Непрерывность и изменения в пожилом возрасте
Лекции.Орг

Поиск:


Непрерывность и изменения в пожилом возрасте




Как мы убедились в предыдущих главах, большинство современных психологов рассматривают развитие как явление, сопутствующее всей жизни. Следовательно, приспособление к пожилому возрасту — это поведение, которым руководит ранее сложившийся стиль личности. Тем не менее ученые расходятся во мнении относительно непрерывности и изменений в отношении периода поздней зрелости.

Сторонники теории «стадий» полагают, что новая структура жизни или системы организации, возникающие в пожилом возрасте, основываются на предшествующих стадиях. Левинсон (Levinson, 1978, 1986, 1996), например, полагает, что существует переходный период (возраст 60-65 лет), который связывает ранее сложившуюся структуру жизни со структурой, свойственной пожилому возрасту. Эриксон рассматривал целостность эго (в противоположность отчаянию) как результат длительного процесса развития (Erikson et al., 1986). Пек (Peck, 1968) описывал пожилой возраст в терминах разрешения конфликта между трансцендентностью эго(состоянием, при котором разум поднимается выше смерти) и озабоченностью эго(когда человек занят размышлениями о смерти, см. главу 16).

Другие ученые видят еще большую связь между предшествующими адапта-циями и реакциями на старение. Роберт Эшли (Robert Atchley, 1989) полагает, что непрерывность дает людям идентичность и ощущение себя. Люди стремятся существовать в согласии с собственным поведением, поскольку это дает им ощущение большей защищенности. Соответствие и постоянство идентичности позволяет им с уверенностью делать такие утверждения, как: «Я никогда так не поступил бы» или «Ну в точности как сделал бы я». Постоянство также подвергается давлению извне. Мы сходным образом ведем себя в различных ситуациях и чувствуем дискомфорт, если наше поведение непредсказуемо. Тем не менее Р. Эшли отмечает, что постоянство не означает полного отсутствия перемен. Несомненно, изменяются роли людей, их способности и связи. Такое изменение требует от них определенных перемен поведения, ожиданий и даже ценностей. Р. Эшли предполагает, что эти изменения согласуются с относительно постоянным «внутренним ядром», которое мы используем для определения самих себя.

Личность.Будучи взрослыми людьми, соответствуем ли мы описанию, данному Уильямом Джеймсом: «У большинства из нас к 30 годам характер затвердевает как гипс и не изменяется уже никогда» (цитируется по: Costa, МсСгае, 1994).

По-видимому, да. Сохранению основных особенностей или типов личности в течение десятилетий в зрелом возрасте был посвящен целый ряд долгосрочных исследований. Все они обнаружили неизменность личности, подобную определению У. Джеймса. В одном из исследований Пол Коста и Роберт Мак-Край (Paul Costa, Robert МсСгае, 1985) оценивали три аспекта личности в группе из 200 взрослых мужчин. Во-первых, они исследовали невротическое состояние

764 Часть IV. Взрослость

личности— величину беспокойства, депрессии, самосознания, ранимости, импульсивности и враждебности, которую проявляли эти мужчины. В целом они не обнаружили значительных изменений невротического состояния участников исследования за десятилетний период. Люди с выраженным невротическим состоя1 нием, как правило, жаловались на здоровье, много курили, имели пристрастие к алкоголю, испытывали материальные затруднения и проблемы в семье, были глубоко не удовлетворены собственной жизнью. В частности, в полном соответствии с широко распространенным в отношении пожилых людей стереотипом невро-тичные люди часто оказывались ипохондриками. Тем не менее, как показали результаты исследования, они, скорее всего, страдали ипохондрией в течение всей жизни (Costa, McCrae, 1985).

Во-вторых, исследователи рассматривали характеристики экстраверсиии ин-троверсииличности участников исследования. Экстраверты самоуверенны и общительны, они постоянно возбуждены, стремятся к действию. Интроверты более осторожны, застенчивы и замкнуты. Участвовавшие в исследовании экстраверты, как правило, вели себя именно так, как было описано выше. Они были жизнерадостнее и чувствовали большее удовлетворение от собственной жизни, нежели выраженные интроверты. Тем не менее, когда обстоятельства вынуждали их стать более зависимыми от других людей, у них наблюдался некоторый сдвиг поведения в сторону интроверсии. Другие группы исследователей, изучавших экстра- и интроверсию в течение длительных периодов времени, обнаружили, что многие участники исследования с возрастом становились более интровертированными.

Третьим изученным показателем стала открытость опыту.Люди, открытые для нового опыта, имели более широкий круг интересов. Они, как правило, сильно переживали события вне зависимости от того, были эти события печальными или благоприятными. Мужчины, открытые для нового опыта, испытывали большее удовлетворение от жизни, нежели те, кто занимал оборонительную позицию, осторожничал и подстраивался под новые жизненные обстоятельства. Этот аспект личности также оставался неизменным с периода зрелости и до пожилого возраста.

Многие подобные исследования выявили выраженное постоянство личности в целом (Labouvie-Vief, Deihl, 1999). Даже у самых пожилых людей существует организованная, гармоничная и целостная система представлений о самом себе (Troll, Skaff, 1997). Они, как правило, также действуют в соответствии с собственным образом «Я». Когда у пожилых людей, несмотря на серьезные жизненные изменения, есть возможность думать, что их действия согласуются с «Я»-концепци-ей, они в целом чувствуют большее удовлетворение от жизни, а их самооценка увеличивается. Несомненно, «Я»-концепция уязвима для событий жизни и изменений здоровья, материального положения, социальных связей, положения в обществе, сексуальных отношений, условий жизни и замужества (женитьбы). Серьезные изменения «Я»-концепции могут, в свою очередь, повлиять на чувство собственного благополучия (Thomae, 1980). Тем не менее непосредственно сам процесс старения не оказывает прямого влияния на представление человека о самом себе.

Несмотря на то что с возрастом личность человека претерпевает не столь сильные изменения, некоторые исследователи посвятили свои усилия решению вопроса о том, существует ли некий отчетливый механизм ее изменения по мере

Глава 18. Поздняя зрелость: личностное и социокультурное развитие ЛОЭ

старения. В одном долгосрочном исследовании (Gutmann, 1964) использовался тест тематической апперцепции (Thematic Apperception Test, TAT), когда участники исследования составляли рассказы по картинкам, представляющим ситуации, которые можно трактовать различным образом, а исследователи делали выводы об их представлениях и чувствах, исходя из придуманных испытуемыми историй. Цель исследования заключалась в том, чтобы проследить, будут ли наблюдаться значительные изменения личности в течение 20-летнего периода проведения исследования. Оказалось, что 40-летние мужчины, как правило, полагали, что окружающий мир находится под их контролем, положительно оценивали инициативность и способность к риску. Они полагали, что могут справиться с возникающими жизненными проблемами. В 60-летнем возрасте, напротив, мужчины рассматривали мир как более сложный и опасный, они считали, что уже не в силах изменить его в соответствии со своей волей. Напротив, они полагали, что приспосабливаются и подстраиваются под окружающий мир.

Стили копинга.Результаты представленного выше исследования свидетельствуют о том, что способность справляться с жизненными изменениями в пожилом возрасте ухудшается. Тем не менее другие ученые иначе видят этот вопрос, указывая, что с возрастом способность справляться с новыми жизненными ситуациями совершенствуется (Valliant, 1977). Так, например, пожилые люди в условиях стресса чаще оказываются способны абстрагироваться от создавшейся ситуации и воспринять ее с юмором. В то же время существует мнение, что возрастные различия устойчивости к стрессовым ситуациям обусловлены особенностями самих стрессов, с которыми приходится сталкиваться именно в пожилом возрасте (Folkman, Lazarus, Pimley, Novacek, 1987). Стрессовые факторы, несущие положительные изменения в жизни (например, продвижение по службе) с возрастом встречаются реже. С возрастом количество потерь возрастает не слишком сильно, однако потери, преследующие пожилого человека, теснее связаны с его идентичностью, а следовательно, могут представлять для него большую опасность. Кроме того, характер ежедневных трудностей, вызывающих стресс, также с возрастом изменяется (Folkman et al., 1987).

Некоторые исследователи, начиная с К. Юнга 0ung> 1931/1960), полагали, что стиль поведения в условиях стресса у мужчин и женщин с возрастом изменяется по-разному. Мужчины, как правило, от активного стиля поведения переходят к более пассивному. В молодости и в зрелые годы мужчины берут на себя ответственность, принимают решения. В пожилом возрасте они чувствуют большую свободу для выражения разнообразных черт собственной личности, в том числе и тех качеств, которые традиционно считаются исключительно женскими (Gutmann, 1994). В поздней старости мужчины не только проявляют пассивность, но и переходят к стилю поведения, известному как всемогущество,при котором поведение человека строится на проекциях и искажении реальности. Женщины по мере старения, как правило, становятся более агрессивными, приобретают большее влияние и начинают доминировать в соответствии с мужскими стереотипами. Возможно, такое поведение представителей обоих полов является реакцией на освобождение от родительского императива— давления традиционных стереотипов общества, навязывающих женщине роль воспитательницы, а мужчине — источника средств для содержания семьи и порицающих любые отклонения от этих функций.

766 Часть IV. Взрослость

Большинству пожилых людей приходится справляться с чувством собственной уязвимости

Перекрестные исследования также выявили изменения стилей поведения в условиях стресса с возрастом. Сьюзан Фолкмэн с коллегами (Susan Folkman, 1987) показали, что недавно вступившие в период зрелости люди чаще используют активные, направленные на проблему стили поведения. Пожилые люди более пассивны и сосредоточены на эмоциях. Так, например, пожилая женщина может преуменьшать значение дорожно-транспортного происшествия, в которое она только что попала, или рассматривать его в положительном свете, говоря: «Мне в любом случае нужно было избавиться от этой машины» или «По крайней мере никто не пострадал». Молодая женщина может, напротив, справиться с создавшейся ситуацией, выяснив отношения с другим водителем, узнав его или ее имя и адрес, связавшись со страховой компанией и получив данные о затратах на ремонт собственной машины. Как и в случае других аналогичных исследований, выявленные особенности можно отнести на счет различий когорты (см. главу 1). В целом долгосрочные исследования, как правило, выявляют непрерывность изменения стилей поведения по мере старения человека (см., например, МсСгае, 1989).

Таким образом, приспособления в пожилом возрасте часто имеют общие черты с приспособлениями, наблюдавшимися в молодости или зрелом возрасте. Человек, определяя свою идентичность, развивая определенные черты личности, проносит их через всю жизнь. Когда люди достигают старости, их реакция на старение и новые ситуации оказывается сугубо индивидуальной и обусловливается идентичностью и чертами личности, выработанными ими в предыдущий период жизни. Таким образом, развитие личности в пожилом возрасте складывается из личностной интерпретации событий и реакции на них, тесно связанных с поведением человека в прошлом (Ryff, 1985).





Дата добавления: 2015-02-12; просмотров: 234 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:


© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.004 с.