Лекции.Орг

Поиск:


Устал с поисками информации? Мы тебе поможем!

Отношение римско-католической церкви и государства




По мере исторического развития римско-католической церкви выделились три основополагающие особенности. Прежде всего Церковь – это реальная общность божественно открывшейся веры и божественного закона, поэтому она не может изменяться по воле конгрегаций. Церковь никогда не была сектой вдохновенных проповедников; напротив, она представляет собой четко организованное сообщество людей, исповедующих христианство, согласно определенным законам, включая законную передачу постов. Духовная власть была передана Иисусом Христом непосредственно апостолам по указанию «свыше», и иерархия посвященных в духовный сан состоит из компетентных толкователей и носителей апостольного духа, которые наследуют Господу. Наряду с критериями веры и иерархического построения системы правления, столь же незыблемой для католической Церкви является духовная власть , с главенствующей ролью первосвященника.

Современное государство возникло из буржуазных революций XVIII-XIX вв. Оно зиждется на правах человека и гражданина, признает принцип суверенитета народа, воссоздает новый правящий класс. Старорежимный священник заменен заменен в нем светски образованным интеллектуалом, который в странах континентальной Европы является преимущественно агностиком или даже воинствующим антиклерикалом. На смену аристократам пришли предприниматели и капиталисты. Они заинтересованы в сохранении влияния церкви только в той мере, в какой это влияние служит их интересам.

Сами по себе новые политические принципы и новая экономическая система не противоречат учению церкви. Одна следует подчеркнуть, что лежащие в их основе теоретические воззрения и материалистические интерпретации могут оказаться несовместимыми с учением церкви.

Новое государство не зиждется на единстве вероисповедания.

Жизнь концентрируется вокруг индивида как мирянина и гражданина и его экономических, политических и научных интересов. Нельзя отрицать наличие сильной тенденции сместить религию в сферу частной жизни, рассматривать верующего христианина, стремящегося вернуть эту цивилизацию к христианству, как некоторым образом инородную фигуру общественной жизни. Церковь превратилась в некую ассоциацию, частную организацию, с правовой точки зрения не отличающуюся от других ассоциаций и клубов, объединяющих людей по их увлечениям. С того времени стал изменяться смысл социальных институтов. Брак стал полностью зависеть от способности партнеров извлекать субъективное удовлетворение, не очень заботясь об объективной цели брака, находящейся за пределами индивидуальных интересов. Государство начинает терять свое высокое призвание как орудия совершенствования жизни. Оно становится ночным сторожем, который караулит сейфы и прилавки, способствует развитию торговли и получению прибыли. Что касается образования, то оно направлено в большей степени не на моральное воспитание личности, а на профессиональную подготовку для получения прибыльной работы. Новая светская цивилизации преимущественно материалистична. Она существует на средства, унаследованные от христианства, и это будет продолжаться до тех пор, пока эти средства не будут исчерпаны.

В этих условиях современное государство занимает по отношению к церкви нейтральную позицию, однако, в некоторых странах все еще сохраняется аура христианской культуры. Нейтралитет – это государственная политика в области религии, заключающаяся в признании того, что люди, живущие в данном государстве, объединяются во множество групп по религиозному принципу и ни в одной из них нет ни значительного меньшинства, ни значительного большинства его жителей. Следствием такого положения становится мирное разделение государства и церкви.

Государство является католическим или протестантским в том случае, если подавляющее большинство его граждан принадлежат к одной или другой конфессии. Однако современные конституции утверждают принципы свободы церкви в свободном государстве. Если правящий класс в современном государстве выступает против христианства, тогда разделение государства и церкви превращается в преследование во имя секуляризации. Возможен и третий тип государства, существующий только там, где не были уничтожены традиционные монархические элементы: это христианское государство, терпимо относящееся ко всем религиозным группам, но, в соответствии с публичным правом предоставляющее привилегии христианским церквам. Такие христианские государства практикуют правовое и политическое сотрудничество с церковью путем заключение соглашения (конкордата).

Церковь отвергла новую позитивистскую доктрину, которая превращает суверенную волю государства в источник права и тем самым не признает значения естественного и божественного закона, отрицает независимость священных установлений канонического права. Церковь отвергла основной постулат галликанизма – передачу дел от церковных судов светским, под мнимым предлогом злоупотреблений духовной власти или неспособности церковных судов осуществлять правосудие. Она осуждает принцип повсеместного и постоянного преобладания гражданского права над каноническим, точно так же как она отвергает положение, что конкордаты могут расторгаться государством произвольно, в зависимости от государственных интересов или политической конъюктуры. Церковь не приемлет современный тезис о лишении ее права участвовать в воспитании и образовании верующих детей.

Основой идеального сотрудничества между церковью и государством является прежде всего убеждение, что не может существовать реального противоречия между правами и обязанностями христианина и правами и обязанностями гражданина. Сказанное вытекает из порядка целей человеческих сообществ. В свою очередь порядок, опирающийся на представления о метафизической природе человека, направляет различные сообщества (семью, государство, объединение наций) к их соответствующим целям. Церковь – это самодостаточное, совершенное, а не просто религиозное общество, существующее наряду со светским. Церковь не попадает под суверенитет других обществ, таких, как национальное государство или народный суверенитет., большинство верующих, или утопическое всемирное государство.



2.3. Отношения церкви и государства в мусульманских странах.

Из всех известных в VII в. религий лишь ислам с самого начала возникновения стал идеологическим и политическим обоснованием создания социально-экономического и государственного строя. Все органы управления, осуществляющие функции государственной власти и права санкционировались шариатскими законами. Исламская правовая доктрина требует закрепления за шариатом функции единого законодательства.

По учению ислама, люди не создают законы, а применяют божественные законы на практике. Поэтому власть может быть исполнительной, административной и судебной, но не законодательной, Законодателем считается только Бог. Между исполнительными и законодательными органами власти в исламе не может быть противоречий, так как они фактически являются исполнителями божественных законов . Поэтому можно говорить, что Коран и Сунна являются главными источниками конституций мусульманских стран.

Все ветви государственной власти, с точки зрения ислама, могут согласованно действовать на основе единого источника – божественного закона.

Социальная доктрина ислама рассматривает государственный строй как установленный свыше, а частную собственность объявляет неприкосновенной. Власть, не санкционированная религией, объявляется ненадежной, и богословы требуют религиозного контроля над государством. Однако религиозный контроль над государством не означает, что духовенство обязательно должно занимать какой-либо государственный пост.

Ислам признавался как религия и форма поклонения Богу и управления обществом. Пророк Мухаммед и его сподвижники особо подчеркивали отличие их общины и государства от существовавших государств. Исламское государство должно быть противоположно правлению фараонов, Вавилону, римским империям, Византии и Ирану. Пророк Мухаммед отверг титул «Малик» (царь).

В законах шариата с самого начала были зафиксированы принципы, относящиеся к форме правления и государства, основы которого составляют жизнь и свобода человека, права собственности, равенство, справедливость, консультативное правление (Шура).

Законы шариата проповедовали любовь к создателю (Богу) и его творениям, особенно к человеку, как к самому ценному и разумному творению Бога.

Говоря об учении ислама о государстве и власти, необходимо объяснить: является ли исламский политический строй теократическим или нет? Этот вопрос, как справедливо отмечает исламовед из США Бернард Луэйс, имеет скорее абстрактное, чем практическое значение. Ответ на него в значительной степени зависит от определения теократии. В соответствии с одним из определений, теократия — это государство, в котором власть принадлежит церкви, т.е. духовенству. Ясно, что в этом смысле ислам не является и не может быть теократическим. В исламе нет церкви и нет духовенства, как с теологической точки зрения, потому что в нем нет духовной должности или духовного посредничества между Аллахом и верующим, так и учредительской, потому что здесь нет епископов и иерархической власти религиозных деятелей. Поскольку шариат, являющийся священным законом ислама, охватывает все стороны человеческой деятельности, он направляет власть во всех сферах ее применения (в том числе в области государства и власти).

Поскольку законы шариата божественны, то его часть, касающаяся власти, в свою очередь характеризуется этими же особенностями. Задача блюстителя закона в исламе заключается не в теоретическом размышлении, а в том, чтобы сформулировать четкие правила, разъяснить их и определить принципы, изложенные в Коране, Сунне (изречениях пророка Мухаммеда) и других источниках, которые признаны исламским правом.

На протяжении 14 веков мусульмане основали многие государства, характеризующиеся как исламские государства. Эти государства отличались друг от друга очень разнообразными географическими, климатическими, национальными, экономическими, социально-культурными, психологическими и др. условиями. Это разнообразие отражено в названиях исламских государств (республика, монархия, исламская республика, эмираты, султанаты и др.). В то же время все они мусульманские и придерживаются законов шариата. Мусульманские ученые и правоведы допускали, что люди науки и религии различаются по своим добрым намерениям. Мусульманский пророк Мухаммед говорил: «Различия в моей общины – это милосердие». Очень часто это изречение пророка применяется для улучшения взаимоотношений, взаимотерпимости между различными юридическими школами в мусульманских странах.

В Коране и Сунне определен ряд принципов, которые направлены на обеспечение правителям возможности осуществления справедливого правления, а управляемым (т.е. народу) – возможности судить о том, выполняет ли это правитель. Среди этих принципов есть принцип совещания или совета (Шура), который, как правило, считается противоположным принципу единоличной диктаторской власти.

Окончательная цель мусульманского государства, по мнению мусульманских правоведов, заключается в обеспечении возможности мусульманину жить праведной, с точки зрения ислама, жизнью.

Классическое исламское государство после смерти пророка Мухаммеда прошло в своем развитии несколько этапов.

Все теоретические концепции ислама о государстве и политике базируются на том, что власть в государстве существует благодаря «божественной справедливости», основывающейся на шариате, при наличии справедливого богобоязненного правителя. Если правитель приказывает делать то, что противно религиозным заветам, то подчиненные не обязаны повиноваться ему. Порочность и несправедливость такого правителя отнимает у подданных возможность вести праведную жизнь.

Согласно политической теории ислама, разрешение на осуществление власти дает народ. При этом народ обязуется быть верным и покорным правлению и власти. Само мусульманское правление рассматривается как двухсторонний договор между ними. Согласно шариату, община-умма сохраняет за собой право смещения правителя, если тот узурпирует власть.

Политическая доктрина ислама, восходящая к шариату, включает в себя еще один принцип. Ислам отрицает наследственную передачу власти или ее приобретение. Одним из важных моментов в учении ислама является толкование нации и гражданства. Согласно шариату, исламская нация – это умма. Понимание термина умма – народ как носитель единой веры ислама – всегда остается мощным фактором национальной интеграции, нивелирования этнических различий.

Фундаментальная концепция ислама – мусульманин является рабом Аллаха (абдаллах) – в корне противоречит менталитету Запада, так как «кто является рабом Аллаха, тот не может быть рабом себе подобного». Отсюда понятия гордости и непоколебимости мусульманина. Ислам ниспослан для того, чтобы спасти «человека от человеческого рабства и сделать его рабом господа Бога».

В странах Ближнего и Среднего Востока на современном этапе существуют различные концепции по отношению к религиозному государству. Но все убеждены в одном, что игнорировать роль ислама и шариата в создании социально-государственного строя опасно и нецелесообразно.

Две противоположные концепции: «Ислам является основным источником законодательства», и «Никакой религии в политике, никакой политики в религии», - в мусульманских странах никогда не смогли долго сосуществовать[8].

 






Дата добавления: 2015-08-18; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 1995 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:





© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.004 с.