Размеры для детей разного возраста 6 страница
Лекции.Орг

Поиск:


Размеры для детей разного возраста 6 страница




4-я группа. В нее входят матери, которые ленятся заниматься детьми или просто их не любят. Некоторые из них ограничиваются тем, что лишь кормят и одевают своих детей, а некоторые даже попадают на страницы уголовной хроники за детоубийство. Вполне понятно, почему в нашем Институте мы не встречались с такими матерями.

Не так давно в одном из телевизионных ток-шоу ведущий программы обратился ко мне с вопросом: "Не кажется ли вам, что во избежание подобных трагедий супружеским парам надо выдавать лицензии, по которым они смогут заводить детей?" Тогда я ответил, что никогда об этом не думал, но обязательно подумаю. И вот мое мнение на этот счет: если бы у меня была уверенность, что в нашем правительстве сидят мудрецы, не уступающие библейскому Соломону, которые со 100%-й гарантией сумеют определить будущих убийц, растлителей, извращенцев, то эта идея заслуживала бы внимания. Но кто из нас верит, что там сидят именно такие мудрецы?

Мало того, у меня имеется сильное подозрение, что из большинства психически нормальных молодых женщин, которые не любят детей, получаются первоклассные матери, как только они родят своего собственного ребенка,

К счастью, четвертая группа матерей очень немногочисленна.

Матери из 1-й группы могут развивать и успешно развивают интеллект своего ребенка, если их только научить, как это сделать. То же самое относится и к матерям из 2-й группы. Как правило, они могут уделять своему ребенку от трех до четырех часов в день. Этого вполне достаточно, чтобы научить его читать, писать и дать разнообразные энциклопедические знания. А это позволяет не просто развить, но многократно усилить детский интеллект. Правда, у них почти не остается времени для того, чтобы учить детей играть на скрипке, говорить на иностранном языке или выполнять гимнастические упражнения.

Меня часто смущают те разговоры, которые ведутся в нашем обществе по поводу того, что подавляющее большинство сегодняшних матерей вынуждены работать, а потому не могут целыми днями заниматься воспитанием своих детей. Отсюда как-то непроизвольно делается вывод, что матери, которым не приходится ходить на работу, с утра до ночи только и заняты тем, что воспитывают своего ребенка. Мне кажется очень оскорбительной сама мысль о том, что моя старомодная мать, посвятившая двадцать пять лет воспитанию своих детей, занималась только этим. Тогда, четверть века назад, еще не было электрических стиральных и швейных машин, газовых и электрических плит, не говоря уже о тостерах, посудомоечных машинах, миксерах, кондиционерах и тому подобных вещах. Поэтому можете себе представить, какая большая нагрузка ложилась на ее плечи, а ведь нас у нее было трое. Да, она не ходила на работу, но это не значит, что она не работала. И то же самое можно сказать о подавляющем большинстве ее современниц.

При этом наша семья совсем не относилась к числу малообеспеченных или семей с низким уровнем образования. Моя мать смогла закончить колледж, а отец очень неплохо зарабатывал даже в годы Великой депрессии, так что позволял себе немало денег тратить на книги, которых у нас в доме было великое множество. Я полагаю, что моя мать уделяла каждому из нас не менее четырех часов в день.

Что можно сказать о матерях из 3-й группы, которые вынуждены сильно ограничивать время, проводимое со своими детьми? И сумеют ли им помочь рекомендации, изложенные в этой книге? Да, конечно, потому что главное - не в количестве времени, которое мы проводим со своими детьми, а в его качестве. Разумеется, женщина, которая работает на полную ставку, при всем желании не может уделять своим детям необходимого количества времени. И было бы нечестно требовать от нее этого. Впрочем, никто не хочет в этом признаваться, поскольку подобное признание означало бы, что будущее наших детей вступает в противоречие с интересами нашей карьеры. В здоровом цивилизованном обществе каждой женщине, решившей родить ребенка, должна быть предоставлена возможность заниматься его воспитанием в течение первых шести лет его жизни. А после этого она может вернуться к своей прежней профессии. Многие женщины, являющиеся профессионалами в своем деле, хотят именно этого. Они признают, что профессия матери является наиважнейшей. Более того, они уверяют, что перерыв в карьере, вызванный материнством, нисколько не повредил их профессиональным качествам.

Шесть лет - это немного для взрослого и почти все для ребенка. И как это печально для нашего общества, что родители вынуждены работать целыми днями, чтобы обеспечить своим детям материальное благополучие. В результате дети мало видят своих родителей, и это именно тогда, когда они больше всего в них нуждаются! Когда же мы добиваемся материального благополучия и получаем возможность больше времени уделять своим детям, вдруг выясняется, что те уже выросли. И теперь у них самих нет для нас времени. Лишь тогда мы понимаем, что поезд уже ушел. А может быть, то материальное благополучие, к которому мы так стремились, было, в конце концов, не таким уж и важным?

Здесь есть о чем подумать не только родителям, но и всему обществу в целом. Каждый из нас в глубине души понимает, что удалять ребенка от матери и помещать его в детский сад - это скверный выход из положения. Все это понимают, но никто не хочет признавать это вслух.

Нельзя обращаться с детьми, как с ягнятами, и собирать их в маленькое стадо. Никакое общение со сверстниками не заменит ребенку родителей.

Чем меньше ребенок, тем большее значение для него имеет количество и качество времени, которое он проводит со своими родителями.

Именно они его лучшие учителя, и должны оставаться ими всегда. Ч.Симмонс однажды сказал: "Если вы хотите избавить мир от его недостатков, начните с того, что заручитесь поддержкой матерей". Мы сделали это еще тридцать лет назад и с тех пор никогда не жалели об этом. А в том, что мир нуждается в улучшении, не сомневается ни один человек, который читает газеты и смотрит телевизионные новости.

Но есть ли какой-нибудь смысл растить высокоинтеллектуальных и абсолютно здоровых детей, если им предстоит жить в явно нездоровом мире? Каждому, кто хоть немного задумается над этим вопросом, станет ясен ответ; такие дети - это единственный шанс для нашего мира измениться к лучшему. Именно от них зависит то, каким он станет, поскольку человеческие существа могут осуществлять свои мечты на практике.

Глава 14 - Гениев не может быть слишком много

  Когда в мире рождается истинный гений, вы можете безошибочно отличить его по следующему признаку - все болваны объединяются против него.
  Джонатан Свифт

О гениях, как и о матерях, сложено бесчисленное количество мифов, Эти мифы были бы безумно смешны, если бы не содержали самую гнусную клевету. Я думаю, что ни один из этих мифов не был придуман самими гениями; напротив, они были изобретены весьма недалекими людьми, и в этом состоит одно из объяснений их происхождения.

Одним из таких мифов является следующий: "У гениев, именно потому, что они гении, возникает колоссальное количество проблем". Но попробуйте мысленно обозреть свой жизненный опыт и попытаться ответить на вопрос: "У кого больше проблем - у гениев или людей заурядных?"

Поскольку мы сталкивались и с теми, и с другими, то попытаемся разобраться в этом, основываясь на собственном опыте. Когда в нашем Институте появлялись гении, я был просто счастлив иметь с ними дело. А какие они внимательные и прекрасные слушатели! Они испытывают огромный интерес ко всему на свете. Естественно, что среди обычных людей друзей у меня гораздо больше. Общение с ними также доставляло мне большое удовольствие, но уже по другим причинам - в их обществе я чувствовал себя спокойно и непринужденно. Удобно развалившись в кресле я спрашивал, "Как ты думаешь, будет ли сегодня дождь?" После некоторого размышления кто-то из них высказывал свою точку зрения: "Да, я думаю будет". После чего все тяжело вздыхали. Но тут в дело вступал еще один приятель: "А мне кажется, не будет никакого дождя". Теперь уже вся компания вздыхала с облегчением. Ну и так далее.

Кто-нибудь из читателей может сделать вывод, что мои друзья - фермеры. Однако это совсем не так. Они обычные городские жители и тем не менее единодушны в своем неприятии дождя.

Итак, по самым разным причинам, но мне нравится как общество гениев, так и общество обычных людей. При этом интересно отметить, что в обществе последних мне гораздо меньше хотелось рассказывать о своих идеях, чем в обществе первых. Гении намного терпимее к чужим идеям и точкам зрения, чем обычные люди. Кроме того, у них гораздо меньше проблем и их не слишком волнует, будет дождь или нет.

Второй миф о гениях утверждает, что они - очень раздражительные и агрессивные люди, а всем известно, как это плохо - быть раздражительным и агрессивным. При этом за последние десятилетия мы сами немало обогатили фармацевтические компании, обильно поглощая успокоительные таблетки. Нас раздражает противоречие между тем, каков наш мир, и тем, каким он должен быть.

Мне кажется, дело состоит в неправильном употреблении в общем-то неплохих слов - раздражение и агрессия. Чем зауряднее человек, тем меньше раздражает его данное противоречие. В этом отношении гениев можно смело назвать самыми раздражительными людьми. Именно они активнее и "агрессивнее" других стремятся изменить наш мир к лучшему. Можно даже сказать, что такого рода раздражительность и агрессивность - это возможность измерить наш собственный потенциал. Например, что раздражает моих заурядных друзей? Возможность дождя. А раздраженность, как всякому известно, ведет к агрессии.

Мы можем определить, чего стоим, выяснив, что именно нас заботит. Мы способны выявить гения, узнав о масштабе проблем, которые его раздражают.

Если бы меня попросили составить список десяти величайших целителей в истории, начав его с Христа и Магомета, то я непременно включил бы туда и Д. Сэлка. Больше всего на свете его раздражала такая болезнь, как детский паралич. Он просто не мог смириться с мыслью, что маленькие дети умирают и мучаются от полиомиелита.

В 1940 г., когда в стране свирепствовал полиомиелит, я работал физиотерапевтом. В те дни мы буквально метались по стране, выискивая очаги этого заболевания. И меня тоже чрезвычайно раздражала и нервировала эта проклятая болезнь. Я пытался снять раздражение лечением больных детей, но это было малоэффективно. Раздражение, которое испытывал Д.Сэлк, вызвало у него агрессию. А эта агрессия, в свою очередь, привела к тому, что он задумал предотвратить полиомиелит. Поскольку он был гением, то сумел добиться успеха. Сейчас полиомиелит встречается так редко, что его смело можно отнести к полузабытой болезни. И разве это не прекрасно? Разве не должны родители маленьких детей буквально благословлять раздражение и агрессию Д.Сэлка?

А теперь снова обратимся к раздражению моих заурядных друзей, которое было направлено против дождя. Раздражение вызывает агрессию, но на что она может быть направлена? Что они должны делать в этом случае? Они жалуются. Масштаб раздражающих нас проблем и то, к чему это раздражение нас приводит, - вот причина славы одних и полной безвестности других. Да, гении являются раздражительными людьми, но мы должны благодарить Бога за то, что они именно таковы.

Теперь обратимся к третьему мифу, который уверяет, что гении - беспомощные в быту и непрактичные люди. Но разве можно представить себе гения, который был бы абсолютным неумехой и ничего бы не достиг в своей жизни? Ведь это элементарное противоречие в определении! Нельзя быть гением и ничего не добиться! В таком случае данный человек просто не является гением.

Человек не может считаться умным (т.е. обладающим высокими интеллектуальными способностями, быстро все схватывающим, глубокомысленным, оригинальным и т.д.) и при этом ничего не уметь делать. И если тестирование выявило в нем гения, значит, оно просто неверно. Гениальность проявляется в том, что человек делает.

Леонардо известен как гений совсем не потому, что он успешно прошел тестирование на IQ, а благодаря своим бессмертным творениям. Да и что было бы, если бы какой-нибудь из гениев прошел тест на IQ и при этом показал бы средние результаты? Мы перестали бы читать Шекспира и слушать музыку Бетховена? Между прочим, Эдисона в школе вообще считали тупицей.

Кстати, пример с Эдисоном достаточно интересен. Благодаря своей матери он рано научился читать. Однако в школе он, как и многие гении, особенно не блистал. Но не потому, что он был тупицей, а потому что он был гением и ему там было просто скучно. Учитель даже заявил, что из него не выйдет ничего путного. А Эдисон запатентовал свыше тысячи изобретений! Нечто подобное было и с А.Эйнштейном.

Почти вес гении ненавидели школу, потому что им там было просто нечего делать.

Некоторые матери задают такой вопрос: "Если я научу своего ребенка читать, то не будет ли он скучать, когда пойдет в школу?" Ответить на этот вопрос очень легко. Каким бы ни был ваш ребенок, но в школе он обязательно заскучает. Все дети скучают в школах, и виновата в этом сама школьная система образования, которая унижает детский интеллект. Вопрос не в том, заскучают ли дети, вопрос в том, как бороться с этой скукой.

Чем человек одареннее, тем больше он ненавидит скуку и тем успешнее с ней справляется. Я думаю, что ответ на вопрос "Кому было бы легче выжить на необитаемом острове - гению или дураку?"- достаточно очевиден.

А что, если бы Эйнштейн или Эдисон не были так одарены, а потому бы и меньше скучали в школе? Кому бы от этого было лучше - им самим или нашему миру, который им стольким обязан?

Неужели вы сами пожелаете видеть своего ребенка настолько тупым, что ему даже в школе скучно не будет? А сами-то вы помните, как томительно долго тянулись ваши школьные уроки?

Одна замечательная австралийская мать, которая учила своих детей читать, однажды показала мне своего младшего ребенка, которому едва исполнился месяц. Я ткнул его пальцем в жлвот и спросил: "Привет, малыш, ну как поживаешь?" И тут его мать, сердито сверкнув глазами, сказала мне следующее; "О, не стоит разговаривать с ребенком. Если он слишком рано научится говорить, то, когда пойдет в школу, ему будет просто скучно". Вспоминая ее слова, я хихикал всю обратную дорогу до Сиднея.

Это не детей надо менять, а школьную систему. Впрочем, если ваш ребенок будет обладать высокоразвитым интеллектом, то это поможет ему, как и всем гениям, стать "школонепробиваемым".

Одно очевидно: если трое из тридцати детей идут в первый класс уже кое-что зная, умея читать и считать, то мы можем быть уверены в том, что по крайней мере трое детей из этого класса будут кое-что знать и будут уметь читать и писать, когда перейдут во второй.

Проблемы есть не у тех детей, кто умеет читать, а у тех, кто не умеет этого делать. И не гении имеют проблемы, а вполне заурядные люди. Чонси Гэй Суйте указывал, что "дети, как и гении, имеют пытливый, непредубежденный и открытый для всего нового разум".

Рассмотрим теперь 4-й миф, который утверждает, что между гениальностью и помешательством лежит очень тонкая грань. Разумно предположить, что гениальность не гарантирует от психозов. Но тогда надо задаться таким вопросом: "Разве гениальность каким-либо образом способствует помешательству?"

Все наши наблюдения говорят об обратном, и гении, которых нам довелось знать, были самыми здоровыми людьми. Кто может поверить в то, что обладание высоким интеллектом может привести к желанию убить президента Соединенных Штатов, Римского папу или шесть миллионов людей, заключив их в концентрационные лагеря? Мы уже касались проблемы помешательства, когда говорили о "злых гениях". Все это не больше чем ошибка в определении.

Гарантирует ли одаренность вашего ребенка его счастливую жизнь? Это во многом зависит от того, что мы понимаем под словом "счастье". Если мы определяем его как "отсутствие несчастья", то нам известно много счастливых людей, внимательно созерцающих стены нашего Института. Впрочем, они гораздо известнее под именем идиотов. Поэтому такое определение вряд ли подходит.

Подлинные гении - это самые любезные, внимательные, счастливые, умелые и здоровые люди на свете, Именно благодаря этим признакам мы и понимаем, что они гении.

Но может ли какой-нибудь нормальный человек быть счастливым, читая газеты или смотря по телевизору последние известия? Пожалуй, точнее будет определить счастье, как такое состояние, которое возникает после успеха в борьбе хотя бы с одним злом из тех, о которых сообщают в новостях.

Ну и в заключение этой главы поговорим еще об одной группе гениев, более известных под именем "маленькие дети". И о них сложен миф, согласно которому "малолетние гении - это омерзительные и злобные создания".

В течение тридцати лет мы наблюдали этих "злодеев", некоторые из них были здоровыми, другие имели какие-то мозговые травмы. Но всех их объединяло одно: чем одареннее ребенок, тем более он заботлив и любвеобилен. И тем меньше в его характере тех отвратительных качеств, которые бесят нас в детях. У него просто нет необходимости хныкать, капризничать, жаловаться или каким-либо другим образом быть несносным. Самые одаренные дети оказываются самыми любопытными и независимыми, они способны сами позаботиться о себе. Они больше уверены в себе и у них сильно развито чувство собственного достоинства. Они очень интересные люди, которые уважают других, но и к себе требуют такого же уважения. Вот таким образом обстоит дело с маленькими гениями. Быть гением прекрасно, и поэтому, сколько бы их ни было, их всегда не хватает.

Глава 15 - Как можно использовать 30 секунд

В школе я так ненавидел математику, что познакомился с законом комбинаций и перестановок лишь тогда, когда стал взрослым. Это произошло случайно, зато я пришел от этого закона в полный восторг.

На тот случай, если и с вами было нечто подобное, давайте уделим этому несколько страниц, поскольку понимание этого закона позволит вам уяснить, какие удивительные вещи вы сможете проделывать с вашим ребенком в течение всего 30 секунд.

Если у меня есть пять разноцветных карандашей, то я могу рассортировать их множеством способов. Например, положить красный с голубым, или с желтым, или с зеленым; положить зеленый с желтым, голубым и т.д.

В математике имеется формула, с помощью которой можно подсчитать число всех возможных комбинаций. В нашем случае оно равно: 5х4х3х2х1=120.

Если я возьму шесть карандашей, число комбинаций возрастет до 720, семь - составит 5040 комбинаций, девять - 362'880, и т. д. Количество комбинаций, которые можно составить из двенадцати карандашей, мой карманный калькулятор не смог вычислить.

Базой для любого интеллекта служат факты. Не будет фактов - не будет и интеллекта, Давайте сравним интеллект естественный и интеллект искусственный.

Новенький компьютер стоимостью в 3 млн. долларов обладает абсолютно пустой памятью. Естественно, что он не сможет ответить ни на один из заданных вопросов. Можно сказать, что он находится в нулевом состоянии. Если мы хотим получать от него ответы, нам надо сделать три вещи.

  1. Мы должны снабдить его базой данных. При этом все входящие туда факты должны отвечать трем требованиям:

· точность;

· дискретность;

· недвусмысленность.

  1. Мы должны запрограммировать его так, чтобы он мог оперировать этими фактами и выдавать ответы на наши запросы.
  2. Мы должны научить его тому языку, на котором хотим получать от него ответы.

Теперь компьютер будет ограничен только встречными вопросами, которые могут быть заданы им самим на основании полученной информации. Чем больше информации мы заложим, тем больше ответов сможем получить. Количество закладываемой информации ограничено объемом памяти. Если объем памяти равен одному биту и он занят цифрой "1", то мы сможем задать компьютеру только один вопрос. Если пополнить память еще одним битом с цифрой "0", мы сможем задать уже несколько вопросов, например таких: "Сколько будет 1+1? А сколько будет 2-1?" При добавлении третьего бита информации количество вопросов резко возрастет. Сколько будет 1+2? 1+1+1? 3-2? Ну и так далее.

При добавлении каждого нового факта количество возможных вопросов и ответов будет возрастать по экспоненте. Если мы закладываем недостоверную информацию, то не стоит надеяться и на точность получаемых ответов. Компьютерщики так и говорят: "Заложишь мусор - получишь мусор". Разумеется, компьютер - это слишком дорогая штука, чтобы им рисковать, поэтому приходится затрачивать много времени и денег на подготовку квалифицированных программистов. Мы относимся к компьютеру с уважением, которое граничит с благоговением. Как говорят компьютерщики, даже самые мощные из ныне существующих компьютеров обладают интеллектом уховертки (одного из самых примитивных насекомых).

А теперь давайте обратимся к детскому мозгу, вес которого составляет всего три фунта, зато возможности в десять раз превышают возможности всех национальных архивов США. Компьютеры работают на тех же самых принципах, что и человеческий мозг, но несмотря на все свои возможности, остаются его жалким подобием. Человеческий мозг, не содержащий никаких данных, - это мозг идиота. Поясним это на примере. Если мы возьмем земляного червя, обладающего чрезвычайно примитивной нервной системой, и будем медленно разделять его на части, он постарается сделать все, что в его слабых силах, чтобы помешать нам.

Что в аналогичных обстоятельствах произойдет с ребенком, который находится в глубокой коме? (Кома - это такое бессознательное состояние, при котором человек ничего не видит, не слышит и не ощущает). Если взять тупую пилу и медленно отрезать ему ногу, то он ничего не почувствует и никак не отреагирует. Можно ли представить себе более полное отсутствие интеллекта?

В отличие от червя, находящийся в коме человек даже не попытается воспрепятствовать своему расчленению. Потому что не способен пошевелиться? Нет, скорее потому, что он просто не сознает, что его лишают ноги. У него полностью отсутствуют все пять органов чувств, информация от них не поступает, а значит нет смысла говорить об интеллекте.

Важно отметить, что если нам удастся вывести ребенка из состояния комы, то он может продемонстрировать уровень интеллекта выше среднего. В этом особенно наглядно проявится разница между функциональным интеллектом и потенциальным интеллектом.

У нашего Института скопился богатый материал, касающийся коматозных состояний детей. Если их не удавалось вывести из этого состояния, то они или умирали, или вели "растительный" образ жизни.

Вас, по-видимому, не слишком удивит тот факт, что нам удавалось выводить детей из коматозных состояний, стимулируя поступление к ним визуальной, слуховой и тактильной информации, причем делая это часто, долго и интенсивно.

Впоследствии один из наших сотрудников, доктор Э.Леуинн пересмотрел определение комы в своей книге "Выведение из комы: семья как команда". Он внес в это определение небольшую, но очень существенную поправку.

Медицинские словари определяют кому как "бессознательное состояние, вывести из которого пациента невозможно". Доктор Леуинн определил кому как "бессознательное состояние пациента, из которого он еще не выведен".

Если нет фактов, то нет смысла говорить о разуме. Один простой пример пояснит это утверждение. Предположим, что вы читаете эту книгу, сидя в своей гостиной. А теперь представьте, что у вас в доме начался пожар. Как бы ни была важна эта книга, но вы немедленно отложите чтение. Самое разумное, что в этих обстоятельствах можно сделать, - это позвонить в пожарную часть. Если же вы продолжите чтение, то ваше поведение нельзя будет счесть разумным. А теперь вопрос: почем вы знаете, что у вас в доме еще не начался пожар?

Очевидно, что мы просто не в состоянии действовать разумно, не имея необходимых нам фактов.

Человеческий мозг - это самый совершенный компьютер и он подчиняется тем же самым правилам: чем больше фактов ему известно, тем больше выводов он сможет из них извлечь. Если же эти факты не просто разрознены, но как-то связаны между собой, количество выводов может быть почти бесконечным.

При этом мы должны соблюдать те же требования, которые предъявляет к пользователю компьютер. Если мы будем забивать головы наших детей всякой ерундой, вряд ли стоит ждать от них умных речей и поступков. Поэтому мы должны снабжать их точной, отчетливой и недвусмысленной информацией.

Так что же мы сможем сделать за тридцать секунд? О, чего мы только не сможем сделать! Давайте посмотрим, что удается сделать за это время некоторым родителям. Ребенок смотрит в окно и спрашивает: "Что это?"

Вариант номер один:

Вы говорите: "Извини, детка, но мама готовит обед". На то, чтобы отвязаться от ребенка и сделать из него тупицу, вам потребовалось ровно тридцать секунд.

Вариант номер два:

Вы тоже смотрите в окно и отвечаете: "Это - гав-гав". И вновь, чтобы сказать эту глупость, вам потребуется не более тридцати секунд.

Вот такими нелепыми способами мы тратим драгоценное время своего ребенка, обучая его идиотским словам, за которые впоследствии сами же будем ругать.

Мы пользуемся этими глупыми словами для описания собак, кошек, птиц, туалета, мочи, сексуальных органов и многих других вещей. Вспомните, к каким эмфемизмам мы прибегаем для обозначения пениса. А почему бы сразу не назвать его этим словом. Что непристойного в слове "пенис"?

Вариант номер три:

В течение тридцати секунд мы можем дать и самый простой ответ: "Это - собака". Однако такой ответ не будет соответствовать тем требованиям, о которых мы говорили выше. Слово "собака" не является точным и отчетливым, зато оно весьма двусмысленно. Если кто-нибудь попытается произнести "собака" в обществе ста самых разных людей, то каждый из них поймет это слово по-своему. Один представит крохотную комнатную болонку, другой - огромного и свирепого сторожевого пса. Для одного собака - это лучший друг, для другого - злейший враг.

Вариант номер четыре:

Мы можем сказать и так: "Это собака породы "сенбернар"". Только в этом случае мы дадим абсолютно истинный, точный и недвусмысленный ответ. В этом случае мы потратим наши 30 секунд наилучшим образом.

 

Как печально, что мы очень заботимся о точности и достоверности информации, которую закладываем в свои компьютеры, и так мало уделяем внимания той информации, которую "закладываем" в мозг своего ребенка. А ведь в отличие от компьютера из мозга ребенка нельзя стереть уже полученную информацию, во всяком случае сделать это будет крайне сложно. Он запомнит ее, какой бы она ни была, и будет выдавать нам по первому требованию.

Из чего сделана луна? Что, вы, кажется, сказали "из зеленого сыра"? Если вы хотели ответить как-то по-другому, значит ваши предки не были англичанами, поскольку это типично английская чушь. Впрочем, дети других народов слышат от своих родителей чушь испанскую или итальянскую, китайскую или африканскую.

Но неужели именно на нее стоит тратить целых тридцать секунд? Впрочем, даже если вы их использовали с помощью четвертой возможности, все это только начало.

Слова, цифры, картинки - все это является фактами, особенно если они точны, отчетливы, недвусмысленны и, уж конечно, истинны. В последующих главах, которые посвящены чтению, математике и энциклопедическим знаниям, мы поговорим об этих требованиях к фактам и учебным материалам более подробно.

А сейчас достаточно сказать, что большинство энциклопедических фактов может быть представлено в виде картинки, наклеенной на карточку размером 11x11. Картинка может изображать собаку, птицу, насекомое, рептилию, минерал, президента, произведение искусства и множество других сюжетов.

Теперь давайте разберемся с тем, что мы можем успеть сделать за 30 секунд, если разделим их на три части по десять секунд каждая и будем это делать три дня подряд,

В течение десяти секунд мать может показать своему ребенку десять различных картинок. При этом, чем быстрее она это будет делать, тем лучше их запомнит ребенок. Чайка, овчарка, изумруд, карта Африки, Толстой, Шекспир, бразильский флаг, липа, гора, ананас. Десять секунд - десять фактов. Показывая эти картинки три дня подряд и тратя на показ каждой из них не больше одной секунды, мы добьемся того, что ребенок их прекрасно запомнит. Но это только начало.

Предположим, ваш ребенок - это нормальный двухлетний малыш, который в своей жизни еще ни разу не видел собак. Приготовьте для него десять карточек, на каждой из которых будет изображена собака определенной породы. То есть это уже будут не просто десять разрозненных фактов, но десять фактов, имеющих взаимосвязь, объединенных общим понятием "собака".

"Взгляни, детка, все эти картинки изображают животных, называемых "собаками": немецкая овчарка, колли, Лабрадор, пудель, коккер-спаниель, боксер, доберман-пинчер, золотистый ротвеллер, чау-чау, болонка".

А потом вы с ребенком идете гулять по улицам и видите пуделя. Без сомнения, ваш ребенок мгновенно закричит: "Смотри, мама, собака!" Он скажет именно "собака", а не "пудель". Пока он еще не научился разбираться в породах собак, хотя видел и запомнил десять ваших картинок. Но каким образом он распознает собаку именно как собаку?





Дата добавления: 2015-02-12; просмотров: 333 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.013 с.