Лекции.Орг


Поиск:




Законные способы достижения блага




Способ Содержание Пример
Извлечение пользы от того или иного блага субъектом путем своих активных действий. → ничьего вмешательства в процесс не нужно, возникают абсолютные правоотношения. Отношения из классической и интеллектуальной собственности. Для осуществления правомочия пользования управомоченному никто не нужен. Важно определить границы осуществления абсолютных прав во избежание злоупотребления ими. Заметим, что разница в абсолютных отношениях по поводу вещей или произведений литературы и искусства проявляется лишь характере объекта этих правоотношений.
Получение желаемого блага при необходимых действиях других лиц. → передача блага, осуществление полезной для управомоченного деятельности осуществляется иным лицом – должником. В этом случае возникают относительные, обязательственные относительные правоотношения, связывающие конкретных субъектов.   Такая ситуация может возникнуть в силу того, что желаемое благо принадлежит другому лицу, например (купля-продажа), продавцу, или будет измготовлено им (подряд), другой субъект будет «помощником» в приобретении блага от третьего лица (перевозка, комиссия).

 

Содержание обязательства как относительного правоотношения включает в себя право требования от конкретного обязанного лица определенного поведения, соответственно должны действовать определенные правила, касающиеся исполнения обязательства должником. Эти правила, в основном, устанавливаются нормами обязательственного права.

 


ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА.Основой современных определений понятия «обязательства» стали источники римского права. В Дигестах Юстиниана утверждается: «Сущность обязательства состоит не в том, чтобы сделать нашим какой-нибудь предмет или какой-нибудь сервитут, но чтобы связать перед нами другого в том отношении, чтобы он нам дал, сделал или предоставил» (D.44.7.3)[2]. В Институциях Юстиниана говорится: «Обязательство — это правовые узы, которые связывают необходимостью исполнения в соответствии с правом нашего государства» (1.3.13)[3]. При этом в подлиннике слову «исполнить» соответствует solvere – «развязать». Реальные оковы, которыми связывался должник (по Законам XII таблиц), подверглись эволюции и в классическом Риме превратились в правовые узы – iuris vinculum [4].

Оба определения указывают на главную черту обязательств – правовую связь между собой субъектов имущественных отношений[5]. Однако определение в Дигестах более развернутое, так как глаголы dare, facere, praestare, т.е. что-либо дать, сделать или предоставить, указывают на то, что содержанием обязательства является именно действие обязанного лица.

Основы, заложенные римским правом, нашли отражение как в легальных, так и доктринальных дефинициях обязательства, которые для континентальной правовой семьи принципиально сходны, независимо от национальной принадлежности. Обязательство предполагает такую связь двух лиц, когда одно лицо (кредитор) имеет право требовать от другого лица (должника) выполнения каких-либо действий или воздержания от каких-либо действий.

В Германском гражданском уложении обязательство определяется примерно так же как в Гражданском кодексе РФ (ГК РФ): в силу обязательства кредитор вправе требовать от должника совершить исполнение. Исполнение может состоять также в воздержании от действия (§ 241)[6]. Во Французском гражданском кодексе имеется только определение договора[7] как соглашения (ст. 1101), однако в доктрине обязательство определяется также как относительное правоотношение, в котором кредитор может требовать известного предоставления от должника[8].

Если говорить о праве государств англо-американской традиции, заметим, что в Единообразном торговом кодексе США, а также Своде законов договорного права США имеется определение договора, понимаемого как «правовое обязательство в целом, вытекающее из соглашения сторон». Попутно обратим внимание, что традиционно констатируется если не пропасть, то кардинальное отличие в правовом регулировании экономических отношений в континентальной и англо-американской правовых семьях. На самом деле это не так. Е.А. Суханов справедливо замечает, что классическое римское право стоит гораздо ближе к англо-американскому праву, чем к европейскому континентальному праву, потому что case law — это в известном смысле и есть Юстинианово право, которое в большей мере предшественник англо-американского права, чем европейского континентального.

Римское право даже в классическом виде, во-первых, — сборник казусов, во-вторых, это еще тексты, которые надо было сопоставить друг с другом, систематизировать, что и сделали пандектисты[9]. Анализ источников обязательственного права штатов[10] позволяет утверждать, что подходы к правовому регулированию товарного оборота в США и государств континентально-правовой семьи в целом единообразны.

Обязательства по мусульманскому праву[11] так же как в романо-германском и англо-американском праве возникают из договоров, односторонних сделок и в силу указания закона. Одним из ключевых понятий обязательства считается так называемая «амана», в узком смысле означающее залог, а в широком обозначающее все, что связано с обязанностями людей. Так, представители юридической школы ханифитов делят обязательства на неограниченные (нормы морали, например, помощь бедным, спасение страдающих) и ограниченные, т.е. установленные в законе (ханифиты). Последние в свою очередь подразделяются на обязательства перед богом (хакук ул-лах) и перед себе подобными, т.е. гражданско-правовые (хакук ун-нас)[12].

К.К. Абдуллаева, проведя детальное исследование мусульманского обязательственного права, определяет его как отношение, в силу которого одно лицо обязано совершить либо воздержаться от совершения какого-либо действия, а другое лицо имеет право принудить его к исполнению обязанности[13].

В целом правила возникновения и исполнения обязательств сходны с требованиями европейского и англо-американского права. Например, договоры заключаются посредством оферты («иджаб») и акцепта («кабул»). Возможна множественность лиц, примерно одинаковы правила исполнения обязательств. Хотя определенные отличия, в основном базирующиеся на религиозных запретах, конечно, имеются, например, запрещены ростовщические сделки.

Если говорить о внедоговорных обязательствах, в мусульманском праве казуистично можно выделить обязательства из односторонних действий, причинения вреда (имущественного, физического и морального) и неосновательного обогащения. Однако в праве мусульманских государств недостаточно положений о причинении вреда источником повышенной опасности, норм о защите прав потребителей при причинении вреда недостатками товаров, нет четкого отграничения кондикции от виндикации, т.е. область внедоговорных обязательств урегулирована мусульманским правом более слабо, чем договоры[14].

Если говорить об отечественном праве, то следует сказать, что термин «обязательство» употреблялся в различных значениях во многих статьях Свода законов гражданских Российской империи, но общего легального его определения не было. Авторами так и не принятого проекта Гражданского уложения Российской империи, разработанного в начале ХХ в., предлагалось ввести такое определение: «Обязательство есть законная обязанность одного лица к передаче имущества или к совершению либо несовершению иного действия в пользу другого лица» (ст.1567)[15]. Легальное определение обязательства было введено лишь в Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. и повторялось в кодексах и основах законодательства с незначительной разницей. Так, определения обязательства кодифицированных законов 60-х и 90-х годов совпадают абсолютно, а дефиниция 1922 г. отличается лишь тем, что делает акцент не на обязанности должника, а на праве требования кредитора, что не является принципиальным в силу неразрывности права требования и соответствующей обязанности[16].


Согласно п. 1 ст. 307 ГК РФ в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, оказать услугу, внести вклад в совместную деятельность, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. Отметим, что приведенная легальная дефиниция не является лапидарной, поскольку включает в себя примерный перечень действий должника, который не всегда включает действия имущественного характера (оказать услугу). Между тем, полагаем, что легальные дефиниции должны быть достаточно четкими, не позволяющими двусмысленного толкования, во избежание неверной квалификации тех или иных отношений как обязательственных. Так, представляется недопустимым применение отношениям, по природе не являющимися обязательствами, норм обязательственного права. Исключение возможно лишь по указанию законодателя в качестве приема юридической техники (см. ст. 307.1 ГК РФ).

Доктринальное понятие «обязательство» должно отражать его существенные признаки, которые позволяют разграничить его с другими гражданскими правоотношениями.

Одним из первых отечественных юристов, кто дал понятие обязательства, был профессор Д.И. Мейер, который под обязательством понимал такое юридическое отношение, в котором одному лицу (кредитору, верителю) принадлежит право на действие другого лица (должника, обязанного лица)[17]. Как видим, ученый обратил внимание на повелительный характер обязательства, заключающийся в наличии у кредитора права требования чужих действий, а не возможности собственных активных действий.

Аналогичный подход к пониманию сути обязательства демонстрировали и другие дореволюционные ученые-цивилисты. Например, Г.Ф. Шершеневич называл такие отличительные признаки обязательственных отношений, как: 1) определенность лиц, участвующих в обязательственном отношении (в противоположность вещному правоотношению, в котором праву одного лица соответствует обязанность всех вообще сограждан); 2) наличие действия как объекта данного отношения: «в силу обязательства активный субъект приобретает право на действие пассивного субъекта, а не право над лицом или на волю»[18]. Позже О.А. Красавчиков писал, что повелительность содержания обязательства означает возможность кредитора требовать (повелевать) соответствующего поведения от должника. Правомочия же собственника создают ему известную свободу личных действий, мера которой юридически фиксируется рамками субъективного права. Реализуя последнее, собственник сам определяет судьбу своего имущества (пользуется им, сдает внаем, отчуждает и т. Д. Одним из признаков обязательства О.А, Красавиков назвал также его санкционированность, которую можно понимать двояко — в смысле того, что данное отношение санкционировано законом или что нарушение обязанности должником может повлечь за собой определенные санкции (то есть невыгодные для должника имущественные последствия[19].

Таким образом, стало традиционным понимать обязательство как относительное правоотношение, содержание которого составляет право требования определенного активного поведения от должника, заключающегося в передаче имущества.

Немецкий ученый Ф.К. Савиньи, рассматривая понятие обязательства, писал еще о двух признаках обязательственных действий: их объеме и продолжительности[20]. Объем обязательства означает конкретизированность содержания обязательства. Продолжительность обязательств означает их динамичность, что отличает их от отношений собственности (статики) обязательства. Действительно обязательства априори не вечны, так как причиной их является постоянное обращение материальных благ.

В качестве признака обязательства ученые также называют его направленность на оформление перемещения имущества и иных результатов труда [21]. Некоторые авторы особо замечают, что это перемещение является товарным (товарообменом)[22]. Хотя расшифровки, что такое «товарность» не дается, очевидно, она означает эквивалентность, которую В.Ф. Яковлев называл важным признаком обязательств[23].

Если направленность обязательства заключается в оформлении перехода прав на имущество, то, соответственно, большинство ученых стали акцентировать внимание на имущественном характере обязательства [24].

Ряд ученых в качестве признака обязательства стали выделять его гражданско-правовую принадлежность[25], отличая его тем самым от похожих правоотношений, регулируемых иными отраслями.

Одним из основных вопросов науки гражданского права является целеполагание обязательства. Направленность есть выражение сущности обязательства и определяет его остальные (формальные) признаки. Направленность обязательства определяет его деление на виды.

Говоря о понятии обязательства, следует отметить, что стороны обязательства в отличие от отношений по совместной деятельности не имеют общей цели, а преследуют каждый свою конкретную, например, покупатель – приобретение товара, а продавец получение денег. Как такое противоречие сочетается с единой направленностью обязательства?

Следует различать:

экономическую цель сторон обязательства →заключается в конкретном экономическом результате (благе)
правовую цель обязательства заключается в наделении сторон субъективными правами,которые позволяют этого блага достичь, а также в правовом оформлении перехода блага от одного к другому. Правовая цельважна для установления: действительности или недействительности сделки[26]; для определения возмездности или безвозмездности договора; для адекватного толкования договора; для выявления существенных условий договора и др.

Прямую связь с направленностью обязательства имеет цель договора-сделки, называемая по традиции каузой. В современной литературе распространены два основных подхода к понятию каузы сделки. Одни авторы отождествляют ее с правовой целью, к достижению которой стремятся стороны, заключая сделку[27]. Другие полагают, что кауза (основание сделки) представляет собой типовой результат, который должен быть достигнут исполнением сделки[28]. Мы уже отмечали, что одной из черт обязательства является его эквивалентность. Представляется, что вернее понимать каузу сделки как типовой юридический результат, установленный законом, с которым стороны конкретной сделки должны соотносить свои конкретные цели и имеющие правовое значение мотивы. Последнее указание на конкретные цели сторон позволяют сказать, что кауза даже близких договоров должна отличаться, если закон по-разному регулирует отношения из них.

Предложенное понимание каузы позволяет, к примеру, обосновать самстоятельность выделяемого некоторыми учеными договора оптовой купли-продажи, предусматривающего поставку товаров предпринимателю-ритейлеру для их перепродажи в розницу[29]. Формально такой договор подпадает под конструкцию договора поставки, обладая, однако, значительными особенностями. В отличие от других договоров поставки, для оптовой купли-продажи характерны повышенные требования к качеству и безопасности, возможность предъявления претензий потребителями непосредственно оптовому продавцу[30].

Правоотношение является понятием абстрактным, неким эталоном, соответственно которому правоприменитель оценивает фактические отношения участников общественных отношений. Конкретные стремления, их цели должны также соответствовать определенным требованиям, которые и закладываются в правовых нормах об основании сделок. В отношении обязательств это связано с эквивалентностью. Так, безосновательным и таким образом незаконным будет договор дарения, прикрытый договором купли-продажи, так как конкретные цели не совпали с эталоном цели сделки (каузы, основания), предусмотренного законом для купли-продажи – нет эквивалента, - а значит, не выполняется задача правового регулирования соответствующих общественных отношений. Таким образом, каузу сделки и конкретные цели ее участников следует отграничивать друг от друга так же, как правоотношение и фактическое отношение.

В связи с этим связь каузы как основания сделки с направленностью обязательства неразрывна. Определение конкретных целей сторон обязательства путем, в том числе толкования договора (ст. 431 ГК РФ), позволяет правильно квалифицировать конкретное экономическое отношение – определить его тип (вид), все его элементы, и, соответственно, применить необходимые правовые нормы. В противном случае может произойти судебная ошибка. Отношение товарного обмена может быть квалифицировано как обязательство того или иного вида лишь при соответствии экономических целей его участников соответствующим нормативным рамкам, что позволяет считать такие цели правовыми. В этом случае само по себе наличие конкретного отношения товарного обмена является юридическим фактом для конкретного обязательства, что означает условность понятий «договор как сделка» и «договор как правоотношение».

Относительные отношения по поводу координации сособственниками действий по пользованию или распоряжению общей вещью (другими словами управление ею) не имеют характера соподчиненности. По сути, эти отношения носят корпоративный характер. Однако уже традиционным стало понимать под корпоративными отношениями отношения между участниками соответствующих юридических лиц, что нашло закрепление и в редакции ст. 2 ГК РФ.

Координировать, в принципе, можно любые действия, но для гражданского права важно, чтобы они имели именно имущественный характер. Поэтому нелогичной выглядит новая редакция легальной дефиниции обязательства (ст. 307 ГК РФ), которая включает в себя теперь также фразу: «внести вклад в совместную деятельность». Учитывая, что участников совместной деятельности, как правило, больше двух, остается неясным, кто конкретно будет выступать в качестве кредитора и должника. Видимо, объяснить такую ситуацию можно только так: вносящий вклад является должником, а остальные участники товарищества – сокредиторами, образуя множественность лиц (ст. 321 ГК РФ). На наш взгляд, такой подход к пониманию обязательства слишком широк и «размывает» границы между обязательственными отношениями и отношениями координации (иначе в широком смысле корпоративными).

Еще раз акцентируем внимание на том, что обязательство является гражданско-правовым отношением. Нет достаточных оснований выделять некие межотраслевые обязательства, хотя определенные межотраслевые связи и существуют и их изучение представляется важным и перспективным[31]. Пока же заметим, что употребление термина «обязательство» представителями других отраслей юридической науки является примером терминологического заимствования. Существование некого смешанного разноотраслевого обязательства противоречит идее деления отраслей права по предмету и методу правового регулирования.

Более того, в судебной практике появляются дела о возмещении убытков между публично-правовыми образованиями, причем вытекающие из налоговых правоотношений (см., например, постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. № 10490/10 по делу № А21-1293/2009).

Говоря о гражданско-правовом характере обязательства, обратим внимание на дискуссию по поводу возможности включения в договор цессии третейской оговорки. Л.А. Новоселова по этому поводу высказала следующее мнение: возможность принудительной защиты является неотъемлемым элементом субъективного права и, становясь управомоченным субъектом, цессионарий должен считаться принявшим на себя обязанность соблюдать условия принудительной реализации права[32]. Мы, однако, согласимся с О.М. Свириденко, который указывает, что третейская оговорка представляет собой не материально-правовое соглашение, а процессуальное, поэтому оно не может входить в предмет уступки[33]. Такой вывод следует из гражданско-правового характера обязательства.

Вместе с тем заметим, что одно общественное отношение может одновременно отображаться в нескольких правоотношениях: и в частноправовых, и публично-правовых. Например, отношения, возникающие при введении контрагента в заблуждение, могут одновременно квалифицироваться и как недействительная сделка и как мошенничество.

Признаки обязательства как гражданско-правового отношения:

1) имущественный характер - этот признак объединяет его с отношениями собственности, но одновременно и отличает, так как объектами обязательства кроме вещей могут быть и имущественные права;

2) относительный характер - указывает на конкретный состав обязательственного правоотношения, включающего только две обменивающиеся благами стороны, которые в свою очередь могут быть представлены несколькими, но определенными лицами;

3) повелительный характер содержания - означает возможность одной стороны требовать от другой совершения определенного действия и наоборот;

4) эквивалентный характер - означает необходимость взаимных действий сторон, обусловленный объективными условиями товарного рынка;

5) гражданско-правовой характер - соответствие предмету гражданского права.

6) направленность на перемещение имущества - объединяет все элементы обязательства, обусловливающие его структуру. Нельзя определять обязательство вне его динамики как системы, которая неизбежно предполагает изучение и второй его подсистемы – обязательства на стадии исполнения.

Если некое отношение не обладает вышеназванными признаками, вряд ли можно его квалифицировать в качестве обязательства.

Виды обязательств

 

Обязательства делятся.

По цели и задачам –

регулятивные – обязательства, которые обслуживают обычный ход повседневной жизни, - это обязательства из договоров и односторонние обязательства;

охранительные – обязательства, которые направлены на устранение нарушений и их неблагоприятных имущественных последствий, - это обязательства из причинения вреда и неосновательного обогащения.

По основаниям возникновения -

обязательства из договоров;

внедоговорные обязательства – обязательства,призванные защищать нарушенные права предпринимателей и граждан, которые делятся на обязательства из односторонних сделок и актов государственных органов и обязательства вследствие причинения вреда (деликты) и неосновательного обогащения.

Выделяются также отдельные виды обязательства в зависимости от специфики их объектов, взаимосвязи с иными обязательствами. Например, выделяют т.н. денежные обязательства, которые используются во всех сферах имущественного оборота. Они могут быть самостоятельными, если деньги являются единственным объектом обязательства (заем, кредит, факторинг, страхование и др.), и вспомогательными, если деньги выступают как средство платежа за другие объекты (купля-продажа, аренда и др.) Денежные обязательства могут возникать и в результате денежной оценки неденежного обязательства должника, которое не может быть исполнено в натуре (компенсация денежной стоимости непоставленного товара, дефектов работ и т.д.). Денежные обязательства должны быть выражены, по общему правилу, в национальной валюте – рублях, однако возможна так называемая валютная оговорка, когда во избежание негативных инфляционных последствий осуществляется привязка платежа к иностранной валюте или иному коэффициенту, однако осуществляться платеж будет в рублях по соответствующему курсу, например, Центрального Банка РФ на день платежа (ст.317 ГК РФ). Для денежных обязательств установлены особые правила о месте их исполнения (ст.316 ГК РФ), очередности исполнения при наличии нескольких оснований для платежа (ст.319 ГК РФ), а также особые правила последствий несвоевременного платежа (ст. 395, 406 ГК РФ), когда подлежат уплате проценты за пользование чужими денежными средствами

Особый вид представляют собой регрессные (обратные) обязательства (ст. 147, 325, 366, 379, 399 ГК РФ и др.). Они возникают во взаимоотношениях трех лиц, одно из которых произвело исполнение вместо, за счет или по вине другого лица, а затем требует от него соответствующей компенсации. Примерами регресса являются требование солидарного должника, исполнившего обязательство, к другим содолжникам (ст.325 ГК РФ), работодателя к работнику, виновно причинившему вред (ст. 1068 ГК РФ). Особенности регрессных обязательств: - всегда выражены в денежной форме;- к ним неприменимы нормы о переходе прав кредитора (ст.382 ГК РФ); установлены особые правила о начальном моменте течения исковой давности (п.3 ст.200 ГК РФ). Для отдельных видов регресса действуют и некоторые другие специальные правила[34].

Выделяют еще так называемые акцессорные (дополнительные) обязательства, которые сопутствуют основному обязательству и правовая судьба которых зависит от действительности и условий этого основного обязательства. Например, акцессорными называют способы обеспечения исполнения обязательств (неустойка, залог, поручительство, задаток), т.к. в силу п.3 ст.329 ГК РФ недействительность основного обязательства влечет за собой недействительность обеспечивающего его акцессорного обязательства. Однако на самом деле в силу отсутствия экономической самостоятельности акцессорные обязательства лишь осложняют основное обязательство[35] Можно выделить и некоторые другие группы обязательств, обладающих определенным правовым своеобразием: условные, долгосрочные и краткосрочные, доверительные. Особенностью доверительных обязательств (поручение, агентский договор) является возможность одностороннего их расторжения заинтересованной стороной, что в других обязательствах не допускается.

Основной классификацией обязательств является деление их, судя по п.2 ст. 307 ГК РФ, в зависимости от основания возникновения – на договорные и внедоговорные. Заметим, что внедоговорные обязательства направлены на восстановление нарушенных прав потерпевших, не включают в свой состав встречное предоставление, поэтому имеют отличную от договорных обязательств правовую природу; такие обязательства можно условно именовать усеченными[36].





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-12; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 757 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

80% успеха - это появиться в нужном месте в нужное время. © Вуди Аллен
==> читать все изречения...

578 - | 561 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.01 с.