Лекции.Орг
 

Категории:


Перевал Алакель Северный 1А 3700: Огибая скальный прижим у озера, тропа поднимается сначала по травянистому склону, затем...


Нейроглия (или проще глия, глиальные клетки): Структурная и функциональная единица нервной ткани и он состоит из тела...


Классификация электровозов: Свердловский учебный центр профессиональных квалификаций...

Виды информирующей речи: сообщение, доклад, лекция



Загрузка...

 

Информационная речь — речь, формирующая в слушателях новое знание о предметах и явлениях объективного мира. В классификации Аристотеля такой речи нет, так как он трактовал риторику "как способность находить возможные способы убеждения относительно каждого данного предмета."[6, 19] Сегодня, однако, следует признать информационную речь одной из самых распространенных в человеческом общении. Собственно коммуникация многими исследователями определяется как передача информации или обмен информацией. Так, в "Международной энциклопедии коммуникации" (International Encyclopedia of Communication, 1989) во вступительной статье говорится: “Основная задача этой новой дисциплины — теории коммуникации — состоит в том, чтобы проследить все пути, по которым информация, идеи и установки распространяются среди индивидов, групп, наций и поколений." Мы не будем сводить коммуникацию только к передаче информации, т. к. не только эту цель могут реализовывать в общении коммуниканты. Но необходимо помнить, что информационная речь распространена очень широко и насчитывает наибольшее количество жанров.

Иногда под информационной речью понимают любые манипуляции с информацией: "Информативные — цель которых — различные операции с информацией: ее предъявление или запрос, подтверждение или опровержение."[111, 91] Однако если понимать цель речи как установку на определенную реакцию слушателей, то с такой трактовкой нельзя согласиться. Предъявление информации и подтверждение (и то только как первичный жанр — типа "Да, мы получили посланные вами книги"), действительно, соответствуют целевой установке информационной речи. Запрос информацииосуществляется с помощью вопроса (первичный жанр) или речи-запроса (вторичный жанр), которые являются видами призывающей к действию речи, задача которой — побудить собеседника к сообщению информации, высказыванию совета, предложения и т. п. Опровержение — жанр убеждающей речи, задача которой изменение сложившегося взгляда на предмет или явление. Сюда же должна быть отнесена и речь-подтверждение(вторичный жанр), задача которой — доказательство правильности предлагаемого тезиса.

Среди информационных речей выделяются две большие смысловые разновидности. К первой относятся речи, имеющие целью передачу новой для слушателя объективной информации. Ко второй — речи, в которых оратор считает необходимым проинформировать слушателей о своей точке зрения. (Курсивом выделяются первичные жанры.)

Таким образом, цель собственно информационной речи — это формирование в слушателях нового знания, возбуждение любознательности. Причем новым знание может быть субъективно (т. е. новым для данного слушателя — лекция, консультация, объяснение, инструкция и т. п.) и объективно (т. е. новым для всех людей — доклад, отчет, свидетельство и т. п.). Поэтому определим общую для всех информационных речей ситуацию как ситуацию отсутствия (осознанного или неосознанного) у адресата необходимой ему информации, вследствие чего и возникает необходимость в ее передаче.

В конкретных ситуациях цель сообщения информации реализуется в различных задачах, что предполагает разновидности информационной речи — ее жанры: сообщение информации о себе — представление, сообщение информации о предмете или явлении —объяснение, о способах выполнения действия — инструкция, о событиях или фактах —сообщение и т. д.

Цель второй разновидности информационных речей — сообщение своей точки зрения. В этом случае оратор не имеет выраженного намерения повлиять на чувства или убеждения другого человека (это может быть только в сверхзадаче), а хочет рассказать о том, что он думает о ситуации, как относится к положению или как оценивает человека, предмет, обстоятельства. Причем первичные жанры в основном и сводятся к выражению либо своей положительной оценки (согласие, разрешение, одобрение), либо отрицательной оценки (отказ, обвинение, осуждение, предупреждение). Важно обратить внимание, что в отличие от вторичного жанра обвинительной речи первичное обвинение не ставит целью убеждение аудитории, а лишь констатирует наличие некоторого антиобщественного явления. Вторичными в этой группе являются мнение, программная речь, комментарий. Программная речь предполагает в официальной ситуации собрания сообщение о своем кредо, своем видении ситуации или своем понимании движения общества (организации) вперед. Комментарий представляет собой разъяснение смысла актуального общественно-значимого события. Здесь должны быть освещены причинно-следственные связи между событиями, указаны возможные последствия происходящего и т. п. Характерной чертойкомментария является открытая авторская позиция.

Интересной разновидностью информационной речи этого вида является провокационная речь. "Провокационная речь — это особый тип речи, рассчитанный внутренне на получение некоторой ответной информации — или известной тому, кто провоцирует, или неизвестной (в этом случае говорят о «выпытывании» информации)."[29, 60] Иными словами, в этом случае оратор сообщает об определенном своем отношении к предмету или событию или рассказывает о некоторых фактах, имея в качестве сверхзадачи получение от адресата некоторой информации, которую тот в другом случае вряд ли захотел бы сообщить. "Очевидно, что не всякой информацией человек хочет делиться. В этом случае провокационная речь приобретает особые черты: ее основой становится коварство, желание переиграть собеседника."[29, 65–66] Ср. пример из цитированного пособия: "Ты не сможешь выиграть этот матч." — "Нет, смогу. Я прошел серию тренировок с особыми нагрузками и нахожусь сейчас в очень хорошей спортивной форме." Как видно из этого примера, провокационная речь (первая реплика) имеет вид первичного жанра (хотя на самом деле она продумывается заранее).

Таким образом, предмет информационной речи — все многообразие окружающего мира: люди, вещи, понятия, явления, события, факты, научные гипотезы и т. п. Тезис информационной речи — это суждение, предикативная часть которого содержит новую информацию о предмете. Поэтому, изобретая тезис, следует подумать, что и в какой степени известно слушателям о предмете. Новизна сообщаемого должна пробуждать интерес и любознательность, но при этом быть доступной для понимания и восприятия.

Интерес для информационной речи — настолько важная категория, что о ней следует сказать особо. "Интерес — это избирательное отношение личности к объекту в силу его жизненного значения и эмоциональной привлекательности."[50, 325] Интересная речь — это не столько содержащая занимательные и развлекательные элементы, сколько связанная с насущными проблемами слушателей. Поэтому для информационных речей особенно важно деление на конвенциональные и инициативные (см. § 8). Для конвенциальных информационных жанров развернутое обоснование полезности предлагаемой информации не требуется, поскольку слушатели заранее настроены на нее и имеется запрос на те или иные сведения (академическая лекция, консультация, доклади т. п.). Напротив, выступление с инициативной информационной речью должно предваряться более или менее пространным вступлением с обоснованием нужности и полезности предлагаемых сведений для слушателей, поскольку именно это явится условием творческого переосмысления информации. Если оратор без всяких объяснений решил рассказать сотрудницам бухгалтерии о новейших космических исследованиях, а студентам сельскохозяйственной академии о новом прокатном стане, он не должен удивляться тому, что слушатели не заинтересуются предлагаемой информацией, даже если она вполне качественна и правильно подается. Чем меньше связи между сегодняшними интересами аудитории и темой предполагаемой речи, тем более объемным и доказательным должно быть вступление с обоснованием полезности именно этих сведений для слушателей: "В последнее время в нашем городе тараканы стали поистине стихийным бедствием. Они плодятся с необыкновенной скоростью и появились даже в тех домах, где их раньше никогда не было. Все предлагаемые в продаже средства борьбы с тараканами неэффективны, однако их передозировка может приводить к отравлению людей, и в последнее время количество случаев таких отравлений увеличивается. Очевидно, и вы столкнулись уже с этой проблемой. Поэтому я хочу рассказать вам об услугах по борьбе с тараканами и другими насекомыми, предлагаемых нашей санэпидстанцией…." Таким образом, при разработке информационной речи, обязательно необходимо задавать себе вопрос: почему аудитория должна выслушать эту информацию, зачем ей это надо. Причем ответ не может звучать так: "из любознательности", "для общего развития", а должен обосновывать практическую пользу речи.

Единственный жанр, который не нацелен прямо на непосредственную связь с сегодняшними интересами слушателей — это научно-популярная лекция. Только в нем возможна постановка «вечных» проблем, рассуждение об общих вопросах. Однако и здесь должно быть вступление, которое бы указывало на актуальность и важность рассматриваемой проблемы. Отличие от других жанров состоит в том, что в этом случае речь идет не о личной (или групповой) актуальности для слушателей, а о важности этой проблемы для общества, государства, человечества. Ср., например, как автор научно-популярной лекции (Задание № 49) подводит слушателей к осознанию важности проблемы: поскольку земляне говорят на разных языках, им очень трудно понять друг друга, что и позволяет ему вызвать интерес к теме. Интерес требуется для активизации интеллектуальной деятельности людей, а это, как правило, и есть сверхзадача лекции. Настоящая, хорошо прочитанная лекция обязательно заставляет людей думать, она стимулирует размышления, т. е. осуществляет "интеллектуальный штурм".

В этом жанре оратор может для разжигания чистой любознательности слушателей при формулировании проблемы обращаться к парадоксам, «завлекательным» трюкам и т. п. Ср., например: "Как зародыш из почти незаметного и видного только в микроскоп оплодотворенного яйца развивается в футболиста весом в двести фунтов?" (П. Сопер) В других информационных жанрах (тем более в деловой речи) такие приемы, как правило, неэффективны.

Здесь нелишне заметить, что практически все учебники по риторике при рассмотрении информационной речи обращаются именно к жанру научно-популярной лекции и игнорируют все другие. Поэтому в качестве тем для выступления предлагаются, например, такие: "Жизнь в средневековом замке", "Как работает сталелитейный завод", "Увлекательный рассказ о восточном ковре", "Экскурсия в радиостудию", "Что такое мировой банк", "Принципы реконструкции реактивного самолета", "Жизнь среди эскимосов" и т. д. (П. Сопер) Для всех других жанров подобные темы невозможны в принципе (ср.: представление, отчет, свидетельство, инструктаж, предложение, консультация, комментарий и т. п.). Но и в рамках научно-популярной лекциипредложенные темы не могут не вызвать нареканий: они так далеки от непосредственных интересов студентов-гуманитариев университета (к которым предполагается обращаться), что потребуются необыкновенные ухищрения, чтобы заинтересовать аудиторию. В реальной практике и для научно-популярной лекции лучше выбирать темы более близкие к интересам слушателей.

Основной принцип построения информационной речи — последовательное и ясное изложение содержания. Оратор должен стремиться к всестороннему и полному рассмотрению предмета речи. Например, если задача выступления — рассказать туристам о Волгограде, то необходимо сначала изобрести тезис речи, а потом разработать последовательное и непротиворечивое его рассмотрение. Например, тезис: "Волгоград — город со славной и боевой историей". Тогда сначала рассказываем о создании города и его роли в обороне южных рубежей России, потом о его роли в крестьянских восстаниях, затем о событиях Гражданской войны, и наконец, о Сталинградской битве, то есть выбираем исторический принцип. В любом случае ощущение поступательного движения речи должно быть очевидным для аудитории. Именно поэтому построение подробного плана-конспекта для информационной речи важно как ни для какой другой. При этом логика изложения должна быть совершенно понятна слушателям, а предлагаемый материал — новым и небанальным. Для большинства информационных жанров (особенно это касается деловой речи) именно новизна и полезность информации является тем стержнем, который поддерживает интерес и внимание слушателей и не требует специальных приемов возбуждение интереса. (ср.: доклад дежурного по УВД об оперативной обстановке в городе за последние сутки; отчет дирекции перед акционерами предприятия; консультация специалиста для жильцов, желающих установить телефон, о правилах телефонизации дома и т. п.).

Конечно, это лишь общие принципы информационной речи. Само же содержание и способы его предъявления (построение речи) весьма специфичны в конкретных жанрах, поэтому рассмотрим несколько характерных информационных жанров.

 

Жанры речевого общения

Первое четкое разделение форм речевого общения было про­изведено Аристотелем. Большая роль в выделении бытовых рече­вых жанров принадлежит М. М. Бахтину, который, не употребляя термина «прагматика», охарактеризовал необходимые прагматичес­кие составляющие речевого общения, подчеркнул важность роли адресата (Другого, в его терминологии), предвосхищения его ответ­ной реакции. М. М. Бахтин определил речевые жанры как относи­тельно устойчивые и нормативные формы высказывания, в которых каждое высказывание подчиняется законам целостной композиции и типам связи между предложениями-высказываниями. Диалог он определил как классическую форму речевого общения [6, 264].

По типам коммуникативных установок, по способу участия партнеров, их ролевым отношениям, характерам реплик, соотно­шению диалогической и монологической речи различаются следую­щие жанры: беседа, разговор, рассказ, история, предложение, при­знание, просьба, спор, замечание, совет, письмо, записка, сообще­ние на пейджер, дневник.

1. Беседа. Это жанр речевого общения (диалог или поли­лог), в котором, при кооперативной стратегии, происходит: а) обмен мнениями по каким-либо вопросам; б) обмен сведениями о личност­ных интересах каждого из участников — для установления типа отношений; в) бесцельный обмен мнениями, новостями, сведениями (фатическое общение). Разные виды беседы характеризуются со­ответствующими видами диалогической модальности.

При обмене мнениями по каким-либо вопросам участники вы­ражают свою точку зрения, руководствуясь социокультурными сте­реотипами, выработанными веками приоритетами и ценностными ориентирами, общечеловеческими абсолютными истинами и нор­мами жизни. Поэтому данный вид диалогической модальности на­зывается аксиологической.Иллюстрацией такого типа беседы мо­жет быть разговор двух друзей о достоинствах того или иного на­правления в живописи, о вкусах; полилог о качестве изделий. Ли­тературными аналогами такого типа беседы могут быть разговоры «пикейныХ'Жилетов» о политиках в «12 стульях» И. Ильфа и Е. Пет­рова, алогичный, на первый взгляд, разговор о выборе раков («ма­ленькие — по три, большие, но по пять») в известной миниатюре, исполняемой Р. Карцевым и В. Ильченко. Как считает Н. Д. Арутю­нова, «наиболее паразитическая форма разговора о ценностях — сплетни; ср. разговор двух дам о губернаторской дочке в «Мертвых душах» [3, 54—55].

Второй тип беседы предполагает душевное «созвучие», похва­лы, одобрение, комплименты, искренние признания.

Третий тип жанра беседы — праздноречевое общение, в кото­ром участники снимают эмоциональное перенапряжение, упраж­няются в остроумии, рассказывая анекдоты, делают политические прогнозы, делятся своими заботами, ищут сочувствия, рассказыва­ют шутки и истории. Для этого типа бесед характерна эмоциональ­ная модальность.

Жанр беседы — это тот тип разговора, в котором, при различ­ных тактиках, доминирует стратегия солидарности во мнениях и согласия. Обмен информацией в беседе может быть одной из фаз речевого взаимодействия, вспомогательной тактикой, поэтому мо­дальность может выражаться вводными словами типа: Знаешь; Ты не можешь себе представить; И что ты думаешь там было?; Представь себе, что; эти модальные слова и реакция на них адре­сата (адресатов) — Не могу себе представить; Неужели; Разве; Откуда мне знать; Понятия не имею; — играют роль регулятивов в ходе беседы, обусловливающих вектор речевого общения. Поэ­тому именно к беседе правомерно отнести слова Н. Абрамова («Дар слова», 1901 г.) о том, что «разговор есть обмен симпатий».

Все вышеизложенные (см. §5,6) сведения о соотношении и взаимовлиянии прагматических факторов на ход речевого взаимо­действия могут быть применены к беседе, этому базисному виду общения.

2. Разговор. В этом жанре может реализоваться как кооперативная, так и некооперативная стратегия. По целям обще­ния различаются: а) информативный разговор; б) предписываю­щий разговор (просьбы, приказы, требования, советы, рекоменда­ции, убеждения в чем-либо); в) разговоры, направленные на выяс­нение межличностных отношений (конфликты, ссоры, упреки, об­винения). Целенаправленность — характерная черта разговора, в отличие от беседы, которая может быть праздноречевым жанром. Об особых чертах разговора свидетельствуют устойчивые выраже­ния, исторически сложившиеся в системе языка, например: У меня есть к тебе разговор; серьезный разговор; большой разговор; не­приятный разговор; веселый разговор; пустой разговор; беспред­метный разговор; деловой разговор.

Инициальная реплика разговора может быть показателем типа разговора. В разговоре первого типа она свидетельствует о заинте­ресованности говорящего лолучить нужную информацию. Для это­го типа характерно вопросно-ответное реплицирование, причем роль лидера, участника, направляющего ход разговора, играет спраши­вающий, с короткими репликами-вопросами, переспросами, уточ­нениями-вопросами, а роль «ведомого» — участник, владеющий знаниями, с репликами-ответами различной протяженности. Глав­ным условием успешности информативного разговора является со­ответствие мира знаний адресанта и адресата. Важное значение имеют также коммуникативная компетенция участников разгово­ра, знание ими социальных норм этикета. К коммуникативной ком­петенции относится умение говорящими выбрать ситуативно умест­ную форму представления знаний, интерпретацию событий и фак­тов, нюансы использования косвенных речевых актов, небукваль­ных выражений.

Разговоры второго типа, как правило, происходят между участ­никами, имеющими разные социально-ролевые характеристики, например между отцом и сыном, между соседями, имеющими раз­ный общественный статус. Мотивы разговора выявляются глаголами: прошу, требую, советую, рекомендую, убеждаю, умоляю, при­казываю, настаиваю и т. д. В конфликтном разговоре, основанном на некооперативной стратегии и неумении говорящих соблюдать условия успешного общения, возможны различные тактики отказа в исполнении действия и соответственно тактики воздействия на адресата, системы угроз и наказаний.

Структура данного типа разговора, как, впрочем, и других, определяется не только речевыми правилами введения реплик со­гласия или отказа, но и поведенческими реакциями участников об­щения. Эти поведенческие реакции в ведении разговора ценны не только сами по себе, но и как мотивы включения в диалогическую реплику того или иного языкового элемента, того или иного способа выражения.

Следующий тип разговора — разговор, направленный на вы­яснение отношений, — имеет в своей основе некооперативную стра­тегию ссоры, конфликта, упреков, перебранки. Здесь нередко вер­бальной формой выражения агрессии становится насмешка, иро­ния, намек. Метаязык реплик: «Я такой и считайся со мной таким! То, что я говорю в такой форме, — значимо». В качестве негативной оценки выступает гипербола вопросы-отрицания, утверждение-от­рицание; например: Ты всегда так; Ты так думаешь?; Так он тебе и сделал! Стратегическую цель может преследовать молчание — же­лание прекратить общение.

3. Спор. Спор — это обмен мнениями с целью принятия решения или выяснения истины.Различные точки зрения по тому или иному вопросу тем не менее имеют общую фазу, в явном виде не выраженную языковыми формами, — заинтересованность в об­щении. Это обусловливает позитивное начало в диалоге или поли­логе, своего рода кодекс доверия, правдивость и искренность, вы­ражающихся в этикетных формах обращения, вежливости, истин­ности аргументов. Цель спора — поиск приемлемого решения, но одновременно это и поиск истины, единственно правильного реше­ния. В зависимости от темы спора возможно формирование эпистемической модальности (в спорах на темы науки, политики) или ак­сиологической модальности (в спорах о мире ценностей, по вопро­сам морали и т. п.).

Конструктивным началом в этом жанре речевого общения яв­ляется подчеркивание собеседниками общности взглядов, общнос­ти позиций. Декларация непогрешимости собственного взгляда, на­оборот, ведет к коммуникативной неудаче. В теории спора сущест­вует правило «презумпции идеального партнера», которое ставит в центр внимания предмет спора и запрещает затрагивать личные качества партнеров. Выражение несогласия говорящим, изложение его точки зрения, приведение доводов ее истинности целесообразно с использованием так называемых глаголов мнения (считаем, по­лагаем возможным и т. п.).

Участники спора, приводя различные доводы в защиту своей точки зрения, демонстрируют приверженность истине, а не только свое несогласие. Аргументация, или показ того, что высказывание истинно, имеет много приемов (см. выше, § 7). «Впечатление истин­ности» создается при сознательном использовании изъяснительных сложноподчиненных предложений типа: Само собой -разумеется, что...; Известно, что... и т. п.; или предложений с частицами, на­речиями, отсылающими адресата к оценке истинности; например: Да, сын, слишком многое мы с матерью тебе прощали...

Помимо приведения объективных доводов и использования приемов скрытого спора при ведении спора иногда встречается «до­вод к личности». Это может быть или лесть адресату, чтобы он принял точку зрения адресанта, или, наоборот, прием психологи­ческого давления на адресата через унижение его человеческого достоинства, оскорбление чувств. Многие «доводы к личности» счи­таются в теории спора запрещенными приемами [34].

В бытовых спорах при стратегии примирения позиций умест­на тактика изменения темы: например, высказывание типа: Давай­те лучше-о погоде. В любых спорных ситуациях к партнерам сле­дует относиться уважительно, смотреть как на равных себе.

4. Рассказ. Это жанр разговорной речи, в котором преоб­ладает монологическая форма речи внутри диалога или полило­га.Главная стратегическая линия речевого общения — солидар­ность, согласие, кооперация, «разрешение» одному из участников осуществить свою коммуникативную интенцию, которая в основ­ном сводится к информации. Темой рассказа могут быть любые со­бытие, факт, которые произошли с рассказчиком или кем-либо дру­гим. Ход рассказа может прерываться репликами-вопросами или репликами-оценками, на которые рассказчик отвечает с той или иной степенью полноты.

Характерная черта жанра рассказа — целостность передавае­мой информации, обеспечиваемая связностью отдельных фрагмен­тов. В рассказе адресант, интерпретируя реальные события, вы­ступает в роли автора, произвольно, со своей точки зрения, оцени­вает их. При этом при помощи определенной функциональной пер­спективы предложений, порядка слов, интонации, вводных и встав­ных конструкций, частиц, наречий, перифраз (например: И Петя, этот П л ю га к и н, вдруг расщедрился...) адресант создает не только эпистемическии (ориентированный на мир знаний адресата) модальный план рассказа, но и аксиологическую канву повествова­ния, (предлагает иерархию ценностных ориентиров, согласуясь с миром социокультурных стереотипов адресата).

Поддержка коммуникативной инициативы рассказчика и за­интересованность слушателей может проявляться в перебивах, реп­ликах-повторах, восклицаниях, не адресованных говорящему.

Тема рассказа и характер реальных событий (страшные, нейтраль­ные, смешные, поучительные) также определяют модальность речи.

Фразеология, идиоматика, аллюзивные прецедентные тексты и «модные» лексемы представляют собой и смысловые блоки, и способ представления себя говорящим как рассказчика.

5. История. Этот жанр разговорной речи, так же как и рассказ, является по преимуществу монологической речью, которая учитывает все компоненты прагматической ситуации. Кроме того, важный прагматический фактор речи при рассказе «истории» — память. Этот фактор обусловливает структуру повествования и содержание речи. Характерно, что истории не включают самого адресанта как действующее лицо.

Коммуникативная цель истории — не только передача сведе­ний о происшедших ранее (в не определенный момент) событиях, но и подведение смыслового итога, резюме, сопоставление с оцен­кой современных событий и фактов.

В отличие от других видов речевого общения рассказ и история относятся к запланированным видам речи, «разрешенным» участни­ками коммуникативного взаимодействия. Поэтому коммуникативный успех здесь предрешен в большей степени, но не абсолютно.

Стилистика истории впитала все особенности разговорного синтаксиса: тематическую фрагментарность («мозаичность»), ассо­циативные отступления от «сюжета» повествования, эллиптирован­ные конструкции, вопросно-ответные ходы. Экспрессивность лек­сических элементов обусловлена культурным фоном ситуации об­щения, отражает спонтанность, неподготовленность повествования, поэтому в речи обилие конкретизирующих лексем, а также ввод­ных слов, показывающих контроль говорящего над ходом изложе­ния и способом выражения.

6. Письмо. Необходимым условием этого жанра речевого общения является искренность, которая возможна при внутренней близости родственных или дружелюбно настроенных людей. «Характерный для понятия искренности контекст согласия соответствует этимологическому значению слова: искренний означало «близкий,приближенный, находящийся рядом» [3, 26]. Какой бы модус ни преобладал в письме, сам факт адресации своих чувств-мыслей в письменной форме, предполагающей несиюминутное прочтение, свидетельствует о существовании у автора возможности использо­вать естественный способ экспликации себя как личности (а это является самым главным прагматическим условием всякого рече­вого общения).

Регулярность переписки определяется рядом факторов: а) от­ношениями между участниками этого вида речевого общения; б) внеш­ними обстоятельствами переписки; в) актуальностью для адресата тем; г) частотностью переписки.

И. Н. Кручинина, анализируя стилистические особенности это­го жанра, приходит к выводу о том, что непринужденность отноше­ний с адресатом — главное условие переписки, а «отсутствие этой предпосылки обычно сразу же ощущается как препятствие для общения и может даже привести к его прекращению; см., напри­мер, в письме Пушкина к Вяземскому: «Милый, мне надоело тебе писать, потому что не могу являться в халате, нараспашку и спустя рукава» (ноябрь 1825)» [25, 25].

Стихия разговорной речи в письме сказывается в диссонансе линейных синтаксических связей; это свидетельствует о «быстром проговаривании» пишущего, о произвольном характере тематичес­ких элементов в ходе изложения мыслей (например: О Вале я сме­ялась, когда читала о ее проделках... ; что может быть аналогом конструкции кодифицированного языка: Что касается Вали, то я смеялась...). Эта тенденция «нанизывания» тематически важных, с точки зрения автора письма, элементов характерно и для форми­рования всей структуры письма: письмо может быть тематически дискретным, насыщенным ассоциативными элементами и добавоч­ными сообщениями.

Прагматическое условие солидарности и согласия в жанре письма находит свое формальное выражение в «формулах» при­ветствия и прощания, берущих свое начало в глубине веков.

7. Записка. В отличие от письма, этот жанр письменной разговорной речи в большой степени формируется общим миром чувства-мысли адресанта и адресата, одинаковой эпистемической и аксиологической модальностью, актуальностью одних и тех же обстоятельств. Поэтому содержание записки обычно кратко; раз­вернутое рассуждение может заменяться одним—двумя словами, играющими роль намека.

Так, например, записка, оставленная в студенческом общежи­тии, может содержать всего два слова: «Звонили. Ждем». Адресат записки догадывается и об авторах записки, и об их коммуникатив­ной цели. Ситуативная обусловленность и близкие отношения меж­ду адресантом и адресатом делают возможным свободное выраже­ние и недоговоренность; см., например, записку А. Н. Островского Н. А. Дубровскому: «Николка! Что ж ты не ведешь Ветлицкого и где тебя самого черти носят? Будешь ли ты меня слушаться! Ну, погоди ж ты!»

Так нельзя писать, я только так думал, а писать надо вот так:

«Милостивый государь Николай Александрович,

Не угодно ли будет Вам пожаловать ко мне сегодня прямо из конторы к обеденному столу, чем премного обяжете глубокоуважа-ющего Вас и преданного А. Островского»

(окт. 1870)». [25, 26].

Неофициальный дружеский тон первой записки и сугубо офи­циальный характер второй объясняют неполноту конструкции пер­вой записки (куда ведешь?). Вторая записка не имеет модальных компонентов первой: здесь не высказывается вероятность отказа и тактика воздействия на адресата.

В записке, как и в письме, возможна самопроверка адресантом способа своего выражения, хода мыслей; например: Пойду! (нет., побегу с утра пораньше). Кроме того, записка, как и письмо, может представлять собой не спонтанный поток чувства-мысли, а обрабо­танный, списанный с черновика, вариант, в котором «смягчены» и редуцированы неровности импровизации, неожиданность появле­ния в сознании содержательных элементов высказывания.

8. Дневник. Дневниковые записи представляют собой тексты адресованной разговорной речи, а следовательно, имеют все стилистические особенности текстов, обусловленных много­факторным прагматическим пространством. Адресат текстов днев­ника — альтер-эго, надсубъект, «высшая инстанция ответного по­нимания» (в терминологии М. М. Бахтина), которая помогает пишу­щему выражать свои мысли, чувства и сомнения. Этот прагмати­ческий фактор заставляет автора дневниковых записей верифици­ровать точность выражения мыслей, вводить синонимы-конкрети-заторы, употреблять такие синтаксические приемы, как градация, вопросно-ответные ходы, риторические вопросы; вводные слова и предложения, которые являются сигналами авторской рефлексии; см., например, фрагмент дневника Андрея Белого (запись 8 августа 1921 года; на следующий день после кончины А. Блока): «Я понял, что одурь, которая вчера напала на меня, от сознания, что «Саша» (жи­вой, на физическом плане) — часть меня самого. Как же так? Я — жив, а содержание, живое содержание души моей умерло? Бес­смыслица?! Тут я понял, что какой-то огромный этап моей жизни кончен» [Литературная газета. 1990. 1 августа].

Стилистика дневниковых записей обусловлена всеми ипоста­сями личности (Я-интеллектуальное, Я-эмоциональное, Я-духовное и т. д.); в зависимости от преобладания того или иного начала меня­ется характер изложения. Дневниковые записи разделяются на два больших разряда. Одни дневники отражают ориентацию автора на описание дня как временного пространства. Это могут быть пере­числение сделанного, итог, размышления, анализ чувств и мыслей, планы и т. п. Дневники другого типа (они могут вестись нерегуляр­но) — «разговор» о себе во времени, размышления о том, что вол­нует, своего рода «поток сознания» с ассоциативными подтемами «главных» мыслей дня. Дневниковые записи людей, ведущих твор­ческую работу, представляют собой лабораторию творческих поис­ков и мало чем отличаются от «записных книжек» и «рабочих тет­радей» писателей и поэтов.

 





Дата добавления: 2015-11-05; просмотров: 2223 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.008 с.