Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


“ема 9. ќсновани€ дл€ обращени€ в ≈вропейский сед по правам человека и  омитет по правам человека ќќЌ. 4 страница




—тать€ 6 (3d) ≈вропейской  онвенции: право на вызов свидетелей или Ђправо обвин€емого допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, а также иметь право на вызов и допрос его свидетелей на тех же услови€х, что и свидетелей, показывающих против негої

ѕраво на вызов свидетелей представл€ет собой существенную дл€ обвин€емого гарантию и €вл€етс€ одним из важнейших практических прав, позвол€ющих обвин€емому де€тельно участвовать в исследовании доказа≠тельств обвинени€ и представл€ть суду свои доказательства.

“ак же важно знать, что в пон€тие свидетелей вход€т и эксперты, и различного рода специалисты. ¬ деле Ѕониш против јвстрии (Bonisch v Austria) ≈вропейский —уд высказалс€ по поводу роли экспертов в судеб≠ном разбирательстве. Ёксперт в данном суде последовательно использовал лишь данные, свидетельствующие против подсудимого. —уду же, как оп≠ределил ≈вропейский —уд, надлежит обращать внимание и на другие эк≠спертные заключени€ в случа€х, когда известно, что существуют иные, противоположные мнени€. “акже —уд в решении по этому делу отметил, что отношение к экспертам защиты должно быть таким же, как и к экс≠пертам со стороны обвинени€.

—огласно прецедентам ≈вропейского —уда (дела: Unterpertinger v Austria, Kostovski v Netherlands), выработаны наиболее общие и принципиальные подходы:

- в принципе все показани€ должны быть исследованы в присутствии обвин€емого в публичном процессе с предоставлением ему возмож≠ности выдвинуть противоположные доводы;

- при этом само по себе использование в процессе письменных за€в≠лений в отсутствие устных показаний не €вл€етс€ во всех случа€х (в отрыве от других обсто€тельств) несовместимым с гаранти€ми прав защиты;

- но данное право в принципе означает, что обвин€емый должен быть надлежащим образом обеспечен реальной возможностью оспорить по≠казани€ и подвергнуть допросу лицо, свидетельствующее против него, в тот момент, когда свидетель делал свое за€вление либо позже;

- наконец, в целом €вл€ютс€ неприемлемыми и должны быть при≠знаны нарушени€ми этого права случаи, когда обвин€емый осужден практически только на базе свидетельских показаний, которые не могли быть должным образом проверены в ходе судебного разбира≠тельства, то есть без обеспечени€ обвин€емому реальной возмож≠ности опровергнуть показани€, данные свидетел€ми против него (дела Doorson v NL, Saidi v France, Windisch v Austria) (перевод и трактовка автора).

ќчевидно, что ≈вропейский —уд не будет входить в оценку показаний свидетелей, сфера его интереса Ч было ли обеспечено право на вызов и допрос свидетелей.

¬месте с тем необходимо учитывать, „“ќ гарантии данной нормы не означают права на вызов и допрос всех евпдпемей

ѕо делу ¬идал против Ѕельгии (Vidal v Belgium) ≈вропейский —уд вы≠разил свое мнение следующим образом. «ащита  — ћќ∆01 быть обеспече≠на правом на вызов и допрос каждого свидетел€ ќднако в случае, когда

јпелл€ционный суд не заслушал ни свидетелей защиты, ни свидетелей обвинени€ и, тем не менее, отменил оправдание ¬ отношение за€вител€, ухудшив приговор и усилив меру наказани€, в ном случае имело место нарушение права на справедливый суд.

»так, становитс€ €сно, что данное право не есть право на вызов неограниченного количества свидетелей. ќднако представл€етс€, что там, где обвинению обеспечиваетс€ возможность вызвать в суд своих свидетелей, за€вленных стороной обвинени€ в Ђсписке лиц, подлежащих вызову в судї, стороне защиты должны быть предоставлены равные права и адекватные возможности. ѕри всех обсто€тельствах исходим из того, что защите дол≠жна быть обеспечена возможность вызова в суд всех ключевых свидете≠лей защиты, показани€ которых необходимы дл€ правильного установле≠ни€ важных фактов и существенных обсто€тельств дела.

 ак видно из текста самой нормы и из приведенных принципиальных подходов, выработанных ≈вропейским —удом, гарантируемой нормы не свод€тс€ только к праву на вызов и допрос необходимых свидетелей. Ёто еще и право обвин€емого допрашивать показывающих против него свидетелей и иметь в принципе право на то, чтобы эти свидетели были допрошены (следует остановитьс€ на одном весьма распространенном нарушении права, которое одновременно нарушает и нормы российского уголовно-процессуального закона. —т. 286 ”ѕ  –—‘—– не допускает оглашени€ показаний свидетелей на предварительном следствии иначе как в следующих случа€х:

1) при наличии существенных противоречий между показани€ми на следствии и показани€ми свидетел€ на суде;

2) при отсутствии в судебном заседании свидетел€ ѕќ причинам, исключающим возможность его €вки в суд.

Ќа практике судьи, получив сведени€ о том, что кто-то из свидетелей, вызванных суд, приболел или отъехал в командировку, спешно вынос€т постановление об оглашении показаний, зафиксированных на предварительном следствии, ссыла€сь на уважительностьпричин отсутстви€
свидетелей. ¬о-первых, эти причины, невзира€ на их уважительность, не
могут быть признаны Ђисключающимивозможность нити в судї, а во-вторых, это пр€мое нарушение принципов непосредственности и гласности
судебного разбирательства, провозглашенных законодателем и ст. 240 ”ѕ 
–—‘—–. ”дручает и невзыскательность защиты в этих вопросах в большинстве случаев можно наблюдать, как адвокаты с готовностью пытаютс€ с приведенными доводами об уважительности отсутстви€ свидетелей, оговаривающих их подзащитных, и дают возможность суду беспреп€тственно огласить показани€ этих свидетелей, Ќо возразив против действий председательствующего и не сделав соответствующего за€влени€
дл€ протокола судебного заседани€. ¬месте с тем такое нарушение может
быть признано допустимым лишь в самых исключительных случа€х, и при
этом, если подсудимый оспаривает содержащиес€ в оглашаемых показани€х сведени€, суду следует критически оценивать такие доказательства, учитыва€ то обсто€тельство, что подсудимый был лишен возможности задать вопросы данному свидетелю, вы€вить веро€тные противоречи€ в его показани€х и, может быть, даже и уличить его во лжи. —ледует помнить, что показани€ на предварительном следствии даютс€ в услови€х, не от≠вечающих требовани€м гласности и не обеспечивающих их полную дос≠товерность, даже если согласитьс€ с разумностью принципа Ђвотум дове≠ри€ї следователю. ¬ этих услови€х нельз€ исключить различные варианты:

1) свидетель, дава€ показани€ следователю, добросовестно заблуждал≠с€, и это может про€снитьс€ в ходе его допроса в открытом судебном разбирательстве;

2) свидетель умышленно оговаривал подсудимого, и последнему дол≠жен быть дан шанс вы€вить его ложь в услови€х гласного судебного про≠цесса;

3) свидетель был подвергнут определенному неправомерному давле≠нию со стороны следстви€, и его допрос в судебном заседании - реаль≠на€ возможность это вы€вить.

—уществует веро€тность и такого варианта, что свидетель будет убедительно настаивать на правдивости своих показаний, изобличающих под≠судимого, но и этот случай также наилучшим образом провер€етс€ в услови€х судебного разбирательства с соблюдением принципов непосредственности и устности, установленных ст. 240 ”ѕ  –—‘—– вовсе не дл€ проформы. “ем более, что эти принципы полностью соответствуют гаран≠ти€м, закрепленным в ст. 6 ≈вропейской  онвенции.

—тать€ 6 («е) ≈вропейской  онвенции: право на помошь переводчика. ѕраво на бесплатную помощь переводчика в уголовном процессе обеспечиваетс€ обвин€емому согласно ст. 17 ”ѕ  –—‘—–.  роме того, ему дол≠жны представл€тьс€ основные следственные и судебные документы в переводе на €зык, которым он владеет. Ќа практике это право формально соблюдаетс€.

¬ практике ÷ентра, однако, есть несколько дел, в которых иностран≠ные граждане, особенно из дальнего зарубежь€, то есть лица, действитель≠но не владеющие €зыком судопроизводства, за€вл€ют, что реально их пра≠во на помощь переводчика обеспечено не было. ќни утверждают, что при проведении первоначальных следственных действий (когда вырабатываетс€ основна€ верси€ следстви€ и перспектива по делу) они не имели адек≠ватного представлени€ о том, что с ними происходит, каков их процес≠суальный статус, в чем конкретно они обвин€ютс€ и каковы их права на этой стадии.

”читыва€ слабое качество подготовки переводчиков, привлекаемых к участию в деле, у за€вителей не возникало уверенности в том, что их показани€ перевод€тс€ полно и корректно. Ќекоторые из них проводили несколько мес€цев и даже лет в следственном изол€торе, плохо понима€, что же с ними происходит. јналогична€ ситуаци€ имеет место и в судеб≠ном заседании, когда вс€ помощь переводчика заключаетс€ в том, что он в лучшем случае переводит подсудимому вопросы, которые задаютс€ не≠посредственно ему. ќстальна€ часть судебного разбирательства остаетс€ столь же непон€тной дл€ подсудимого иностранца, как был непон€тен ему и весь ход предварительного расследовани€.

ћинимальные гарантии прав обвин€емою, разумеетс€, ¬ основном предназначены дл€ их использовани€ в стадии собственно судебного разбирательства. –ассмотренные выше права, закрепленные в ст. 6 (3)  онвенции, начав работать на досудебной стадии, продолжают действовать в судебном заседании и должны быть обеспечены ¬ нем —»Ћќ… судебной власти.

¬ заключение следует остановитьс€ на одной из неписаных, по основополагающих гарантий справедливого суда Ч равенстве возможностей сто≠рон в процессе.

ёридическое содержание равенства сторон в российском процессуальном законодательстве и практике. ќдним из неписаных правил ст. 6 ≈вропейской  онвенции €вл€етс€ принцип равенства возможностей сторон в процессе.

¬ –оссии этот принцип гарантирован  онституцией –оссийской ‘едерации. „асть 3 ст. 123 гласит: Ђ—удопроизводство осуществл€етс€ па основе сост€зательности и равноправи€ сторонї. —удьи в нашей стране имеют воз≠можность при рассмотрении дел и вынесении решений опиратьс€ именно на ст. 123  онституции. Ёто позвол€ет им выносить решени€, которые ча≠сто устран€ют перекосы в уголовном процессе, прежде всего те перекосы, которые св€заны с занижением роли защитника.

Ќо ст. 123 Ч это конституционна€ норма, формально устанавливаю≠ща€ равенство, а как этот принцип регламентирован в уголовно-процес≠суальном законодательстве? —т. 245 ”ѕ  –—‘—– провозглашает равенство прав участников судебного разбирательства по представлению доказа≠тельств, участию в исследовании доказательств и за€влению ходатайств. Ќо так ли это в действительности? јнализ действующего V< приводит к выводу, что нормы ”головно-процессуального кодекса законодательно закрепл€ют неравенство сторон.

ћы анализируем наш действующий ”головно-процессуальный кодекс, весьма устаревший, как мы понимаем, но новый ”головно процессуаль≠ный кодекс пока не прин€т. ≈го мы ждем около  ) пет, по проект нового кодекса, видимо, будет прин€т не скоро. Ќасколько известно, этот проект не нашел полного одобрени€ в —трасбурге, где он был подвергнут экс≠пертизе, и происходит это потому, что, к сожалению, среди наших раз≠работчиков от власти, которые участвуют в создании проекта, царит не≠понимание истинного содержани€ равенства сторон и обеспечени€ гарантий прав обвин€емого.

—ледует вспомнить, какие преимущества имеет прокурор (обвинитель) с самого начала расследовани€ по делу. ¬ основном материалы дела собираютс€ обвинением.  огда мы говорим Ђв основномї, то следует иметь в виду, что защитник формально тоже имеет некоторые права по сбору доказательств. Ќо на практике все уголовное дело состоит из материалов, которые добыты следствием. ѕо нашему закону защитник практически лишен возможности самосто€тельного собирани€ доказательств. Ѕолее того, предварительна€ беседа защитника со свидетелем может быть представлена как его криминальное поведение.

¬ новом ”головно-процессуальном кодексе предполагаетс€ некоторое расширение прав защиты, но достаточно ли этого?  роме того, сегодн€ мы можем руководствоватьс€ только действующим  одексом.

ј что по сути дела может собирать защитник? ’арактеризующие дан≠ные о личности обвин€емого, справки о том, как он характеризуетс€ по месту работы и по месту жительства. ƒаже более или менее серьезную медицинскую справку на запрос защитника не выдадут. ≈е могут выдать только по запросу следовател€ или суда.

Ќеравенство сторон про€вл€етс€ в том, что следователь решает, приобщать ли документы, представленные защитником, либо нет. Ѕолее того, практикующие юристы знают, что тот документ, который имеет принципиальное значение, то есть может изменить перспективу расследовани€ уго≠ловного дела, имеет мало шансов быть приобщенным к материалам уго≠ловного дела. ѕодчас это делаетс€ безмотивно, без достаточной аргумен≠тации. ѕризнаем, что это естественно, когда обвин€юща€ сторона не желает, чтобы в деле было больше оправдывающих материалов, и не стре≠митс€ к разрушению собственной доказательственной базы. Ќо допустимо ли такое равенство сторон, при котором одна равна€ сторона идет к дру≠гой равной стороне и говорит: Ђѕрошу прин€ть доказательстваї, а друга€, Ђеще более, равна€ї сторона отвечает: ЂЌет, не приму, не хочуї.

¬ качестве примера можно привести недавнее дело ÷ентра Ч дело ј-на. ” защиты имелись доказательства алиби ј-на как минимум на момент совершени€ двух из четырех эпизодов инкриминируемого ему де€ни€. » такой документ Ч справку об этих двух дн€х, когда он просто отсутствовал, не мог совершать эти де€ни€, защита не могла приобщить в течение всего следстви€, а это полтора года, а потом и в ходе всего суда, который длилс€ два с половиной года. » только спуст€ четыре года мы, наконец, смогли приобщить справку, что ј-на на месте преступлени€ быть не могло.

 ак часто нам это встречаетс€ и можно ли с этим миритьс€? ¬ итоге рассмотрени€ упом€нутого дела оказалось, что защите можно было так активно и не настаивать на приобщении этой справки по той простой причине, что даже когда суд, наконец, узнал, что ј-на не было там, он все равно вынес приговор, что ј-н виновен, в том числе и по тем эпизодам, где у него алиби. Ќа практике получаетс€, что можно и не упорствовать, когда какие-то документы, справки не приобщают, так как все равно их могут и не прин€ть во внимание. » многие адвокаты перестают упорство≠вать, расслабл€ютс€.  огда мы пробуем оценить, эффективную ли помощь оказывают в насто€щее врем€ защитники, то вы€сн€ем, что в целом, особенно в случа€х Ђоб€зательнойї защиты, реальна€ эффективна€ работа адвокатов встречаетс€ крайне редко. » нет ее именно потому, что обви≠нение и суд, которые действуют в жесткой св€зке между собой, способ≠ствуют полной инертности защиты. ј после 5-10 лет борьбы адвокатов за

то, чтобы их услышали и чтобы выносились мотивированные решени€, а уж если это отказы в удовлетворении ходатайств, то хот€ бы аргументи≠рованные отказы, они, наконец, расслабл€ютс€ и говор€т: ЂЌу и зачем?ї

¬ результате анализа вышеизложенного мы приходим к выводу, что защитник изначально не равен обвинителю. » защитник еще и потому ему не равен, что в –оссии обвинение фактически решает, держать ли чело≠века во врем€ следстви€ под стражей или отпустить его. Ќесмотр€ на то, что следственные изол€торы у нас переполнены, следователю и обвините≠лю удобнее держать человека в тюрьме, веро€тно, в св€зи с тем, что так на него легче оказывать психологическое давление, его можно в любое вре≠м€ вызвать, и доставлен он будет немедленно. ≈го не надо вызывать пове≠сткой и ждать, когда он сможет €витьс€ по вызову. —ледователю выгоднее иметь обвин€емого в следственном изол€торе еще и потому, что в случае болезни тюремные власти скорее всего дадут справку о том, что обвин€е≠мый может принимать участие в следственных действи€х, даже если он ле≠жит бездыханным.

“аким образом, когда одна сторона (следователь) приближена к прокурору, дающему санкцию на арест (вспомним ст. 5  онвенции н пашу точку зрени€ о недопустимости того, чтобы это делал прокурор), то одна из сто≠рон, по сути дела, дает санкцию на арест, а друга€ не имеет практически никаких реальных прав и не обладает реальной возможностью этот арест оспорить. √оворить о равенстве сторон оп€ть не приходитс€.

ƒл€ того, чтобы посетить подзащитного в тюрьме, адвокат должен пойти к следователю и попросить у него разрешение. ќтвет следовател€ в этой
ситуации может и не быть об€зательно положительным. —ледователь может
сказать, что сейчас он такого разрешени€ не дает, а ласт сто в следующий
раз. ѕричем мотивировки такого решени€ могут быть самыми разнообразными.
¬ практике был случай, когда один начальник следственного отдела за€вил: Ђѕравильно мой следователь не дал вам разрешени€, вы
можете быть опасны дл€ следстви€, ¬ы можете подговорить своего подзащитного. » вообще, эти адвокаты мешают нам нормально расследовать делаї.

—т. 18 «акона Ђќ содержании под стражей лиц, обвин€емых и подозреваемых в совершении преступленийї говорит, что при посещении лиц в следственной тюрьме адвокат должен иметь при себе только ордер юриди≠ческой консультации. “олько этот документ обеспечивает право адвоката на свидание с подзащитным.  огда этот закон прин€ли, следователи были все≠рьез встревожены, так как их разрешени€ дл€ свидани€ с подзащитным ад≠вокату более не требовалось. Ќо буквально через два мен€на после введе≠ни€ этого закона, прин€того в соответствии с европейскими стандартами, следователи нашли выход. ¬ законе записано: Ђадвокат, допущенный к делуї Ч и следователи стали требовать у адвокатов справку о том, что адвокат к делу допущен. Ёта справка стала завуалированной формой разрешени€ сле≠довател€ на свидание адвокату с его же подзащитным в тюрьме. » в ре≠зультате оп€ть одна Ђравна€ї сторона дает другой Ђравнойї стороне раз≠решение.

Ќо вот стади€ следстви€ закончилась. ”головное дело передают в суд. Ќо и на этой стадии защита и обвинение наход€тс€ в неравном положе≠нии. ѕосле поступлени€ дела в суд выноситс€ постановление о назначе≠нии дела к слушанию. ¬ этот момент судь€ разрешает целый р€д вопросов, св€занных с предсто€щим слушанием дела, в том числе и вопрос удов≠летворени€ ходатайств. ѕри этом ч. 4 ст. 223 ”ѕ  –—‘—– особо подчерки≠вает, что Ђходатайства о вызове дополнительных свидетелей и истребова≠нии других доказательств подлежат удовлетворению во всех случа€хї.

Ёта норма, €вл€юща€с€ поистине революционной, имеет свою исто≠рию. ¬ такой редакции закон был прин€т сравнительно недавно, через несколько мес€цев после подписани€ ‘акультативного ѕротокола к ѕак≠ту о гражданских и политических правах. — момента подписани€ этого ѕротокола –осси€ признала компетенцию  омитета по правам человека ќќЌ принимать и рассматривать обращени€ по поводу нарушений прав человека. » в этот момент стало очевидным существенное противоречие между гаранти€ми ст. 14 ћеждународного ѕакта и действующим россий≠ским процессуальным законодательством. —огласно ст. 206 ”ѕ  –—‘—–, к обвинительному заключению прилагаетс€ список лиц, подлежащих вы≠зову в суд, Ч это список свидетелей обвинени€. » этот список всегда при≠нимаетс€ судом без изъ€тий. «ащита, со своей стороны, имела лишь право за€вл€ть ходатайства о вызове свидетелей, которые могли быть как удов≠летворены, так и отклонены. ¬ведение данной редакции статьи устран€ло этот перекос хот€ бы на стадии назначени€ дела к слушанию. ќднако на практике у судей имеютс€ дес€тки возможностей, законных и незакон≠ных, это требование обойти.

ѕо тем делам, где судь€ желает избежать подлинной сост€зательности равных в процессе сторон, используютс€ различные способы дл€ нерассмотрени€ подобных ходатайств со стороны обвин€емого и его защиты. Ёто до≠стигаетс€ неприн€тием своевременно соответствующих ходатайств и выне≠сением постановлени€ о назначении судебного заседани€ так, как будто к моменту вынесени€ постановлени€ соответствующие ходатайства еще не поступили. ¬последствии судьи отказывают в вызове дополнительных свидетелей со ссылкой на то, что стади€ ст. 223 уже завершилась, а на последующих стади€х законодатель не об€зывает судью удовлетвор€ть подобного рода ходатайства. “аким образом, хот€ была сделана попытка привести дей≠ствующее уголовно-процессуальное законодательство –оссии в соответствие с международными стандартами (Ђправо на справедливое судебное разби≠рательствої Ч ст. 14 ѕакта и ст. 6  онвенции), однако суд, имеющий, как правило, обвинительный уклон, находит возможность уклонитьс€ от вы≠полнени€ реального содержани€ этих норм. ¬ этом случае нарушаетс€ как общее требование о справедливости судебного разбирательства (ч. 1 ст. 6  он≠венции), так и специальна€ гаранти€ Ч право на вызов свидетелей (ч. 3 ст. 6  онвенции).

ѕо многим делам, которые были подготовлены ÷ентром дл€ направ≠лени€ в ≈вропейский —уд, за€вители среди прочего ссылаютс€ на наруше≠ние именно этого права (дело  . против –оссии, дело Ќовикова против –ос≠сии, дело Ќ. против –оссии).

—читаем необходимым обратить внимание на еще одну характеристи≠ку закрепленного в уголовно-процессуальном законе неравенства. —т. 276 ”ѕ  –—‘—– позвол€ет за€вл€ть ходатайства, в том числе и о проведе≠нии экспертизы. —уд может отказать в удовлетворении этого ходатайства. ¬ то же врем€ обвинение само вправе назначать и проводить любые ходатайства на всей досудебной стадии. ’одатайство же защиты о

проведении экспертизы может быть отклонено, л если защита по своей инициативе получила заключение той или иной экспертизы, “ќ она может лишь ходатайствовать о приобщении материалов этой экспертизы к делу. —уд, выслушав мнение сторон и заключение прокурора, в удовлетворении этого ходатайства, как и любого другого, может отказать. » это €вл€етс€ еще одним подтверждением неравенства сторон защиты и обвинени€ в уголовном про≠цессе, закрепленного в уголовно-процессуальном законе, а именно то обсто€тельство, что защитник за€вл€ет ходатайство, а прокурор дает заключение по за€вленному ходатайству. “о сеть один равный участник процесса обращаетс€ к суду с определенной процессуально оформленной просьбой, а другой дает заключение на предмет обоснованности и законности этой просьбы.  ак правило, суд уклон€етс€ от своевременного рассмотрени€ таких ходатайств, как просьба защиты об исключении документов из числа доказательств, если они получены с нарушением закона. “аким образом, если доказательства, представленные защитой, не принимаютс€ судом, то они отвергаютс€ на стадии судебного следстви€. ј доказательства обвинени€, оспоренные защитой со ссылкой на их недопустимость, не только остаютс€ в материалах дела, но и учитываютс€ в общей массе доказательств в совещательной комнате при вынесении приговора. » только на этой стадии суд может (если захочет) отвергнуть их.

—удебное следствие в соответствии с законом начинаетс€ с оглашени€ обвинительного заключени€. ‘актически же происходит следующее: судь€ на≠чинает процесс с того, что сам полностью оглашает обвинительное заключе≠ние, все доводы и доказательства обвинени€. ” публики, сид€щей в зале, часто возникает ощущение того, что суд уже все решил, и возникает вопрос о том, зачем же нужен сам процесс судебного разбирательства. ѕри таком положении вещей это трудно объ€снить и публике, и народным заседател€м. представл€етс€, что дл€ действительного соблюдени€ равенства сторон па этом этапе рассмотрени€ дела необходимо предоставить адвокату ¬ќ«ћќ∆Ќќ—“№ выступить дл€ того, чтобы представить, как изложенные в обвинительном заключении обсто€тельства выгл€д€т с точки зрени€ защиты, и этим как то определить основную идею позиции защиты. Ќо в соответствии с нормами российского уголовно-процессуального законодательства у защиты такою права пет.

’арактерно дл€ отечественного процесса и другое про€вление тенденциозности и предопределенности исхода дела Ч это так называемый Ђобыч≠ный пор€док исследовани€ доказательствї. ќбычный это такой пор€док, при котором сначала дает показани€ обвин€емый, ѕќ“ќћ свидетели, а по≠том исследуютс€ иные материалы дела. »ногда, в случа€х полного отрица≠ни€ вины, более логичным может быть другой пор€док исследовани€ дока≠зательств: заслушать свидетелей обвинени€, изучить экспертизы (то есть исследовать все доказательства обвинени€), а уже потом допросить подсу≠димого. ¬ действительно сост€зательном процессе возможно, что при таком пор€дке исследовани€ доказательств сторона обвинени€, пон€в, что дока≠зательств вины недостаточно, откажетс€ от обвинени€ еще до допроса под≠судимого. ¬ услови€х российской действительности такой поступок государ≠ственного обвинител€ представл€етс€ чем-то поистине фантастическим, но тем не менее возможным. ќднако российские судьи (справедливости ради надо заметить, что не все) не люб€т отступать от традиций, от привычного пор€дка судебного следстви€.

Ђќбычныйї пор€док исследовани€ доказательств, по мнению автора, представл€ет собой не что иное, как перевернутый вверх тормашками бутерброд или телегу, поставленную впереди лошади. Ёто значит, что подсу≠димый должен дать свои показани€ до того, как прозвучат обвин€ющие его показани€ и будут исследованы выдвигаемые против него доказательства. “акой пор€док начисто отрицает принцип презумпции невиновности и право на защиту в отношении избрани€ адекватной формы и тактики защиты в зави≠симости от конкретных доказательств, представленных в суде обвинением.

„то же можно сказать о роли прокурора в российском уголовном процессе? ’орошо известно, что есть дела, которые рассматриваютс€ без уча≠сти€ прокурора.  то же в таком случае выполн€ет об€занности обвинител€? ѕодсудимого обвин€ет суд. »менно суд ставит вопросы, которые так или иначе изобличают обвин€емого. »менно суд принимает на себ€ ак≠тивную роль, задает вопросы обвин€емому по существу предъ€вленного ему обвинени€. —удь€ в процессе без прокурора исполн€ет роль обвинител€, причем с €вным ущербом дл€ роли судьи. » если он сегодн€ делает это по делу »ванова, то завтра он это будет привычно делать и по делу какого-нибудь —идорова, где прокурор, возможно, и будет номинально присутствовать. » этот обвинительный уклон становитс€ образом его мысли, обычным строем его мышлени€ и поведени€. ≈сли коснутьс€ вопроса о беспристрастности суда, то мы должны будем с грустью кон≠статировать, что судьи у нас не могут быть беспристрастными. Ќе только потому, что в университете их еще по ¬ышинскому учили, но и потому, что судье приходитс€ Ђработать прокуроромї. ј работа€ искренне, добросовестно, как и подобает российскому судье, он выполн€ет свой долг по изучению обсто€тельств дела и установлению Ђистины по делуї...

«агл€нув чуть дальше, мы увидим, что в том случае, когда судь€ не задавал изобличающих вопросов в первой инстанции, тогда в кассацион≠ной инстанции возникают основани€ к отмене приговора, так как ст.ст. 342 (1) и 343 ”ѕ  –—‘—– в качестве такого основани€ предусматривают односторонность или неполноту судебного следстви€. »спользу€ эти нор≠мы, вышесто€щие суды всегда могут отменить м€гкий или оправдательный приговор, что очень часто и происходит в тех редких случа€х, когда по делу выноситс€ оправдательный приговор. Ёти нормы возлагают на судью первой инстанции об€занность по полному исследованию доказательств, а ст. 20 ”ѕ  –—‘—– об€зывает суд нар€ду с прокурором, следователем, дознавателем Ђвы€вл€ть... уличающие обвин€емого... и от€гчающие его ответственность обсто€тельстваї. ≈сли судь€ не исследовал полно, всесторонне всю совокупность обвин€ющих доказательств и, более того, не вы€вил их, его оправдательный приговор будет отменен, тогда как заботитьс€ о полном надлежащем представлении обвин€ющих доказательств должна сторона обвинени€. “аким образом, ст.ст. 20, 343 и другие нормы содержат положение, которое по существу в завуалированной форме возлагает на судей несвойственную им обвинительную функцию под видом полного, объективного и всестороннего исследовани€ доказательств.

ѕраво на кассационный пересмотр дела, вообще на апелл€цию, на обжалование приговора и новое повторное рассмотрение дела Ч это не право, которое защищено ст. 6 ≈вропейской  онвенцией. ¬ –оссийской ‘едера≠ции этим правом может воспользоватьс€ любой осужденный, вопрос лишь

в том, насколько эффективна эта процедура. ѕривычным €вл€етс€ то, что в кассационной инстанции дела часто рассматриваютс€ за несколько ми≠нут. «десь следует иметь в виду, что если закон страны предоставл€ет всем право на кассационное рассмотрение дела, то это право должно реализовыватьс€ в услови€х, соответствующих требовани€м справедливого суда, установленных ст. 6 ≈вропейской  онвенции.

„то представл€ет собой кассационна€ инстанци€? —ледует признать, что процедура этого судебного разбирательства крайне формальна, а вы≠носимые определени€ по большей части исключительно кратки, поверх≠ностны и редко отражают анализ всех доводов, приводимых субъектами обжаловани€. “олько в последнее врем€ осужденные получили право при≠сутствовать при кассационном рассмотрении его дела судом.

ƒостоверность протокола судебного заседани€ как необходимое условие справедливого суда ¬ российской судебной системе существует посто€нный и общий де≠фект, порок, превращающий процедуру кассационного рассмотрени€ в пустое врем€препровождение. Ќаверное, это сугубо российское €вление, которое губит всю процедуру кассационного рассмотрени€. » этот вопрос следует рассматривать в совокупности с проблемами, существующими по вопросу фиксации хода судебного процесса с точки зрени€ ”ѕ  –—‘—–.

ќсновным документом по делу €вл€етс€ протокол судебного заседа≠ни€. Ќо если по гражданскому делу человек может €витьс€ в суд и подать замечани€ на протокол судебного заседани€, поскольку считает его неправильным, то по уголовному делу человек, как правило, находитс€ в тюрьме, а адвокаты часто не знаком€тс€ с протоколом, что €вл€етс€ большим упущением. —т. 264 ”ѕ  –—‘—– вообще не об€зывает записывать в протокол все, что происходит в судебном заседании. —екретарь записывает только основные моменты. ј секретарь Ч это семнадцати- или двадцатилетн€€ девочка. ≈е возраст, положение, интеллектуальные способности не позвол€ют ей выбирать, что отражать в протоколе судебного заседани€, а что нет (не говор€ уже о том, что дл€ обеспечени€ достоверности этого документа фиксировать в протоколе следует все!). ¬последствии кто-то более умный и сообразительный за счет неопытности секретар€ и несовершенства способа записи имеет' возможность манипулировать этим протоколом и подгон€ть протокол под. вынесенный приговор. » подчас после приговора вписываютс€ слова и строки, переписываютс€ целые страницы, а то и весь протокол. Ёти двое Ч судь€ и секретарь, Ч строго говор€, совершают уголовное преступление, преступление против правосуди€, наход€сь в сговоре, потому что они между собой решают, что в протокол дописать, а что слегка изменить. » это не об€зательно следствие злого умысла, но подчас неправильно понимаемые интересы правосуди€. Ѕесспорным €вл€етс€ утверждение о том, что интересам правосуди€ отвечает только точна€ фиксаци€ хода процесса и всех показаний, данных в судебном заседании, без каких-либо сокращений и перефразировок. ќбщеизвестно, что каждое слово в уголовном деле €вл€етс€ исключительно важным, и даже небольшое ре≠дактирование текста может привести к полному изменению смысла сказанного. ƒостоверным может €вл€тьс€ только такой протокол судебного заседани€, который с абсолютной точностью фиксирует весь ход судебного разбирательства. ƒаже малейшее изменение протокола должно влечь за собой признание такого протокола недостоверным.

»наче говор€, если нет реальной фиксации судебного процесса, то та≠кое судебное разбирательство при всех обсто€тельствах не может быть при≠знано справедливым. ¬о вс€ком случае, оно будет несправедливым в кас≠сационной инстанции, так как судебна€ коллеги€ не рассматривает дело вновь, не допрашивает свидетелей и располагает лишь протоколом судеб≠ного заседани€. ≈сли он неполный, недостоверный, значит, члены судеб≠ной коллегии введены в заблуждение по поводу существа того, что про≠исходило в суде первой инстанции.

»ногда ѕроцессы могут длитьс€ несколько мес€цев, при этом многие судьи утверждают, что замечани€ на протокол в пор€дке ст. 265 ”ѕ  можно принести только по окончании всего процесса. ќднако через несколько мес€цев участники процесса уже не помн€т, что говорили свидетели, так как подлинных записей процесса нет. ј многие судьи, невзира€ на возра≠жени€ защиты, запрещают ведение аудиозаписи в ходе судебного разби≠рательства. “ака€ практика противоречит действующему постановлению ѕленума ¬ерховного —уда ———– от 5 декабр€ 1986 г. Ђќ дальнейшем ук≠реплении законности при осуществлении правосуди€ї, п. 11 которого гласит: Ђ”странить факты воспреп€тствовани€ лицам, присутствующим в зале суда, в ведении записей по ходу судебного процесса....‘ото-, кино и видеосъемка в зале суда могут производитьс€ только по разрешению председательствующего по делуї. ¬ насто€щее врем€ судьи все чаще, осознава€ свою бесконтрольность, преп€тствуют участникам процесса в ведении аудиозаписей судебного заседани€. “аким образом, обеспечить подлинность записей протокола мы не в состо€нии. ѕоэтому каждое дело, где мы сомневаемс€ в подлинности протокола, по нашему убеждению, может быть предметом рассмотрени€ в ≈вропейском —уде в части нарушени€ ст. 6 ≈ ѕ„.

«ащитники, по нашему убеждению, об€заны изучать протокол, пода≠вать на него замечани€, это поможет доказать отсутствие справедливого судебного разбирательства, отсутствие достоверной фиксации судебного разбирательства. —удь€ во всех случа€х, даже если он не согласен с заме≠чани€ми защиты, об€зан приобщать их к делу.

–ано или поздно придетс€ перестраивать всю систему фиксации судеб≠ного заседани€, вводить записывающее оборудование. ѕон€тно, что это все дорогосто€щие меры. Ќо справедливое правосудие вообще стоит дорого. ƒешевое же правосудие, как известно, обходитс€ нам дороже. » будет обходитьс€ в пр€мом смысле еще дороже с учетом права ≈вропейского —уда назначать существенные материальные компенсации за нарушени€ прав человека, в частности, права на справедливый суд. ѕоэтому российские юристы с нетерпением ожидают первых решений ≈вропейского —уда, св€занных с вопросами достоверности протоколов судебного заседани€, но, не дожида€сь этих решений, необходимо мен€ть и закон, и практику ради обеспечени€ действительного правосуди€.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-12-05; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 369 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

Ќе будет большим злом, если студент впадет в заблуждение; если же ошибаютс€ великие умы, мир дорого оплачивает их ошибки. © Ќикола “есла
==> читать все изречени€...

749 - | 589 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.029 с.