Лекции.Орг
 

Категории:


Архитектурное бюро: Доминантами формообразования служат здесь в равной мере как контекст...


Назначение, устройство и порядок оборудования открытого сооружения для наблюдения на КНП командира МСВ


Поездка - Медвежьегорск - Воттовара - Янгозеро: По изначальному плану мы должны были стартовать с Янгозера...

САНЖИРОВКИ -ВИТАМИННЫЙ КОНЦЕНТРАТ ТУРНИСТА 2 страница



Описанная техника мягкого перехода в полет, конечно, не един­ственная, хотя она наиболее традиционна.


Щучьи уроки

Существуют и другие приемы и факторы, помогающие окульту­рить отход. В первую очередь это действия отталкивания-притяги­вания. Не трудно, в частности, заметить, что выталкивание от опоры присутствует и в разобранном нами волнообразном движении: за­канчивая выпрямление тела, гимнаст активно отбрасывает опору на­зад, за голову, снимая тем самым имевшее здесь место натяжение пе­рекладины {рис. 18-г, к.к. 5—6). Возможны и аналогичные приемы при исполнении абсолютного большинства других отходов, но суть их везде одинакова — техника отхода должна предусматривать не внезапную, а достаточно постепенную разгрузку грифа при его осво­бождении.

Вдумчивый читатель заметит, однако, что хорош не всякий мяг­кий отход, также, как не всякий срыв плох. Можно отойти от опоры очень красиво, мягко, но... на перекладину. А можно сорваться так, что тютелька в тютельку встанешь на ноги. Что ж, это верно! Но это не имеет прямого отношения к предмету нашего состоявшегося раз­говора. Это — другая тема (19).

ЩУЧЬИ УРОКИ

Прежде, когда возможности даже лучших турнистов не заходили дальше «гладких» одинарных сальто, было популярно сальто назад сгибаясь-разгибаясь или, как его ласково окрестили, «щучка». Как водится, движение вначале эксплуатировалось отдельными мастера­ми, которые были способны в этом упражнении блеснуть (а это воз­можно и сейчас, нужно лишь знать в этом толк!), а затем стало расхо­жим и время от времени появлялось в обязательных комбинациях. То есть его обязаны были делать все. Тут-то и выяснилось, что эле­мент не так прост, как кажется, особенно если стремиться к его высо­коклассному исполнению.

Тренеры и гимнасты1, легкомысленно относившиеся кэтому дви­жению, брали его в работу как обычный вариант сальто назад («бланш»): ну подумаешь, сгиб-разгиб! Вместо движения прогнув­шись «дернуться туда и обратно», вот и все...

Но оказывается — «не всё». Выяснилось, что если гимнаст владеет полноценным, достаточно высоким выпрямленным сальто и хочет именно на этой основе делать «щучку», то всякая попытка «просто» добавить к привычному движению сгибание-разгибание в полете кончается «перекрутом». И чем плотнее и четче гимнаст сгибается в полете (стремясь лучше «продать» движение в полете), тем сокруши­тельнее фиаско. Оно и понятно! Ведь сгибание тела — не что иное,


             
   
 
 
   
 
 
 
   
 

ПЕРЕКЛАДИНА_________________________________________________

как род группировки, а она, как всякий знает, ускоряет вращение в полете.

Какой же вывод делает наш легкомысленный тренер? Он внушает ученику: ну, ты уж разошелся! Это ведь тебе не бланш. Работай по­спокойней , тогда и не перекрутишь! Послушный ученик резко «сбав­ляет обороты», делает очень вялое движение на отход и, едва успевая наметить сгиб-разгиб в полете, с трудом встает на ноги. Не сальто, а эрзац! Тут-то и становится понятно, что существует некая проблема, которую не решишь кавалерийским наскоком.

Как же строить такое движение?

Прежде всего нужно помнить, что в гимнастике практически нет движений, которые не поддаются отличному исполнению. Если есть реальное упражнение — должна быть и достойная его техника! Са­мым беспомощным и некомпетентным было бы решение прими­риться с приспособительным, вялым, стертым исполнением «сгиба-разгиба». Это сальто не только можно, но и должно выполнять с вы­соким вылетом и четкой, подчеркнутой демонстрацией «складки» в полете. Более того, практика показывает (и теоретически это объяс­няется) , что самые высокие и эффектные одинарные сальто это имен­но сальто сгибаясь-разгибаясь, а также так называемые «затяжные»!

Что же происходит при грамотном исполнении подобных упраж­нений?

На рис. 19 — принципиальная картина сальто сгибаясь-разги­баясь. Упражнение выполняется по программе «моновращения», то

есть тело в целом все время имеет угловую скорость неизменного на­правления, но со специальными корректирующими контрдейст­виями на опоре. Опорная часть уп­ражнения выполняется, в большей своей части (к.к. 1—5), как это обычно и должно быть — на пол­ной мощности. Но в фазе отхода (к.к. 5— 7) гимнаст больше и мощ­нее обычного разгибается на опоре, «подставляя грудь» и отчетливо от­талкиваясь руками назад, за голову (ср. с движением на рис. 16-в). Мера этого «контртемпа» должна, разумеется, тонко соответствовать всему ходу движения: чем сильнее


24. Сальто выпрямившись. Но как выпрямляться?

«накат» и бросок из виса (20) и чем плотнее и дольше гимнаст намерен сгибаться в полете (к.к. 7—8и далее), тем сильнее должен быть кон­тртемп. Если эти условия выполняются, то получается высокий, эф­фектный соскоке замедленным вращением «по сальто», позволяю­щим выполнить четкую «щучку». По такой же схеме выполняется и так называемое «затяжное» сальто, для которого характерно очень медленное вращение в полете с «зависанием», из которого гимнаст выходит предельно поздней, но быстрой и плотной группировкой.

Побочная деталь: обратите внимание на то, что в обычном сальто выпрямившись (рис. 25) тоже есть разгибание при отходе (к.к. 2—3), но — более умеренное по силе и по углам — только до выпрямления тела. Это означает, что и здесь есть элемент контртемпа, из-за кото­рого вращение в обычном «бланше» — не самое активное. Но оно здесь и не требуется.

Остается последний вопрос: почему же в таком движении, где гимнаст гасит избыточное вращение, может возникать особенно вы­сокое, эффектное движение по траектории?

Дело в том, что, как мы уже говорили и будем еще повторять, энергия, затраченная гимнастом на реальное движение, никогда не пропадает. В таком упражнении, как сальто сгибаясь-разгибаясь, она, благодаря усиленному отталкиванию от опоры, выливается в форме более мощного, чем обычно, переместительного движения с высоким вылетом.

... Известен случай, когда гимнаст, смело пошедший на выполне­ние «щучки», в зале старого образца вылетел до потолочной балки и, разгибаясь, оттолкнулся от нее ногами... А вообще, не стоило бы за­бывать гимнастическую классику! Сальто сгибаясь-разгибаясь с по­воротом на 720°, которое чуть ли не тридцать лет назад демонстриро­вал японский мастер Сигеру Касамацу, стоит любого нынешнего двойного сальто!..

24. САЛЬТО ВЫПРЯМИВШИСЬ. НО КАК ВЫПРЯМЛЯТЬСЯ?

Работа с прямым телом — знак современной гимнастики. С одной стороны это, безусловно, красиво; это символ движения широкого, стильного, не стесненного ограничениями. С другой стороны — это признак высоких технических возможностей. Достаточно сказать, что на базе профилирующего «бланша» (25) можно сразу же сделать Двойное сальто в группировке. Еще более высокий потенциал у Двойных сальто с прямым телом (26). Наконец, полет выпрямившись создает идеальные условия для выполнения поворотов.


ПЕРЕКЛАДИНА


25. Что такое «профилирующее сальт о » ?


 


           
   
 
     
 
 

Понимая все это, догадываясь об этом, гимнасты всегда стреми­лись «тянуться». Особенно остро потребность перейти на стиль дви­жения с прямым телом была осознана гимнастами и тренерами где-то в середине 70-х годов, и коснулось это, прежде всего, сальтовых дви­жений.

Но что значит «выпрямившись»? Имеет ли значение кок гимнаст приходит в прямое положение или это не важно, и главное лишь быть прямым в полете?

Однажды автор наблюдал, как в зале ЦСКА группа ведущих со­ветских гимнастов со спорами пробивалась к своему пониманию «сальто выпрямившись». Тон задавали двое братьев, младший из ко­торых — в подтверждение своей точки зрения — демонстрировал на перекладине «бланш» как на рис. 20. Что мы там видим? Гимнаст вы­полняет традиционный отход (к.к. 1—2), при вылете продолжая раз­гибаться (к.к. 1—3) и несколько прогибается (к. 3), а затем, реализуя идею «выпрямления», действительно выпрямляется (к.к. 3—4). Но поскольку к прямому положению он идет уже из положения с проги­банием, то, таким образом, выпрямляясь, он сгибается.

Ну и что? — Скажет читатель. — Какая разница, сгибается он или прогибается, главное — выпрямляется!

Однако, разница есть, и существенная. Во-первых, гимнаст сде­лал, ни много, ни мало, два совершенно лишних, пустых движения:

он зачем-то прогнулся при отходе (к. 3), а затем вынужден был воз­вращаться в прямое положение с помощью того самого сгибания (к.к. 3—4). Это не только лишняя «дерготня» в полете, но также трата драгоценного времени, потеря темпа, а также частичная потеря «крутки» (20). Во-вторых, и это главное, прямое тело очень важно для техничного выполнения пиру-этных движений, а повороты в этой ситуации практически всегда начинаются от разгибания, кото­рое гимнаст зря «израсходовал» еще при отходе.

Правильную схему движения можно проследить по рис. 18-г: разгибаясь после броска на опоре и


выталкиваясь от нее (к.к. 4—6), гимнаст выпрямляется, не делая больше никаких лишних движений. Если ему при этом нужно делать «ранним темпом» поворот (31), он начнет его, входя в прямое поло­жение (к. 6) и уже практически потеряв связь с грифом.

Конечно, выполнение поворота по описанной схеме — не догма. Современный хорошо «обкрученный» гимнаст должен уметь входит в пируэт откуда угодно, хоть от бокового изгибания тела, но биоме­ханика тела человека и конкретная техническая ситуация с отходом на сальто (в данном случае — назад) таковы, что наиболее верное и перспективное решение описанной задачи — именно такое, как было показано в сюжете. Работа мастера с учетом подобных «мелочей» и есть путь к виртуозности.

25. ЧТО ТАКОЕ «ПРОФИЛИРУЮЩЕЕ САЛЬТО»?

Ответ на этот вопрос отчасти прояснился в предыдущем сюжете. Однако, посвятим ему отдельное обсуждение, поскольку это очень важно.

В процессе наших бесед о технике мы часто используем понятие «базового упражнения». Так мы называем движения, дающие техни­чески совершенный двигательный навык, позволяющий, по опреде­лению, заложить некоторую «базу» для освоения и добротного ис­полнения в дальнейшем каких-то других элементов. Насколько обширна эта база, формируемая с помощью одноименного упражне­ния — вопрос методики специальной технической подготовки, кото­рая требует отдельного обсуждения.

Посредством базового упражнения можно заложить в фундамент будущего движения и один нужный «кирпичик», и целые структур­ные блоки, и всё данное упражнение. То есть базовое упражнение может быть и элементарным (научиться висеть, тянуть носки и проч.), и более сложным, но охватывающим только часть целостного упражнения (уметь делать отход, поворот в полете и т. п.), и равным целостному элементу (базовый оборот, соскок) или даже соедине­нию базовых навыков (учебная базовая комбинация). Вспомнив это, мы сможем проще подойти к ответу на вопрос, прозвучавший в заг­лавии данного сюжета.

Итак, «профилирующим» называется такое целостное базовое уп­ражнение, навык исполнения которого, будучи полноценно освоенным, позволяет успешно разучивать в дальнейшем упражнения определенно­го «профиля», то есть — целого семейства структурно родственных движений, например — тех же сальто назад с перекладины, которых,


 




ПЕРЕКЛАДИНА


25. Что такое «профилирующее сальто»?


 


если подумать и посчитать хорошенько, существует едва ли не сот­ня... (Таким образом, заметим, что всякое профилирующее упражне­ние это вид базовых упражнений, но не всякое базовое упражнение можно назвать профилирующим...).

Итак, что же, наконец, есть «профилирующее сальто»?

Рассмотрим этот вопрос на классическом примере одинарного сальто назад прогнувшись (выпрямившись) с перекладины, из кото­рого будет видно, что назвать профилирующее движение по терми­нологии совершенно не достаточно, его нужно еще и детально опре­делить посредством целого ряда особых требований, относящихся как к качественным (структурным), так и к количественным (пара­метрическим) признакам движения.

Сальто назад, претендующее на роль профилирующего, должно отвечать следующим важнейшим условиям:

1. Исполнение с быстрых, хорошо управляемых по скорости и ак­центам больших оборотов назад (то есть на основе профилирующих оборотов!);

2. Мягкий (22) высоко-далекий отход с временем полета порядка 1,15— 1,20 секунды или более;

3. Полное выпрямление тела разгибанием сразу после отхода и удержание этой позы до входа в завершающую стадию упражнения;

4. Умение выполнять сальто (при соблюдении остальных требова­ний) в позе руки вверх. Руки свободно сведены над головой и могут опускаться в стороны только в фазе амортизации при приземлении. Грубая ошибка — немедленное движение руками к тазу, их «опуска­ние» (подобные действия допустимы только при условии полного предварительного освоения базовой формы сальто с полетом руки вверхипрн способности варьировать движения руками. Нарушение этого правила существенно осложняет разучивание пируэтных форм и возможности корректировки скорости вращения по сальто);

5. Одно из решающих условий: сохранение гимнастом постоян­ной способности произвольно варьировать параметры движения по типу «выше-ниже», «дальше-ближе», «быстрее-медленнее»,«согнув-шись-прогнувшись-ыпрямившись» и т. п. Утрата этих признаков навыка (или изначальное их отсутствие после обучения) означает не­надежное владение движением;

6. Способность выполнять данное сальто в меняющихся соедине­ниях;

7. Способность свободно возвращаться к данному упражне­
нию после освоения других форм сальто назад, отличающихся слож­
ностью и трудностью (например, после введения в комбинацию


двойных сальто, сальто с поворотами, комбинированных сальто и проч.);

8. Способность выполнять профилирующее сальто (при соблюде­нии всех других требований) в состоянии утомления и при наличии сбивающих факторов.

Аналогичные требования должны выполняться и в отношении профилирующего двойного сальто назад (26,28,29).

Высшей формой здесь, как уже отмечалось, является высококаче­ственное двойное выпрямившись (№10 на рис. 23). Однако, это уже особое упражнение, которое не может рассматриваться в качестве средства технической подготовки, так как это — одна из высших целей работы.

Между тем, перспективным движением, обладающим, с отдельны­ми оговорками, всеми основными признаками профилирующего уп­ражнения, является двойное сальто в полугруппировке (№ 9 трис. 23). Спецтребования, предъявляемые кэтому движению, принципиально такие же, что и в отношении одинарного бланша. Различия здесь в час­тностях: исходная работа руками (требование не опускать их преждев­ременно) должна быть на этом этапе технической подготовки уже вполне усвоена и для гимнаста не существенна; необходимость полно­ценного выпрямления в полете отпадает по определению, но добав­ляется специфическое для всех группированных вращений требова­ние компактного выполнения «фигуры сальто» в высшей фазе подлета с возможно более ранней разгруппировкой и доскоком «в рост».

Специфическая особенность и достоинство двойного в полугруп­пировке заключается втом, что это движение, имея вполне достаточ­ный физический потенциал (28), является наиболее управляемым сре­ди существующих кратных сальто, так как неполная группировка дает свободу маневра в изменении позы в полете, позволяя легко подстраивать скорость вращения тела как в сторону ее увеличения, так и уменьшения (чег<? нет в сальто с предельной группировкой и в сальто выпрямившись!). При этом именно полугруппировка остав­ляет гимнасту возможность вводить повороты вокруг продольной оси тела (что фактически, исключено при плотном группировании).

Под конец сюжета обратим еще раз внимание читателя на требова­ние о свободе возврата гимнаста к ранее освоенному профилирующе­му упражнению. Автор сталкивался с курьезной, на первый взгляд, а на самом деле тревожной ситуацией, когда хороший молодой мастер, в ответ на просьбу сделать двойное сальто ответил, что он делает... только тройное! Может показаться, что ничего странного в этом нет: гимнаст «вырос», двойное — пройденный этап... На самом деле все


 




ПЕРЕКЛАДИНА_____________________________________

гораздо серьезнее: утрата гимнастом умения возвращаться к ближай­шему более простому аналогу означает потерю способности уверенно управлять движением, по сути дела — неумение тонко различать от­тенки двигательных действий. Ключевое слово здесь — «умение», которое напоминает нам о необходимости всегда сохранять возмож­ности осознанного управления движением. И напротив: если навык «задалбливается» до такой степени, при которой гимнаст действует только «на автопилоте» и сам себе не хозяин, то — ожидай неприятно­стей . Фраза гимнаста «я умею только тройное» на самом деле означа­ет, что и тройное он не очень-то может...

26. ДВОЙНОЙ БЛАНШ: ЭРЗАЦ И ЭКСТРА

В 80-х годах успешное освоение двойных сальто с перекладины естественным образом подвело гимнастов к цели освоения двойного прогнувшись. Но вскоре же выяснилось, что задача здесь далеко не только в том, чтобы «выкрутить» и встать на ноги. Полностью рас­крытое положение тела в полете создает здесь новые для гимнаста условия движения относительно снаряда. Проще говоря, в конце первого сальто можно не успеть отойти от грифа и, как следствие, удариться о него ногами. Ожидание такого исхода всегда неприятно, и не столько даже оттого, что он опасен, сколько потому, что это все­гда — сбой, нарушение нормального течения событий и вероятность закрепления ложного навыка вместе с психической травмой.

Как реакция на эти опасения сразу же появился вариант двойного сальто, выполняемого ранним отходом (рис. 21-а): не доходя до тра­диционной горизонтали, (к.к. 5—6), гимнаст откровенно «бросает» опору (часто с признаками срыва, см. 22) и его сразу относит далеко вперед от перекладины, снимая тем самым опасность попадания на гриф. Таким образом, главная проблема, беспокоившая исполните­ля, решается, но... полученное при этом сальто — явный суррогат. Гимнаст уходит от снаряда по низкой, отлогой траектории; имея явно небольшое время в полете, он компенсирует его ускоренным враще­нием, полученным благодаря раннему, срывному переходу в полет. Это лихорадочное вращение по сальто ухудшает ориентировку в про­странстве-времени, осложняет подготовку к приземлению и сам дос-кок, поскольку быстрое смешение по горизонтали, свойственное этой форме отхода, провоцирует снос тела вперед во время прихода на опору. Наконец, шансы на высококачественное исполнение в этом случае поворотов и других усложняющих движений, весьма со­мнительны. Это движение — типичный пример утилитарного ис-


_____________ 26. Двойной бланш: эрзац и экстра

пользования упражнения, не дающего в дальнейшем достойных пер-спектив.

Практики возразят в том роде, что, мол, гимнасты делают такое сальто и — ничего, выступают, получают сносные оценки. Но это — аргумент слабый. Мало ли мы знаем примеров, когда приходится включать в программу недоученные элементы за неимением более полноценных! Но это ведь не то, к чему надо стремиться...

А к низко-срывному двойному сальто прогнувшись нужно отно­ситься именно как к проходному учебному движению, которое мо­жет —да, может — применяться на ранней стадии освоения упражне­ния, но в дальнейшем обязательно должно доводиться до нормы. А норма здесь — это все же более поздний и более высокий отход, по­зволяющий получить мягкий уверенный отход от снаряда без риска удара о гриф. В этом варианте двойного «бланша» (напомним, что французское «плянш» означает «прямой») есть все основные атрибу­ты грамотного и активного движения на сальто (рис. 21-6): энергич­ный спад (к.к. 1—5), бросковое движение при отходе, ускоряющее «крутку» (к.к. 5—8) и последующее, в полете, выпрямление тела.


ПЕРЕКЛАДИНА


27. Б о й к о, Марченко... Ковач!


 


Именно такое движение и должно быть целью освоения двойного сальто выпрямившись.

Возможны возражения некоторых тренеров, которые скажут: но именно такого сальто и боятся гимнасты, делая ставку на более низкое движение, гарантирующее быстрый уход от турника. Что ж, мы это и сами понимаем. Но все дело в том, чтобы не останавливаться на срыв-ной форме движения и не заучивать ее как окончательную. Такое дви­жение может быть только начальным пробным вариантом соскока, ко­торый вдальнейшем нужно настойчиво подтягивать до нормы. Вспом­ните, как разучиваются, например, подлеты, перелеты. Ведь сначала вы делаете упражнение в грубой форме, в «недохват», и настойчиво работа­ете над механизмом управления движением. Многократно повторяя элемент, вы постепенно добиваетесь все большей точности. При этом, если раньше гимнаст далеко отлетал от опоры, тотеперьон «подбирает­ся» к ней все ближе. И хоть опасность неточного прихода на гриф все­гда сохраняется, вы же не откажетесь от своего и будете совершенство­вать движение до тех пор, пока уверенный дохват станет возможным. Чем же, скажите, отличается в этом смысле работа над двойным сальто прогнувшись от освоения перелета в вис? — Да ничем в принципег*В одном случае вы уточняете движение, пока не станет возможным воз­вращение в вис на снаряд, а в другом «подтягиваете» сырое срывное сальто до культурной формы с мягким высоко-далеким вылетом... Вся разница, не беду, лишь в том, что работу над соскоком можно — в отли­чие от перелета — бросить на полпути, убедив себя, что и так «сойдет». Но нужно понять, что в сущности это так же странно, как если бы вы прекратили добиваться исполнения перелета в дохват и решил и демон­стрировать на соревнованиях как вы умеете падать с него на живот...

И в заключение еще один аргумент. Опасность прихода на опору сопровождает разучивание и исполнение целого ряда других полет­ных упражнений, но это никогда не останавливает исполнителей от их полноценного разучивания. Отсылаем читателя в связи с этим к сюжету 36, где рассматриваются особенности исполнения сальто прогнувшись в вис. Там ситуация, казалось бы, совсем уж патовая: и о гриф легко можно удариться, и уходить от него нельзя. Но ведь и здесь есть разумный способ правильно построить движение!

27. БОЙКО, МАРЧЕНКО... КОВАЧ!

В свое время автор этих строк, работая на учебно-тренировочном сборе в Цахкадзоре, ненавязчиво предложил членам сборной коман­ды СССР ряд совершенно новых упражнений, биомеханически


разработанных и представленных в виде кукольных мультиплика­ций 7. Среди них были оригинальный соскок и перелет типа двойно­го сальто назад через перекладину. Движение взялись попробовать два молодых мастера — В. Бойко и В. Марченко. Взялись сразу, без «подводящих» упражнений, рассчитывая «взять быка за рога». И действительно, в течение считанных попыток каждому удалось по­лучить черновой перелет, а Вячеслав Бойко попробовал даже «соска­кивать» с поворотом на 360°. Но... Дальше, увы, дело не пошло. Дви­жение выходило вялым, с многочисленными сбоями, а главное — вращение в полете получалось малоактивным. Попытки автора разъяснить особенности движения и внушить гимнастам, что упраж­нение требует, все-таки, внимательной и нестандартной работы, не возымели успеха. Молодым «сборникам» не терпелось: хотелось или получить эффектную новинку немедленно, или уж вообще с нею не валандаться...

А основная причина, по которой движение не шло, была чисто техническая. Для сальто-перелета требовались несколько перестро­енные по акцентам быстрые обороты назад с нарочито поздним брос­ком. И вот оказалось, что отличным мастерам, способным многое схватывать на лету, трудно делать обороты как нужно в данном слу­чае: вместо необходимого здесь «прогонного» оборота с поздним броском вверх-назад, все время получался традиционный оборот с разгибанием в зоне стойки (рис. 22-а на с. 76). При этом скорость вращения «по обороту» неизбежно падала (5), и гимнаст, «бросая» опору в стойке (к.к. 8—9), далее вращался на остаточной скорости, которая, конечно, не могла обеспечить нужного движения. Да и ак­тивного вылета вверх в этом случае быть не может.

Правильное же движение, которое было разработано нами на ос­нове биомеханического анализа, требует иного подхода (рис. 22-6). Большой оборот должен делаться, в сущности, как обычно, броском, но в ярко разгонной форме, и все подготовительные (к.к. 1—6) и основные действия (к.к. 6—10) смещаются на более позднее время.

7 На стене зала были вывешены плакаты, имевшие вид реальных кинограмм, сделанных с помощью специальной, очень точно выполненной и «одетой» кук­лы. На них впервые демонстрировались упражнения, которых никто тогда не только не делал, но, естественно, и не видел. Это были будущие «ткачевский» (в форме соскока и перелета), «перелет Ковача», соскок (подлет) махом назад сальто назад и др. Тренеры, работавшие на сборе, были озадачены: кто-то уже Делает такие веши, а они — тренеры сборной! — ничего об этом не знают... Когда же выяснилось, что это мультипликация, все облегченно вздохнули... Общее Мнение было такое: «все равно этого никто никогда делать не будет»!..


 




ПЕРЕКЛАДИНА _________________________ ._______





Дата добавления: 2016-10-23; просмотров: 148 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.01 с.