Стихиры на стиховне, глас 2
Лекции.Орг

Поиск:


Стихиры на стиховне, глас 2




Когда с Древа мертвым, / Аримафе́янин снял Тебя, Жизнь всех, / он со смирною и полотном / Тебя, Христе, приготовил к погребению / и с любовью порывался сердцем и устами / тело Твое нетленное облобызать, / но, сдерживаясь страхом, / радостно взывал к Тебе: / «Слава снисхождению Твоему, Человеколюбец!»

Стих: Господь воцарился, / благолепием облекся.

Пс 92:1а

Когда в гробнице новой / за весь м iр Ты был положен, Искупитель всех, / ад, всяческого осмеяния достойный, / Тебя увидев, устрашился, / засовы были разбиты, сломлены врата, / гробницы отверзлись, мертвые восставали. / Тогда Адам с благодарностью / радостно взывал к Тебе: / «Слава снисхождению Твоему, Человеколюбец!»

Стих: Ибо Он утвердил вселенную, / и она не поколеблется.

Пс 92:1в

Когда в гробнице плотию / Ты добровольно заключен был, Христе, / по природе Божественной оставаясь вездесущим, / и, неопределимый, внутренние покои смерти затворил / и опустошил все царские чертоги ада, / тогда и эту субботу / Божественным благословением, и славой, / и Твоим сиянием Ты почтил.

Стих: Дому Твоему подобает святыня, / Господи, на долгие дни.

Пс 92:5б

Когда Силы небесные / созерцали Тебя, Христе, / как обманщика беззаконными ложно обвиняемым, / и камень гроба, запечатанный руками, / которые Твои нетленные ребра пронзили копьем, / трепетали они пред неслыханным долготерпением Твоим; / но вместе и спасению нашему радуясь, взывали Тебе: / «Слава снисхождению Твоему, Человеколюбец!»

Слава, и ныне, глас 5: Тебя, одевающегося светом, как одеждою, / Иосиф, сняв с Древа с Никодимом, / и видя мертвым, нагим, не погребенным, / начав в глубоком сострадании погребальный плач, / с рыданиями возглашал: / «Увы мне, Сладчайший Иисусе! / Тот, Кого недавно узрев висящим на Кресте, / солнце мраком облекалось, / и земля от страха колебалась, / и разрывалась завеса храма. / Но вот, я ныне вижу Тебя / ради меня добровольно принявшим смерть. / Как я буду погребать Тебя, Боже мой, / или как полотном обовью? / И какими руками прикоснусь к нетленному Твоему телу? / Или какие песни буду петь ради Твоей кончины, Милосердный? / Прославляю страдания Твои, / воспеваю и Твое погребение с воскресением, восклицая: / Господи, слава Тебе!»

[Во время пения последней стихиры открываются Царские врата и совершается троекратное каждение вокруг Престола, на котором лежит св. Плащаница.]

Ныне отпускаешь: Трисвятое. Слава, и ныне: Пресвятая Троица: Господи, помилуй. (3) Слава, и ныне: Отче наш:

Тропари, глас 2

Благородный Иосиф, / с древа сняв пречистое тело Твое, / чистым полотном обвив / и помазав благовониями, / в гробнице новой положил.

Слава, и ныне: Женам-мироносицам / представ у гробницы, Ангел восклицал: / «Миро приличествует мертвым, / Христос же явился тлению неподвластным».

[Во время пения тропарей св. Плащаница выносится из алтаря северными вратами и полагается в центре храма; затем совершается её каждение и, по обычаю, произносится проповедь ]

Священник: Премудрость. И далее как обычно.

Отпуст

Ради нас, людей, и нашего ради спасения страшные страдания, и Животворящий Крест, и добровольное погребение по плоти принять благоволивший Христос, истинный Бог наш, по молитвам Пречистой Своей Матери, святых славных и всехвальных Апостолов, святых и праведных богоотцов Иоакима и Анны и всех святых, помилует и спасёт нас, как благой и Человеколюбец.

 


ВО СВЯТУЮ И ВЕЛИКУЮ СУББОТУ

ВО СВЯТУЮ И ВЕЛИКУЮ ПЯТНИЦУ
НА ПОВЕЧЕРИИ

Повечерие же малое совершаем в кельях и на нем поем канон о распятии Господнем и на плач Пресвятой Богородицы. Ирмос дважды, тропари на 4, в конце же песни тот же ирмос оба хора вместе. Творение Симеона Логофета. Глас 6.

Песнь 1

Ирмос: Как по суше прошел Израиль / по бездне стопами, / и взывал, гонителя фараона видя утопавшим: / «Богу победную песнь воспоем!»

Запев: Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Когда увидела повешенным на Кресте / Сына Своего и Господа / Дева Чистая, терзаясь, взывала горько / с другими женами / и со стоном возглашала.

«Вижу Тебя ныне, / дорогое Мое Чадо и любимое, / на Кресте висящим, / и уязвляюсь горько сердцем», – вещала Чистая, – / «но дай слово, Благой, Рабе Твоей!»

Слава: «Добровольно, Сын Мой и Творец, / терпишь Ты на Древе лютую смерть», / – Дева восклицала, предстоя у Креста / с возлюбленным учеником.

И ныне: «Ныне Моей надежды, радости и веселья / – Сына Моего и Господа – я лишилась; / увы Мне! Скорблю сердцем», / – Чистая с плачем возглашала.

Песнь 3

Ирмос: Нет святого, / как Ты, Господи Боже мой, / возвысивший достоинство верных Тебе, Благой, / и утвердивший нас на камне / исповедания Твоего.

«Из страха пред Иудеями Петр скрылся, / и бежали все верные, оставив Христа», / – Дева с рыданиями возглашала.

В повергающем в трепет и необычайном / рождестве Твоем, Сын Мой, / более всех матерей Я возвеличилась. / Но, увы Мне! Ныне видя Тебя на Древе, / разгораюсь внутренне.

Слава: «Стремлюсь Сердце Мое с Древа принять на руки, / которыми Младенцем Его держала. / Но, увы Мне», – вещала Чистая, – / «никто Мне Его не дает».

И ныне: «Вот, Свет Мой сладкий, / Надежда и Жизнь Моя Благая, / Бог Мой угас на Кресте; / разгораюсь внутренне!» – / Дева, со стоном восклицала.

Песнь 4

Ирмос: «Христос – моя сила, / Бог и Господь», / – святая Церковь благоговейно поет, / возглашая от чистого разума, / в Господе торжествуя.

«Солнце не заходящее, Боже Предвечный / и Создатель всех творений, Господи! / Как Ты терпишь страдание на Кресте?» / – Чистая с плачем возглашала.

С плачем обращалась брака не познавшая / к почтенному советнику: / «Поспеши, Иосиф, к Пилату приступить / и попроси снять с Древа Учителя Твоего».

Слава: Увидев Пречистую, горько слезы льющую, / Иосиф смутился и в слезах приступил к Пилату: / «Дай мне», – восклицая с плачем, – / «Тело Бога моего!»

И ныне: «Уязвленным Тебя видя, / и бесславным, нагим на Древе, Чадо Мое, / внутренне разгораюсь, рыдая как Матерь», – / Дева вещала.

Песнь 5

Ирмос: Божественным светом Своим, Благой, / души с рассвета к Тебе стремящихся / любовью озари, – молюсь я, – / чтобы знать Тебя, Слово Божие, истинного Бога, / от мрака грехов / к Себе призывающего.

Терзаясь, и рыдая, и изумляясь, вместе с Никодимом / снял Иосиф Тело Пречистое, / и целовал Его с рыданиями и стоном, / и воспевал Его как Бога.

Приняв Его с плачем, не знавшая мужа Матерь, / к Себе положила на колени, / моля Его со слезами и лобызая, / и горько рыдая, и восклицая.

Слава: Единую Надежду и Жизнь, Владыка, / Сын Мой и Боже, свет в очах Моих имела Я, Раба Твоя; / ныне же лишена Тебя, / сладкое Мое Чадо и любимое!

И ныне: «Муки, и скорби, и воздыхания / постигли Меня, увы Мне», / – Чистая, горько рыдая, возглашала, / – «когда вижу Тебя, Чадо Мое возлюбленное, нагим, и одиноким, / и ароматами помазанным мертвецом!»

Песнь 6

Ирмос: Житейское море видя / поднимающееся волнами искушений, / я, к тихой пристани Твоей прибегнув, взываю Тебе: / «Возведи от гибели жизнь мою, / Многомилостивый!»

«Мертвым Тебя видя, Человеколюбец, / оживившего мертвых и держащего все, / уязвляюсь тяжко сердцем. / Хотела бы с Тобою умереть», – Пречистая возглашала, – / «ведь Я не в силах созерцать Тебя / бездыханным, мертвым!»

«Удивляюсь, созерцая Тебя, / Преблагой Боже и Всемилосердный Господи, / без славы, и без дыхания, и без образа; / и плачу, держа Тебя, / ибо не думала – увы Мне – таким Тебя узреть, / Сын Мой и Боже!»

Слава: «Не произнесешь ли слова / Рабе Твоей, Слово Божие? / Не сжалишься ли, Владыка, над Тебя Родившей?» – возглашала Чистая, с рыданиями и плачем / лобызая Тело Господа Своего.

И ныне: Помышляю, Владыка, / что не услышу больше сладкого Твоего гласа, / и красоты лица Твоего / Я, Раба Твоя, как прежде не узрю: / ибо зашел Ты, Сын Мой, / сокрывшись от очей Моих.

Кондак, глас 8

Придите все, Распятого за нас воспоем. / Ибо Мария увидела Его на Древе и восклицала: / «Хотя Ты и распятие претерпеваешь, / Ты – Сын и Бог мой».

Икос: Агница – Мария, / видя Агнца Своего, на заклание влекомого, / терзаясь, следовала за Ним с другими женщинами, так взывая: / «Куда Ты идешь, Дитя? / Чего ради путь скорый совершаешь? / Не снова ли иной брак в Кане, / и Ты ныне туда спешишь, / чтобы из воды вино им сотворить? / Пойти ли Мне с Тобой, Дитя, / или лучше подождать Тебя? / Скажи Мне слово, Слово Божие! / Не пройди молча мимо Меня / Ты, сохранивший Меня чистой, / ибо Ты – Сын и Бог Мой!»

Песнь 7

Ирмос: Росоносною соделал печь / Ангел для благочестивых отроков, / а Божие веление, халдеев опалявшее, / мучителя убедило взывать: / «Благословен Ты, Боже отцов наших!»

Где, Сын Мой и Боже, благовестие давнее, / которое возвещал Мне Гавриил? / Царем и Сыном Бога Всевышнего он нарекал Тебя; / ныне же вижу Тебя, Свет Мой сладкий, / нагим и покрытым ранами мертвецом.

Избавляя от муки, / ныне возьми Меня с Собою, Сын Мой и Боже, / да сойду и Я, Владыка, с Тобой во ад: / не оставь Меня одну, / ибо уже жить не могу, / не видя Тебя, сладкого Моего Света.

Слава: С другими женами мироносицами / Непорочная с рыданием горьким, / взирая, как несут ко гробу тело Христа, / восклицала: «Увы Мне, что вижу! / Куда Ты идешь ныне, Сын Мой, / а Меня одной оставляешь?»

И ныне: Изнемогая и рыдая, Непорочная / мироносицам возглашала: / «Рыдайте со Мною вместе и плачьте горько: / ибо вот, Свет Мой сладкий / и Учитель ваш гробу предается!»

Песнь 8

Ирмос: Из пламени Ты для благочестивых росу источил, / и жертву праведника водою попалил: / ибо все Ты совершаешь, Христе, одним Своим хотением. / Тебя мы превозносим во все века.

Деву рыдающей увидев, Иосиф / растерзал себя весь и взывал горько: / «Как Тебя, о Боже мой, / ныне погребу, я раб Твой? / Какими плащаницами обовью Тело Твое?»

Превзошел пределы ума необычайный облик / Тебя, все творение носящего Господа; / потому что Тебя как мертвого Иосиф на своих руках / вместе с Никодимом носит и погребает.

Слава: «Необычайную вижу и преславную тайну», / – Дева возглашала Сыну и Господу, – / как в ничтожном гробе полагают Тебя, / повелением Своим воздвигающего мертвых из гробов?»

И ныне: «Ни от гроба Твоего не отойду, Чадо Мое, / ни прекращу проливать слезы, Раба Твоя, / доколе и Я не сойду во ад: / ибо не могу терпеть разлуки с Тобою, Сын Мой!»

Песнь 9

Ирмос: Невозможно людям увидеть Бога, / на Которого не смеют полкиАнгелов взглянуть; / но чрез Тебя, Всечистая, / стало видимым для смертных Слово воплощенное. / Его величая, / мы вместе с небесными воинствами / Тебя восхваляем.

«Радость ко Мне никогда не приблизится отныне», / – рыдая, восклицала Непорочная, – «Свет Мой и Радость Моя во гроб зашла; / но не оставлю Его одного, / здесь же умру и погребена буду с Ним!»

«Душевную Мою язву / ныне исцели, Чадо Мое», / – со слезами Пречистая взывала, – / «воскресни и утоли Мою муку и печаль, / ибо Ты можешь все, Владыка, и творишь, что хочешь, / хотя и был погребен добровольно!».

Слава: «О, как утаилась от Тебя бездна милосердия!» – / Матери втайне изрек Господь, – / ведь благоволил Я умереть, Мое творение спасти желая; / но и воскресну, и Тебя возвеличу, / как Бог неба и земли!»

И ныне: «Воспеваю милосердие Твое, Человеколюбец, / и поклоняюсь богатству милости Твоей, Владыка: / ибо желая спасти Твое создание, / Ты принял смерть», – возгласила Пречистая, – / «но Воскресением Твоим, Спаситель, / помилуй всех нас!»

Также вместо «Достойно есть:» повторяем ирмос: «Невозможно людям увидеть Бога:» После Трисвятого Кондак: Придите все, Распятого за нас воспоем: И обычное окончание малого повечерия. Полунощницу же поем в кельях.

ВО СВЯТУЮ И ВЕЛИКУЮ СУББОТУ
НА УТРЕНИ

Начало обычное, шестопсалмие, великая ектения и на Бог Господь:

Тропари, глас 2

Благородный Иосиф, / с древа сняв пречистое тело Твое, / чистым полотном обвив / и помазав благовониями, / в гробнице новой положил.

Слава: Когда сошел Ты к смерти, Жизнь бессмертная, / тогда ад умертвил Ты сиянием Божества. / Когда же Ты и умерших из преисподней воскресил, / все Силы Небесные взывали: / «Податель жизни, Христе Боже наш, слава Тебе!»

И ныне: Женам-мироносицам / представ у гробницы, Ангел восклицал: / «Миро приличествует мертвым, / Христос же явился тлению неподвластным».

И начинаем петь Непорочны и похвалы, глас 5,
совершая каждение в начале каждой статии

Благословен Ты, Господи, / научи меня повелениям Твоим.

Блаженны непорочные в пути, / ходящие в законе Господнем.

Ты – Жизнь, Христе, во гробе был положен / и Ангельские воинства поражались, / прославляя снисхождение Твое.

Блаженны исследующие свидетельства Его, / всем сердцем они взыщут Его.

Жизнь, как Ты умираешь? / И как во гробе обитаешь, / но царство смерти разрушаешь / и из ада мертвых воскрешаешь?

Ибо не делающие беззакония / пошли по путям Его.

Величаем Тебя, Иисусе-Царь, / и почитаем погребение и страдания Твои, / которыми Ты спас нас от тления.

Ты заповедал заповеди Твои / сохранить твердо.

Определивший размеры земли, / Ты сегодня вмещаешься в тесном гробе, / Иисус, Царь над всем, / из гробниц умерших воскрешая.

О, если бы направлялись пути мои / к сохранению повелений Твоих!

Иисусе Христе мой, Царь всего, / что ища сошел Ты к находящимся во аде? / Не затем ли, чтобы освободить человеческий род?

Тогда я не постыдился бы, / взирая на все заповеди Твои.

Владыка всех видится мертвым / и в новом гробе полагается / Опустошивший гробницы мертвых.

Я прославлю Тебя в правоте сердца, / когда научусь судам правды Твоей.

Ты – Жизнь, Христе, во гробе был положен, / и смерть погубил смертью Своею / и источил миру жизнь.

Повеления Твои сохраню; / не оставь меня до конца.

Как злодей Ты к злодеям был причислен, Христе, / оправдывая всех нас / от злодеяния древнего запинателя.

В чем исправит юноша путь свой? / В сохранении слов Твоих.

Совершенный красотою среди всех людей, / как мертвец, не имеющий вида являешься, / Ты, украсивший природу всего.

Всем сердцем моим я взыскал Тебя, / не отринь меня от заповедей Твоих.

Как вынесет ад Твое пришествие, Спаситель, / и не скорее ли он сокрушится, омрачаемый, / ослепленный сиянием блеска Твоего света?

В сердце моём я скрыл изречения Твои, / чтобы не согрешить пред Тобою.

Иисус, сладкий мой и спасительный свет, / как Ты во мрачном гробе скрылся? / О, невыразимое и несказанное терпение!

Благословен Ты, Господи; / научи меня повелениям Твоим.

Недоумевает невещественное естество, Христе, / и множество бесплотных о таинстве / неизъяснимого и несказанного Твоего погребения.

Устами моими я возвестил / все суды уст Твоих.

О, необычайные чудеса! О, дела небывалые! / Дарующий мне дыхание бездыханным относится, / погребаемый руками Иосифа.





Дата добавления: 2018-10-14; просмотров: 101 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.012 с.