ПОДЪЕМ РАЗГИБОМ - ТОЖЕ ОБОРОТ
Лекции.Орг

Поиск:


ПОДЪЕМ РАЗГИБОМ - ТОЖЕ ОБОРОТ




Любой оборот, как известно, это соединение спада с соответству-

|

ющим подъемом. Например, большой оборот назад это сумма спада назад из стойки на руках в вис и подъема переворотом назад в ту же стойку на руках, а оборот вперед из упора сзади это спад вперед в вис согнувшись сзади и — подъем вперед в упор или вис сзади и т. д. А частью какого оборота является обычный подъем разгибом? В широком обиходе мы такого оборота как бы и не знаем, хотя он, ко­нечно, существует и иногда исполняется на практике. Техника этого оборота, однако, своеобразна, и порой его можно спутать с обычным оборотом вперед из упора продольно. И не случайно, так как четкой границы между названным оборотом и соединением «переворот впе­ред в вис согнувшись — подъем разгибом» просто нет!

В самом деле: если гимнаст идет в спад заведомо согнувшись (рис. 51-ана.с. 140), то во второй части движения будет несомненный подъем разгибом; если же в исходном положении гриф располагается ближе к коленям (б), то уже трудно сказать, что именно гимнаст де-

139


лает — спад и подъем разгибом или что-то вроде оборота вперед. На­конец, если движение начинается явно из обычного упора продольно (в), то это и есть несомненный оборот... То есть, постепенно меняя исходные условия, гимнаст перестраивает не только технику движе­ния и его структуру, но и его механизмы, о которых мы говорили в предыдущем сюжете.

На.рис. 52— еще одна форма, к которой мы уже обращались, и о которой трудно сказать, что это такое. С одной стороны, это тот са­мый «подъем разгибом» без разгиба. Но выполняется он не с маха вперед из виса, а спадом-переворотом вперед из стойки на руках и, таким образом, является оборотовым движением (кстати, сравните его с оборотом назад «не касаясь» из стойки в стойку).


140


Читатель спросит: как же вообще отличать — что есть подъем, а что — оборот? Думается, что самый правильный ответ здесь такой: а никак. Никак, поскольку вообще всякий маховый (т. е. выполняв-


55. «Хип - хап» — старая задачка

мый не «с места») подъем это всегда оборотовая форма, это вращение вокруг опоры, всегда включающее в себя и спад, и собственно подъем. От соответствующего оборота подъемы отличаются только амплитудой движения и тем, соответственно, что исходное положе­ние в них не совпадает с конечным. С точки зрения терминологичес­кой это, быть может, имеет некоторое значение, но с позиций техни­ки — практически никакого. И это, наверное, важнее.

55. «ХИП - ХАП» - СТАРАЯ ЗАДАЧКА

Подъем разгибом — упражнение-индивидуалист. По причине скудности так называемой «стадии реализации» (то есть части упраж­нения, в которую — в основном благодаря инерционному движению тела — можно вводить усложнения) оно почти не поддается усложне­ниям и потому относится к разряду самых расхожих служебных эле­ментов. В сущности, мы знаем лишь одно более или менее ходовое усложнение подъема разгибом — подъем с перехватом в хват снизу или, как шутят гимнасты, «хип-хап».

Казалось бы, что это такое для опытного гимнаста, тем более мас­тера? — Так, пустяковина. Но загвоздка, однако, в том, что почти все испытывают с этим движением затруднения: то руки согнутся в упо­ре, то темп теряется, то полноценного отмаха назад из упора не выхо­дит, то гимнаст уляжется животом на гриф, чтобы сделать отмах в стойку... И это как раз те досадные «мелочи», на которых гимнасты теряют и настроение, и доли баллов.

На самом деле, «хип-хап» вовсе не пустяк. Это движение тонкое. Его очень нетрудно сделать кое-как, но совсем нелегко выполнить по-настоящему, мастерски.

Прежде всего отметим, что существуют, по крайней мере, три тех­нических способа выполнения соединения «подъем разгибом — пе­рехват — отмах в стойку на руках». Условно назовем их — по времени исполнения перехвата — «ранним», «средним» и «поздним» темпами.

Исторически самый ранний и технически наиболее интересный темп — ранний {рис. 49): гимнаст идет в подъем из виса согнувшись (к. 2), вплотную (без малейшего «зазора»!) проводит ноги от голеней (к. 2) ктазу (к.к. 2—4) и, поднявшись плечами над опорой (но задолго до выхода в надежный упор), делает быстрый перехват (к. 5). Л ишь после этого несколько сгибается, посылает плечи вперед (к.к. 5— 7) и делает отмах (к. 7ид.). Описанный перехват становится возможным потому, что выполняется в фазе самого быстрого, «острого» разгиба­ния, когда бедра гимнаст сильно упираются, как бы ударяют в гриф и

141


ТЕХНИКА ГИМНАСТИЧЕСКИХ УПРАЖНЕНИЙ


тем самым дают гимнасту дополнительную связь с опорой. Вот по­чему при этом способе исполнения обязателен изначально тесный контакт между ногами и грифом. Надо признать, что данный техни­ческий вариант подъема довольно сложен. Он требует большой точ­ности, тонкой акцентировки действий. Однако, у него есть и явные достоинства: он динамичен, не требует точного совмещения тазобед­ренного сгиба с грифом, носит эффектный, виртуозный характер.

Трудности «раннего» темпа заставили гимнастов искать обходные пути. И появился «средний» темп (рис. 49). Это, конечно, самое про­стое, лобовое решение задачи: гимнаст делает подъем разгибом с вы­раженным сгибанием в конце и с сильным движением плечами впе­ред (к.к. 5— 7), ложится на перекладину тазобедренным сгибом и, опираясь таким образом о снаряд, перехватывает кистями гриф (к.к. 6—8). Обычно такой подъем выглядит тяжеловато и нередко со­провождается ошибками. Особенно часто здесь сгибаются руки, так как не все гимнасты владеют приемом работы с «проваленными пле­чами», позволяющим, не работая в локтях, совмещать тазобедрен­ный сгиб с грифом. Особенно трудно приходится гимнастам, у кото­рых руки относительно длинные.

Наконец, есть еще «поздний» темп, который, строго говоря, уже и не имеет прямого отношения к подъему разгибом (рис. 49): гимнаст выполняет подъем (к.к. 2— 7), делает бросковый отмах назад из упора (к.к. 7—10) и, притормаживая ноги, подбрасывает тело вверх, осво­бождая тем самым кисти для перехвата (к.к. 10—11). Таким образом, это не подъем разгибом с перехватом, а — отмах с перехватом, то есть совсем другой элемент. Курьез заключается в том, что в те времена, когда в обязательных программах фигурировал (по записи) именно подъем с перехватом, многие мастера использовали вместо него «по­здний темп», и судьи на это никак не реагировали...

Итак, что же лучше? Какой способ перехвата «настоящий»?

Ясно, что если говорить о подъеме разгибом, то нужно выбирать между «ранним» и «средним» темпами. Выбор здесь простой: если гимнаст отлично владеет одним из них, у него и нет проблемы — пусть делает как хочет! Но все же ранний перехват предпочтительнее как форма более виртуозная и универсальная.


БРУСЬЯ

56. РАЗМАХИВАНИЯ : ВЕРХОМ НА ТИГРЕ

Брусья — универсальный снаряд, дающий возможность блеснуть и махами, и силой. Но все же маховые движения основа мастерства и здесь, и не случайно размахивания в упоре — одно из первых важней­ших маховых движений на этом снаряде.

Однако мах маху рознь.

На рис. 53-а на с. 144 показаны «школярские» размахивания, с которых начинают дети, чтобы усвоить простейшие навыки работы в упоре и скоординировать действия руками и ногами. С физической точки зрения, такие махи особенны тем, что ОЦТ тела практически стоит на месте, над кистями, и тело статически уравновешено. Это состояние сравнимо, например, с сохранением обычной стойки на ногах: вы можете стоять, не перемещаясь на опоре, но имеете воз­можность совершать движения руками, туловищем, покачиваться всем телом и т. д. Чтобы подобное равновесие сохранялось на брусь­ях, плечевой пояс и ноги должны, на фоне махов в упоре, совершать согласованные, но разнонаправленные движения: мах вперед — пле­чи назад, мах назад — плечи вперед. Овладение этой координацией дает новичку чувство ритма, ощущение соответствия действий, по­казывает принципиальную зависимость перемещений одних звень­ев тела от движений других. Достаточно гимнасту сбиться и, напри­мер, подать на махе назад в том же направлении плечи, как ритм ло­мается, и возможно падение на руки.

Итак, овладение простейшими махами дает некоторую пользу, но можно ли полагаться на такие размахивания как на базовые? Ни в коем случае! «Школярские» размахивания нужны только для перво­начального ознакомления с этим классом движений, после чего не­обходимо сразу же идти дальше. Но куда?

На фиг. б— более широкий, развитой мах в обоих направлениях. Амплитуда движения увеличилась, тело стало подниматься выше го­ризонтали, и практическое значение таких махов возросло. Впрочем, разнонаправленная координация движений сохранилась и здесь: по-


143


БРУСЬЯ                                                                                                          ___

прежнему маху ногами в одну сторону соответствует компенсаторное смещение плечевого пояса и рук в другую сторону. Однако появляет­ся и важное «но»: в преобладающей части маха каждого направления положение тела уже не соответствует условиям сохранения стати­ ческого равновесия. О ЦТ тела не остается на одном месте, а совершает колебательные движения в переднезаднем направлении, и если бы гимнаст захотел (даже обладая значительной силой) задержаться, на­пример, в положении типа горизонтального, но не уравновешенного, упора, у него ничего бы не получилось, его обязательно опрокинуло бы силой тяжести.

Плохо это или хорошо? Отвечаем: замечательно!


144


Замечательно потому, что гимнаст получает возможность исполь­зовать вращательный эффект силы тяжести (произведение «Рг» на рис. 53) для разгона махов. Нужно только верно скоординировать все действия, чтобы при движении вниз точно возвращаться в устойчи-


56. Размахивания : верхом на тигре

вое вертикальное положение упора, которое тело гимнаста всегда проходит на максимальной скорости.

Но ясно, что и описанные махи далеко не шедевр гимнастической техники. Мастеру нужно уметь действовать гораздо мощнее.

Посмотрим на рис. 53-в, на котором изображены размахивания предельной амплитуды. На первый взгляд кажется, что такие махи — вообще неостроумное преувеличение, что такого и быть-то не мо­жет. .. Но — может, может! Такие размахивания не только вполне ре­альны, но должны быть освоены каждым гимнастом, претендующим на серьезный успех.

Первое, что бросается в глаза: на махе одного определенного на­правления все звенья тела одновременно уходят вслед за ногами. При этом, очевидно, что ни о каком статическом равновесии здесь не мо­жет быть и речи. Достаточно представить себе, что гимнаст хотя бы чуть дольше задержался в крайнем положении маха, и тогда он, без сомнения, тут же рухнет вниз без всяких шансов вернуться в упор. Но при умелом исполнении подобных размахиваний возвращение в упор (который является здесь как бы равновесным «контрольно-пропускным пунктом») вполне возможно.

Посмотрим на положение замаха вперед: все тело рывком выведе­но далеко за опорную плоскость и высоко поднято над жердями, при этом на него действует не только большой момент силы тяжести, стремящийся быстро вращать тело вперед, но и тяга мышц плечевого пояса гимнаста, действующих здесь предельно активно. Сгибатели плеча, сильно и быстро натянутые в положении высокого упора сза­ди, прекрасно подготовлены к работе и уже мощно тянут туловище в противоположном направлении. С началом обратного движения они не только будут резко ускорять мах назад, но и возвращать тело в положение вертикального упора, где нужно своевременно «отме­титься» прежде, чем тело опрокинется под действием силы тяжести. Если гимнаст справляется с координацией этих действий (и готов к этому физически), он получает ни с чем не сравнимый мах назад, с которого можно делать все, что угодно, вплоть до усложненных двойных сальто вперед.

Нечто подобное, хотя и в несколько ослабленной форме, происхо­дит при окончании маха назад (здесь в крайней точке маха разги­батели плеча не могут, по чисто анатомическим причинам, так же эффективно подготовиться к работе, как сгибатели в конце маха вперед).

Сравнивая еще раз три мощностных уровня размахиваний (см. правую часть рис. 53), можно видеть, как сильно различаются

145


БРУСЬЯ ___________

траектории ОЦТ тела гимнаста в этих случаях: при «школярских» движениях (а) ОЦТ лишь едва заметно смещается по вертикали, не покидая опорной плоскости, тогда, как при более смелых исполне­ниях его траектория представляет собой все более широкую воронку (б, в). Возникающие при этом отклонения тела от статически равно­весного положения (в сочетании с активной работой гимнаста) и есть динамическая причина интенсификации махов.

В целом, описанные «супермахи», будучи хорошо освоенными и «укрощенными», могут повторяться циклически сколько угодно, нужно только точно, мощно и непрерывно двигаться. Это своеобраз­ные «скачки верхом на тигре», когда всякая остановка, нарушение темпоритма губительны.

ПЛЕЧИ - РЕССОРЫ

Новичку, принявшему упор на брусьях, тренер всегда скажет: «Держись высоко, в плечах не проваливайся!». И покажет, как имен­но это делать (рис. 54-а). Это традиционное и, в общем, верное указа­ние относится ко всем статическим и динамическим упорам, в осо­бенности поперечным, а также к маятникообразным махам на коне

(ИЗ).

Но вспомним, что бывает в реальности: видел ли кто-нибудь, что­бы во время мощного маха (см. рис. 53-в) гимнаст высоко держался в плечах, не «проваливаясь»? Можно с уверенностью сказать: не видел никто, ибо это попросту не возможно! Это не возможно так же, как и

не может быть, скажем, любого на­скока в прыжках без амортизации, без подседания, без опускания с носка на полную стопу.

Что же происходит в действи­тельности?

146


Невооруженным глазом и, в особенности на кинограмме, в ви­деозаписи, можно увидеть, как по мере нарастания перегрузок в ма­хах (их максимум приходится на движение у нижней вертикали) гимнаст все больше «погружается» в упор, поддаваясь направленному вниз давлению, которое тем боль­ше, чем быстрее мах. При прохож-


___________________________________________ 57. Плечи-ресс о р ы

дении отвесного упора возникает положение, когда плечевые суста­вы «поднимаются кушам», а туловище соответственно опускается (рис. 54-6). При этом мышцы, опускающие плечевой пояс (лопатку) и стремившиеся поддерживать высокое положение в упоре (малая грудная, передняя зубчатая, подключичная, нижние пучки трапеци­евидной) сильно натягиваются и, следовательно, хорошо подготав­ливаются к дальнейшей работе типа выталкивания вверх, а это очень существенно. Нечто подобное происходит и при работе в упоре на руках (не путать с упором!). Здесь высокое положение плечевого по­яса над опорой обеспечивается, прежде всего, работой приводящих мышц плеча (широчайшая спины, большая круглая, нижняя часть большой грудной, задняя часть дельтовидной и др.). При значитель­ных, особенно «ударных» нагрузках (после «отодвига» и т. п.) даже самый мощный гимнаст никогда не удержит плечи в приподнятом положении, а будет, как на рессорах, опускаться так, что головки плечевых суставов даже могут (особенно на широких жердях) опус­каться ниже уровня опоры. При этом приводящие мышцы плеча так­же натягиваются и изготавливаются к действиям в следующей, как правило наиболее ответственной, фазе упражнения.

Итак, гимнаст, как бы вопреки указанию тренера и собственной установке на движение в высоком положении, таки «проваливается». Как к этому относиться?

Должное отношение к этому уже очевидно из приведенных выше описаний «рессорного» движения: тот факт, что мышца, натягиваясь при движении плечевого пояса вниз, эффективно изготавливается к работе, не только полностью оправдывает наличие «проваливания», но делает его обязательным элементом техники соответствующих движений.

Как же так? — Скажет иной тренер. Вы предлагаете нам расслаб­ ляться, что ли, в упорах? Заранее пассивно провисать?

Но кто же говорил о расслаблении? Для внимательного читателя ответ должен быть понятен: единственно верной установкой на рабо­ту в упоре является нацеленность на высокую осанку с напряженной работой мышц плечевого пояса, при которой гимнаст сопротивляет­ся «проваливанию». Но это вовсе не означает, что самого опускания плечевого пояса не должно быть. Оно все равно будет, будет обяза­тельно, так как рессорная работа в плечах при наличии перегрузки неизбежна и выражена тем больше, чем сильнее мах в упоре. Более того, для чтобы научиться свободно, естественно, с хорошим ощуще­нием натяжения мышц двигаться в упоре (в собственно упоре), весь­ма полезно поделать размахивания и другие движения именно срас-

147


БРУСЬЯ


Замок для локтей


 


слабленным плечевым поясом, так как при полностью выпрямленных руках и «выключенных» локтях (58) это вполне доступно и удобно. Хотя, разумеется, что в упоре на руках (опять таки, не путать с упо­ром!) заведомо расслабленная работа уже в принципе не возможна и даже опасна.

ЗАМОК ДЛЯ ЛОКТЕЙ

Обсуждая с тренерами технику мощностных махов в упоре (например, форсированного спада из стойки, см. 65), порой слы­шишь: «Нагрузки-то какие должны быть, руки не выдержат!».

В этом есть известная доля правды, но чаще всего такие суждения безосновательны. Руки гимнаста, тем более, если он уже созрел для освоения форсированных движений, выдержат гораздо больше, чем можно себе представить! Внезапные падения из упора на жерди, ко­торые (впрочем, очень нечасто) случаются на практике, всегда связа­ны вовсе не со «слабостью рук», а с грубыми нарушениями в технике движения, прежде всего — с нарушениями условий динамического равновесия (56).

Уточним некоторые моменты, связанные с этим.

Все знают, что кисть гимнаста должна правильно стоять на жерди (опора на основание ладони, а не пальцев), что руки должны быть совершенно прямыми. Но как гарантировать «прочность» выпрям­ленных рук в упоре, особенно, если на тело действуют большие дина­мические перегрузки, в 2—3 раза превышающие вес тела? Означает ли это, что нужно предельно напрягаться, чтобы руки «не подломи­лись»?

Конечно — нет. И любой опытный гимнаст знает это по себе. Но разберемся в этом несколько подробнее.

Следует, в частности, помнить, что локтевые суставы устроены таким образом, что при прямых руках могут не только полностью «выключаться», но и «запираться на замок» в этом положении.

Произведите над собой эксперимент: поднимите рукав рубашки, чтобы локоть был виден, поставьте руку в положение упора (обяза­тельно хорошенько надавите на опору, упритесь в нее!) и полностью, до предела (вплоть до возможного у вас переразгиба) разогните руку в локтевом суставе, то есть — «выключите» его. Теперь проверьте себя: если рука, действительно, полностью выпрямлена и сустав «выключился», вы сможете, действуя попеременно супинаторами и пронаторами, вращать локоть туда и обратно вокруг продольной оси руки (не меняя положения кисти и плеча в упоре!).


А теперь — внимание! Если рука находится в упоре с надежно выключенным локтем (локоть разогнут до предела и супинирован, суставная впадина повернута вперед), то она вообще не нуждается в силовом контроле этого положения и выдержит любую нагрузку, ре­ально действующую на гимнаста при исполнении любых реальных уп­ ражнений в упоре!

Если же контрольный разворот локтя в упоре вам не удается (вме­сто вращения локтем приходится двигать туда и обратно всей рукой прямо от плеча), знайте, что доступная вам фиксация руки в прямом положении ненадежна, и ваши руки, действительно, могут «подло­миться» при увеличении нагрузки. Такие проблемы, действительно, могут возникать у гимнастов с неразработанными (или когда-то травмированными) локтями, не дающими возможности выпрямить руку и полностью выключить локтевой сустав. Следует также по­мнить, что полное выпрямление руки нужно и по чисто физическим условиям, потому, что только в этом случае исчезают моменты сил, могущие привести к насильственному сгибанию в локте и «подламы­ванию» рук в упоре''.

Итак, одно из требований к освоению упора на брусьях — навык «выключения» локтевых суставов. Он приобретается в процессе уг­лубленной подготовки и закрепляется по мере освоения все более мощных махов.





Дата добавления: 2018-10-18; просмотров: 84 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:


Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.01 с.