Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


‘актор надела. ‘еодализм




Ќет ничего удивительного и в том, что эта трагическа€ фигура со временем начинает вызывать сочувствие к себе. „еловеку вообще свойственно любить обиженных и сирых. Ќо здесь дело идет куда как дальше: вокруг нее возникает какой-то особый ореол, начинает формироватьс€ сво€ мифологи€, более того Ч цела€ культура, в самом центре которой оказываетс€ этот герой своего времени. „ерез какое-то врем€ сам рыцарь начинает восприниматьс€ окружением только в свете той ауры, котора€ создаетс€ фольклором, и даже он сам начинает отождествл€ть себ€ с героем нового мифа. Ёто накладывает особую печать как на его поведение, так и на реакцию социума.

ѕо законам мифа о нем рыцарь должен быть готов в любую минуту отдать свою жизнь за христианскую веру, покровительствовать вдовам и сиротам, защищать невинно угнетенных, во всех делах соблюдать смирениеЕ и не следует думать, что эти требовани€ не оставл€ли никакого следа в сердце посв€щаемого. ќб этом хорошо сказано в Ђќсени —редневековь€ї: Ђ...мечту о прекрасном, грезу о высшей, благородной жизни истори€ культуры должна принимать в расчет в той же мере, что и цифры народонаселени€ и налогообложени€. ”ченый, исследующий современное общество путем изучени€ роста банковских операций и развити€ транспорта, распространени€ политических и военных конфликтов, по завершении таких исследований вполне мог бы сказать: € не заметил почти ничего, что касалось бы музыки; суд€ по всему, она не так уж много значила в культуре данной эпохи. “о же самое происходит и тогда, когда нам предлагают историю —редних веков, основанную только на официальных документах и сведени€х экономического характера.  роме того, может статьс€, что рыцарский идеал, каким бы наигранным и обветшавшим ни сделалс€ он к этому времени, все еще продолжал оказывать вли€ние на чисто политическую историю позднего —редневековь€ Ч и к тому же более сильное, чем обычно предполагаетс€ї[344].

—пецифический ореол, окруживший (по преимуществу литературную) фигуру геро€, сильно способствовал тому, что иде€ сочувстви€ и слабым, и их благородным защитникам переставала быть чуждой общественному сознанию. ј потому трагический образ вооруженного защитника всех обездоленных и гонимых, не мог не рождать мысль о том, что первым, кто в действительности нуждалс€ в помощи, был сам рыцарь. „ье сердце в те времена не было тронуто жалобой графа √ильома, геро€ ЂЌимской телегиї?

 

 ороль Ћюдовик,Ч молвил удалец,Ч

я у теб€ на службе поседел,

ј у мен€ коню на сено нет.

ќдет € всех беднее при дворе,

Ќе знаю €, куда податьс€ мне[345].

 

—амоотверженна€ служба не может, не должна, не вправе остатьс€ без награды, и средневековый фольклор облекает эти ожидани€ в пышно гиперболизированные куртуазные формы: Ђѕриближаетс€ рыцарь Ч трубит рог, опускаетс€ мост. ƒамы спешат на крыльцо Ч встретить странника и поддержать ему стрем€ <Е> –ыцарь, отведенный в приготовленную дл€ него комнату, находит розовую воду дл€ омовень€, потом высокую соломенную и пуховую постель с надушенным фиалками изголовьем. ѕажи подают ему вино на сон гр€дущий и разные лакомства. Ќа другой день, в минуту отъезда, рыцарь удивлен: паж подносит ему шелковую ткань, драгоценности и золото и говорит: Ђƒобрый рыцарь, вот дары моего господина, он просит теб€ прин€ть их из любви к нему; кроме этого, под аркой колокольни готовы два парадных кон€ и два мощных жеребца дл€ теб€ и твоих людей. √осподин мой вручает их тебе за то, что ты посетил его в его замкеї[346].

ясно, что вс€ эта куртуазность и эта гиперболичность не только скрывают под собой ожидани€ самого Ђзащитника справедливостиї, но и готов€т общественное мнение к необходимости их удовлетворени€.   слову, и сам ∆.∆. –уа Ч это €вственно проступает в его Ђ»стории рыцарстваї Ч находитс€ под оба€нием средневековой литературной традиции. Ќо, конечно же, главна€ награда Ч это возвращение геро€ из того Ђзазеркаль€ї социального Ђнигдеї, в котором он оказываетс€ в результате выталкивани€ из семьи и мира, сообщение ему собственной твердой опоры по сю сторону социума, формально-правовой акт причислени€ к сословию господ Ђпо природеї. ≈динственной же броней человека из этого сослови€ €вл€етс€ мезокосм его собственного Ђдомаї, пон€того в самом широком смысле и без того очень емкого пон€ти€, единственной точкой опоры Ч его собственна€ земл€.

ћы помним, что уже в античности в обществе начинает складыватьс€ представление о том, что единственна€ незыблема€ опора на этом свете Ч сво€ земл€. ¬ —редние века оно становитс€ даже не господствующим, но аксиоматическим, и дело не сводитс€ к одной экономике Ч что-то особое, сакральное в человеке св€зано с нею.

ƒл€ —редних веков становитс€ непреложным принцип, согласно которому нет земли без господина. Ётот принцип имеет и оборотную сторону: земли на всех не хватает, а значит, и господином может быть далеко не вс€кий. —ловом, аристотелевска€ максима, котора€ утверждает, что с самого часа рождени€ одни предназначены дл€ господства, другие Ч дл€ подчинени€, сохран€ет свою силу и в этой аксиоме. „еловек Ђблагородногої происхождени€ рожден, конечно же, не дл€ того, чтобы стать рабом. ќн назначен господствовать, и если господство св€зано с землей, он должен стать ее обладателем, в противном случае не свершитс€ его назначение. —вой же надел можно получить только подвигом.

¬ том искаженном представлении, которое дает современный взгл€д на вещи, подвиг этого персонажа не всегда Ђобщественно полезноеї де€ние. Ќам представл€етс€, что выталкивание из потока социальной преемственности и одновременно из всех измерений социальной структуры влечет за собой аберрацию ценностных императивов. ќтголоски этого €вственно звучат, в той же Ђѕесни о нибелунгахї, где «игфрид, прибыва€ за будущей невестой к бургундскому двору, начинает с того, что требует себе ни много ни мало как само королевство:

 

я спрашивать не стану, согласны вы иль нет,

ј с вами бой затею и, если верх возьму,

¬се ваши земли с замками у вас поотниму.[347]

 

ƒругими словами, действует как обыкновенный гангстер. ¬прочем, и у цитированного нами певца рыцарства и рыцарственности прорываютс€ созвучные мотивы: ЂЅеда семейству, утратившему своего главу, если сыновь€ не достигли еще возможности защищать мать, сестер и самих себ€. „асто тогда враг семейства, и обыкновенно честолюбивый и злой сосед, не встреча€ препон своей ненависти и мстительности, отнимал у вдов и сирот отцовское наследиеї[348].

Ќо обвин€ть геро€ в бандитизме неправильно. “ем более в атмосфере средневековой, культуры. «десь Ђземл€ї, достоинство Ђгосподинаї, Ђподвигї представл€ют собой пон€ти€ одного р€да; они неотрывны друг от друга, если угодно, это разные измерени€ какого-то одного ценностного р€да. ј значит, совершение подвига в конечном счете об€зано подтвердить избранность геро€ и вознаградитьс€ правом обладани€ тем безусловным, что ассоциируетс€ с земельным наделом. » наоборот: само владение землею облагораживает все, что делаетс€ ее обладателем. —ловом, захват земли Ч вовсе не грабительский акт, но удостовер€ющий достоинство господина подвиг. “ребование выкупа за вз€того пленника, присвоение его оружи€, кон€, доспеха относитс€ к этому же р€ду св€зующих, казалось бы, столь разные материи отношений. ќтсюда даже тот факт, что сам пленник беретс€ не всегда честным путем, не в состо€нии изменить решительно ничего в общем раскладе Ч военна€ хитрость никогда никого не п€тнала.

ќбретение своей земли, своего места в социальной структуре означало и обретение собственного Ђдомаї, особых семейных уз.

ћежду тем вместе с принципом Ђнет земли без господинаї правит другой: Ђнет человека без господинаї. ¬от только в сословии избранных он не имеет ничего общего с отношени€ми между рабом и его хоз€ином. ќтношени€ вассалитета несут на себе исторический шлейф клиентелы, между тем клиентела Ч это структурный элемент Ђдомаї, составна€ часть фамилии. ѕоэтому и вассала св€зывают с его сюзереном вовсе не обезличенные отношени€ господства и подчинени€, но близкие к родственным об€зательства. ¬прочем, последнее выражение не вполне точно, ибо в услови€х —редневековь€ они часто куда более интимны и значимы дл€ сторон, нежели все определ€емое кровью.

–аспад –имской империи оставл€ет «ападной ≈вропе аллодиальное право на землю. ≈ю распор€жаетс€ земледельческа€ община-марка, в ее же составе Ч Ђбольша€ семь€ї. ѕозднее, к началу VI в. надел-аллод превращаетс€ в свободно отчуждаемую собственность, котора€ закрепл€етс€ за малой индивидуальной семьей. ѕервым документом, который устанавливал юридическое право наследовани€ земельного аллода, стала —алическа€ правда[349]. ќно предоставл€лось только мужским потомкам, т. е. сыновь€ми умершего, в случае их отсутстви€ Ч брать€м. Ђ«емельное же наследство ни в каком случае не должно доставатьс€ женщинеї,Ч гласил упом€нутый средневековый закон. ¬ отличие от земли, движимое имущество могло наследоватьс€ как по мужской, так и по женской линии.

ѕо€вление аллода как предмета купли-продажи, дарени€ и т.д., по известным причинам, приводит одновременно и к постепенной утрате своего надела большинством собственников, и к образованию крупного землевладени€ (аналогом такой аллодиальной собственности в –усском государстве становитс€ вотчина). ѕоследнее рождает феномен Ђдержани€ї, ограниченного права на землю, которое приобретаетс€ от вышесто€щего владельца. Ёто и пон€тно: концентраци€ собственности заставл€ет формировать свои механизмы ее защиты, поэтому сеньоры нуждаютс€ в тех, кто готов оружием отстаивать их права. Ќо эта готовность не может быть Ђплатоническойї, и даже особа€ культура рыцарства, как уже сказано, закрепл€ет это обсто€тельство в своей системе ценностей, св€зыва€ воедино дарение права, вознаграждение подвига и признание особой природы свершившего его геро€. ѕовторим, в системе господствующих идеологем ни то, ни другое, ни третье не существуют вне целой триады.

¬ современной терминологии держание может быть охарактеризовано как право пользовани€. ѕервые держани€ принимают форму бенефици€, который даетс€ на услови€х несени€ службы. Ѕенефиций не передавалс€ по наследству, и со смертью бенефициари€ возвращалс€ сеньору. ќднако вскоре эта форма собственности преобразуетс€ в феод (лен), который может наследоватьс€ пр€мыми потомками феодала (при этом сеньору уплачиваетс€ определенна€ пошлина). ‘еод также не €вл€етс€ полной собственностью, так, в случае отсутстви€ потомков он возвращаетс€ верховному собственнику.  роме того, вассал поначалу не вправе продать, или как-либо передать землю своему собственному вассалу без согласи€ сеньора. «а сеньором также сохран€етс€ право отчуждать землю другому господину, правда, не затрагива€ прав сидевших на ней вассалов. Ќо вместе с тем вассалу принадлежат все доходы, получаемые с земли, он не об€зан делитьс€ ими с сеньором или платить ему ренту. — XIII в. стала допускатьс€ полна€ передача феода новому владельцу. ѕри этом последнему переход€т не только права, но и об€занности, св€занные со службой прежнего. ¬прочем, и здесь за сеньором еще сохран€етс€ право получить за такую передачу довольно высокую пошлину или вернуть себе передаваемый феод (возместив, впрочем, новому получателю уплаченную им цену).

—о временем феод тер€ет характер награды, которую дают за верную службу. ¬ феод начинают давать не только земли, но и должности. ¬ результате возникает целое сословие так называемых министериалов (в германских земл€х Ч динстманнов), которые поначалу набираютс€ из рабов господина, но призваны исполн€ть особо доверительные об€занности; их положение становитс€ наследственным и вскоре они сольетс€ с рыцарством. ≈ще позднее в феод передаютс€ вообще любые права, способные приносить какой-то доход: монополию на какие-то ремесла, право суда и даже така€ экзотика, как право забирать рои пчел, найденные господском лесу. ѕри этом всЄ может делитьс€ на части: половина поместь€, часть замка, четверть права судаЕ Ќо все же основа новой системы социальных отношений, формирующихс€ в ≈вропе, Ч это система вассалитета, ключевой характеристикой которого становитс€ личностна€ компонента.

¬ассальна€ кл€тва имела глубокое символическое значение, что подчеркиваетс€ особой церемонией: будущий вассал, коленопреклонЄнный, безоружный, с непокрытой головой, вкладывал соединЄнные ладони в руки сеньора с просьбой прин€ть его в вассалы. —еньор поднимал его, и они обменивались поцелу€ми. ѕоцелуй же во все времена носил сакральный характер. ќбр€д делал вассала Ђчеловеком сеньораї, которому можно было доверить то, что далеко не всегда довер€ют даже кровным брать€м. “ак, поручение, сохранив в тайне пережитый в первую брачную ночь позор, помочь королю исполнить его супружеский долг с непокорной Ѕрюнхильдой, которое даетс€ √унтером «игфриду, относитс€ именно к таким[350]. Ќо и сеньор вступал с ним в особые пожизненные отношени€, которые, в свою очередь, требовали верности своему вассалу. ¬ообще, отношени€ между сеньором и вассалом не поддаютс€ никакой формализации. Ђ—лужитьї, в их понимании, большей частью означает Ђдаритьї. Ќо если сеньор дарит что-то из своего имущества:

 

Еведь королю зазорно, когда за упущень€

»ли за скупость гости кор€т его потом[351].

<Е>

Ќе пожалел на них казны хоз€ин благородный.

ќдеждой, и кон€ми, и вс€ческим добром,

» золотом червонным, и звонким серебром

ќн одарить приезжих велел своей родне,

„тоб каждый щедростью его доволен был вполне.

ѕораздарил и «игфрид с дружиною своей

»з тыс€чи могучих воинственных мужей

¬се, с чем на –ейн к бургундам приехали они -

Ќар€ды, седла, скакунов. ”мели жить в те дни![352]

 

то вассал Ч свою верность. ¬прочем, и Ђдарениеї сеньора не всегда ограничиваетс€ щедрыми раздачами, и в той же Ђѕесни о нибелунгахї брать€ короли отказываютс€ спасти свою жизнь, отдав на расправу своего вассала:

Ея ’агеном из “ронье была оскорблена,

<Е>

ќднако не останусь € к просьбам безучастна,

 оль вы его назначить заложником согласны,

“огда € буду с вами о мире толковать

<Е>

—казал могучий √ернот: Ђƒа не попустит Ѕог,

„тоб нашего вассала мы отдали в залог.

ћы тыс€чею братьев пожертвуем скорей,

„ем предадим хоть одного из верных нам людейї[353].

 

 ак пишетс€ в уже упом€нутой здесь Ђ ниге о рыцарском орденеї, ЂЕподлый рыцарь, который отказывает в помощи своему истинному, природному господину, когда тот в ней нуждаетс€, не достоин звани€ рыцар€ и подобен вере без дел. ј значит, безверию, которое противно вере.ї. Ќо и Ђћонарх или король, разрушающий в себе самом рыцарские установлени€, не только в себе самом разрушает свое рыцарское призвание, но и в тех рыцар€х, которые ему подчинены <Е>. ѕоэтому подлые вельможи <Е> противны природе рыцарского орденаї[354]. ћежду тем, по словам комментатора, имевша€ большое хождение в списках, причем не только на каталанском, на котором была написана, но также в переводах на французский и английский €зыки, эта книга, по всей веро€тности, воспринималась как своеобразное пособие по рыцарству.

—ловом, кажда€ из сторон становилась в положение, которое исключало обращение поцелу€ в иудин, и ничто из обретаемых обеими прав и об€занностей уже не могло быть изменено их частной волей.

ѕусть приносима€ кл€тва делала вассала всего лишь Ђчеловеком сеньораї, частью его Ђдомаї, членом его Ђбольшой семьиї, однако при наличии особых заслуг ей могла сопутствовать инвеститура Ч передача феода (лена) со всеми, кто кормилс€ на нем. ј вот уже здесь, в своем собственном владении человек становилс€ единовластным господином. — получением собственного надела сеньором становилс€ он сам, а значит, и он получал право принимать кл€твы вассальной верности от кого-то другого, и эта верность св€зывала его подвассала только с ним. Ќи на что в их отношени€х не могла простиратьс€ ни вол€ его сеньора, ни даже вол€ корол€: Ђвассал моего вассала не мой вассалї Ч один из основополагающих принципов феодализма. ¬ иллюстрацию этого принципа Ће √офф, ссыла€сь на одного из средневековых авторов, приводит такую зарисовку тогдашнего быта. Ћюдовик —в€той в окружении толпы слушает проповедь. Ќеподалеку в таверне шумное сборище заглушает голос проповедника. ќн спрашивает, под чьей юрисдикцией находитс€ местность, ему отвечают, что под королевской. “огда он велит утихомирить людей, заглушающих слово Ѕожие[355].

“аким образом, по словам французских историков Ё. Ћависса и ј. –амбо, ЂЕвозникла чрезвычайно сложна€ сеть феодальных св€зей, начина€ от корол€ и заканчива€ оруженосцем, владетелем крошечного феодаї[356]. ѕри этом Ђјллод может быть обращен собственником в феод; феод уже нельз€ сделать аллодом. ѕоэтому аллоды встречаютс€ все реже и реже. Ќаконец, в XIII в., особенно на севере ‘ранции, они станов€тс€ так редки, что на аллод смотр€т как на исключительный и неправдоподобный вид владени€ї[357]. ƒругими словами, отношени€ особой личной св€зи начинают пронизывать сверху вниз весь социум.

ћы не упоминаем о том, что здесь эти отношени€ могут быть перепутаны настолько, что сеньор одного вассала может быть одновременно его же вассалом по владению каким-то другим феодом. (Ќо ведь и в родственных отношени€х далеко не все подчинено строгому пор€дку, и выражение Ђмуж Ч глава, жена Ч ше€ї достаточно красноречиво показывает то же отсутствие единой субординации при сохранении согласи€ и гармонии.)

“аким образом, социум перестраиваетс€ после распада античных государств, но и в формировании новой системы социальных св€зей основополагающим принципом становитс€ принцип семейного строительства, устройства какого-то единого сверхбольшого Ђдомаї, образуемого союзами патриархальных родов. ≈сли в концепции исторического материализма ћаркса феодализм рассматривалс€ как общественно-экономическа€ формаци€, предшествовавша€ капитализму, то есть об€зательна€ стади€ развити€, которую проходит любой социум, то современна€ историческа€ наука характеризует его как социальную систему, котора€ существовала только в «ападной и ÷ентральной ≈вропе в эпоху средневековь€. („то, конечно же, не мешает видеть отдельные черты феодализма и в других регионах мира, и в другие эпохи.) ¬ основе феодализма не только отношени€ собственности на главный ресурс экономики, землю, но еще (и прежде всего) межличностные отношени€: вассала и сеньора, подданного и сюзерена, кресть€нина и крупного земельного собственника. ¬ свете нашего анализа важно то, что в этой системе вполне €вственно проступают старые патриархальные принципы, согласно которым только на главу дома замыкаютс€ практически все социальные контакты. “олько он сохран€ет за собой право непосредственной коммуникации с социумом, все остальные действуют лишь от его имени. ‘инал-апофеоз этой тенденции Ч формирование абсолютистских централизованных государств.

¬ыводы

1.   распаду –имской империи все св€занное с кровным родством в эволюционирующей патриархальной семье, окончательно уступает место социо-культурным факторам. ¬месте с этим из семейных отношений большей частью уходит и то главное, что составл€ет содержание межпоколенной коммуникации,Ч включение человека в интегральный поток взаимопревращений Ђсловаї, Ђделаї и Ђвещиї. ѕоэтому ей остаетс€ только то, что св€зано с передачей родового статуса.

2.  аждый из тех, на кого не переключаютс€ социальные контакты главы дома, вытесн€етс€ не только из своей семьи, но, в значительной части, и из единой системы социальной стратификации (или, по меньшей мере, несет ощутимые статусные потери). ќтсюда главной целью дл€ них становитс€ обретение места в ней, отвоевание Ђсвоейї, т.е. достойной их амбиций, части совокупного ресурса социума.

3. ¬ытеснение семьи из единого межпоколенного коммуникационного потока и передача сертифицированным агентам социума функции введени€ в него нового человека сочетаетс€ со стремлением государства как можно раньше вытолкнуть его в самосто€тельную жизнь. ÷ель в том, чтобы индивид стал ответственным исключительно перед социумом и его ценност€ми, но дл€ этого он должен быть как можно раньше вырван из семьи и остатьс€ вне ее защиты.

4. ѕродолжающа€с€ утрата ключевых функций семьи как самосто€тельного субъекта развити€ равносильна ее отмиранию. —оциум, вторга€сь в ее жизнь и в жизнь индивида, пожирает семью. ќтсюда глубинный инстинкт самосохранени€ рождает ее встречную реакцию, котора€ направлена на то, чтобы вернуть утрачиваемое путем подчинени€ этому субъекту самого социума. ‘ормированием института клиентелы (котора€ в разных культурах может принимать самые разные обличь€), и одновременным строительством брачных союзов этот субъект стремитс€ распространить свои ценности и свою юрисдикцию за пределы патриархального Ђдомаї. “аким образом, семь€, уступа€ практически все свои функции социуму и его институтам, продолжает перестраивать сам социум по собственной мерке.

5. ¬стречное взаимопоглощение семьи и социума в огромной степени способствует рождению системы вассалитета и преобразованию общественных отношений в феодальные.

6. ¬ услови€х, когда этническа€ пестрота завоеванного мира начинает подавл€ть культуру прав€щего сло€, даже €зык которой неизвестен подавл€ющему большинству населени€, встает необходимость смены ценностей. ¬ектор социального развити€ должен оперетьс€ на более широкую социальную базу. ѕоэтому руководство строительством единого Ђдома-социумаї берет на себ€ христианска€ церковь.

 






ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-10-01; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 467 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

—тудент может не знать в двух случа€х: не знал, или забыл. © Ќеизвестно
==> читать все изречени€...

1960 - | 1580 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.024 с.