Естествеяноправовая аксиология
Лекции.Орг

Поиск:


Естествеяноправовая аксиология




Возникновение юридико-аксиологического подхода связано с появлением естественноправовых воззрений, с различением права естественного и права позитивного (властно данного, искусственно­го, произвольного, официального, волеустановленного и т. д.).

Согласно естественноправовой аксиологии, естественное право как воплощение объективных свойств и ценностей "настоящего" права выступает в виде должного образца, цели и критерия для оценки позитивного права и соответствующей правоустанавливаю-щей власти (законодателя, государства в целом), для определения их естественноправовой значимости, ценности. При этом естествен­ное право (как в доктринах юснатурализма, так и в философских интерпретациях естественного права) понимается как уже по своей природе нравственное (религиозное, моральное и т. д.) явление и исходно наделяется соответствующей абсолютной ценностью.

В понятие естественного права, таким образом, наряду с теми или иными объективными свойствами права (принципом равенства людей, их свободы и т. д.), включаются и различные моральные (религиозные, нравственные) характеристики. В результате такого смешения права и морали (религии и т. д.) естественное право пред­стает как симбиоз различных социальных норм, как некий ценност­но-содержательный нравственно-правовой (или — морально-пра­вовой, религиозно-правовой) комплекс, с позиций которого выно­сится то или иное (как правило, негативное) ценностное суждение о позитивном праве и позитивном законодателе (государственной власти). »

При таком подходе позитивное право и государство оценива­ются (в ценностном плане) не столько с точки зрения собственно правового критерия (тех объективных правовых свойств, которые присутствуют в соответствующей концепции естественного права), сколько по существу с этических позиций, с точки зрения пред­ставлений автора данной концепции о нравственной (моральной, религиозной и т. д.) природе и нравственном содержании настоя­щего права. Совокупность подобных нравственно-правовых свойств и содержательных характеристик естественного права в обобщен­ном виде трактуется при этом как выражение всеобщей и абсолют­ной (также и в аксиологическом плане) справедливости естествен­ного права, которой должны соответствовать позитивное право и деятельность государства в целом.

Понятие естественноправовой справедливости наполняется при таком подходе определенным, особым для каждой концепции и, следовательно, ограниченным и частным нравственным (или сме-

Глава 5. Правовая аксиология

шанным нравственно-правовым) содержанием. Иначе говоря, здесь мы имеем дело с материально-содержательной (т. е. на уровне эм­пирических явлений и фактического содержания), а не с формаль­но-логической (на уровне теоретических абстракций принципов, норм и форм долженствования) трактовкой понятия и смысла справед­ливости.

Уже в силу такого совмещения (и смешения) в естественно-правовой (и в любой нравственно и вообще материально-содержа­тельно трактуемой) справедливости формальных и содержатель­ных (материальных, фактических) компонентов она — по опреде­лению — не является принципом в специальном смысле этого по­нятия как теоретической категории и формального предмета. По­этому различные естественноправовые концепции справедливости — вопреки их претензиям на нравственную (или смешанную нравст­венно-правовую) всеобщность и абсолютную ценность — на самом деле имеют относительную ценность и выражают релятивистские представления о нравственности вообще и нравственных ценностях права в частности.

Таким образом, в рамках естественноправового подхода, вклю­чая сферы юридической онтологии и аксиологии, смешение права и морали (нравственности, религии и т. д.) сочетается и усугубляется смешением формального и фактического, должного и сущего, нор­мы и фактического содержания, идеального и материального, прин­ципа и эмпирического явления.

В плоскости юридической аксиологии это проявляется, в част­ности, в том, что проблематика правовой ценности закона (позитив­ного права) и государства подменяется их нравственной (мораль­ной, религиозной) оценкой и соответствующим требованием того или иного (неизбежно-релятивного, частного, особенного) нравст­венного или смешанного нравственно-правового содержания пози­тивного права и государственной деятельности. Подобные представ­ления в наиболее концентрированном виде присутствуют в конст­рукциях естественноправовой справедливости как выражения нрав­ственных или нравственно-правовых начал, свойств и ценностей "подлинного" права.

Эти недостатки, разумеется, не умаляют такие несомненные заслуги и достижения естественноправового подхода в области пра­вовой теории и практики, как постановка и разработка проблем юридической аксиологии (в тесной связи с вопросами юридической онтологии и гносеологии), идей свободы и равенства людей, естест­венноправовой справедливости, прирожденных и неотчуждаемых прав человека, господства права, правового ограничения власти, правового государства и т. д.

Что же касается отмеченных недостатков естественноправо­вого подхода, включая и аксиологические аспекты, то они присущи не только концепциям традиционного и современного юснатурализ-

Раздел I. Общие проблемы философии права

ма, но и различным собственно философским учениям прошлого и современности, которые в своем правопонимании так или ина­че исходят из идей и конструкций естественного права. В этой свя­зи можно назвать учения Канта, Гегеляи ихпоследователей, B.C. Соловьева, Р. Марчичаи других представителей морально-нравственного учения о праве, его трактовки как "нравственного минимума", части морального порядка, выражения нравственной (моральной, религиозной) справедливости и т. д.

Так, в кантовском моральном учении о праве, находящемся еще под заметным влиянием естественноправовых представлений, речь идет именно о моральной, а не о правовой ценности позитив­ного права и государства. Сама идея республиканизма (этой кан-товской версии правового государства) обосновывается Кантом как максима морального сознания, как требование морального катего­рического императива.

Нравственная трактовка права и государства содержится и в философии права Гегеля, которая мыслилась им как последова­тельная философская разработка естественного права. При этом примечательно, что мораль трактуется Гегелем как некое особен­ное право, а позитивное право ("право как закон") и государство относятся им к сфере нравственности, т. е. рассматриваются как нравственные явления, как формы объективации нравственной идеи1. Три раздела "Философии права" Гегеля посвящены соответствен­но абстрактному праву, моральности и нравственности. Причем свою трактовку нравственности, включая позитивное право и государст­во, Гегель характеризует как "этическое учение об обязанностях, т. е. такое, как.оно объективно есть, а не такое, как оно якобы со­держится в пустом принципе моральной субъективности, который ничего не определяет"2.

С учетЪм недостатков естественноправового подхода следует признать правомерность ряда критических положений, высказан­ных представителями юридического позитивизма в адрес естест-венноправовой доктрины. Речь идет о таких недостатках, как сме­шение права и морали, формального и фактического при трактовке естественного права, абсолютизация относительных нравственных ценностей, которым должно соответствовать позитивное право и государство, и т. д.

Наиболее последовательной в этом плане является кельзенов-ская критика естественного права3. Важнейшей функцией "естест­венноправового учения как учения о справедливости", согласно Кельзеву,является "этико-политическая функция", т. е. ценност­ное (морально-политическое) оправдание или осуждение позитив-

1 См.: Гегель. Философия права. М., 1990. С. 90, 247, 279.

2 Там же. С. 202.

3 См.: Чистое учение о праве Ганса Кельзена. Выпуск 1. М., 1987. С 82—98. Выпуск 2. М., 1988. С. 97—102.

Глава 5. Правовая аксиология 57

ного права. В этой связи Кельзен, отстаивая чистоту правоведения, обоснованно критикует смешение сторонниками естественноправо­вых учений права с моралью и иными социальными нормами и их требования о моральности права, нравственном содержании права и т. д.

Однако эти, сами по себе верные, положения сочетаются у Кельзена с традиционными позитивистскими представлениями о том, будто "справедливость есть требование морали"1 и поэтому от позитивного права нельзя требовать, чтобы оно было справедли­вым.

Эта легистская логика частично опровергается уже самими естественноправовыми концепциями справедливости, согласно ко­торым в понятие справедливости включаются (правда, в их смеше­нии) не только моральные характеристики (о чем верно, но одно­сторонне говорят Кельзен и другие позитивисты), но и такие собст­венно правовые начала, как равенство, свобода людей и т. д. (что умалчивают и игнорируют все позитивисты).





Дата добавления: 2015-02-12; просмотров: 368 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.004 с.