — Все готовы лететь?

Он зажег фонарик и переводил луч света с одного лица на другое.

Диа кивнула; ее сломанную руку наскоро залили быстро застывающим составом из аптечки Элассара, Хрюк сказал: — Хочу домой.

Шалла и Келл одновременно кивнули; оба засыпали на ходу.

— Я готова лететь, — подтвердила Тирия.

И она не шутила. Мордашка присмотрелся к девушке внимательнее и понял, что всех повреждений у нее — обугленный приклад лазерного карабина и почерневшие подметки ботинок. Гарик спросил, как ей это удалось. Тирия молча пожала плечами.

— Рискни остановить меня, — буркнул Иансон и снова закрыл глаза С тех пор как они спаслись из крематория, таанабец ни разу не улыбнулся. Мордашка смотрел на него и видел, каким на самом деле был вечно смешливый и готовый целый день валять дурака Уэс Иансон. Гарик пожалел тех пилотов, которые попадали к нему в рамку прицела.

Кроха ответил не сразу.

— Мы лететь, — все-таки сказал он. — Но мы еще не в нас после того, что нам дал Таргон.

— Держись меня, — сонно посоветовал Тайнер, не открывая глаз. — Я выведу тебя отсюда.

— Мы твой ведомый.

— Вот и ладно, — подытожил Мордашка. Вообще-то он им всем не поверил. Никто из них, кроме Лары, деваронца и Мина, не был в состоянии справиться с «крестокрылом». Но, как сказал Иансон, рискни их остановить.

— Одна небольшая проблема, — Гарик направил луч фонаря в лицо пленницы; женщина лежала на боку, руки ее были связаны за спиной, но она даже не моргнула. — Наш груз.

— Сунем ее ко мне, — предложила Шалла. — места хватит, Она не очень крупная, я тоже. Выгребем из кабины все лишнее и порядок.

— А если примется буянить?

Правый бок Шаллы был залеплен компрессами. В темноте лица девушки почти не было видно, блестели лишь зубы да глаза.

— Тогда я ее убью.

— Вам нечего меня бояться, — подала голос доктор Гаст. — Самое страшное, что я замышляю, это переговоры.

— Переговоры?!

— Насколько я знаю.

— Может, дадим Девятке сразу ее пристукнуть? Кто «за»?

Женщина не обиделась.

— Вы так не поступите, — спокойно произнесла она. — Альянс… о, прошу прошения, Новая Республика так не поступает. Этим вы мне всегда нравились. А еще вы все изнываете от желания знать, откуда, зачем и каким образом взялся Воорт саБинринг. Почему он вообще существует. Не так ли, Воорт?

Чтобы взглянуть на гаморреанца, ей пришлось изогнуться змеей. Хрюк смотрел мимо пленницы, сложно было сказать, о чем он думал.

— Тогда принимайтесь рассказывать, — приказал Гарик.

— Нет, — женщина легла в прежнюю позу. — Лично вы не можете дать то, что мне нужно.

Мордашка саркастически задрал бровь, довольно точно скопировав капитана Селчу.

— Снятие всех обвинений, — перечислила доктор Гаст. — Крупную сумму денег, чтобы начать новую и безбедную жизнь. Защиту от военачальника Зсинжа. По-моему, у меня скромные запросы.

— Кто-нибудь, — попросил Гарик, — вставьте ей кляп. Потом он лег на живот, едва уместившись на узкой скамеечке, которая шла вдоль борта Мордашку тошнило.

 

 






Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 306 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:





© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.053 с.