Недемократические политические режимы
Лекции.Орг

Поиск:


Недемократические политические режимы




Чтобы обнаружить природу политического режима, бывает доста­точно тех представлений, которые имеют о нем даже наименее ос­ведомленные люди: «...республиканское правление — это то, при ко­тором верховная власть находится в руках или всего народа или части его; монархическое — при котором управляет один человек, но посредством установленных неизменных законов; между тем как в деспотическом все вне всяких законов и правил движется волей и произволом одного лица»[68].

Монархия (от греч. monarchia — единовластие) — это такое государственное устройство, при котором управление государством находится в руках одного человека и по наследству остается в одной семье. В наслед­ственной монархии исключены те споры и гражданские войны, которые могут возникнуть при смене престола в выборной монархии, ибо честолюбивые могущественные особы не могут питать никакой надежды на трон. Монарх не в состоянии непосредственно осущест­влять всю полноту власти и частично доверяет реализацию отдель­ных функций государственным чиновникам. Монархическая форма правления сохранилась и поныне, например в Великобритании, Ис­пании, Швеции, но тут власть монархии ограничена конституцией, законодательные функции переданы парламенту, а исполнитель­ные — правительству.

В рабовладельческих и феодальных государствах монархия вы­ступала как неограниченная деспотия. Гегель писал, что извраще­нием монархии является деспотизм, когда правитель осуществляет управление государством по своему произволу. При этом Гегель под­черкивает, что государственное устройство зависит главным обра­зом от характера народа, от его нравов, степени образованности, образа жизни и численности.

Следует упомянуть также такой недемократический режим, как олигархия (от греч. oligarchia — власть немногих) — политическое и экономическое господство, правление небольшой группы рабовладельцев, кре­постников, капиталистов, милитаристской верхушки; финансовая олигар­хия группа крупнейших капиталистов, владеющих промышленными и банковскими монополиями, фактически господствующих в экономи­ческой и политической жизни общества.

К недемократическим режимам относится и авторитарный (от лат. autoritas — власть, влияние), базирующийся на антиправовой концепции и практике властвования. К историческим формам та­кого режима относятся азиатские деспотии, тиранические режимы древности, абсолютистские режимы средневековья, Нового време­ни, а также военно-полицейские и фашистские режимы. Такого рода режимы именуются также тоталитарными (от лат. totalitas — цель­ность, полнота). При тоталитарных режимах власть основывается на однопартийной системе и все пронизывающей, навязанной сверху идеологии. Это относится к культуре, экономике, обществен­ной и личной жизни. Сам термин «тоталитаризм» ввел Б. Муссолини для характеристики руководимого им движения и режима. При этом он использовал идеи включившегося в фашистское движение итальянского философа-неогегельянца Дж. Джантиле (1875—1944) о тоталитарном государстве как воплощении нравственного духа наро­да, о растворении индивидуальности в тотальных политических структурах. Джантиле вошел в фашистское правительство Муссоли­ни. Он считал, что никаких границ государственного вмешательства в частную жизнь человека не существует. В антиутопиях Е. Замятина «Мы» (1920), О. Хаксли «Прекрасный новый мир» (1932) тотали­тарный строй описан как замкнутое рационально-технократическое общество, «расчеловечивающее человека», превращающее его в ма­рионетку на основе психофизической инженерии и уничтожения морали, любви, религии, подлинного искусства и науки. С середины 1930-х гг. различные концепции тоталитаризма распространяются в социально-философской и художественной литературе как осмыс­ление практики нацизма и сталинизма. А. Кестлер, О. Мальро, Дж. Оруэлл, Ф. Боркенау и др. дали описание тоталитаризма как об­щества, качественно отличного от всех иных обществ, существовав­ших в истории. Тоталитарный режим в их концепциях базировался на таких принципах: всеохватывающая идеология, обращенная не к разуму, а к инстинктам и интуиции; монолитная партия как носи­тель этой идеологии и одновременно мощная машина власти над всеми сферами жизни общества и личности; наделяемый харизматическими способностями вождь; жесткий аппарат массового террора; абсолютизация национального превосходства и беспощадный антисемитизм и, наконец, военная агрессивность, геополитические притязания.

В послевоенное время проводились многочисленные системати­ческие исследования идеологических, политических, экономичес­ких и психологических источников и предпосылок тоталитаризма. В работе английского экономиста Ф. Хайека «Путь к рабству» (1944) генезис тоталитаризма связывался с антилиберальными и социалистическими политическими течениями второй половины XIX в., от­рицавшими абсолютную ценность личности и рассматривавшими человека лишь как момент в движении к коллективной цели. В ра­боте X. Арендт «Источники тоталитаризма» (1951) утверждалось, что существует отличие тоталитаризма от других форм государст­венного насилия — деспотии, тирании, диктатуры; прослеживалось превращение личности в элемент тоталитарной системы, для кото­рого характерно сочетание безотчетной веры с крайним цинизмом.

В более широком смысле тоталитаризм нередко связывается с выходом в XX в. на политическую сцену «массового человека» (О. Шпенглер, X. Ортега-и-Гассет, Н.А. Бердяев), якобы легко попа­дающего в ситуации экономических и военных потрясений под дей­ствие пропаганды национализма, антисемитизма и мифологии «на­родности». Экономические корни тоталитаризма усматриваются в стремлении в экстремальных условиях решать экономические про­блемы путем централизации управления, командно-административ­ного планирования и контроля над народным хозяйством. Счита­лось, что когда этот процесс разрушает механизмы самоорганизации экономики, начинается роковое движение общества к тоталитариз­му. В ряде стран Южной и Восточной Европы тоталитаризм явился следствием «диктатуры модернизации»: эти общества столкнулись с задачей провести форсированную индустриализацию и совершить экономический рывок в условиях технологического отставания и низкого уровня образования, политической и экономической куль­туры людей, засилья патриархальных отношений. В такой ситуа­ции была сделана ставка на сильную власть, подавление рыночных отношений, мобилизацию народа с помощью идеологических мифов и насилия на совершение экономического чуда. Реализация этих идей разрушала традиционные социальные институты, вела к бюрократизации и милитаризации общества и в конечном счете заводила в тупик тоталитаризма, нашедшего свое пагубное выра­жение в России в виде сталинизма, а в Германии в виде фашизма с Гитлером во главе[69].

Крайней формой тоталитаризма является фашизм (от лат. fascismo, fasio — пучок, связка, объединение) — это открыто террорис­тическая диктатура, направленная на подавление всех демократических свобод и прогрессивных общественных движений, осуществление насилия над массами через всеобъемлющую государственно-политическую машину, вклю­чающую систему массовых организаций и разветвленный аппарат идеоло­гического воздействия, дополняемый системой массового террора. Идеоло­гия фашизма — воинствующий расизм, шовинизм[70], насилие, культ вождя, тотальная власть государства, всеобщий контроль над лич­ностью, милитаризация всех сфер жизни общества. Широко исполь­зуя демагогические формы пропаганды (апологеты фашизма утверж­дали, что в государстве не существует больше свободного состояния мысли; имеются лишь мысли правильные и мысли, подлежащие ис­треблению), разжигая у народа шовинистические и захватнические настроения, фашизм являет собой опасные для человечества режим, идеологию и насквозь агрессивную практику[71].

Во многом близким, а в чем-то даже тождественным ему в спо­собах государственного управления является такой тоталитарный режим, как сталинизм, который называют казарменным социализ­мом. (Не случайно партия немецких фашистов именовалась нацио­нал-социалистской.) Удивительный парадокс: В. Ленин, комменти­руя идеи К. Маркса и преимущественно Ф. Энгельса о государстве, говоря о значимости создания социалистического государства, за­канчивает свой анализ идеей о неминуемом отмирании государства, прямо смыкающейся с принципами анархизма. Утверждая эту идею, Ленин, а потом уже и Сталин создали тоталитарное государство. (И все это у нас было принято характеризовать как гениальное уче­ние Ленина о государстве.)

Фашизм отличался от сталинизма прежде всего тем, что при фа­шизме агрессия и террор были направлены в первую очередь на чужие территории, на эксплуатацию и истребление народов завое­ванных территорий. В отличие от сталинизма немецкому фашизму были присущи еще и расизм (чванство своей арийской расой), зве­риная ненависть к евреям и вытекающая из этого политика унич­тожения огромных масс этого народа. И при сталинизме, и при фа­шизме власти (в лице вездесущего НКВД—КГБ в СССР или гестапо в гитлеровской Германии) пытались держать под контролем всю жизнь народа, все помыслы и поступки людей. Ф.М. Достоевский, предвидя опасность тоталитаризма, говорил устами персонажа «Бесов»: «...главное — равенство. Первым делом понижается уровень образования, наук и талантов... Цицерону отрезывается язык, Ко­пернику выкалывают глаза, Шекспир побивается каменьями... Рабы должны быть равны... В стаде должно быть равенство... Жажда об­разования есть уже жажда аристократическая...» Так было на самом деле, но средства «массовой дезинформации» утверждали: «Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек!» В таком ту­мане лжи строился социализм со взором на сияющие высоты ком­мунизма. При этом достижение этих высот каждый раз переноси­лось почему-то на двадцать лет.

Характеризуя коммунизм как противоестественный и противообщественный строй, И.А. Ильин говорит, что его построение свелось к попытке создать такой режим, который покоится целиком на началах ненависти, взаимного преследования, всеобщей нищеты, всеобщей зависимости и полного подавления личности. В основе коммунизма, продолжает Ильин, лежит идея классовой ненависти, зависти и мести, идея вечной классовой борьбы пролетариата с не­пролетариями; на этой идее строятся все образование и воспитание, хозяйство, государство и армия; отсюда взаимное преследование граждан, взаимное доносительство и искоренение. Проводится всеобщее изъятие имущества; добросовестные и покорные теряют все, недобросовестные грабят и втайне наживаются. После всеобщей экспроприации и пролетаризации оказывается, что в стране имеется только один монопольный работодатель — диктаторское государство, ведомое монопольной коммунистической партией и управляемое аппаратом коммунистических чиновников[72]. Все потуги «постро­ения» коммунизма осуществлялись и осуществляются (по-другому, видимо, это невозможно) только при помощи системы террора, т.е. насильственно, силой страха и крови. Всемогущество тоталитарного государства во главе с тираном возможно лишь там, где воля народа подавлена силой террора.

Тоталитарное разложение души

Тоталитарный режим действует разлагающе на души людей, навя­зывая им целый ряд болезненных уклонов и стереотипов, которые, как волны в ветреную погоду, распространяются в виде психической заразы и въедаются в ткань души. К ним, говорит Ильин, относятся: политическое доносительство (чаще всего заведомо ложное), лице­мерие и ложь, утрата чувства собственного достоинства и утриро­ванный патриотизм, мышление чужими мыслями, готовые трафа­реты в мыслях и поступках, льстивое раболепство, культ личности вождя и постоянный страх. Если для демократии нужны смелость мысли и продуктивность реального дела, то для деспотизма нужны страх, который пронизывал бы все от верха до низа, и полное по­слушание воле вождя. «Все люди равны в республиканских государ­ствах, они равны и в деспотических государствах: в первом случае — потому, что они — всё, во втором — потому, что все они — ничто»[73]. Герой пьесы А. Афиногенова «Страх», поставленной в 1931 г., про­фессор Бородин говорит: «80 процентов всех обследованных живут под вечным страхом окрика или потери социальной опоры. Молоч­ница боится конфискации коровы, крестьянин — насильственной коллективизации, советский работник — непрерывных чисток, партийный работник боится обвинения в уклоне, научный работник — обвинения в идеализме, работник техники — обвинения во вреди­тельстве. Мы живем в эпоху великого страха»[74].

Это очень тонкая и точная характеристика моральной атмосфе­ры советской страны того времени. Тогда во всех умах царил страх, на всех лицах — недоверие и подозрительность, исчезло взаимное доверие, у многих улетучились честь и чувство собственного достоинства, люди не доверяли друг другу, одни следили за поступками и мыслями, настроениями других, являясь для них сыщиками, сви­детелями и судьями. Так возникла привычка подчиняться чужой воле и чуждым (для духа народа) законам и государственным учреждени­ям. Характеризуя изменения, происшедшие в период культа личнос­ти, можно использовать слова Гегеля: «Образ государства как ре­зультата своей деятельности исчез из сердца гражданина... незначи­тельному числу граждан было поручено управление государственной машиной, и эти граждане служили только отдельными шестеренка­ми, получая значение только от своего сочетания с другими»[75].

В этих условиях целостность нравственной жизни народа распа­лась. Но Кант утверждал, что нельзя принудить человека быть счас­тливым так, как того хочет другой. Каждый вправе искать своего счастья на том пути, который ему самому представляется хорошим, если он только этим не нанесет ущерба свободе других в их стрем­лении к подобной цели. Правление отеческое, при котором поддан­ные, как малые дети, не в состоянии различить, что для них полезно, а что вредно (за них это решает глава государства), — такое прав­ление есть величайший деспотизм. Правление должно быть не оте­ческим, а отечественным, объединяющим правоспособных граждан.

Безоговорочное повиновение, по Монтескье, предполагает неве­жество не только в том, кто повинуется, но и в том, кто повелевает: ему незачем размышлять, сомневаться и обсуждать, когда достаточ­но только приказать. Деспотизм так ужасен, что губит даже самих деспотов, разлагая их душу. Извращенная психология тирана с от­кровенной циничностью выражена Нероном, сказавшим: «Я желаю, чтобы у народа была только одна голова».

Побороть больные феномены человеческой душе нелегко. Для этого, как показывает опыт жизни, требуются немалое время, чест­ное и мужественное самосознание, очистительное и искреннее по­каяние, новые привычки к независимости и самостоятельности и, главное, новая система воспитания и духовного возрождения.

 

*

* *

В заключение следует сказать, что политическая система общества так же, впрочем, как и экономическая, теснейшим образом за­вязаны на духовную жизнь общества. И тут происходят тончайшие взаимодействия, ведущие к взаимоопределению различных сфер социального бытия. Подобно тому как организм в целом страдает от заболевания особо важных своих систем, точно так же ненормаль­ное или слабое функционирование той или иной сферы в жизни общества ведет к болезни общества в целом. Секрет здоровья обще­ственного организма, как и организма единичного человека, зависит от гармонии всех сфер и систем в едино-целостности социального организма.

 

*

* *

 

Контрольные вопросы

1. Почему философия занимается экономикой и политикой?

2. Каким Вы видите будущее политики?

3. Расскажите о роли политики (в широком ее понимании) в Вашей личной жизни.

4. В чем смысл разделения труда на умственный и физический?

5. Считаете ли Вы совершенствование техники необходимым процессом или это «дурная бесконечность»? Где границы между ними?

6. Частную собственность принято рассматривать с правовой точки зре­ния. Рассмотрите ее с психологических и нравственных позиций. Каким Вам видится ее будущее?

7. Рассмотрите применительно к собственности понятия равенства и рав­ноправия.

8. Почему в современной хозяйственной деятельности возрастает роль пси­хологии и нравственности?

9. Чем объясняются необходимость и ограниченность права? В чем они проявляются?

10. Как Вы относитесь к утверждению, что в будущем мировом сообществе политику и право заменят философия и нравственность?

11. Как Вы оцениваете современное значение и будущее института государ­ства?

12. Перечислите и оцените виды политических режимов и их философию.

13. В чем общее и различное фашизма и социализма?

 

Личность в истории

Тема 8

 





Дата добавления: 2015-02-12; просмотров: 402 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.006 с.