Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


VII. –ост зависимости высшего сло€ и давлени€ на него снизу




¬ыше мы уже указывали, что на картинах, предназначенных дл€ рыцарско-придворного высшего сло€ позднего —редневековь€23 и изображающих людей из низших слоев и их нравы, мы не находим особой чувствительности. Ѕолее строга€ селекци€, соответствующа€ схеме чувствительности абсолютистско-придворного высшего сло€, допускает изображение только величественного, гармоничного, утонченного; все напоминающее о низших сло€х, все вульгарное по возможности удал€етс€.

«ащита от всего вульгарного, рост чувствительности ко всему, что принадлежит к неразвитым чувствам низших слоев, пронизывают все сферы общественного поведени€ придворной аристократии. ћы детально это показали на примере придворного моделировани€ речи24.  ак замечает придворна€ дама, нельз€ сказать Ђun mien amiї или Ђle pauvre deffunctї Ч от этого Ђнесет буржуаї.  огда же молодой бюргер начинает защищатьс€ и напоминает, что такие выражени€ употребл€ют и многие люди хорошего общества, то следует ответ: Ђ¬озможно, имеетс€ изр€дное число достойных людей, лишенных чувства деликатности, свойственного нашему €зыку. “ака€ Ђделикатностьї... вверена малому числу лицї.

—казано столь же категорично, сколь категоричными €вл€ютс€ и сами требовани€ этой чувствительности. ќсуществл€ющие подобную селекцию люди вовсе не ищут оснований (да они на эти поиски и не способны) того, почему в одних случа€х словообразование приемлемо, а в других оно непри€тно. »х чувствительность теснейшим образом св€зана со специфическим регулированием и существенным преобразованием влечений, к коим они принуждены своим особым социальным положением. ”веренность, с которой они суд€т: ЂЁто словосочетание удачно; это сочетание цветов дурної, присущий им вкус восход€т не столько к сознательным размышлени€м, сколько к бессознательно действующим формам психической регул€ции. ћы €сно видим, что Ђделикатностьї, растуща€ чувствительность к произнесенным и написанным словам, к оттенкам и нюансам ритма, звука и значени€, возникают сначала в небольшом кругу Ђхорошегої, придворного общества. ƒл€ этого круга подобна€ чувствительность и Ђхороший вкусї св€заны и с престижем: все, что задевает их чувствительность, Ђвон€ет буржуаї, €вл€етс€ социально неполноценным. » наоборот: все буржуазное задевает их чувствительность. „увствительность обострена именно в силу того, что нужно отличать себ€ от всего, свойственного буржуа. ¬озможность такого отличени€ предоставл€етс€ своеобразным строением придворной жизни, где престиж и успех в конкуренции за благосклонность господина достигаютс€ не с помощью профессиональных навыков или денег, но благодар€ отшлифованности манер и умению вести себ€ в обществе.

¬ ходе данной работы мы приводили р€д примеров того, как приблизительно с XVI в. стандарт поведени€ в обществе начинает быстро мен€тьс€, аналогичное движение сохран€етс€ в XVII и XVIII вв., но начина€ с XVIII в. и на прот€жении XIX в. этот стандарт неким образом трансформируетс€, распростран€€сь на все западное общество. »зменение предписаний и канализаци€ влечений начинаютс€ вместе с превращением рыцарства в придворную аристократию. Ёти процессы теснейшим образом св€заны с трансформацией св€зей высшего сло€, соедин€ющими его с другими функциональными группами, Ч об этом уже было сказано.  уртуазное общество рыцарей еще ни в коей мере не находилось под давлением буржуазных слоев, как придворна€ аристократи€, оно не было так значительно взаимосв€зано с этими сло€ми. ѕридворна€ верхушка представл€ет собой формацию, существующую в плотной сети взаимозависимостей. ќна существует как бы в клещах между центральным правителем, от чьей благосклонности она зависит, с одной стороны, и экономически усилившейс€ верхушки буржуазии, котора€ поднимаетс€ и вступает в борьбу за превосходство, с другой стороны. ѕротиворечи€ с буржуазными кругами начинаютс€ не в конце XVIII Ч начале XIX в.; давление поднимающихс€ буржуазных слоев с самого начала было угрозой социальному существованию аристократии. ѕревращение рыцарей в придворных вообще можно пон€ть лишь в св€зи с усилившимс€ давлением буржуазии.  онститутивными чертами придворно-аристократического характера, свойственного верхушке двор€нства, были именно усиливша€с€ взаимозависимость между двор€нскими и буржуазными сло€ми и рост напр€женности в отношени€х между ними.

–азумеетс€, дл€ того, чтобы это перет€гивание каната между двор€нскими и буржуазными группами привело к решительному перевесу одной из них, потребовались долгие века.  онечно, зависимость высшего сло€, функциональна€ св€зь и латентные противоречи€ между различными сло€ми в сословном обществе при абсолютной монархии XVIIЧXVIII вв. были менее значительными, чем в обществах-наци€х XIX-XX вв. Ќо в сравнении со свободным средневековым рыцарством функциональна€ зависимость придворной аристократии была весьма значительной. —оциальна€ напр€женность в целом и в особенности напр€женность в отношени€х между двор€нством и буржуазией приобретают иной характер вместе с достижением обществом внутреннего мира.

ѕока право на распор€жение оруди€ми физического насили€ Ч оружием и войсками Ч еще не было в достаточной мере централизовано, социальна€ напр€женность вс€кий раз регул€рно приводила к военным действи€м. ќтдельные социальные группы Ч поселени€ ремесленников и феодалы, союзы городов и союзы рыцарей Ч противосто€ли друг другу так, как впоследствии это могли делать только государства; они находились в посто€нной готовности отстаивать свои интересы с оружием в руках. ѕри такой структуре социальных противоречий порождаемые данной структурой страхи легко вели к военным действи€м, часто разр€жались путем пр€мого применени€ физического насили€. —итуаци€ мен€етс€ вместе с постепенной стабилизацией монополии на насилие и с растущей функциональной взаимозависимостью двор€нства и буржуазии. Ќапр€женность становитс€ посто€нным, но только в отдельные кульминационные моменты дело доходит до пр€мого применени€ силы. ѕоэтому напр€женность приобретает облик непрестанного давлени€, с которым должен был справл€тьс€ каждый представитель двор€нства, причем сам. —оциальные страхи вместе с такой трансформацией социальных отношений постепенно утрачивают характер вспышек, столь же быстро воспламен€ющихс€, сколь и гаснущих; теперь они обретают черты безостановочно мерцающего пламени, по большей части сокрытого и редко пр€мо выход€щего на поверхность.

— этой точки зрени€, придворна€ аристократи€ также представл€ет собой иной тип высшего сло€, чем свободное рыцарство эпохи —редневековь€. ќна выступает как первый зависимый высший слой Ч в Ќовое врем€ за ним последуют другие, еще более зависимые. ¬ сравнении со свободными рыцар€ми, аристократи€ находитс€ под большей угрозой утраты привилегий и всего своего социального существовани€. Ёта угроза исходит от буржуазии: уже в XVIЧXVII вв., по крайней мере во ‘ранции, отдельные высшие группы буржуазии выражают стремление зан€ть место двор€нства шпаги и самим выступить в качестве высшей общественной группы Ч это группы судей и государственных служащих. ѕолитика этих групп буржуазии заключаетс€ в усили€х, направленных на увеличение собственных привилегий за счет старого двор€нства. јмбивалентный характер данных отношений определ€етс€ тем, что со старым двор€нством у них социальные позиции отчасти совпадают, Ч есть ситуации, когда эти две силы выступают единым фронтом. »менно поэтому вызываемые таким непрестанным напр€жением страхи у верхушки буржуазии по большей части выражаютс€ в скрытой форме, как импульсы, контролируемые сильным Ђ—верх-яї. “еперь это относитс€ и к старому двор€нству, которое занимает оборону, пережива€ шок от поражений и утрат, последовавших в результате достижени€ внутреннего мира в обществе и своего превращени€ в придворных. —леды этого долгое врем€ хорошо заметны. ѕридворные аристократы так же должны сдерживать себ€ в ситуации напр€женности, порожденной посто€нным Ђперет€гиванием канатаї, противоборством с буржуазными группами. ѕри такой структуре взаимозависимости социальна€ напр€женность у чувствующих угрозу людей высшего сло€ превращаетс€ в сильное внутреннее напр€жение. ¬озникшие у них по этой причине страхи отчасти переход€т в зону бессознательного и выступают только в превращенной форме, в специфических механизмах саморегул€ции. ћы находим их, например, в особой чувствительности придворной аристократии ко всему, что хот€ бы отдаленно напоминает о чем-либо, что несет угрозу ее наследственным привилеги€м, составл€ющим основу ее существовани€. «ар€женные аффектами защитные действи€ у придворных вызывает все то, что Ђпахнет буржуаї. »менно поэтому придворна€ аристократи€ намного чувствительнее к различи€м в манерах, чем средневековое рыцарство, Ч все Ђвульгарноеї должно быть полностью удалено из ее окружени€. ¬ то же врем€ непрестанный социальный страх выступает как сильнейший стимул дл€ строгого контрол€, распростран€ющегос€ на каждого представител€ высшего придворного сло€, Ч контрол€ как над собой, так и над другими лицами своего круга. Ётот страх выражаетс€ в неустанном наблюдении людей придворно-аристократического Ђsocietyї за окружающими, в соблюдении и учете всего того, что отличает их от прочих людей, от нижесто€щих представителей других сословий. Ќе только внешние знаки, свидетельствующие об их социальном статусе, но также €зык, жесты, манеры, развлечени€ несут на себе печать этого отличи€. ѕосто€нное давление снизу и порождаемый им страх €вл€ютс€, одним словом, не единственным, но сильнейшим мотивом специфической Ђцивилизованнойї утонченности, поднимающей людей этого сло€ над прочими и, в конце концов, станов€щейс€ их второй природой.

√лавна€ функци€ придворной аристократии Ч та функци€, что задана могущественным центральным правителем, Ч заключаетс€ именно в поддержании отличи€: аристократи€ должна сохран€тьс€ как особа€ формаци€, как социальный противовес буржуазии. ” нее масса свободного времени дл€ непрестанной выработки особого кодекса поведени€, хороших манер, норм хорошего вкуса. Ѕуржуазные слои напирают, они буквально Ђнаступают на п€ткиї. ” буржуа нет времени дл€ выработки такого кодекса или критериев вкуса, ведь у представителей этого сло€ имеютс€ профессиональные об€занности. Ќо идеалом буржуазии поначалу, как и дл€ аристократии, €вл€етс€ жизнь на ренту и доступ ко двору. ѕридворный круг дл€ немалой части буржуа остаетс€ образцом во всем. ќни станов€тс€ Ђbourgeois gentilhommesї, они подражают манерам двор€н. Ќо тем самым выработанные придворными кругами манеры тер€ют характер инструментов поддержани€ отличи€, а это толкает задающие образцы группы двор€нства к дальнейшей трансформации поведени€. ћанеры, еще недавно казавшиес€ Ђпрекраснымиї, вдруг оказываютс€ Ђвульгарнымиї. »х продолжают оттачивать, перемеща€ порог чувствительности, пока, наконец, вместе с закатом абсолютистско-придворного общества во врем€ французской революции, этот род взаимодействи€ исчезает или, по крайней мере, утрачивает свою интенсивность.

ѕомимо острой конкуренции за благосклонность монарха посто€нное давление снизу было двигателем цивилизационной трансформации двор€нства на придворной фазе его развити€. ¬месте с тем происходило довольно быстрое смещение порога стыда и чувствительности, как это показывают примеры из первого тома нашей работы. ÷иркул€ци€ моделей поведени€ шла быстрее, чем в —редние века, в силу большей взаимозависимости различных слоев, более тесных контактов между ними и посто€нной напр€женности в отношени€х между этими сло€ми. ѕоследовавшие за придворным обществом Ђхорошие обществаї в большей или меньшей мере включены в сеть зан€того профессиональной де€тельностью общества в целом; даже если мы иной раз встречаем в них фигуры, аналогичные придворным, все же по своему воздействию эти Ђхорошие обществаї не могут сравнитьс€ с прежней формообразующей силой Ч главным источником престижа все больше станов€тс€ професси€ и деньги. »скусство общени€, утонченность манер перестают играть ту роль в достижении успеха и признани€ со стороны других, что была им присуща в придворном обществе.

¬ любом обществе имеетс€ сфера поведени€, относ€ща€с€ к жизненно важным функци€м людей определенного сло€ и потому подлежаща€ самому тщательному и интенсивному моделированию. “очность, с которой совершалось любое действие во врем€ еды, соблюдение этикета, изысканность речи в придворном обществе были как средствами отличи€ от нижесто€щих людей, так и инструментами в конкурентной борьбе за благосклонность корол€. —о вкусом построенный дом или разбитый парк, украшенна€ в соответствии с модой комната, остроумна€ беседа и даже любовна€ интрига Ч все это на придворной фазе развити€ общества относитс€ не к частным прихот€м отдельных людей, но к жизненно важным требовани€м, предзаданным социальной позицией. Ёто Чпредпосылки уважени€ со стороны других лиц, успеха в обществе, и в придворном обществе все это играет ту же роль, что и профессиональный успех Ч в обществе буржуазном. ¬ XIX в., когда профессиональные слои буржуазии берут на себ€ функцию высшего сло€, все эти требовани€ сход€т на нет, перестают быть центром сил, формирующих общество.   первичным социальным требовани€м, которые отныне моделируют индивида, относ€тс€ добыча денег и профессиональный труд. Ѕольша€ часть того, что имело экзистенциальный характер в придворном обществе, а потому подлежало строгому моделированию, теперь попадает во вторичную по значимости сферу, лишь опосредованно определ€ющую социальную позицию человека. ‘ормы общени€, правила этикета при нанесении визитов и ритуала поведени€ за столом, способы украшени€ домов переход€т в сферу частной жизни. —вой экзистенциальный характер и важные функции они в наибольшей мере сохран€ют в том обществе, где при всем подъеме буржуазии аристократические формации дольше всего давали о себе знать, Ч примером может служить јнгли€. Ќо даже там, где на основе длившегос€ столети€ми взаимного проникновени€ моделей поведени€ аристократии и буржуазии возникла своеобразна€ амальгама, присущие ей буржуазные черты постепенно выход€т на первый план. ¬о всем западном обществе упадок прежней аристократии Ч неважно, когда и как он происходил, Ч вел к преобладанию тех способов поведени€ и тех структур аффектов, которые необходимы дл€ более или менее регул€рной работы и требуют отказа от всего того, что просто передаетс€ по наследству. ѕоэтому профессиональное буржуазное общество, перенима€ многое из ритуалов и поведени€ придворного общества, само уже не зан€то столь интенсивной разработкой этого наследи€. ¬ этом причина того, что вместе с подъемом буржуазии постепенно уходит в прошлое прежний стандарт регулировани€ аффектов. ¬ придворном обществе (а отчасти и в нынешнем английском Ђsocietyї) не существует четкого разделени€ на профессиональную и приватную сферы человеческого существовани€.  огда такое деление становитс€ всеобщим, начинаетс€ нова€ фаза процесса цивилизации: необходима€ дл€ профессиональной де€тельности схема регулировани€ влечений во многом отличаетс€ от схемы, налагавшейс€ на индивида в качестве необходимого услови€ выполнени€ им функции придворного и участи€ в играх придворной жизни. ƒл€ сохранени€ буржуазного социального существовани€ требуетс€ стабильное Ђ—верх-яї, интенсивное регулирование и канализаци€ влечений; свойственные буржуазии функции, несмотр€ на несколько большую свободу от ритуалов, выдвигают к индивиду значительно большие требовани€, чем правила, определ€вшие жизнь придворной аристократии. Ћучше всего это заметно по отличи€м в регулировании отношений между полами. “ем не менее придворно-аристократический способ моделировани€ людей находит свое продолжение в тех или иных формах последующего буржуазного моделировани€ и присутствует в них в сн€том виде. —ильнейшим вли€нием это моделирование широких слоев населени€ посредством форм поведени€ и способов регулировани€ влечений, ранее присущих придворному обществу, пользовалось в тех странах, где имелись крупные и богатые дворы, долгое врем€ выступавшие как образцы. ѕримерами могут служить ѕариж и ¬ена. ƒва этих соперничавших двора абсолютных монархий восемнадцатого столети€ доныне дают о себе знать, причем не только как города Ђхорошего вкусаї или предметов Ђроскошиї, производимых здесь в первую очередь Ђдл€ дамї, но и как центры, задающие образцы отношений между полами, эротического воспитани€ населени€ (даже если эта слава далека от действительности и чаще всего служит только как антураж дл€ киноиндустрии).

¬ той или иной форме модели поведени€ придворно-аристократической Ђbonne compagnieї всплывают и в модел€х поведени€ индустриального общества в целом, даже там, где дворы никогда не были богатыми и могущественными, а их воздействие не было особенно глубоким. ѕри всех национальных различи€х способы поведени€ и схемы в союзах господ западного мира имели много общего в регулировании аффектов; это было следствием многосторонних св€зей между этими группами, равно как и следствием взаимозависимости функциональных процессов в различных национальных объединени€х «апада. ќсобую роль дл€ формировани€ западного варианта цивилизованного поведени€ сыграло именно придворно-аристократическое общество на фазе развити€, характеризуемой наполовину приватной монополией на применение насили€. ѕридворное общество было первой и самой чистой формой, выразившей ту функцию, которую впоследствии в различных модификаци€х мы обнаруживаем во все более широких сло€х западного общества, Ч функцию Ђхорошего обществаї. ƒанный высший слой, с одной стороны, находитс€ под давлением интенсивно воздействующей сети взаимозависимостей, монополии на насилие и на сбор налогов; с другой стороны, он находитс€ под давлением поднимающихс€ низших слоев. ѕридворное общество было первым высшим слоем такого рода, возникшим вместе с ростом функциональной дифференциации, установлением тесной взаимозависимости между различными социальными сло€ми, увеличением числа людей и расширением пространства их взаимодействи€. ѕридворное общество представл€ло собой в большой мере зависимый высший слой, представители которого были вынуждены посто€нно сдерживать себ€ и оказывались принуждены тем самым к интенсивному регулированию влечений. »менно эта форма высшего сло€ стала с тех пор господствующей на «ападе. ћодель сдержанности, возникша€ в публичной сфере придворного общества, перешла в Ђчастную жизньї, модифицировалась от сло€ к слою, занимавшему положение высшего сло€ и выполн€вшему его функции. ѕолученное от аристократии наследство имело большее или меньшее вли€ние в зависимости от того, какую роль в том или ином слое или народе сыграло Ђхорошее обществої. ј оно в той или иной степени распростран€лось на все более широкие слои, пока не охватило все народы «апада в целом Ч в особенности те из них, что быстро достигли централизации и рано превратились в колониальные державы. ѕовсюду, где это происходило, мы сталкиваемс€ с давлением со стороны широкой сети взаимозависимостей, которое находило свое выражение как в конкурентной борьбе в рамках одного и того же сло€, так и в необходимости защищать свой престиж и жизненный стандарт от слоев, напирающих снизу. Ёто требовало социального контрол€, осуществл€емого по определенной схеме, равно как и чувствительности по отношению к поведению принадлежащих к этому слою лиц, а также самоконтрол€ со стороны индивида, сильного Ђ—верх-яї. ¬месте с подъемом различных групп буржуазии, достигших положени€ высшего сло€, произошло амальгамирование их способов поведени€ с придворно-аристократическими; то, что по€вилось в облике Ђcivilitéї, в сн€том виде вошло в то, что стало называтьс€ Ђцивилизациейї или Ђцивилизованным поведениемї, преобразу€сь в зависимости от того, кто прин€л роль носител€ Ђцивилизацииї. “ак, с XIX в. цивилизованные формы поведени€ распростран€ютс€ на низшие слои западного общества, а затем Ч на различные слои населени€ в колони€х, в свою очередь, образу€ соответствующие их положению и функци€м амальгамы. Ћюбое такое продвижение вверх низших слоев ведет к проникновению в них форм поведени€ тех слоев, что ранее были высшими. —тандарт поведени€ поднимающихс€ вверх, как и схемы их запретов и предписаний по своему строению отображают историю процесса подъема. —хемы поведени€ и влечений различных буржуазных групп со своим Ђнациональным характеромї в точности передают существовавшие ранее отношени€ между двор€нством и буржуазией и структуру их противосто€ни€. ¬ качестве примера можно указать на то, что схема поведени€ и регулировани€ влечений в —еверной јмерике, несмотр€ на все сходство с јнглией, предстает как чисто буржуазна€ Ч в јмерике аристократи€ быстро сошла на нет, тогда как в јнглии имело место чрезвычайно длительное взаимодействие двор€нских и буржуазных слоев, постепенно приведшее к амальгамированию, взаимному проникновению моделей поведени€. јналогичные примеры уже были приведены в первой части данного труда, где речь шла о различи€х немецкого и французского национальных характеров. Ѕыло бы не так уж сложно продемонстрировать это и на примере национального характера прочих европейских наций.

 ажда€ така€ волна распространени€ стандарта цивилизованности на иные слои шла одновременно с ростом социальной силы этих слоев, достижением их жизненного стандарта уровн€ стандарта тех, кто над ними возвышалс€, или, по крайней мере, со значительным повышением этого стандарта. Ћюди, живущие под пр€мой угрозой голодной смерти или в крайней нужде и нищете, не могут вести себ€ цивилизованно. ƒл€ возникновени€ и поддержани€ стабильного аппарата Ђ—верх-яї требуетс€ сравнительно высокий жизненный стандарт, равно как и немала€ степень безопасности.

—коль бы сложным ни был механизм процесса цивилизации, в рамках которого происходили изменени€ поведени€ человека западного мира, на первый взгл€д, схема взаимозависимости здесь довольно проста. ¬се €влени€, рассмотренные нами по отдельности (постепенный рост жизненного стандарта широких слоев населени€, усиливша€с€ функциональна€ зависимость высших слоев, стабильна€ монополи€ центральной власти), все это Ч следстви€ и про€влени€ одного и того же медленно продвигающегос€ вперед процесса дифференциации функций. ¬месте с ним повышаетс€ продуктивность труда, в свою очередь, €вл€юща€с€ предпосылкой повышени€ жизненного стандарта все более широких слоев; вместе с разделением функций растет функциональна€ зависимость высших слоев. Ќаконец, только на чрезвычайно высокой ступени дифференциации становитс€ возможным по€вление стабильной монополии на применение насили€ и на сбор налогов Ч монополии, предполагающей наличие специализированного управленческого аппарата. Ёто делает возможным и по€вление государств в современном смысле слова, т.е. социального образовани€, где жизнь индивида протекает со все повышающейс€ степенью Ђбезопасностиї. –астуща€ дифференциаци€ функций делает взаимозависимыми все большее число людей, она требует от индивида сдерживать свои страсти и точно регулировать свое поведение, подавл€ть влечени€, а начина€ с известной ступени Ч и посто€нного самопринуждени€. “акова цена, которую всем нам приходитс€ платить за безопасность.

–ешающее значение дл€ стандарта цивилизованности наших дней имеет то обсто€тельство, что на предшествующих фазах процесса цивилизации сдерживание аффектов и самопринуждение возникали не только из необходимости посто€нной кооперации индивидов. ѕо своей схеме они также определ€лись расколом общества на высшие и низшие слои. —пособ сдерживани€ и моделировани€ влечений, установившийс€ у представителей высших слоев, отражал противоречи€, пронизывавшие общество в целом. ‘ормирование Ђяї и Ђ—верх-яї у этих людей в равной мере определ€лось как давлением конкуренции и Ђборьбой на выбываниеї в рамках собственной группы, так и посто€нным давлением снизу, мощность которого измен€лась вместе с дальнейшим разделением функций. —ила и противоречивость социального контрол€ над поведением каждого представител€ высшего сло€ того времени определ€лись не только тем, что этот контроль шел со стороны конкурентов индивида (отчасти находившихс€ в отношени€х свободной конкуренции), но прежде всего тем, что сами эти конкуренты все вместе должны были объедин€тьс€ дл€ того, чтобы защищать общий престиж и высокий жизненный стандарт от давлени€ снизу. Ёто и вырабатывало в люд€х сопр€женную со страхом предусмотрительность.

ѕрослежива€ линию данного процесса через столети€, мы видим отчетливую тенденцию выравнивани€ жизненного стандарта и стандарта поведени€, нивелировани€ значительных контрастов. Ќо это движение не было пр€молинейным. ћы можем четко различить две фазы такого распространени€ образцов поведени€ от небольших замкнутых кругов к более широким. ѕерва€ Ч фаза колонизации и ассимил€ции, когда широкие слои поднимаютс€, но все еще занимают подчиненное положение; они заметно ориентируютс€ на образцы высшей группы, вольно или невольно перенима€ созданные ею формы поведени€. ¬тора€ Ч фаза отталкивани€, дифференциации или эмансипации, когда поднимающа€с€ группа набирает силу, у нее развиваетс€ самосознание; все это принуждает высшую группу к еще большей сдержанности, к закрытости, что, в свою очередь, приводит к усилению контрастов и росту напр€женности в обществе.

–азумеетс€, обе тенденции Ч выравнивание и различение, прит€жение и отталкивание Ч присутствуют на обеих фазах; поэтому на каждой из них отношени€ между группами амбивалентны. Ќо на первой фазе мы находим индивидуальный подъем из низшего сло€ в высший, стремление к колонизации, идущей сверху вниз, и стремление к выравниванию, идущее снизу вверх; на второй фазе, когда социальна€ сила прежде низшей группы растет, а высшей падает, вместе с ростом соперничества усиливаетс€ отталкивание. Ёто относитс€ к самосознанию обеих групп, подчеркивающих свои отличи€, Ч в случае высшей группы только это способно ее стабилизировать.  онтрасты между сло€ми увеличиваютс€, стены между ними растут.

Ќа первой фазе ассимил€ции многие индивиды поднимающегос€ сло€ еще во многом зависимы от людей высшего сло€ Ч не только социально, но также в своем поведении, в своих иде€х и идеалах. „асто, если не всегда, они не обладают некой стабильной формой, какова€ присуща люд€м высшего сло€, и это побуждает их заимствовать у высшего сло€ способ регулировани€ аффектов, кодекс поведени€ и систему запретов в попытках подчинить им свои собственные аффекты. ћы сталкиваемс€ здесь с самым причудливым феноменом процесса цивилизации: представители поднимающегос€ сло€ развивают у себ€ Ђ—верх-яї по образцу господствующего и колонизирующего их высшего сло€. Ќо кажущеес€ сформированным по модели высшего сло€ Ђ—верх-яї поднимающихс€ слоев в действительности во многом отлично от такой модели. ќно €вл€етс€ гораздо менее уравновешенным, но часто и значительно более сильным и жестким. ≈го никогда не отпускает чудовищное напр€жение, сопровождающее индивидуальный подъем; оно непрестанно ощущает угрозу и снизу, и сверху Ч индивидуальный подъем ведет к тому, что индивид оказываетс€ как бы под перекрестным огнем, который ведетс€ со всех сторон. ѕолна€ ассимил€ци€ на прот€жении одного поколени€ удаетс€ вообще немногим. ” большинства людей, гор€щих стремлением возвыситьс€, это неизбежно ведет к специфическим искажени€м в сознании и поведении. Ќа ¬остоке и в колониальных странах хорошо известен феномен Ђлевантинизмаї; в мелкобуржуазных кругах западного общества столь же часто наблюдаютс€ такие €влени€, как Ђполуобразованностьї, необоснованна€ претенциозность, неуверенность в своем поведении, отсутствие вкуса, про€влени€ Ђкитчаї не только в случае мебели или плать€, но и в человеческих душах. ¬се это св€зано с попыткой имитации моделей другой, более высокой по рангу социальной группы. “ака€ имитаци€ не удаетс€ Ч чуждость модели дает о себе знать. ¬оспитание, жизненный стандарт и жизненное пространство поднимающихс€ слоев и высшего сло€ на этой фазе настолько различны, что попытки достичь уверенности и гармонии по схемам высшего сло€ дл€ большинства представителей поднимающихс€ низов заканчиваютс€ фальшью и бесформенностью поведени€, хот€ за этими попытками сто€т истинна€ нужда и подлинное стремление к выходу из подчиненного положени€. “акое вли€ние на Ђ—верх-яї со стороны высшего сло€ влечет за собой формирование у поднимающихс€ слоев специфических форм чувств стыда и подчиненности. ќни отличаютс€ от чувств представителей низших слоев, не имеющих шансов на индивидуальный подъем. ѕоведение их, быть может, более грубое, но оно значительно более целостное, уверенное и в этом смысле значительно лучше оформленное. ќни живут в своем мире, без прит€заний на престиж, схожий с тем, что присущ высшим сло€м. ѕоэтому у них больше возможностей дл€ разр€дки аффектов. ќни живут в согласии с собственными нравами и обыча€ми, а потому и подчинение высшим сло€м, и непокорность им у них выражаютс€ в простых и €сных аффектах. ќни отдают себе €сный отчет в собственном положении и положении других слоев, четко различа€ их достоинства и недостатки.

Ќапротив, чувство подчиненности людей, совершающих индивидуальный подъем, отличаетс€ особой окраской. ¬ какой-то степени они идентифицируют себ€ с высшим слоем, но сами подпадают под определение того, что в высшем слое считаетс€ постыдным. ¬ таком положении люди считают дл€ себ€ об€зательными запреты, предписани€, нормы и формы поведени€ высшего сло€, но не могут им столь же легко следовать, столь же непринужденно их исполн€ть. Ёто своеобразное противоречие представл€ет собой конфликт с нормами высшего сло€ внутри себ€, со Ђ—верх-яї, с собственной неспособностью исполн€ть предъ€вл€емые себе требовани€. »менно это непрестанное напр€жение придает особый характер аффектам и поведению таких людей.

Ёто показывает в новом свете значение строгого контрол€ над поведением дл€ высшего сло€ того времени. –егулирование поведени€ представл€ет собой инструмент престижа, но в то же самое врем€ на данной фазе оно €вл€етс€ и орудием господства. Ќичуть не менее характерным следует признать то обсто€тельство, что дл€ своих колониальных захватов западное общество использовало лозунг Ђцивилизацииї. ƒл€ людей общества с сильно развитой дифференциацией функций не достаточно просто €вл€тьс€ на чужие территории с оружием в руках, дабы покор€ть другие народы и земли.  онечно, в предшествующей экспансии «апада вытеснение других народов с их земель, захват пашен и мест поселени€ играли немалую роль. Ќо всегда существовала потребность не только в земл€х Ч нужны были и люди. — другими народами нужно было вступать в отношени€ разделени€ труда; эти народы выступали то как рабоча€ сила, то как потребители произведенных товаров. Ќо эти роли требовали известного повышени€ их жизненного стандарта, выработки у них самопринуждени€ и аппарата Ђ—верх-яї по образцу западного человека. »наче говор€, это требовало и некой цивилизованности покоренных народов.  ак на самом «ападе начина€ с какой-то ступени развити€ взаимозависимости стало невозможным править людьми только угрозой оружи€, так и в цел€х сохранени€ империй и плантаций требовалось, чтобы люди хоть в какой-то степени владели собой, подчин€€сь Ђ—верх-яї. »менно поэтому у немалого числа покоренных народов про€вились черты, характерные дл€ указанной первой фазы: индивидуальный подъем, ассимил€ци€ поднимающихс€ слоев, перенимание ими регулировани€ аффектов и запретов высшего сло€, частична€ их идентификаци€ с этим слоем, выработка аппарата Ђ—верх-яї по схемам последнего, формирование более или менее удачного сплава имевшихс€ ранее привычек и механизмов самопринуждени€ с пришедшими с «апада ритуалами цивилизации. Ёто вызывало те же следстви€, которые были выше указаны применительно к люд€м, совершавшим сходный подъем на «ападе.

«а примерами такого рода нам не нужно далеко ходить. ѕолную аналогию происход€щему сегодн€ в колониальных странах мы находим в подъеме западноевропейской буржуазии на придворной фазе развити€ общества. «десь высшей целью стремлений представителей буржуазии были образ жизни и поведение, подобные люд€м высшего сло€, двор€нам. ¬нутренне они соглашались с превосходством придворно-аристократических манер и пытались моделировать и контролировать собственное поведение по этому образцу. ѕримером этому может служить приведенный выше пример: то, как держал себ€ молодого буржуа, беседующий в придворном кругу о правильной речи. ¬ истории немецкого €зыка также хорошо видна придворна€ фаза бюргерства, она сказываетс€ в привычке вставл€ть в устной речи и на письме на три немецких одно французское слово, если вообще просто не переходить на французский Ч €зык придворного общества всей ≈вропы. ƒвор€не и сами буржуа из придворных кругов в то врем€ часто насмехались над бюргерами, желавшими быть Ђизысканнымиї и неумело подражавшими придворным.

 огда социальна€ сила буржуазии возросла, стало уже не до насмешек. –аньше или позже такого рода подражание уходит на задний план, наступает втора€ фаза. √руппы буржуазии все чаще выступают как обладатели собственного, специфически буржуазного самосознани€; они все решительнее противопоставл€ют свои нормы запретам и предписани€м придворной аристократии. ¬ соответствии с собственным социальным положением они противопоставл€ют работу Ч аристократическому безделью, Ђнатуральностьї Ч этикету, стремление к знани€м Ч изысканности манер, не говор€ уж о требовании контрол€ над ключевой монополией, изменени€ налоговой системы и управлени€ войсками. Ѕуржуази€ противопоставл€ет Ђдобродетельї придворной Ђфривольностиї; у буржуазных слоев с их профессиональной де€тельностью отношени€ между полами регулируютс€ строже, чем у придворной аристократии. ѕозже контроль над сексуальной сферой, пронизывающие ее запреты, оказались значительно более сильными у поднимающейс€ средней буржуазии, чем в группах крупной буржуазии, уже достигших социальной вершины и укрепившихс€ в положении высшего сло€. Ќо при всей остроте борьбы на этой фазе, при всей эмансипации буржуа от власти аристократии и от полученных от нее образцов, схема поведени€ буржуазии, сменившей аристократию в качестве высшей социальной группы, была продуктом амальгамировани€ кодексов прежнего и нового высших слоев. Ёто было обусловлено наличием предшествующей фазы Ч фазы ассимил€ции, на которой началс€ подъем буржуазии.

ќбща€ лини€ развити€ цивилизации €вл€етс€ примерно одной и той же во всех странах «апада; более того, по своей структуре она одинакова вообще повсюду, где мы встречаемс€ с процессом разделени€ функций под давлением конкуренции, тенденцию, ведущую к формированию все более равномерно распределенной зависимости всех от всех, что, в свою очередь, не позвол€ет ни одной группе надолго усилитьс€ за счет других и уничтожает наследственные привилегии. ѕовсюду сходен и результат свободной конкурентной борьбы: она ведет сначала к возникновению монополии на власть малого числа людей, а затем к переходу этой монополии в распор€жение широких слоев. ¬се это отчетливо про€вл€етс€ на той ступени, когда буржуази€ вступает в борьбу с привилеги€ми двор€нства, Ч поначалу в форме обуржуазивани€ и огосударствлени€ монополий на сбор налогов и на применение насили€, прежде служивших интересам узкого круга лиц. ¬се это раньше или позже происходит во всех западных странах. –азличи€ между странами на этом пути про€вл€ютс€ в социальной структуре, а тем самым в формах поведени€, в схемах регулировки аффектов, в структуре влечений и в том Ђ—верх-яї, что отличает одну нацию от других.

ћы уже говорили об особенност€х јнглии, где придворно-абсолютистска€ фаза была сравнительно короткой, зато рано возникли контакты городских буржуа с провинциальной знатью и союзы между данными сло€ми. Ёто привело к постепенному амальгамированию форм поведени€ высших и поднимающихс€ средних слоев. ¬ √ермании тот же процесс шел иначе: там отсутствовала централизаци€, и следстви€ми этого были “ридцатилетн€€ война, бедность и низкий жизненный уровень населени€ по сравнению с окружающими странами. ¬се это чрезвычайно удлинило фазу абсолютизма, на которой существовало множество мелких и бедных дворов. ¬ отсутствие централизации колониальна€ экспанси€ началась сравнительно поздно; внутренние противоречи€ между двор€нством и буржуазией отличались большой силой, представител€м буржуазных слоев был затруднен доступ к центральным монополи€м. √ородское бюргерство в —редние века здесь занимало чрезвычайно сильные экономические и политические позиции; в √ермании оно пользовалось даже большей самосто€тельностью и независимостью, чем в прочих странах ≈вропы. “ем большим был шок от испытанного им политического и экономического падени€. ≈сли во времена богатства и самосто€тельности в √ермании специфически городские бюргерские традиции формировались в наиболее чистой форме, то впоследствии особенностью буржуазной традиции стало именно то, что этот слой был беден и социально бессилен.

ѕоэтому здесь значительно позже произошли взаимное проникновение и амальгамирование форм поведени€, свойственных буржуазным и двор€нским кругам; на прот€жении долгого времени схемы запретов и предписаний этих групп не совпадали. Ќа прот€жении всего этого времени ключевые посты, контроль над налогами, полицией, войском оставались монополией двор€нства, что приучило буржуа к подчинению внешней дл€ нее и очень сильной государственной власти. ¬ јнглии Ч в силу ее островного положени€25 Ч важнейшее значение имел флот, тогда как ни сухопутное войско, ни централизованна€ полици€ долгое врем€ не выступали в роли сил, формирующих поведение населени€. ¬ ѕруссии с ее прот€женными и у€звимыми границами двор€нство, т.е. привилегированный слой сухопутной армии, и могущественный полицейский аппарат оказали значительно большее воздействие на формирование характера жителей станы. ѕодобна€ монополи€ на насилие способствовала не самоконтролю, как это было в јнглии, где индивиды побуждались к самосто€тельности и чуть ли не автоматическому включению в пожизненную Ђteam-workї, Ч в ѕруссии от индивида требовалось подчинение внешним приказам. ѕри такой роли государства в совместной жизни людей внешнее принуждение в меньшей мере превращалось в самопринуждение.   тому же долгое врем€ здесь не было той функции, что побуждала бы людей к расчетливости и сильному самоконтролю, Ч функции центра широкой сети взаимосв€зей, функции высшего сло€ колониальной империи, Ч котора€ хорошо заметна у двор€н и буржуа јнглии. ¬ ѕруссии регулирование аффектов у индивида в огромной мере зависело от наличи€ внешнего государственного насили€. ќтсутствие последнего угрожало самоконтролю индивида, его владению аффектами. »з поколени€ в поколение у немецких буржуа вырабатывалось Ђ—верх-яї, предполагавшее наличие особого возвышающегос€ над буржуазией сло€ с присущей ему функцией господства над обществом в целом. ¬ начале этой работы мы уже отмечали, что на ранней фазе подъема буржуазии это выразилось в ее самосознании в отказе26 от всего, что хоть как-то было св€зано с монополией на господство, равно как и в самоуглублении личности, в подчеркивании особой роли духовных и культурных ценностей. ћы показали и особенности этого процесса во ‘ранции. «десь более четко, чем в любой другой европейской стране, начина€ с раннего —редневековь€ шло образование придворного общества; начина€сь с больших куртуазных дворов, через Ђборьбу на выбываниеї между их владыками, развитие шло к могущественному и богатому королевскому двору, к которому стекались доходы со всей страны. ѕоэтому здесь рано по€вилась централизованна€ экономическа€ политика, заключавша€с€ в охране интересов прежде всего самого монополиста, желающего получать все больше средств от налогов; но эта политика одновременно способствовала развитию торговли и по€влению сло€ зажиточной буржуазии. “ем самым здесь сравнительно рано установились контакты между поднимающейс€ буржуазией и посто€нно испытывавшей нужду в деньгах придворной аристократией. ¬ отличие от множества мелких и по большей части бедных абсолютистско-монархических государств √ермании, централизованный абсолютизм во ‘ранции требовал превращени€ внешнего принуждени€ в самопринуждение, способствовал амальгамированию придворно-аристократических и буржуазных форм поведени€.  огда на последней фазе подъема буржуазии произошло характерное дл€ всего процесса цивилизации нивелирование различий и выравнивание социальных стандартов, когда знать утратила свои наследственные привилегии и положение особого высшего сло€ и ее место зан€ли группы буржуазии, тогда вы€снилось, что вследствие процесса длительного взаимного проникновени€ моделей и форм поведени€ у французов они в большей мере, чем у всех прочих буржуазных наций ≈вропы, оказались пр€мым наследием предшествующей придворной фазы.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-05-06; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 1437 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

„еловек, которым вам суждено стать Ц это только тот человек, которым вы сами решите стать. © –альф ”олдо Ёмерсон
==> читать все изречени€...

319 - | 328 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.024 с.