СПАД , СОТВОРИВШИЙ РЕВОЛЮЦИЮ
Лекции.Орг

Поиск:


СПАД , СОТВОРИВШИЙ РЕВОЛЮЦИЮ




В этой книге мы часто упоминаем об исключительно важной роли так называемых подготовительных действий всякого динамического движения. Это действия, изначально организующие наилучшие условия для выполнения следующей стадии упражнения — стадии основных действий. От того насколько эффективными были подго­товительные действия данного упражнения самым существенным образом зависит качество исполнения всего движения. Эволюция техники гимнастических упражнений, взятая в масштабе многих де­сятилетий, это прежде всего, процесс совершенствования именно подготовительной стадии гимнастических упражнений.

Один из лучших примеров, иллюстрирующих этот процесс — ис­тория видоизменения и совершенствования спадов в вис согнувшись на брусьях.

" Заметим, что при переразгибе упомянутые моменты сил действуют, еще больше разгибая локоть и, тем самым, дополнительно повышая надежность упора при перегрузках.


 


148


149


             
 
   



БРУСЬЯ ___________________________________________________________

150


На протяжении многих лет гимнасты не знали иного способа пе­рехода из упора в вис согнувшись, как спад, показанный трис. 55-а. Назовем его «простым». Это, так сказать, наиболее мирный, спокой­ный и именно этим удобный прием соединения махов в упоре и висе


____________________ 59. Спад, сотворивший революцию

согнувшись. Но за эти удобства приходится, увы, платить низкой скоростью маха вперед в висе согнувшись и общей вялостью движе­ния, включая подготовительное сгибание тела. Подобное движение вполне удовлетворит мало продвинутого гимнаста, но для мастера оно явно слабовато.

Но вот в 60-х годах ведущие гимнасты мира нащупали иную тех­нику спада. Было замечено, что если после наскока на концы жердей (это был наиболее естественный подход к такому движению), еще до прохождения телом вертикального упора (рис. 55-в) начать форсиро­ванное движение на спад, то работа резко активизируется, и стано­вится возможным исполнение гораздо более сложных и эффектных упражнений.

Спад стали называть «ранним». Его появление произвело формен­ную революцию в освоении движений под жердями: упражнения, ранее казавшиеся трудными (например, подъем дугой в упор), сразу отошли в разряд расхожих движений и вышли из моды. Впрочем, все это уже давно известно.

Но небесполезно и теперь, по прошествии десятков лет, вдумать­ся: в чем же причина эффективности «раннего» перехода в вис со­гнувшись? Отметим наиболее характерные моменты:

1. В отличие от «простого» спада (рис. 55-а), в «раннем» тело начи­нает движение вниз из явно менее уравновешенного положения, когда его быстро опрокидывает вниз-назад силой тяжести (ср.с нача­лом оборота «не касаясь», 51,185). При этом ОЦТтела, в отличие от движения в «простом» спаде, нарочито удален, «оттянут» назад от оси вращения (рис. 55-в, к.к. 1—4);

2. Тело гимнаста сохраняет выпрямленное положение настолько долго, насколько это только возможно (/с./с. 1—3), «припасая» подго­товительное сгибание на тот критический момент, когда не согнуть­ся уже нельзя, иначе сорвет вниз, и гимнаст попросту встанет ногами на пол. В результате сгибание приобретает резко форсированный, «экстренный» характер и, следовательно, прекрасно подготавливает мышцы-разгибатели к последующей работе в основной стадии дви­жения (к.к. 4—6)\

3. Характерно время полной «складки» в тазобедренных суставах (к. 6): гимнаст «ударяет себя по носу» ногами прежде, чем достигает вертикали, а в нижнем крайнем положении уже начинается стреми­тельное движение стопами вперед-вверх или вверх — в зависимости оттого, что именно делаетсядальше (/с./с. 6—7). Более позднее сгиба­ние (у самой нижней вертикали), которое здесь кажется вполне есте­ственным, встречается редко, так как ускоряет и без того интенсив-

151


БРУСЬЯ


60. «Поздний» спад : тема с вариациями


 


ное вращение тела назад и провоцирует быстрые, но низкие приходы в упор (61,62).

«Ранний» спад—замечательное изобретение гимнастов, но — при всей его ценности — не абсолютно универсальное. У него есть и недо­четы. Например — подчеркнуто форсированное вращение тела назад, с которым нужно уметь управиться, и это иногда создает проблемы; быстрая «езда» увлекательна, но — смотри в оба!

60. «ПОЗДНИЙ» СПАД : ТЕМА С ВАРИАЦИЯМИ

«Ранний» спад, описанный выше (59), подобен мощной ракете-носителю, предназначенной для «запуска тяжелых спутников».

Но всегда ли надо так расходовать энергию? Нужен ли «ранний» спад при исполнении, скажем, простого подъема дугой в упор на руках или оборота под жердями «в плечи»? Не нужен, и даже может спровоцировать ошибки. Может ли, однако, уважающий себя мастер обращаться в этом случае к «простому» спаду с его мини­мальной амплитудой и общей «анемией» (рис. 55-а)! — Ясно, что — нет.

И гимнасты стали искать формы спада, которые обслуживали бы элементы средней трудности, не требовали бы излишнего форсажа, но выглядели бы достойно, стильно. Так появились различные мо­дификации движения, ведущего свое происхождение от «простого», школярского спада, но более культивированные.

Одним из первых появился спад «высоким углом» {рис. 55-6). Его идея пришла, конечно, из практики исполнения спадов назад из упоров сзади на перекладине и брусьях разной высоты. Там исполни­тели обычно рано сгибаются и идут вниз, гладко вписываясь в траек­торию, ведущую к вису согнувшись сзади. Но идея эта и связанная с нею форма, будучи перенесенной на мужские брусья, развива­лась как дефективный ребенок: отсутствие продольной опоры (то есть реального препятствия) провоцировало гимнастов на низкое движение с опущенным тазом и ранний переход в положение угла (к.к. 2—3), которое приходилось удерживать силой. При этом возни­кают неприятные, сбивающие ритм и нарушающие равновесие, ко­лебания таза вперед и назад (с соответствующими неуместными сгибаниями и разгибаниями тела); продвижение тела назад-вниз те­ряет свободный характер, и нужно его поддерживать искусственно (к.к. 3—5). Главное же — спад не получает ни должного внешнего эффекта (из-за чего загорелся весь сыр-бор), ни энергетической эф­фективности, так как «оттяжка» масс тела от оси вращения получает-


ся незначительной, а подготовительное сгибание вообще отсутст­ вует, ибо «израсходовано» с самого начала для демонстрации «высо­кого» (а на самом деле довольно низкого и некрасивого) угла. В ре­зультате гимнаст не получает ничего даже в сравнении с «простым» спадом, где — при небольшой высоте движения—действия строятся гораздо естественнее.

Есть ли выход из положения? Нельзя ли делать достаточно мощ­ный, но спокойный и красивый спад, не нарушая рациональной схе­мы построения движения?

Конечно, есть. Наилучшее решение этой задачи показано на рис. 55-г. Это — «поздний» спад, в котором удачно соединяются ос­новные достоинства «простого» и «раннего» вариантов. Гимнаст дол­жен сделать широкий, смелый мах вперед из упора (к.к. 1—2) и, со­храняя высокое положение выпрямленного или слегка согнутого тела, сразу идти плечами назадввис(к./с. 2—4). При этом сохраняется достаточная «оттяжка» масс тела от оси вращения, а подготовитель­ное сгибание происходит, как и в «раннем» варианте, только после прохождения плечами уровня опоры (к.к. 4—6);и хотя такая «склад­ка» умеренна по мощности, ее активности более чем достаточно для выполнения многих не самых простых элементов. В целом такой спад не только красив, стилен, но и достаточно энергичен и универ­сален. Особенно он хорош для исполнения движений в высокий упор на руках или в стойку на плечах, так как в этом случае почти на про­тяжении всего движения (рис. 55-г, к.к. 3—7и д.) тело гимнаста в целом почти не вращается. Это содействует естественному и точному попаданию в намеченное конечное положение (чего не было бы при «раннем» спаде!).

И в заключение — еще раз о спаде «высоким углом». Нельзя ли, если уж так хочется, сохраняя рисунок этого движения, изба­виться от свойственных ему недугов? Да, до известной степени это возможно. Но для этого нужно ввести данную стилевую форму в тех­нические рамки «позднего» спада (рис. 55-д). Гимнаст должен сде­лать широкий мах вперед-вверх, ни в коем случае не оставляя таз внизу (как на фиг б, к.к. 2—5), а поднимая его выше уровня плеч (фиг. д, к.к. 2—3). При этом все тело сразу отходит назад, в спад, а плотная «складка» оттягивается по времени до перехода из упо­ра в вис согнувшись (к.к. 5—6). Такая геометрия спада позво­ляет получить внешний рисунок спада «углом», но дает широкое, плавное движение, не имеющее ритмических сбоев и обеспечи­вающее значительную общую мощность двигательных действий в подъеме.


 


152


153


БРУСЬЯ ___________________________________________________________

НЕИЗВЕСТНЫЕ РАЗМАХИВАНИЯ

Возможно даже, что это упражнение, о котором мало кто думал как о самоценном движении. Речь идет о... размахиваниях в висе со­гнувшись.

Что такое эти размахивания? Зачем они нужны?

Раньше мы уже говорили о размахиваниях в упоре (56), и можно было видеть, что разговор этот — не пустой. Стоит ли удивляться, что и в отношении размахиваний в висе согнувшись может быть предмет для особого анализа?

Вис согнувшись это, как известно, рабочее положение для боль­шого числа разнообразных упражнений как легких, так и трудных. Движения в этом рабочем положении, выполняемые на махе вперед и назад, составляют два больших класса так называемых «движений разгибом», каждый из которых составляет «типологическийряд», со­стоящий из элементов, различающихся, в основном, вращательной структурой. Например, на махе вперед можно делать обороты («саль­то») под жердями с более или менее выраженным вращением тела назад. В таких же упражнениях, как оборот в стойку (на руках,"ка плечах) вращение тела во второй части упражнения полностью нейт­рализуется предшествующими действиями. А в упражнениях типа махов или подъемов дугой начальное вращение назад вообще меняет­ся на вращение противоположного направления — вперед. Подобные изменения структуры связаны, прежде всего, с «основными действи­ ями», то есть главными энергообеспечивающими и управляющими действиями, исполняемыми на опоре, как раз в положении, которое мы назвали «рабочим». Поэтому анализ действий в рабочем положе­нии, в особенности последовательных, разнообразно акцентируемых сгибаний и разгибании тела, выполняемых на фоне определенных действий руками «от опоры», может дать весьма интересные резуль­таты. На это мы и хотим обратить теперь внимание читателя.

Прежде всего, попробуйте, можете ли вы (ваш ученик) сделать те самые странные и «никому не нужные» размахивания в висе согнув­шись, которые были упомянуты в начале сюжета. Для этого нужно принять вис согнувшись (можно — с наскока, с готовым легким ма­хом, но интереснее попробовать «размахаться» из состояния покоя) и начать активно — без помощи!— выполнять размахивания вперед и назад. Это значит, что на махе вперед из нижнего положения (рис. 56, к. 3) гимнаст должен делать острое, акцентированное разгибание вы­соко вверх и вперед с одновременным нажимом руками вниз-назад (к.к. 3—1), а затем, уже на махе вниз-назад, пружинящим движением

154


Неизвестные размахивания

«сложиться» у нижней вертикали (к.к. 2—3) и тут же разогнуться, посылая ноги вверх и несколько назад (к.к. 3—5). Подъем на махе назад также сопровождается по возможности мощным нажимом ру­ками вниз на жерди за счет их разгибания в плечах. Обратное движе­ние строится по той же схеме с переходом к новому маху вперед (к.к. 5—1). При этом важно не только «схватить» координационный механизм наращивания амплитуды таких размахиваний на махах обоих направлений, но и добиться полной устойчивости, надежности махов с ровным, отлаженным их ритмом. В результате, при правиль­ной и активной работе гимнасту удается достичь изрядной амплиту­ды движения, которое на махе вперед сходно с опорной стадией соот­ветствующего подъема дугой, а на противоположном — с «дугой на­зад» или с высоким подъемом разгибом.

Вопрос скептика: зачем нужно делать, тем более — тренировать такие размахивания?


155


Ответ простой: для лучшего овладения уверенными, хорошо про­чувствованными действиями в основной стадии «движений разги­бом». Ведь никого не удивляет, что в висах на перекладине, кольцах, брусьях разной высоты, в упорах на мужских брусьях циклические размахивания — одно из первейших упражнений в обучении и совер­шенствовании (56,86, 100,113—116). Что до описанных размахива­ний в висе согнувшись, то особенно они полезны для овладения хо­рошей тяговой работой руками (скоординированной с остальными действиями), которая часто страдает незаконченностью даже у хоро-


БРУСЬЯ ___________________________________________________________

ших гимнастов. При серийном исполнении очень уместны такие махи и в плане совершенствования хватов висе согнувшись и всех видовспадов.

А недостаточное владение точными действиями и устойчивым движением в висе согнувшись иногда сказывается самым неожидан­ным образом. Например — при исполнении такого своеобразного движения как оборот вперед под жердями («оборот Марченко»), а это уже задача для хорошего мастера.

ТАЗ - ИНДИКАТОР

Владеть техникой гимнастического движения это означает вла­деть ее деталями. Одна из таких деталей — положение тела в висе согнувшись, а еще точнее — положение таза в висе согнувшись. Речь в данном случае идет о тонких моментах акцентировки движения при исполнении различных упражнений, имеющих разную про­грамму вращения.


156


Сравним два контрастных положения в висе согнувшись (рис. 57-а, в). Оба они отличаются от «срединного», нормативного виса согнувшись (б) своим положением таза и, соответственно, поло­жением остальных звеньев тела относительно опоры. Даже если сравнить эти положения как статические, «замороженные», стано­вится очевидным, что они должны совершенно по-разному исполь­зоваться в конкретных упражнениях. Так, положение а характерно низким положением таза и, соответственно, туловища. Если такое рабочее положение будет использоваться на махе вперед, то это озна­чает, что звенья тела гимнаста меньше вращаются в направлении ис­ходного маха назад или — что то же самое — предрасположены к вра-


________________________________________ 62. Таз - индикатор

щению вперед и как бы провоцируют «контртемп», характерный для движений дугой. Сказанное тем более верно, если гимнаст не просто удерживает это положение, а активно идет к нему, увеличивая плече­вой угол (а). На махе назад подобное положение также будет содей­ствовать вращению ноРи туловища вперед, но здесь это вращение в исходном направлении, вперед.

Антитезу приведенному случаю составляет положение с высоко расположенным тазом (в). Рассуждая от противного, нетрудно убе­диться, что в этом случае «поощряется» вращение назад.

Из сказанного следуют полезные практические выводы. Ясно, например, что при движениях типа подъемов дугой вперед, где успех дела прежде всего предопределяется «борьбой» между исходным вра­щением и «контртемпом» (который и должен победить), движение с относительно низко расположенным тазом предпочтительнее. Ана­логичная настройка при подъемах разгибом (или, например, обороте вперед под жердями — «марченко») позволяет легче достичь упора, который, однако, будет невысоким. И напротив: «прокрученные» обороты назад тяготеют к вису согнувшись с более высоко поднятым тазом. Однако, чем выше в висе согнувшись таз, тем сильнее враще­ние назади... ниже конечное положение упора (191). Таковы, вчаст-ности, быстрые обороты под жердями, приближающиеся и по струк­туре и по конкретной технике к оборотам «не касаясь» в упорах про­дольно (186).

Таким образом, и тренер, и гимнаст должны, работая над техни­кой конкретного упражнения, делать разумный выбор — как дви­гаться в соответствующей ситуации. Главное же — понять, что, кор­ректируя положение таза, можно эффективно контролировать вращательную структуру движения и нужные рабочие акценты. Осо­бенно ценен такой подход при работе над ошибками: отслеживая по­ложение таза в спаде и корректируя тем самым действия руками, ту­ловищем, можно подстраивать движение.

Очень интересен в этой связи и другой момент: координация уси­лий в плечевых и тазобедренных суставах при быстром, «ударном» переходе от сгибания тела к разгибанию из виса согнувшись. Наибо­лее непосредственно эти нюансы биомеханики движения из виса со­гнувшись прослеживаются, благодаря подвижной опоре, на кольцах. Так, нарочитый «удар» ногами книзу при сгибании с высоко подня­тым тазом и последующим свободным разгибанием дает быстрый низкий выкрутили подъем назад. А столь же активное сгибание, но при опущенном тазе и фиксированных плечах дает в последующем разгибании вращение противоположного направления — вперед

157


         
 



БРУСЬЯ ___________________________________________________________

(в виде маха дугой или подъема разгибом). Но поскольку всё это от­носится к наиболее простым движениям, эти тонкости имеют только познавательное значение.

63. ДУГА «ПО - ШАХЛИНСКИ»

Когда-то подъем дугой в упор на брусьях был модным и «ценным» элементом. В особенности это относится к временам, когда даже сильные гимнасты не очень-то умели делать активные спады (59). Но сейчас это движение мало кого интересует, и нас занимает не столько сам подъем, сколько некоторые детали техники, которые удобно проследить на его примере.

158


В свое время автору этих строк довелось анализировать биомеха­нику подъема дугой, выполнявшегося разными гимнастами. Осо­бенно интересным оказалось сравнение двух вариантов (снятых спецкамерой и обработанных по определенной программе). В одном из них (рис. 58-а) гимнаст-мастер показал движение, все основные характеристики которого (максимальная скорость движения звень­ев в ключевых фазах упражнения, показатели взаимодействия с опр-рой при отталкивании, абсолютная высота перемещения ОЦТ тела и др.) оказались заметно большими, чем у другого исполнителя (при


__________________________________ 63. Дуга «по-шахлински»

сопоставимых параметрах тела спортсменов). Но удивительно! Именно этот последний вариант, как можно видеть из рис. 58-6, выг­лядел более совершенным, законченным и позволял лучше связы­ваться с последующими движениями. Автором этого второго подъе­ма дугой был выдающийся советский гимнаст Борис Шахлин.

В чем тут дело?

Секрет в том, что Б.Шахлин, работая очень рационально, эко­номно, сумел точно распределить ресурсы движения, необходимые и достаточные для подъема.

Ключевым компонентом движения для подъема дугой в упор яв­ляется, как известно, разгибание, выполняемое из виса согнувшись (рис. 58-а, б, к.к. 1—3). Именно это разгибание, являясь контрдей­ствием по отношению к начальному вращению тела и обеспечивая собственно подъем в упор, определяет успех дела. Соль, однако, в том, что сообщить нужную энергию ногам, как основному здесь ра­бочему звену, можно в разных зонах разгибания. Первый гимнаст действовал мощно, но его разгибание было высоким, коротким, им­пульсивным и достигало максимальной мощности рано, на явно не­полном еще разгибании тела (к. 3). Для выхода в упор в этих условиях пришлось в дальнейшем не просто притормаживать ноги, а еще су­щественно согнуться (к.к. 3—5). Борис Шахлин действовал иначе: ноги во время разгибания разгонялись дольше (а, значит, не так рез­ко) и достигали максимальной скорости уже при почти прямом теле (к. 4). Последовавшее затем притормаживание приводило, в итоге, к достаточному для подъема ускорению вращения туловища и приходу в хорошо «оттянутое» вперед положение, удобное для соединения (и даже поворота) и внешне более эффектное.

Мораль: мощное движение не всегда дает наилучший результат; важно действовать не только активно, но и рационально. Заметим, наконец, что дуга «по-шахлински» одновременно служит и иллюст­рацией к предыдущему сюжету о контрольном положении таза (к.к. 1,фиг.а\\б).

64. ПОДЪЕМ РАЗГИБОМ - ДЕЛО ТОНКОЕ !

Эти подъемы на брусьях всегда относились к разряду простейших соединительных элементов. Даже усложненные их варианты (с пере­махом ноги врозь, продольно с перехватом и др.) никогда не выгля­дели особенно «солидно».

Но, как известно, каждое упражнение можно делать по-разному, и подъем разгибом из виса согнувшись на брусьях — не исключение.

159


         
 



БРУСЬЯ ___________________________________________________________

Нарис. 59показаны варианты окончания этого подъема. Простей­ший из них (а) выводит гимнаста в низкий упор с минимальным ма­хом назад (ср. со «школярскими» махами в упоре, рис. 53-а). Более мощные (би, особенно, в) могут дать вполне достойное соединение, но все же роль их — только служебная.

Может ли, однако, подъем разгибом быть интересен сам по себе, даже без дополнительных усложнений типа поворотов или пере­махов?

160


.. .Несколько десятков лет назад мировая гимнастика была попро­ще и не так зависела от исполнения атлетических, в том числе полет­ных упражнений, поэтому роль рядовых элементов, наподобие подъема разгибом, была, естественно, более заметной. При этом ве­дущие мастера стремились придать им виртуозный блеск, фактичес-


________________ 64. Подъем разгибом - дело тонкое!

ки повышая тем самым их реальную (а не номинальную) трудность. Читатели старшего поколения могут вспомнить в этой связи блестя­щего японского гимнаста Акинори Накаяму, который показывал на разных видах многоборья целый ряд эффектных движений, дове­денных до степени искусства благодаря не только совершенной тех­нике, но и прекрасно развитым силовым качествам и активной гиб­кости. Запомнился «обыкновенный» подъем разгибом, который А. Накаяма демонстрировал на брусьях (рис. 59-г). После активной подготовки в висе углом (к.к. 1—6, см. об этом также 181) гимнаст на махе назад стремительно сгибался, «накрываясь» ногами (к.к. 6—9) и тут же мощно «выстреливал» ими прямо вверх (к.к. 9—11). Ключе­вое положение здесь — на к. 11; оно соответствует максимальному разгибанию в тазобедренных суставах и началу «ответного» движе­ния — сгибания до плотной «складки» (к.к. 11—14). Впрочем, следует помнить, что действия гимнаста здесь не вполне (как и во множестве других случаев) соответствуют по времени и видимому эффекту дви­жениям. В момент, когда Накаяма максимально «раскрывался», уже давно работают не разгибатели, а сгибатели тела. К к. 11 они уже по­чти полностью затормозили движение ног вверх, сразу после чего, на фоне продолжающихся усилий на сгибание тела, начинается движе­ние в «складку» (к.к. 11—12). При этом таз еще больше поднимается, а плечевой пояс, поддерживаемый работой рук, с силой отводящих опору назад-вниз, выходит вперед-вверх и закрепляется в упоре к.к. 12—15).

Однако это не все. Подъем выполнен, но еще нужно обеспечить достойный переход к следующему движению. Достаточно чуть за­мешкаться, и таз неизбежно опустится, ноги упадут, и весь эффект — как зрительный, так и технический — будет утрачен. Поэтому, ни на долю секунды не прекращая активно тянуться тазом вперед (руки продолжают предельно активно нажимать назад на жерди), гимнаст быстро разгибается, как бы выполняя высокий мах дугой из упора сзади (к.к. 14—15). Если это удается, а Накаяме это удава­лось в высшей степени, то гимнаст выходит из подъема разгибом не только в красивое, но и чрезвычайно активное положение замаха спереди (к. 15), после которого можно делать хоть двойное сальто вперед.

Движения, подобные «накаямовскому» подъему, довольно пока­зательны. Плотная «складка», которую здесь использует гимнаст, далеко не только, а часто и не столько стилевой, сколько чисто техни­ческий компонент движения. При наиболее высоких, физически трудных подъемах она позволяет вывести в высокое конечное поло-

161


БРУСЬЯ ___________________________________________________________

жение все звенья тела не форсированным одновременным, а последо­ вательным движением, которое усложняет координацию действий, но зато снижает их потребную мощность.

И еще одно. Степень активного сгибания в финальной части уп­ражнения может (а иногда и должна!) варьироваться в зависимости от ситуации движения. Часто такое сгибание, позволяющее дополни­тельно «подтянуть» вверх смежные звенья, используется как вынуж­денный вспомогательный прием. Например, в подъеме дугой в упор, показанном на рис. 58-а, к.к. 4—6, гимнаст без особого изящества использует ту же технику, которая ему необходима при выходе в упор.

65. ТУПИК ИЛИ СВЕТ В ТОННЕЛЕ ?

Стойка на руках — исходное и конечное положение многих дви­жений на брусьях и как бы «отстойник» в комбинациях квалифици­рованных гимнастов. Сходом назад из нее начинаются маховые по­вороты, сальто над жердями, соскоки. На протяжении многих лет техника схода, в сущности, не меняется (рис. 60-в). Между тем, требд-вания к сложности упражнений, базирующихся на данном движе­нии, закономерно возрастают, хотя... условия для их выполнения давным-давно законсервировались.

Но, быть может, такое уж это движение, и ничего с ним больше не поделаешь? И если это так, то, значит, самые ответственные, подле­жащие развитию движения на брусьях обречены застрять на уровне двойного сальто согнувшись в соскок или корявого «двойного» над жердями с приходом в неоформленный упор на руках?

К счастью, это не так. Уже давно было ясно (мы делали на эту тему разработки для сборной команды страны), что пресловутый сход можно делать гораздо эффективнее, мощнее.

Чтобы как следует разобраться в этой проблеме, сравним для на­чала два предельных варианта ухода из стойки. Один из них — в ста­тический упор (а), другой — в вис (б).

Первый делается в расчете на медленное силовое опускание в пол­ной остановкой тела. Эта задача решается благодаря тому, что ОЦТ тела гимнаста все время находится над кистями, т. е. перемещается точно в опорной плоскости. Технически это означает использование значительного уравновешивающего движения плечами вперед, полностью исключающего опрокидывание тела силой тяжести. Но это — одна из крайностей, своеобразная модель, показывающая что надо делать, чтобы не иметь маха в упоре.

162


65. Тупик или свет в тоннеле ?

Другой, альтернативный вариант, полностью исключающий за­медленное силовое движение и рассчитанный на максимальный махи висе, предполагает предельно возможное удаление ОЦТ от оси вра­щения и опорной плоскости.

Теперь вопрос: возможен ли продуктивный симбиоз этих двух форм движения, когда гимнаст, уйдя из стойки и оставаясь в упоре, имел бы более мощный мах, нежели при традиционном сходе?

163


БРУСЬЯ


66. Отдовиг — суррогат и « Н I - Р I »


 


Да, это возможно. Нарис. 6#-гпоказан такой сход, который был, в свое время, смоделирован нами и практически осуществлен в Вол­гограде учениками В. И. Мамзина. Первое, что бросается в глаза, — смелый, дерзкий уход из стойки плечами назад с прямым телом (к.к. 1—2), тогда как в обычном сходе плечи всегда (даже если гимна­сту кажется иначе!) наклоняются вперед (рис. 60-в, к.к. 1—3). Это движение провоцирует ускоренный спад назад под действием силы тяжести. Но, конечно, излишне затягивать эту фазу нельзя (ср. с пе­реходом к сгибанию при «раннем» спаде в вис согнувшись, рис. 55-в). Иначе гимнаст бесповоротно уйдет в вис или рухнет в упор на руках. Поэтому в следующей фазе схода гимнаст мощным усилием рук воз­вращает себя в контролируемый упор, но уже после того, как тело успело «насытиться» энергией и имеет мощный мах вперед. При этом сила маха (здесь — вращения относительно плечевой оси) складыва­ется в данном случае как из движения, полученного при падении всем телом, так и за счет притягивающего усилия руками (разгиба­ния плеча, рис. 60, к.к. 2—5). Последнее может быть активизировано предварительным акцентированным «проваливанием» в плечах с на­тяжением мышц-разгибателей плеча (пунктир на к. 2): гимнаст как бы резко посылает плечи назад и, после того, как они спровоцирова­ли ускорение схода, быстро (но уже не полностью!) возвращает их вперед.

Читатель, неформально воспринимающий этот текст, спросит: откуда же выигрыш? Ведь при таком способе схода плечи гимнаста, хоть и позднее, но все равно отходят вперед, как при обычном дви­жении!

Действительно, плечи здесь тоже, в назначенной фазе (к.к. 2—5) быстро смещаются вперед, и иначе быть не может, так как в против­ном случае уравновеситься в упоре просто не удастся. Но все дело в том, сколько времени гимнаст успеет пробыть под действием ускоря­ющего вращение тела момента силы тяжести и как далеко при этом ОЦТ тела успеет отойти от опорной плоскости. Здесь эти показатели заметно больше, чем в традиционном сходе. Еслиже, вдобавок, в на­чале движения используется подготовительная «растяжка» в плечах, то соответственно мощнее и притягивающие усилия, содействующие как разгону движения, так и восстановлению равновесного положе -ния в упоре (к. к. 2—5).

Каков итог?

Чтобы в наиболее общем виде сравнить все приведенные вариан­ты уходов из стойки на руках, можно сопоставить модельные траек­тории ОЦТ тела гимнаста, показанные нарис. 60. Если же мы посмот-


рим на рисунок движения, полученного после форсированного схо­да, то увидим, что положение вертикального упора гимнаст прохо­дит, на первый взгляд, как обычно. Действительно, и в традицион­ном сходе (фиг. в, к. 6) и здесь (фиг г, к. 7) тело расположено верти­кально и уравновешено относительно опоры. Однако параметры движения в этих случаях будут существенно различаться: при форси­рованном движении скорость маха будет гораздо выше. Возрастут, конечно, и сопровождающие нагрузки: гимнаст сильно провисает в плечах, жерди гораздо больше деформированы, придется учитывать их более мощную отдачу и т. д.

Доступен ли описанный «суперсход»?

Опрос тренеров и гимнастов, с которыми обсуждалась данная проблема, говорит о том, что это движение, хоть и доступно, но «не­приятно»: действует старый стереотип, заставляющий сдерживаться при начале схода, провоцирующий более раннее, чем нужно, движе­ние плечами вперед, да и просто порождающий страх даже у масте­ров. Возникают и другие сомнения типа «выдержат ли руки»? Но об этом мы уже говорили: руки гимнаста, обратившегося к такому схо­ду, легко выдержат любые перегрузки, нужно лишь усвоить элемен­тарные правила работы в упоре (58).

Но главный аргумент таков: движение давно и многообещающе опробовано. В частности, ученики В. И. Мамзина еще в 80-х годах практически обращались к этой технике и на ее базе успешно осваи­вали сложные движения вплоть до опытов разучивания тройного сальто назад в соскок.

66. ОТДОВИГ - СУРРОГАТ И «Н 1- Р 1 »

В высшей гимнастике движения махом вперед в упоре на ру­ках следуют, как правило, за «отодвигом» из стойки или, по край­ней мере, высокого упора. Как и в других случаях с исполне­нием энергонасыщающих движений типа спадов (59, 60, 65), к современному отодвигу предъявляются высокие требования, кото­рые можно обобщить так: действовать на максимально доступной «оттяжке», достигая возможно более мощного, но управляемого дви­жения.

Если прямо следовать этому требованию, то отодвиг из стойки на руках должен выглядеть как нарис. 61-а: гимнаст падает назад с пря­мыми (!) руками, и, лишь подходя кжердям, сгибает руки лишь ров­но настолько (и не больше), насколько это требуется, чтобы полу­чить надежный упор на руках не «проваливаясь» в вис. Только при


 


164


165


таком спаде становится возможным исполнение широких, мощных и эффектных движений.

Но что мы видим на практике?

Очень часто гимнаст начинает сразу же со сгибания рук, умень­шая тем самым высоту потенциального движения вниз, а также мо­мент силы тяжести, «разгоняющий» движение спада (б). И уж совсем неприлично для продвинутого спортсмена выглядит робкий шко­лярский отодвиг, когда гимнаст, еще сохраняя баланс в стойке, вер­тикально опускается на согнутых руках (иногда чуть ли не в плечи!), а затем делает буквальный «отодвиг» (в). Именно от этих старых форм данный вид спада и получил свое название). Если это делается осознанно (и гимнаст знает, что существует более эффектная и эф­фективная форма спада), то — зачем?

Одна из причин здесь, увы, недостаточная силовая подготовка гимнаста, слабость мышц плечевого пояса, которые не справляются с перегрузками, возникающими при быстром спаде, вызывая, дей­ствительно, опасное «проваливание» в плечах, чреватое травмами в области грудины. Но и помимо угрозы травм, непосильные пере­грузки сковывают действия гимнаста, «залавливают» его, лишая воз­можности энергичного, точного действия.

Однако, можно с уверенностью сказать, что современный гим­наст достаточно высокого класса заведомо должен обладать достаточ­ной физической подготовкой, чтобы без опасения и особых затруд­нений действовать в условиях перегрузок, падающих на плечевой пояс при смелых отодвигах. Но, несмотря на это, суррогатные отодвиги по-прежнему нередки даже у сильных исполнителей. Почему?

Ответ на этот непростой вопрос — в следующем сюжете.

166


67. Жерди — коварный трамплин 67. ЖЕРДИ - КОВАРНЫЙ ТРАМПЛИН

Каждый знает, что жерди — упругая опора, которой можно иногда воспользоваться как трамплином, хотя и не всегда это получается. Порой упругая «отдача» жердей выходит несообразной, и движение срывается. Попробуем этом несколько прояснить.

Многое можно прояснить, если сравнить работу на жердях с от­талкиванием хотя бы от прыжкового мостика. Действительно, там, где в прыжках разбег и наскок, на брусьях — спад и приход в упор на руки. Амортизации мостика, вызванной инерционным напором пос­ле наскока, на брусьях соответствует аналогичное прожимание жер­дей после спада. Дополнительная деформация опоры там и там связа­на с действиями в фазе активного выталкивания. Наконец, в обоих случаях успех отталкивания зависит от достижения резонансного ре­жима работы, при котором временной период колебания мостика, нагруженного весом спортсмена, совпадает с периодизацией дей­ствий отталкивания. Если в мостик, что называется, нужно «по­пасть» (то есть точно уловить и активно использовать его упругую отдачу), то и в действиях на жердях требуется то же самое.

Однако, общие закономерности — одно, а частности — другое: если отталкивание в прыжках очень быстротечно, и совмещение нужных акцентов по времени там вопрос точности действий, то на брусьях аналогичные фазы гораздо больше отставлены друг от друга во времени и поэтому более вариативны в управлении.

Обычно проблема заключается в том, чтобы, действуя на упру­гих жердях и вынужденно провоцируя их отдачу, по возможности больше сблизить, а в идеале — слить по времени «прожимание» жердей, вызываемое спадом и активными действиями при отталки­вании.

На практике, однако, решение этой задачи зачастую неприятно затягивается: гимнаст долго бьется в поисках нужного ему «темпа»; при этом движение (чаще всего — упражнения типа кувырка в стой­ку на руках) легко идет с небольшого подстроечного отодвига, но как только высота спада наращивается, начинается непонятное: гимнаста преждевременно «бросает» вверх, сносит по жердям вперед и т. п. Как с этим бороться?

Увы, несмотря на ясность общей стратегии построения подобных движений, это тот случай, который не поддается стандартным реше­ниям, так как успех здесь зависит от целого ряда факторов. Это:

— реальная жесткость жердей (разная для разных брусьев и для разных зон опоры о жерди);

167


БРУСЬЯ ___________________________________________________________

—жесткость опорного аппарата гимнаста, прежде всего — степень напряжения мышц плечевого пояса во время активного взаимодей­ствия с жердями;

—вес тела спортсмена;

—общая энергия спада, зависящая (помимо веса тела) от высоты движения и степени «оттяжки»;

—мощность и характер активных действий в положении упора на руках и др.

Нетрудно заметить, что только один из названных факторов, а именно вес тела гимнаста — величина (в масштабах занятия) посто­янная. Остальные показатели могут, так или иначе, изменяться — как по воле гимнаста, так и помимо нее. Целый калейдоскоп причин!

Что же возможно сделать, если у гимнаста возникли проблемы с работой «на отдаче» жердей? Рассмотрим ряд примеров, дающих пищу для размышлений. Возьмем наиболее типичный случай — ото-двиг в упор на руках и последующие в нем действия.

Уже комментировавшийся спад на полной «оттяжке» (рис. 61-а) превосходен, если гимнаст с ним физически и технически справляет­ся. Такой спад дает сильную деформацию жердей и, при прочих рав­ных условиях, несколько более позднюю и мощную отдачу. Но вмес­те с тем, физически слабых гимнастов при таком спаде «залавливают» инерционные перегрузки, а в результате необходимые активные действия на опоре здесь могут запаздывать и терять в мощности.

Возможен, а часто просто вынужден более спокойный спад-ото-двиг (б), при котором гимнаст до поры сдерживает падение в упор на руках, свободно «отпуская» себя на жерди только с определенной вы­ соты, найденной эмпирически. При этом жерди меньше деформи­руются, быстрее «отдают», а гимнаста не так сильно «зажимает» инер­ционными силами. Для тех, кто мучается с такими движениями, поиск нужной активности спада (включая его высоту и степень от­тяжки тела) может стать решением вопроса. Однако ясно, что по эф­фектности, стильности, этот вариант уступает первому.

В обоих упомянутых случаях важную роль играет мышечный то­ нус мышц всего тела, но в особенности мышц плечевого пояса. Общее правило здесь очевидно: чем энергичнее спад, тем «жестче» должны быть «плечи», но главное, чтобы упругие характеристики мышечно­го аппарата (зависящие от напряжения мышц) и жердей соответ­ ствовали друг другу, и возникал все тот же параметрический резонанс. При этом оказывается, что в случае спокойных спадов рамки вариа­тивности в подстройке мышц к условиям работы шире, чем при фор­сированных движениях, так как в последнем случае гимнаст работает

168


на пределе возможностей, и управляемость движением падает. Но отсюда естественным образом вытекает все тот же банальный вывод: хочешь действовать мощнее, эффективнее, свободнее — работай над физической подготовкой, будь сильнее!

Парис. 62даны также для сравнения два разных способа сближе­ния с жердями при спаде. Они различаются степенями «прогона» тела при его вращении назад. В первом из них (а) к моменту прихода в упор на руках ноги и туловище значительно отстают в движении от рук, и можно ожидать, что упругая отдача произойдет раньше, чем гимнаст сделает нужный ему мах вперед в упоре на руках. Во втором варианте (б) тело гораздо больше продвинуто вперед в махе, и вероят­ная отдача жердей может удачнее совмещаться с действиями на опо­ре, имеющими отношение к исполнению основной стадии упражне­ния, хотя внешняя эффектность такого спада сомнительна.

Итак, существует целый ряд факторов, участвующих в организа­ции рессорного взаимодействия тела гимнаста с жердями. Манипу­лируя этими факторами, можно найти свою технику. Но вот совет: сталкиваясь с движениями, порождающими трудности взаимодей­ствия с упругой опорой, подумайте, прежде всего, не о поисках более тонкой индивидуальной техники, а о специальной физподготовке. Как правило, у гимнастов с мощными плечевым поясом описанных проблем — гораздо меньше!





Дата добавления: 2018-10-18; просмотров: 79 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:


Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.034 с.