Лекции.Орг
 

Категории:


Поездка - Медвежьегорск - Воттовара - Янгозеро: По изначальному плану мы должны были стартовать с Янгозера...


Построение спирали Архимеда: Спираль Архимеда- плоская кривая линия, которую описывает точка, движущаяся равномерно вращающемуся радиусу...


Агроценоз пшеничного поля: Рассмотрим агроценоз пшеничного поля. Его растительность составляют...

Глава 4. Разграничение преступлений



1. Понятие разграничения преступлений.

2. Разграничение преступлений по объекту.

3. Разграничение преступлений по объективной стороне.

4. Разграничение преступлений по субъекту.

5. Разграничение преступлений по субъективной стороне.

6. Субъективная ошибка и ее значение при квалификации преступлений.

 

Каждое преступление имеет ряд общих признаков с другими преступлениями. Трудности при квалификации главным образом и объясняются этим обстоятельством. Для того чтобы правильно квалифицировать преступление, необходимо очень четко представлять себе разграничительные линии между ними и смежными преступлениями.

Можно сказать, что разграничение преступлений есть обратная сторона квалификации.

Анализ норм Особенной части приводит к тому, что вся их совокупность не может рассматриваться как завершенная логическая система, построенная по одним и тем же правилам. Так уголовное законодательство создавалось на протяжении длительного исторического периода и неоднократно изменялось, система норм Особенной части представляет собой довольно пеструю картину. Есть нормы, увязанные между собой в четкую систему. Разграничение между ними можно провести с достаточной точностью. Различие между другими нормами не является столь очевидным. Некоторые же нормы относятся к так называемым пересекающимся классам[55], и их признаки совпадают между собой так, что разграничение подчас становится невозможным.

Исходя из количества разграничительных признаков между составами преступлений, можно выделить три основных случая:

1) составы не имеют между собой ни одного общего признака (кроме вменяемости и возраста).

Так, например, у составов незаконного производства аборта и заведомо ложного доноса различны все признаки объекта, объективной и субъективной сторон: субъекты совпадают лишь частично (возраст, вменяемость).

Разграничение таких составов не представляет трудности. Оно возможно уже при ознакомлении с конструкциями соответствующих составов. Вряд ли не только юрист, но и любой человек, незнакомый с уголовным законодательством, может смешать эти преступления;

2) составы имеют малое число общих признаков.

В таком соотношении находятся, например, составы кражи (ст. 158) и подмены ребенка (ст. 153). Объекты этих преступлений различны, субъекты (по возрасту) тоже. Частично совпадают способ действий и форма вины умысел. Но далее снова различия: по предмету посягательства и по субъективной стороне (при подмене ребенка корыстная цель не обязательна).
И в этом случае разграничение не представляет сложности, так как оно может быть проведено по целому ряду признаков. Кроме того, большей частью такие составы имеют различную конструкцию

3) составы имеют все общие признаки, кроме одного. Следовательно, только этот один признак является разграничительным. Так, кража отличается от грабежа лишь способом действий.

Смежные преступления могут отличаться друг от друга по самым разным категориям признаков: по непосредственным объектам, по форме вины, цели, мотиву, способу действий, последствиям и т. д.

 

 

2. Один из общих принципов разграничения преступлений состоит в построении иерархической системы отличительных признаков: от более общих к более частным, от высшего ранга к низшему. Вначале надо разделить всю имеющуюся совокупность составов на две (или несколько) групп по отличающему их наиболее общему, затем каждая группа делится на более мелкие в зависимости от различных оснований деления; этот процесс производится до тех пор, пока не останется два смежных состава, различающихся между собой минимальным числом признаков низшего ранга.
Для решения вопросов, связанных с разграничением преступлений по их объектам, следует, прежде всего, сделать несколько замечаний о структуре объекта и, в частности, определить, какие именно свойства объекта преступления входят в число признаков состава и имеют значение для квалификации.

Объектами преступлений, предусмотренных уголовным законодательством, являются общественные отношения.

Родовой объект, будучи частью общего объекта, представляет собой общественные отношения, на которые посягает группа однородных преступлений. Родовым объектом называют какую-либо сферу социально значимых ценностей. К родовым объектам преступлений относятся, например, личность, собственность, общественная безопасность, порядок управления, интересы правосудия и др. Значение родового объекта определяется тем, что именно он положен в основу рубрикации Особенной части УК по разделам и главам.

Видовой объект, занимая промежуточное положение между родовым и непосредственным объектами, является подсистемой родового объекта, находясь с ним в соотношении “род - вид”. Видовой объект представляет собой подгруппу сходных по содержанию общественных отношений, входящую в более широкую группу однородных отношений (благ, интересов).

Непосредственный объект - это часть родового объекта, те общественные отношения, на которые посягает отдельное преступление. Например, в преступлениях против личности непосредственными объектами могут выступать жизнь (при совершении различных видов убийства), здоровье (при причинении различной степени тяжести вреда здоровью), свобода (при похищении человека и незаконном лишении свободы), честь и достоинство (при оскорблении) и т. д. Непосредственный объект преступления имеет важное практическое значение для квалификации деяния и отграничения одного преступления от другого.

Другой классификацией является классификация непосредственных объектов по горизонтали. В силу существования многообъектных преступлений выделяют основной и дополнительный объекты преступлений. При этом важно помнить, что такое разграничение проводится не по степени значимости того или иного правоохраняемого блага, а с учетом его связи с родовым объектом преступления. Двуобъектным, например, является разбой (ст. 162 УК), поскольку одновременно посягает на отношения собственности и жизнь и здоровье человека. Первый объект следует считать основным, поскольку именно он предопределяет местоположение состава разбоя в разделе VIII “Преступления в сфере экономики” и в главе 21 “Преступления против собственности”. Второй названный объект - жизнь и здоровье человека - дополнительный. Сказанное не означает, что личность как объект посягательства менее ценна, чем отношения собственности. Но по воле законодателя разбой, по определению, корыстно-насильственное преступление.

Дополнительный объект, в свою очередь, может быть как необходимым (обязательным), так и факультативным. В том же составе разбоя жизнь или здоровье – всегда необходимый дополнительный объект преступления, поскольку без посягательства на личность не может быть разбойного нападения. Однако бывают случаи, когда дополнительный объект преступления указан в альтернативной форме. Например, при загрязнении вод (ст. 250 УК РФ) существенный вред может быть причинен помимо самих водных источников также животному или растительному миру, рыбным запасам, лесному или сельскому хозяйству. Каждый из этих дополнительных объектов является факультативным, так как в конкретном случае совершения данного преступления ущерб может быть нанесен только чему-либо одному из перечисленного.

Факультативными признаками объекта преступления являются предмет преступления и потерпевший от преступления.

Предмет преступления - это материальный субстрат, предмет материального мира, одушевленный или неодушевленный, в связи с которым или по поводу которого совершается преступление, на который непосредственно воздействует преступник, совершая преступление.

Предмет преступления и потерпевший от преступления отличаются от объекта преступления тем, что предмет и потерпевший материальные субстраты, а объект — чисто социальная категория, не включающая в себя ничего материального. Один и тот же предмет или потерпевший могут относиться к сфере разных объектов преступлений. В частности, одно и то же имущество, например, шуба, может быть предметом кражи, объектом которой является собственность, либо самоуправства, объектом которого является порядок управления.

В некоторых статьях уголовного закона конкретно указывается предмет преступлений. В то же время в ряде статей он называется только в общей форме. для того чтобы в этих статьях правильно определить предмет преступления и дать точную юридическую оценку содеянного, необходимо помимо уголовного закона обратиться кдругим законодательным актам. Военная коллегия Верховного Суда РФ переквалифицировала действия П., связанные с хищением реактивно-осветительных и имитационных патронов и взрывпакетов, с п. «а, «б», «в» ч. 3 ст. 226 УК РФ на п. «б», «в» ч. 2 ст. 158к РФ в связи с тем, что в соответствии с Федеральным законом 150-ФЗ «Об оружии» от 13 декабря 1996 г. указанные предметы ни боеприпасами, ни взрывными устройствами не являются, так как не содержат взрывчатых веществ. Ошибка суда заключалась в том, что он неправильно определил предмет преступления. При квалификации рассматриваемого деяния суду следовало руководствоваться ст. 2—5 Федерального закона № 150-Ф3 от 13 декабря 1996 г. с изменениями и дополнениями, которыми предусматриваются три вида оружия: гражданское, служебное и боевое (ручное стрелковое и холодное); в них же приводится подробное описание этих видов оружия. Перечень является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

По объекту преступления разграничение составов связано в первую очередь с определением места соответствующего состава в системе Особенной части УК. Как уже отмечалось, эта система построена в основном по объекту посягательства, и, когда составы преступлений расположены в разных главах, это свидетельствует о различии их объектов.

Однако это не является решением вопроса о разграничении преступлений, которые предусмотрены в одном и том же разделе или главе. По родовому объекту их не разграничишь. Для того же чтобы судить об их непосредственных объектах, необходимо обратиться к предмету преступного посягательства, который большей частью назван в диспозиции уголовно-правовой нормы, а также к признакам объективной стороны состава — действию и вредным последствиям. Например, из текста ст. 285 УК, которая предусматривает в качестве вредных последствий «существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства», нетрудно сделать вывод, что это преступление посягает на нормальную деятельность органов государственной власти и интересы государственной службы. Это и будет непосредственным объектом данного преступления.

Еще одна трудность при разграничении по объекту преступления связана с тем, что некоторые деяния посягают не на один, а на несколько объектов. Например, многие транспортные преступления посягают не только на безопасность движения и эксплуатации транспорта, но и на жизнь и здоровье людей. И подобных составов преступлений много. В таких случаях необходимо отграничить указанные преступления от тех, где основным объектом будут жизнь и здоровье людей. Но коль скоро объекты совпадают, возникает необходимость использовать другие разграничительные признаки.

Разумеется, необходимо представлять себе объект любого преступления, во всей его полноте. Из-за неполного и потому неправильного представления об объекте преступления нередко возникают ошибки при квалификации преступлений.

Например, Б. и другие были осуждены за то, что они изготовляли и сбывали фальшивые монеты царской чеканки десятирублевого достоинства. Исходя главным образом из признаков объективной стороны преступления в не уяснив его объекта, суд первой инстанции квалифицировал эти действия как фальшивомонетничество.

Верховный Суд СССР указал па ошибочность такой квалификации: “Объектом фальшивомонетничества являются советская денежная и кредитная система или общественные отношения, возникшие в связи с международным соглашениями, заключенными СССР. Подделка денежных знаков, не имеющих в настоящее время хождения как в СССР, так и за рубежом, не может рассматриваться как фальшивомонетничество, так как изготовление и сбыт таковых не могут в какой-либо мере нанести ущерб советской денежной и кредитной системе. Действия осужденных были переквалифицированы на статью УК, предусматривающую ответственность за мошенничество.

Сложнее разграничить преступления, если их объекты частично совпадают (пересекаются) друг с другом. Это встречается главным образом в случаях посягательства на сложные группы общественных отношений, которые тесно взаимосвязаны между собой.
Вкачестве примера можно сослаться на разграничение причинения смерти по неосторожности (ст. 109) и нарушения правил охраны труда, повлекшего смерть человека (ч. 2 ст. 143). Объекты этих преступлений частично совпадают, ибо если неосторожное убийство приводит к лишению жизни человека, то нарушение правил охраны труда, повлекшее смерть, вызывает то же последствие и одновременно причиняет ущерб нормальной хозяйственной деятельности предприятия.

Для правильного разграничения преступлений по объекту следует руководствоваться следующими правилами.

1. Если при совершении преступления степень тяжести вреда, причиняемого дополнительному объекту, меньше или равна степени тяжести вреда, причиняемого основному объекту, квалификация производится по статье, предусматривающей посягательство на основной объект, квалификации по совокупности преступлений не требуется. Так, в случае причинения при изнасиловании легкого и средней тяжести вреда здоровью содеянное полностью охватывается ч. 1 ст. 131 УК и квалификация по статьям о преступлениях против личности не требуется (п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. № 11«Опрактике применения судами ст. 131 и132 УК РФ»). Определение того, какой вред является более тяжким, производится путем сопоставления санкцийч. 1
ч. 1 ст. 112 и ч. 1 ст. 115 УК. Основным объектом при совершении этого преступления является половая свобода женщины, дополнительным - ее здоровье. Максимум санкции ч. 1 ст. 131 - г. лишения свободы, ч. 1 ст. 112 — 3 года лишения свободы, а т. 115 УК - 4 месяца ареста. Значит, при совершении изнасилования вред дополнительному объекту здоровью является меньшим, чем вред основному объекту - половой свободе. Следовательно, при совершении изнасилования с причинением легкого средней тяжести вреда здоровью потерпевшей, содеянное подлежит квалификации по ч. 1 ст. 131 УК. дополнительная квалификация по ст. 112 или 115 УК не требуется.

2. По общему правилу, если при совершении преступления степень тяжести вреда, причиняемого дополнительному объекту, больше степени тяжести вреда, причиняемого основному объекту, требуется квалификация по совокупности преступлений. Так, если для незаконного проникновения в жилище, совершенного против воли проживающего в нем лица, применяется насилие, состоящее в причинении тяжкого вреда здоровью, необходима квалификация по ч. 2 ст.139 УК по совокупности с ч. 1 ст. 111 УК. Законодательно установлено лишь одно исключение из этого правила (ч. 1 ст. 17 УК в ред. от 2 июля 2004 г.). Совокупность преступлений не образуется, когда совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части Кодекса в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание. Например, если в процессе разбойного нападения виновный для завладения имуществом причиняет смерть потерпевшему, то, руководствуясь общим правилом, необходима квалификация по совокупности ст. 162 и 105 УК. Однако, поскольку в п. «з» ч. 2 ст. 105 УК в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание, указана «сопряженность с разбоем», квалификация по совокупности преступлений не требуется. В этой связи, представляется, следует считать утратившим силу положение, содержащееся в п. 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», которое рекомендовало квалифицировать подобные ситуации по совокупности преступлений.

3. Если в статье альтернативно указаны несколько дополнительных объектов, для квалификации преступления по этой статье достаточно причинения вреда хотя бы одному из них. Так, для вменения состава, предусмотренного ст. 296 УК РФ(«Угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования»), основным объектом которого являются интересы правосудия, достаточно наличия угрозы причинения вреда любому из альтернативно указанных дополнительных объектов: жизни, здоровью, отношению собственности

3. Разграничение преступлений по объективной стороне является менее сложным, главным образом потому, что признаки, действия и вредных последствий обычно подробно описаны в статье УК. Совпадение признаков действия в нескольких составах все же возможно и оно встречается не так уж редко, но в таком случае «выручает» различие в последствиях. В качестве примера можно указать на три смежных преступления: умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью и умышленное причинение легкого вреда здоровью. Способ действия во всех трех случаях может быть одним и тем же, разграничиваются эти составы только по характеру последствий, что и отражено в их названиях.

Обязательным признаком объективной стороны преступления является деяние, которое может быть выражено в форме действия или бездействия, Технико-юридические приемы описания деяния в уголовномзаконе являются различными, что оказывает влияние на квалификацию преступлений.
Перечень и характер общественно опасных действий (бездействий, может быть исчерпывающим образом описан в диспозиции статьи Особенной части УК, так как это имеет место, например, в ст.126, 139, 222, 228 УК и др. Содеянное квалифицируется по статье, предусматривающей тот характер поведения, которым совершено установленное посягательство.
Диспозиция может не содержать описания деяния, а указывать
лишь общественно опасный результат — например, ст. 105, 111,
112, 115 УК. Способ совершения преступления
законодательном описании признаков объективной стороны на квалификацию влияния не оказывает, за исключением случаев, когда ему придается значение квалифицирующего признака.
Так, убийство можно совершить путем выстрела, удара ножом, уду утопления и другими способами, что не оказывает влияния
на квалификацию Главное — преступный результат, причинение
смерти другому человеку (ч. 1 ст. 105 УК РФ).

В рамках объективной стороны возможно разграничение преступлений не только по способу действий, но и по признакам
последствий, месту и времени совершения преступления.

В уголовном законодательстве имеются нормы, предусматривающие преступления, которые посягают на один и тот же объект и могут быть совершены одинаковым способом, но причиняют вредные последствия различного характера. Таковы, например, статьи УК, устанавливающие уголовную ответственность за причинение тяжкого, средней тяжести или легкого вреда здоровью. Все эти преступления посягают на один итот же объект здоровье граждан. Все они совершаются с одной формой виновности и нередко одинаковым способом. Различие между ними может заключаться в единственном признаке характере последствий, причиненных здоровью потерпевшего.
По степени тяжести наступивших последствий (сумме похищенного) разграничиваются, например, простое, значительное и крупное хищения. Здесь и объект преступления, и способ действия, и характер причиненного вреда совпадают, однако разница же в степени тяжести последствий настолько существенна, что она приобретает качественное значение и является решающей для квалификации.

Изучение судебной практики показывает, что одна из современных тенденций в применении уголовного законодательства состоит в углублении и усложнении анализа разграничительных признаков преступлений. Это выражается, например, в том, что придается разграничительное значение таким признакам преступлений, которые ранее не считались специфическими и рассматривались как одинаковые для ряда смежных преступлений. В качестве иллюстрации можно сослаться на такой признак объективной стороны преступления, как причинная связь. Собственно, как видно из предыдущего, мы не называем причинную связь признаком состава, ибо она неизбежно вытекает из такого признака, как наличие вредных последствий, и, стало быть, является зависимым признаком. Тем не менее постепенно выявляется тенденция придания этому признаку преступления самостоятельного значения, в том числе и при разграничении преступлений.
Теория и практика показывают, что в конкретном преступлении причинная связь не может быть любой; в некоторых преступлениях она может быть только непосредственной, состоящей из одного звена, в других же случаях более отдаленной и сложной. “Содержание” объективной причинной зависимости между действием и результатом также разнообразно и зависит от вида преступления. Например, при умышленном убийстве промежуточные звенья причинной связи, между действием виновного и смертью потерпевшего, могут быть образованы функционированием механических, химических и других средств, а при злоупотреблении властью они могут состоять из поступков других людей, в том числе невиновных.
Повышенная опасность технических средств требует, чтобы работники, обслуживающие эти средства, в своей деятельности учитывали возможность не только правильного поведения граждан, соприкасающихся с техникой, но и неправильного их поведения, случайных ошибок. Поэтому, например, работники транспорта несут ответственность даже за такие нарушения правил движения, которые находятся в сравнительно отдаленной причинной связи с преступным результатом, наступившим непосредственно по вине потерпевшего. Напротив, в составе умышленного убийства причинная связь является более короткой, непосредственной.
Характер причинной связи в последнее время стал, таким
образом, приобретать значение признака состава преступления, а
следовательно, и влиять на разграничение преступлений.

Используя приведенные характеристики признаков объективной стороны состава преступления. можно сформулировать некоторые
правила разграничения при квалификации преступлений по признакам объективной стороны.


1. Если перечень и характер действий (бездействия). Которыми может быть совершено преступление, точно описан в законе, при квалификациипреступлений должно быть установлено тождество
между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, зафиксированными в диспозиции статьи УК.
2.Если характеристика объективной стороны состава преступления не содержит описания деяния, а лишь указывает на общественно опасный результат, способ совершения преступления может быть любым, за исключением случаев, когда он указан в квалифицирован качестве признака, повышающего степень общественной опасности содеянного. Например, умышленное уничтожение или повреждение имущества путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом (ч.2 ст. 167 К).

3. Если в диспозиции статьи Особенной части УК указано несколько альтернативных действий или несколько общественно-опасных последствий, то для квалификации посягательства по этой статье или части
статьи УК достаточно совершения одного из указанных действий или наступления одного из указанных последствий. Например, ч.1 ст. 222 УК предусматривает альтернативно такие действия,
как приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение
огнестрельного оружия, а ч. 1 ст. 267 УК в качестве последствий предусматривает причинение тяжкого вреда здоровью человека либо
причинение крупного ущерба. Наступление любого из этих последствий свидетельствует о наличии состава преступления.

4. Если в умышленном преступлении с материальной конструкцией состава отсутствует обязательное последствие, это исключает квалификацию
содеянного как оконченного преступления. Деяние
может быть квалифицировано как покушение на совершение этого преступления. Например, если лицо намеревалось причинить смерть,
а причинило лишь тяжкий вред здоровью. содеянное подлежит квалификации как покушение на убийство (ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК).

5. Отсутствие дополнительного последствия, указанного в диспозиции статьи Особенной части УК, не является свидетельством незавершенности преступления, если оно не охватывалось намерением виновного, а требует квалификации по той части статьи Особенной части УК, которая предусматривает ответственность за причинение вредабез такого дополнительного последствия. Наступление дополнительного последствия, описанного в статье Особенной части УК,не требует квалификации по совокупности статей. Так, в случае причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего в процессе разбойного нападения, необходима квалификация по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК. В случае отсутствия у виновного желания причинить такой вред при ненаступлении такого вреда здоровью и отсутствии иных квалифицирующих признаков, необходима квалификация по 1 ст. 162 УК.

6. Отсутствие вредных последствий в неосторожных преступлениях исключает квалификацию содеянного в качестве преступления. Так, если нарушение лицом, управляющим транспортным средством, Правил дорожного движения не привело по неосторожности к причинению тяжкого вреда здоровью человека, состав, предусмотренный ч.1 ст. 264 УК, не образуется, возможно лишь применение мер административной ответственности при наличии состава административного правонарушения.
7. Еслив результате совершения деяния наступили последствия, предусмотренные различными частями одной итой же статьи УК, содеянное подлежит квалификации только по той части статьи, которая устанавливает ответственность за причинение более тяжкого последствия. Это положение нашло отражение в ряде постановлений Пленума Верховного Суда СССР, РСФСР и РФ.

8. Если способ совершения преступления является более опасным, чем го преступление, ради совершения которого он применяется, то необходима квалификация по совокупности преступлений. Например, если для подавления сопротивления потерпевшей при изнасиловании причиняется тяжкий вред здоровью, необходима квалификация по совокупности преступлений (ч.1 ст.131, ч.1 ст.111 УК) . Исключение составляют случаи, когда способ совершения преступления законодательно сопряжен с тем преступлением, ради совершения которого он применяется, в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание. Например, если для подавления сопротивления потерпевшей при изнасиловании виновный причинил ей смерть, не требуется квалификация по совокупности ст. 131 и ст. 105 УК.

4. По субъекту преступления разграничение преступлений также не представляет больших трудностей. Разграничительных линий здесь два: возраст и признаки специального субъекта. Специальные субъекты характерны для многих преступлений: это должностные лица, работники транспорта, предприниматели, сотрудники правоохранительных органов, военнослужащие и т.д. Наличие специального субъекта часто помогает верно определить и объект преступления. Например, если преступление может быть, согласно УК, совершено только военнослужащим, то оно, надо полагать, посягает на интересы военной службы.

Возраст виновного имеет значение для отграничения преступлений, упомянутых в ст. 20 УК (кража, грабеж, разбой, убийство, умышленно причинение вреда здоровью и т. д.) от смежных составов. Например, если несовершеннолетний участвовал в бандитской группе, совершившей несколько нападений на граждан, вопрос о том, достиг ли он 16-летнего возраста, имеет существенное значение для квалификации. Если в момент совершения преступлений ему уже исполнилось 16 лет, он может нести ответственность за бандитизм, если же он в возрасте от 14 до 16 лет, то ответственность этого подростка наступает лишь за фактически содеянное им в пределах тех составов преступлений, которые указаны в ст. 20 (например, за разбой и убийство). Подобное же разграничение имеет значение для состава массовых беспорядков, насилия в отношении представителя власти и др.

Существенное значение имеет правильное разграничение преступлений по признакам специального субъекта. Под этими субъектами понимаются лица, “характеризующиеся дополнительно особыми лишь им присущими качествами” , главным образом относящимися к профессии, занимаемой должности или выполняемым данным лицом обязанностям.
В действующем уголовном законодательстве преступлений со специальным субъектом довольно много. Например, в ст. 106 говорится о матери, в ст. 123 - о лице, не имевшем высшего медицинского образования, в ст. ст. 136— 139 о государственном служащем, в ст. 140 о должностном лице, в ст. ст. 151 и 156 о родителе и педагоге, в ст. 177 о руководителе организации и т. д. Во всех случаях для квалификации содеянного по одной из упомянутых статей необходимо не только установить вменяемость виновного и достижение им соответствующего возраста, но и предусмотренные законом признаки профессии или статуса.

Хотя статей со специальным субъектом к Уголовном кодексе немало, однако разграничение преступлений по этому признаку не представляет больших трудностей. Дело в том, что большинство из этих составов преступлений не имеет смежных составов, которые предусматривали бы те же самые объекты и характеризовались бы аналогичными объективными и субъективными признаками. Например, вынесению неправосудного приговора не соответствует никакое преступление из числа совершаемых не должностными лицами. Поэтому вопрос о разграничении преступлений в связи со специальным субъектом практически возникает в сравнительно немногих случаях.

К таким случаям можно отнести, например, отграничение воинского оскорбления (ст. 336) от оскорбления, предусмотренного ст. 130 УК (утратила силу (Федеральный закон от 07.12.2011 N 420-ФЗ). По специальному субъекту может быть отграничено неоказание помощи больному (ст. 124) от оставления в опасности (ст. 125), а также неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие (ст. 270) от оставления в опасности (ст. 125).

Из приведенного перечня видно, что разграничение указанных преступлений по признакам специального субъекта одновременно является разграничением их по непосредственному объекту. Дело в том, что преступления со специальным субъектом - должностные, воинские, транспортные и др. — выделены в уголовном законодательстве в самостоятельные группы в большинстве случаев именно по характеру тех общественных отношений, которые ограждаются от преступных посягательств. Эти преступления совершаются в определенных областях государственной и общественной деятельности, поэтому практически не всякий может их совершить. Как правило, специальный субъект преступления — только следствие создания норм со специфическими признаками объекта преступления.
Этот вывод имеет непосредственное практическое значение. Нередко трудно решить вопросы квалификации, исходя только из признаков субъекта. Например, как квалифицировать завладение личным имуществом граждан, совершенное должностным лицом с использованием своего служебного положения? Некоторые суды, учитывая признаки субъекта, рассматривают такие действия как должностное преступление, другие же кладут в основу квалификации то обстоятельство, что причинен ущерб имуществу граждан путем злоупотребления доверием, и расценивают это как мошенничество. Если проанализировать все признаки состава, в том числе и объект посягательства, то нетрудно сделать вывод, что подобное преступление не только причиняет ущерб гражданам, но и существенно нарушает порядок деятельности государственного учреждения и потому является должностным злоупотреблением. Здесь, как и во многих других случаях, решающее значение для разграничения состава должно придаваться характеру тех ведущих общественных отношений, которые нарушаются, т. е. основному объекту преступного посягательства.

На основании изложенного можно сформулировать следующие правила квалификации по признакам субъект преступления.
1. Если лицо в возрасте от 14 до 16 лет совершило общественно опасное деяние, ответственность за которое наступает с 16 лет, и в его действиях не содержится иного состава преступления, такое лицо не подлежит уголовной ответственности и его действия не могут быть квалифицированы как преступление.
2. Если лицо в возрасте от 14 до 16 лет совершило общественно опасное деяние, ответственность за которое наступает с 16 лет, однако в его деянии наличествует другой состав преступления, ответственность за которое наступает с 14 лет, деяние этого лица должно быть квалифицировано по статье о том преступлении, ответственность за которое предусмотрена с 14 лет.
3. Если лицо, обладающее признаками субъекта преступления, совершило преступление с использованием лица, не достигшего возраста уголовной ответственности за это преступление, или невменяемого иосознавало эти обстоятельства, он является посредственным исполнителем этого преступления и его действия подлежат квалификации по статье УК РФ, соответствующей совершенному им преступлению без ссылки на ст. 33 УК.Если при этом субъект преступления достиг возраста 18 лет, то использование им при совершении преступления несовершеннолетнего подлежит дополнительной квалификации по ст. 150 УК.
4. Если лицо, обладающее признаками субъекта преступления, совершило его с использованием несовершеннолетнего, не достигшего возраста уголовной ответственности за это преступление, или невменяемого, однако не осознавало этого обстоятельства, его действия следует квалифицировать как покушение на подстрекательство (организацию, пособничество) этого преступления, т.е. со ссылкой на ч. 3 ст. 30, ч. 3, 4 или 5 ст. 33 УК.
5. Исполнителем преступления со специальным субъектом может быть лицо, обладающее специальными указанными в законе признаками.
6. Деяние лица, не обладающего признаками специального субъекта преступления, участвовавшего в совершении преступления со специальным субъектом, как правило, квалифицируются как действия организатора, подстрекателя или пособника со ссылкой на ст. 33 УК.

7. Совершение общественно опасного деяния ненадлежащим специальным субъектом не может быть квалифицировано по статье, предусматривающей ответственность за совершение деяния специальным субъектом. При наличии оснований совершенное может быть квалифицировано по другим статьям УК.

 

5. Разграничение по субъективной стороне преступления является достаточно сложным. Признаки субъективной стороны далеко не всегда упоминаются в статьях Особенной части УК. Кроме того, некоторые из них являются факультативными и есть не во всех конкретных проявлениях того или иного деяния. Неслучайно большинство ошибок при квалификации преступлений связано как раз с неверным определением признаков субъективной стороны.

Основной разграничительный признак субъективной стороны - это форма вины. По этому критерию легко различить многие из тех преступлений, которые имеют одинаковые объективные признаки и один и тот же объект, например умышленное убийство и лишение жизни по неосторожности, умышленное и неосторожное тяжкое телесное повреждение и т.п.

Понятно, что по этому признаку невозможно отграничить преступления, при совершении которых допустима любая форма вины. Надо заметить, что новый УК существенно облегчил квалификацию неосторожных преступлений, поскольку в соответствии со ст. 24 УК эта форма вины стала теперь прямо указываться в соответствующих статьях. Правда, это требование не проведено в Кодексе достаточно последовательно.

Кроме того, форма виновности может быть:

а) прямо указана в законе (убийство, то есть «умышленное причинение смерти»); б) вытекать из смысла употребленных терминов («самовольная» отлучка) или в) из указаний закона на мотив, цель или заведомость, что характеризует умышленное преступление, либо г) следовать из систематического толкования как справедливо указывал А. Н. Трайнин, «умолчание о форме вины не снимает вопроса о вине, а лишь требует тщательного выяснения мысли законодателя для установления необходимой для данного состава формы вины».

Помимо формы вины на квалификацию преступлений большое влияние оказывает направленность умысла. «Под направленностью умысла понимается мобилизация интеллектуально-волевых усилий виновного на совершение деяния, посягающего на определенный объект, совершаемого определенным способом, причиняющего конкретные последствия, характеризующегося наличием определенных смягчающих и отягчающих обстоятельств».

К таким видам умысла принято относить определенный, неопределенный и альтернативный умысел.

Определенный умысел выражается в том, что лицо имеет конкретное представление о качественных и количественных показателях важнейших свойств деяния. Если у субъекта имеется четкое представление о каком-либо одном индивидуально определенном результате, умысел является простым определенным. Если сознание виновного охватывает возможность наступления двух или более конкретно определенных последствий или возможность причинения вреда одному из двух объектов, умысел является альтернативным. Неопределенный умысел выражается в том, что объективные свойства деяния хотя и охватываются представлениями виновного, но индивидуально не определены. Лицо имеет лишь обобщенное представление о них. Неопределенный умысел широко распространен при совершении преступлений против личности. Так, лицо, умышленно нанося удары потерпевшему в разные части тела, предвидит, что своими действиями причинит вред здоровью, но степень тяжести причинения этого вреда может в своем сознании не конкретизировать.

Пленум Верховного Суда РФ в п. З постановления «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)рекомендовал при решении вопроса о направленности умысла виновного исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений, например, ранение жизненно важных органов человека, а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения. Как правильно отмечено в указанном постановлении, о направленности умысла может свидетельствовать также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего.
Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 28 февраля 2003 г. приговор Курганского областного суда в отношении Часыгова изменила, переквалифицировав его действия с ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК на п. «б» ч. З ст. 111 УК, поскольку суд дал оценку действиям Часыгова как покушения на причинение смерти трем лицам, учитывая не его отношение к содеянному и направленность умысла, а наступившие последствия — причинение Карчемагину и Подкорытову тяжкого вреда здоровью, нанесение ранений потерпевшим ножом в течение незначительного промежутка времени. Часыгову ничто не препятствовало (если бы он имел намерения убить потерпевших) довести свой умысел до конца, однако он не только не предпринял никаких действий, но, напротив, сам убежал с места происшествия. Совершение внешне идентичных действий при направленности умысла виновного на различные объекты с необходимостью приводит к квалификации по различным статьям УК. Например, срывание одежды с потерпевшей может явиться основанием как для квалификации содеянного в качестве покушения на изнасилование (ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 131 УК), так и для квалификации действий как оскорбления (ст. 130 УК). Решающим критерием квалификации здесь является направленность умысла на нарушение половой свободы или на унижение чести и достоинства потерпевшей.

Направленность умысла на причинение определенных последствий влияет на квалификацию, когда ответственность ставится законодателем в зависимость от тяжести последствий, определяемых в конкретно обозначенных в законе рамках. Квалификация содеянного в подобных случаях зависит от направленности умысла виновного, и недостижение желаемого результата свидетельствует о незавершенности преступления, о необходимости квалификации его как покушения на преступление. Так, если виновный намеревался тайно похитить имущество в крупном размере, однако это ему не удалось, необходима квалификация по ч.3 ст. 30, ч. 3 ст. 158 УК РФ.

При одной и той же умышленной вине многие преступления можно разграничить между собой по мотиву и цели преступника. Так, п. «б» ч. 2 ст. 105 предусматривает умышленное убийство в связи с осуществлением потерпевшим служебной деятельности или выполнением общественного долга. А ст. 277 устанавливает ответственность за посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля. В чем разница между этими статьями? Прежде всего в объекте преступного посягательства: при убийстве это жизнь человека, во втором случае — конституционный строй, безопасность государства и также жизнь. Для разграничения надо обратиться к субъективной стороне: в ст. 277 предусмотрен не только умысел на лишение жизни, но и особая цель преступления: прекращение государственной или иной политической деятельности потерпевшего — либо особый мотив: месть за указанную деятельность. Если, при прочих равных условиях, эти цель или мотив будут установлены, налицо ст. 277, а не ст. 105 УК.

Мотив и цель как факультативные признаки субъективной стороны преступления имеют значение для уголовно-правовой квалификации лишь при совершении умышленных преступлений. В неосторожных преступлениях мотив и цель устанавливаются лишь для выяснения причин и условий, способствующих совершению преступления, для выяснения характеристики личности виновного, и могут лишь оказать влияние на назначение наказания. Указание мотива и цели в качестве обязательного признака субъективной стороны преступления является свидетельством того, что данное преступление может быть совершено лишь умышленно.
Мотивы и цели могут быть указаны в качестве конструктивного признака основного состава преступления. Так, подмена ребенка является преступлением, если совершена из корыстных или иных низменных побуждений (ст. 153 УК).Отсутствие указанного в законе мотива или цели в таких случаях свидетельствует об отсутствии состава преступления. Мотив и цель могут явиться признаками, необходимыми для правильной квалификации и разграничения преступлений в случае совершения преступлений, сходных по объективным признакам. Так, убийство работника милиции из мести за предшествующее задержание предполагает необходимость квалификации по ст. 317 УК. Если же работник милиции убит по мотиву ревности, квалификация по указанной статье исключается, а необходима квалификация по ч. 1 ст. 105УК.

Резюмируя сказанное, к правилам разграничения при квалификации преступлений по субъективным признакам состава преступления можно отнести следующие:


1. При определенном умысле квалификация производится в зависимости от направленности умысла на определенный объект, на совершение деяние определенным способом, на причинение определенного рода последствий.

2. При неопределенном умысле квалификация производится в зависимости от тех последствий, которые фактически были причинены.

3. При перерастании умысла в процессе совершения преступления в умысел, соответствующий по содержанию другому составу, предусматривающему более опасное преступление, квалификация производится по статье, предусматривающей ответственность за совершение более опасного преступления.

4. При отсутствии в диспозиции уголовно-правовой нормы прямого указания на неосторожное отношение к квалифицирующему последствию умышленного преступления причинение такого последствия с умыслом и по неосторожности полностью охватывается этой нормой и не требует дополнительной квалификации только при условии, что в статье УК об умышленном причинении того же самого последствия закон не предусматривает более строгого наказания, чем за умышленное преступление, в котором данное последствие играет роль квалифицирующего признака. Если же нормой об умышленном причинении определенного последствия предусмотрено более строгое наказание, чем нормой, в которой данное последствие играет роль квалифицирующего признака умышленного преступления, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений.

5. Квалифицирующие объективные признаки, не являющиеся последствием, могут вменяться лицу лишь в случае осознания их наличия. Если лицо не осознает какой-либо из объективных квалифицирующих признаков умышленного преступления за исключением последствия, то содеянное подпадает под статью об умышленном преступлении без указанного признака, например, на изнасилование заведомо несовершеннолетней (п. «д» ч. 2 ст. 131 УК), а ч. 1 этой же статьи.

6. Если в диспозиции статьи Особенной части УК в качестве обязательных признаков основного состава указаны альтернативно мотивы или цели, для квалификации по этой статье достаточно наличия одного из них.

7. Если в статье в качестве квалифицирующих признаков предусмотрено несколько мотивов или целей совершения преступления, квалификация производится по доминирующему мотиву или доминирующей цели.

Разграничение составов преступлений вовсе не обязательно производить в той последовательности, которой мы придерживались в тексте. Его можно начинать с любого элемента состава в зависимости от таких практических соображений, как наличие тех или иных доказательств по делу, простота установления именно данного признака в первую очередь и др. Важно подчеркнуть главное: не может быть забыт ни один элемент состава, ни один признак, иначе разграничение окажется неполным и потому ошибочным.

При расследовании и судебном рассмотрении уголовного дела разграничение составов преступлений не осуществляется изолированно от установления фактических обстоятельств дела. То и другое сочетается во времени, чередуется и взаимно влияет друг на друга. Разграничение составов не самоцель, а необходимый этап в квалификации преступления и применении уголовного закона к преступнику.

6.В зависимости от предмета, относительно которого возникает заблуждение лица, субъективную ошибку принято делить на юридическую и фактическую.

Юридическая ошибка не влияет на квалификацию преступления.

Фактическая ошибка – это неверное представление лица относительно фактических обстоятельств, являющихся объективными признаками состава данного преступления и определяющих характер преступления и степень его общественной опасности.

Правила разграничения при квалификации преступлений при различных видах фактических ошибок можно свести к следующему:

1. Если лицо ошибочно полагает, что посягает на один объект, а фактически причиняет вред другому объекту, содеянное квалифицируется в соответствии с направленностью умысла виновного как покушение на то преступление, которое охватывалось намерением виновного. (ст. 229 УК и ст. 158 УК).

2. Если лицо ошибочно полагает, что посягает только на один объект, тогда как фактически страдают два и более объекта, охраняемых уголовным законом, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений как оконченное против того объекта, на который были направлены действия (бездействие) виновного и неосторожное преступление, затрагивающее другой объект, если виновный должен был и мог предвидеть возможность причинения вреда другому объекту. Если в таких случаях причинение вреда другому объекту по неосторожности является квалифицирующим признаком рассматриваемого умышленного преступления, квалификация по совокупности не требуется. (ч.2 ст. 167 УК РФ).

3. Если умысел виновного был направлен на причинение вреда нескольким объектам, а фактически пострадал только один из них, содеянное квалифицируется как оконченное преступление против объекта, которому фактически причинен вред, и покушение на преступление против объекта, которому вред не нанесен, по совокупности. (ч. 2 ст. 167, ч. 3 ст. 30, п. «е» ч. 2 ст. 105 УК).

4. Неверное представление лица о предмете преступления, которое не сопровождается ошибкой в объекте преступления, не влияет на квалификацию преступления. (Имущество одного лица, принятое за имущество другого лица). Если ошибка в предмете преступления сопровождается ошибкой в объекте преступления, необходима квалификация по направленности умысла как покушение на тот объект, который охватывался намерениями виновного. (похищение зажигалки, принятой за пистолет).

5. Ошибка в личности потерпевшего, если она не сопровождается ошибкой в объекте преступления, не влияет на квалификацию. Если ошибка в личности потерпевшего сопровождается ошибкой в объекте преступления, квалификация производится по направленности умысла виновного. (убийство простого гражданина вместо судьи (ст. 295 УК).

6. Посягательство на «негодный» объект квалифицируется по направленности умысла как покушение на соответствующее преступление (убийство трупа).

7. Если виновный использовал негодное средство, которое считал вполне пригодным, квалификация производится в соответствии с направленностью умысла как покушение на преступление (неисправное ружье).

8. Если виновный использует для совершения преступления абсолютно негодные средства (молитвы, колдовство, заклинания), содеянное не влечет уголовной ответственности.

9. Если виновный ошибается в способе совершения преступления, который является разграничивающим признаком преступления, содеянное квалифицируется в зависимости от направленности умысла на совершение преступления определенным способом. (кража, грабеж).

10. Если виновный, намереваясь совершить преступление, уголовная ответственность за которое в законе дифференцируется в зависимости от тяжести причиненных последствий, причинил меньший вред, чем тот, который охватывался его намерением, содеянное подлежит квалифицировать как покушение на преступление в зависимости от направленности умысла. (Хищение в крупном размере).

11. Если общественно опасное последствие, охватываемое умыслом виновного, наступило в результате не тех действий, которыми предполагалось причинить это последствие, а иных, квалификация производится как покушение на преступление, охватываемое умыслом виновного, и неосторожное причинение наступивших последствий.

12. Если виновный при совершении преступления ошибочно предполагает наличие объективных обстоятельств, усиливающих степень общественной опасности содеянного, деяние подлежит квалификации как покушение на преступление при наличии этих квалифицирующих обстоятельств. (покушение на убийство беременной женщины).

13. Если виновный при совершении преступления не осознает наличия объективных обстоятельств, усиливающих степень общественной опасности содеянного, деяние должно квалифицироваться как совершенное без отягчающих обстоятельств.

14. При мнимой обороне: а – если лицо не предвидело, не должно было и не могло предвидеть отсутствие реального общественно-опасного посягательства и не превысило пределы необходимой обороны применительно к условиям соответствующего реального посягательства, причинение вреда при мнимой обороне не влечет уголовную ответственность; б – если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть, что реальное общественно-опасное посягательство отсутствует, причинение вреда при мнимой обороне влечет ответственность за неосторожное преступлении; в – если лицо совершило действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства применительно к условиям соответствующего реального посягательства, причинение вреда при мнимой обороне влечет уголовную ответственность за превышение пределов необходимой обороны.

От фактической ошибки следует отличать отклонение действий, при котором отсутствует неправильное представление лица относительно фактических обстоятельств, и вред причиняется не тому лицу, на которое было направлено посягательство (промахнулся и убил случайного прохожего).

 

Контрольные вопросы

 

1. В чем имеется различие по объекту посягательства между преступлениями против государственной власти, преступлениями против правосудия и преступлениями против порядка управления?

2. Могут ли быть совершены одинаковым способом следующие преступления (попарно); убийство (умышленное и неосторожное) и телесное повреждение; бандитизм и массовые беспорядки; приведение в негодность путей сообщения и транспортных средств и нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта; умышленное повреждение имущества и хулиганство? Каковы различия между этими преступлениями по другим признакам объективной стороны?

3. Можете ли вы назвать два состава преступления с совершенно одинаковой субъективной стороной, как по ее форме, так и по предметному содержанию? Укажите чем различаются между собой следующие составы (попарно); причинение смерти по неосторожности и причинение вреда здоровью по неосторожности; разглашение государственной тайны и разглашение данных предварительного следствия; незаконное лишение свободы и заведомо незаконный арест или задержание; причинение смерти по неосторожности и оставление в опасности.

4. Назовите максимальное число пар составов преступлений, различающихся между собой по субъекту. Поясните, почему преступления со специальным субъектом встречаются преимущественно в нескольких главах УК, а не «распределены» равномерно по всей Особенной части УК.

 

Тесты:

1. Покажите, в каких статьях УК РФ имеется отличие по объекту преступления:

  1. 111, 112, 115
  2. 105, 277, 295
  3. 105, 109, 110
  4. 105, 106, 107

 

 

2. Особенности квалификации по объективной стороне могут заключаться в:

  1. установлении способа совершения преступления
  2. установлении мотива и способа совершения преступления
  3. установлении мотива, цели и способа совершения преступления
  4. установлении специальных признаков субъекта, мотива, цели и способа совершения преступления.

3. К пределам уголовной ответственности за бездействие следует отнести:





Дата добавления: 2015-11-23; просмотров: 9230 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.02 с.