Лекции.Орг


Поиск:




Посмотрите, молодая женщина превращается в старуху




Посмотрите, молодая женщина печет пироги.

Посмотрите, молодая женщина открывает предприя­тие по выпечке пирогов.

Посмотрите, молодая женщина превращается в старуху

Я встретился с Сарой через три года после того, как она открыла свое дело. Она сказала мне:

— Это были, самые длинные три года в моей жизни.

Предприятие Сары называлось «Все о пирогах» (не на­стоящее его название).

Но на самом деле предприятие Сары говорило посто­роннему человеку вовсе не о пирогах — оно прямо кричало о работе. О работе, которую выполняла Сара. О работе, которую Сара любила и заниматься которой ей нравилось больше, чем чем-либо еще на свете. Плюс о работе, кото­рой никогда до этого Саре не приходилось заниматься.

— Вообще говоря, — сказала мне Сара, — я не только ненавижу заниматься всем этим (она простерла руки, как бы охватывая весь небольшой зал, где мы находились), но и ненавижу (она почти со свирепостью подчеркнула это слово), до чего же ненавижу печь пироги. Не могу выно­сить даже запаха пирогов. Не выношу их вида. А потом она разразилась рыданиями. Воздух наполнял свежий аромат только что испеченных

пирогов.

Было 7 часов утра, и заведение «Все о пирогах» должно было открыться через тридцать минут. Но мысли Сары бро­дили где-то в другом месте.

— Семь часов, — пробормотала она, вытирая глаза пе­редником и словно читая мои мысли. — Вы хоть пони­маете, что я нахожусь здесь с трех часов утра? И что мне пришлось встать в два, чтобы подготовиться. А к тому вре­мени, когда я испеку пироги, открою лавочку, позабочусь о своих покупателях, уберусь, закроюсь, сделаю необходи­мые покупки, подсчитаю наличность, отнесу ее в банк, по обедаю и приготовлю тесто для завтрашней выпечки, — к тому времени уже стукнет полдесятого или десять вечера. Когда же я покончу со всем этим и когда любой нормальный человек, спаси меня Бог, скажет, что день на сегодня и кончен, мне придется еще усесться за стол и подсчитать, каким образом мне удастся заплатить в следующем месяце арендную плату.

— И все это из-за того (она опять устало распростерла руки, словно желая подчеркнуть все, что только что сказа­ла), что мои самые близкие друзья уверили меня, что я буду просто сумасшедшей, если не открою заведение по про­даже свежей выпечки, поскольку она так хорошо у меня полу­чается. Но что хуже всего, так это то, что я им поверила! Я увидела возможность избавиться от ужасной работы, ко­торой мне приходилось тогда заниматься. Увидела способ освободиться, начать заниматься работой, которая бы мне нравилась, и заниматься ею только для себя.

Она была охвачена порывом, который я не желал пре­рывать. Хотелось услышать, что она еще скажет.

Вместо этого она пнула правой ногой огромную черную печь, возвышавшуюся перед ней.

— Будь проклято все! — взорвалась она.

— Проклятие, проклятие, проклятие!

Как бы подкрепляя свои слова, она вновь пнула печь. А потом опустилась на пол, тяжело вздохнула и с почти полной безнадежностью обхватила себя руками.

— Что же мне теперь делать? — почти прошептала она. Я понимал, что она спрашивала не меня, а разговаривала скорее сама с собой.

Сара прижалась спиной к стене и тихо застыла в таком положении, уставившись себе под ноги. В пустом зале раз­давалось громкое тиканье больших настенных часов. С ули­цы раздавался шум проезжавших мимо лавки автомобилей, сообщая о том, что город начинал пробуждаться. Ярко сия­ло солнце, проникая сквозь витрины, на которых не было ни единого пятнышка, и заливая светом блестевший чисто­той дубовый паркет перед стойкой.

В лучах света можно было видеть мерцание пылинок, парящих словно в ожидании, когда Сара заговорит вновь.

Она была по уши в долгах.

Она потратила все, что у нее было, и даже больше, чтобы открыть эту уютную маленькую лавку. Пол был покрыт лучшим дубовым паркетом. Печи также были наилучшими.

Интерьер был приятный для глаз — самый лучший, какой только можно было устроить за деньги.

Она вложила все свое сердце в обустройство этого места, точно так же как она вкладывала его в свои пироги, влю­бившись в процесс их приготовления еще совсем малень­кой девочкой, когда училась этому у тетушки, жившей в их семье, пока Сара подрастала.

Ее тетя наполнила кухню их дома, а также все детство Сары великолепным сдобным запахом свежеиспеченных пи­рогов. Тетушка научила ее и азам: замешиванию теста, очи­стке печи, просеиванию муки, подготовке противней, тон­кому нарезанию яблок, вишен, ревеня и персиков. Научила с любовью относиться к этому труду.

Тетушка поправляла ее, когда та в спешке слишком ус­коряла процесс.

Она раз за разом повторяла ей: «Сара, дорогая моя, в нашем распоряжении все время, какое осталось до конца света. Приготовление пирогов состоит не только в том, что­бы сделать их. Главное в том, как их испечь». И Саре казалось, что она ее понимает. Но теперь Сара знала, что приготовление пирогов как раз и состояло в том, чтобы «сделать их». Вся прелесть этого процесса была для нее утеряна. По крайней мере, так ей казалось.

Часы продолжали безмятежно тикать. Я наблюдал за тем, как Сара, казалось, еще плотнее пы­тается прижаться к стене.

Мне было понятно, насколько тяжело для нее было ока­заться кругом в долгах и чувствовать себя поэтому такой

беспомощной. Где же теперь ее тетушка? Кто теперь нау­чит ее, что надо делать?

«Сара, — насколько можно более мягко обратился я к ней. — Настало время, когда надо заново узнавать все о пирогах».

Специалист, охваченный предпринимательским зудом, бе­рет свое любимое дело и превращает его в свою работу. Занятие, которое зародилось в результате любви, становит­ся поденщиной среди запутанного множества малознако­мых и малоприятных видов рутинной работы. Вместо того чтобы сохранять и развивать свою специализацию, пред­ставляющую единственный навык, которым располагает данный специалист и на котором он основал свое дело, — вместо этого он упрощает работу до тривиальности, делает ее абы как — лишь бы осталось время для всего остального, что также необходимо сделать.

Я объяснил Саре, что любой специалист, страдающий от приступа предпринимательского зуда, испытывает один и тот же набор эмоций.

Во-первых, радость; во-вторых, ужас; в-третьих, изнемо­жение и, наконец, отчаяние. Все они ощущают ужасное чувство потери, потери не только того, что когда-то было им наиболее близко: чувства особого сродства со своей ра­ботой, но к тому же еще и потерю цели — потерю самого себя.

Сара посмотрела на меня с чувством облегчения, словно ощутила, что ее проблемы видят, но не судят.

— Вы попали в самую точку, — обратилась она ко мне. — Но что мне теперь делать?

— Придется учиться делать все так, как учатся ходить: шаг за шагом, — ответил я. — Проблема специалиста — не единственная, с которой тебе придется иметь дело.

 

 

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ,

МЕНЕДЖЕР И СПЕЦИАЛИСТ

 

Таким образом в процессе своей жизни человек приобретает много личных качеств, становится многими персонажами, многими «Я» (и поскольку каждое говорит от себя самого и независимо от других я, «мне» и так далее, возникает такая

Необходимость).

Джин Вейси «Стремясь к пробуждению»

Нет и нет, специалист - эхо не единственная проблема.

Проблема гораздо сложнее.

Проблема заключается в том, что каждый из тех, кто начинает заниматься бизнесом на самом деле соединяет в себе сразу трёх человек, предпринимателя, менеджера и специалиста.

Причём эта проблема больше усложняется тем обстоятельством, что хотя каждая из этих сторон человеческой натуры хочет быть начальником, но в одном они солидарны: ни одной из них не хочется, чтобы у этого человека кто-нибудь был в начальниках.

Поэтому они начинают какое-то дело вместе, с тем что­бы избавиться от любого начальства. Вот тут-то и начинает­ся конфликт.

Чтобы показать, как эта проблема проявляется у всех у нас, давайте рассмотрим, каким образом внутренние грани нашей личности взаимодействуют друг с другом. Пред­лагаю рассмотреть двух персонажей, которые всем нам зна­комы: Толстяка и Мускулистого парня.

Возникало ли у вас когда-нибудь желание сесть на диету? Представьте, что однажды в субботу днем вы сидите пе­ред телевизором и смотрите какое-нибудь легкоатлетиче­ское соревнование, с благоговением примеривая к себе ловкость и выносливость спортсменов.

Вы едите сандвич — второй с того момента, как за два часа перед тем вы уселись смотреть эту спортивную передачу.

Вы чувствуете свою ущербность перед лицом разворачи­вающегося на экране действия, но в этот момент в вас вдруг просыпается кто-то и говорит: «Что ты делаешь? Ты только посмотри на себя, ты же превратился в пузана! Ты потерял форму! Сделай же что-нибудь с этим!»

Такое бывало с каждым из нас. Внезапно внутри вас слов­но кто-то просыпается — кто-то, кто обладает совершенно иным представлением о том, кем вы должны быть и чем вам надо заниматься. В данном случае давайте назовем это­го кого-то Мускулистым.

Кто же он такой, этот Мускулистый? Это тот, кто поль­зуется такими словами, как дисциплина, тренировка, орга­низованность. Мускулистый совершенно нетерпим, уверен в своей правоте, цепляется к мелочам — словом, он настоящий тиран, принуждающий к послушанию.

У Мускулистого вызывают отвращение толстые люди. Он не может выносить бесцельное сидение на одном месте. Ему необходимо постоянно двигаться. Он живет ради действия.

Мускулистому только что удалось победить свою вторую половину. Теперь следите внимательно: все вот-вот может измениться.

Еще до того, как вы полностью отдадите себе в этом отчет, вы уже начинаете освобождать холодильник от всех продуктов с высоким содержанием жиров. Покупаете новую пару кроссовок, гантели и тренировочный костюм. Все должно перемениться. У вас теперь новая цель в жизни. Вы планируете график физических зарядок: подъем в пять утра, бег на три мили, в шесть часов холодный душ, завтрак из пшеничного тоста, черного кофе и половины грейпфру­та; потом на велосипеде на работу, домой в семь часов вечера, бег еще на две мили, в десять часов в постель — мир меняется прямо на глазах!

И вы действительно начинаете соблюдать это расписа­ние! К вечеру в понедельник вы сбрасываете два фунта со своего веса. Вы засыпаете с мечтой о победе на Бостон­ском марафоне. Почему бы и нет? То, как пошли дела, говорит, что теперь это лишь вопрос времени.

Вечером во вторник вы встаете на весы — еще одного фунта как не бывало! Вы чувствуете себя великолепно. Гордо. Настоящая машина из мускулов и жил.

В среду с вас сходит семь потов. Вы занимаетесь лишний час утром и еще дополнительно полчаса вечером.

Вам не терпится поскорее встать на весы. Вы раздевае­тесь догола, поеживаясь от холода в ванной комнате, нетерпеливо ожидая, что же сейчас покажут весы. Вы ле­гонько ступаете на них и смотрите вниз. Вы смотрите... и ничего. Вы не сбросили ни унции. Ваш вес остался точно таким же, каким был во вторник.

Начинает подкрадываться уныние. Возникает легкое чув­ство обиды. «И это после такой работы? После такого ко­личества пролитого пота и стольких усилий? А в результа­те ничего? Это несправедливо». Но вы гоните эти мысли прочь. В конце концов, утро вечера мудренее. Отправ­ляетесь в постель, дав себе клятву работать еще упорнее над собою в четверг. Но между тем, каким-то образом что-то изменилось.

Вы не знаете, что же изменилось, до тех пор, пока не насту­пит утро в четверг. Идет дождь.

В комнате собачий холод.

Да и воспринимается все как-то по другому.

Что же это?

Минуту-другую вы не вполне можете понять, что же это происходит.

А потом понимаете: внутри вас сидит кто-то другой. Это — Толстяк. Он вернулся!

И ему не хочется никуда бежать.

Сказать по правде, ему не хочется даже вылезать из кро­вати. Ведь снаружи так холодно. «Бежать? Вы что, смеетесь надо мной?» Толстяк не желает иметь с этим ничего общего. Единственная зарядка, в которой он заинтересован, — это хорошо поесть!

И вдруг помимо своей юли вы оказываетесь прямо перед холодильником, вот вы уже заглянули внутрь, а вот и еда!

Еда становится теперь вашим самым главным интересом.

Мечта о марафоне растаяла как дым; машина из мускулов и жил исчезла; кроссовки, гантели и тренировочный кос­тюм заброшены подальше.

Толстяк вернулся. Теперь он ведет шоу.

Такое случается с каждым из нас и повторяется раз за разом. Поскольку мы вводим себя в заблркдение, пола­гая, что являемся всего одной цельной личностью.

Поэтому, когда Мускулистый решает опять изменить по­ложение вещей, мы полагаем, что на самом деле это реше­ние принимает «Я» человека.

А когда просыпается Толстяк и вновь возвращает все к прежнему порядку, мы опять верим в то, что именно «Я» принимает решение.

На самом деле это не так. Это — мы.

Мускулистый и Толстяк, представляющие собой совер­шенно разные стороны личности и обладающие разными потребностями, разными интересами, а также стремящие­ся к разному стилю жизни.

Вот почему они так не любят друг друга. Они хотят по­лучить совершенно разные вещи.

Проблема заключается в том, что, когда вами овладевает Мускулистый, вы становитесь полностью поглощены его за­ботами, его интересами и его стилем жизни.

А потом что-то происходит — вас расстраивают цифры на весах, погода оказывается холодной или кто-нибудь пред­лагает вам бутерброд с ветчиной.

В этот самый момент Толстяк, который все это время ожидал на задворках своей очереди, завладевает вашим вни­манием. Берет контроль на себя.

Вы вновь становитесь им.

Другими словами, когда вы становитесь Мускулистым, вы всегда даете обещания, которые должен выполнять и Толстяк.

А когда превращаетесь в Толстяка, вы всегда даете обе­щания, которые должен выполнять и Мускулистый.

Так надо ли удивляться тому, что нам так трудно выпол­нять данные самим себе обещания?

Дело тут вовсе не в том, что мы нерешительны или не­надежны; просто в каждом из нас сидит великое множе­ство самых разных людей — каждый со своими интересами и видением того, как должны вестись дела. Попросить любого из них подчиниться другому означает напраши­ваться на драку или даже на полномасштабную войну.

Любой, кому доводилось переживать конфликт между Толстяком и Мускулистым (а разве все мы не сталкивались с подобным?), понимает, что я имею в виду. Вы не можете быть одновременно ими обоими: один из них должен быть побежден. И они оба это знают.

Так вот, подобная война происходит и внутри каждого владельца любого малого предприятия.

Только в этом случае это трехсторонняя война между Предпринимателем, Менеджером и Специалистом.

К сожалению, это такая война, в которой не бывает по­бедителя.

Осознание разницы между ними позволит очень быстро объяснить почему.

 

Предприниматель

Предприимчивый человек способен превратить самое тривиальное условие в многообещающую возможность. Предприниматель — это как бы сидящий внутри нас про­видец. Мечтатель. Это — энергия, лежащая в основе лю­бой человеческой деятельности. Воображение, которое из искры разжигает будущее пламя. Катализатор из­менений.

Предприниматель весь живет будущим, никогда прошлым и очень редко настоящим. Счастье переполняет его тогда, когда он свободно может конструировать образы «а что, если» и «если, то когда».

В науке предприимчивая личность работает в наиболее абстрактных и наименее прагматичных областях физики элементарных частиц, чистой математики и теоретической астрономии. В искусстве он стремится проникнуть в раз­реженные сферы авангарда. В бизнесе предприимчивая натура — это новатор, великий стратег, создатель новых методов освоения или создания новых рынков, гигант, держащий в кулаке весь мир, как Сиэрс Рибок, Генри Форд, Том Уотсон из «Ай-Би-Эм» и Рей Крок из «Мак­дональдса».

Предприниматель — это творческая сторона нашей личности, он чувствует себя как рыба в воде, имея дело с неизвестностью, поторапливая будущее, создавая воз­можности из вероятностей, преобразуя хаос в гармонию.

Каждой сильной предприимчивой личности в не­обыкновенной степени требуется контроль над другими. Хоть он и живет в мире грез о будущем, ему требуется контроль над людьми и событиями в настоящем, чтобы он мог лучше сконцентрироваться на своих мечтах.

Учитывая его потребность в постоянных переменах, мож­но сказать, что предприниматель создает вокруг себя очень много суеты, а это оказывается, как вполне можно было предположить, не слишком приемлемо для тех, кого он вовлекает в свои проекты.

В результате он очень часто оказывается в ситуации, когда начинает быстро обгонять всех остальных.

Чем дальше он уходит вперед, тем большие усилия при­ходится прилагать, чтобы шла вперед и его когорта.

А потом это становится привычным представлением пред­принимателя: мир состоит из бесконечного количества воз­можностей и тех, кто плетется позади и не может восполь­зоваться ими.

Проблема в том, как ему воспользоваться ими и при этом не увязнуть вместе с теми, кто плетется сзади.

Обычно он прибегает к следующим способам: угрожает, напирает, разносит в пух и прах, льстит, пресмыкается, кри­чит, — наконец, когда ничего другого уже не остается, обе­щает все на свете, лишь бы его проект продолжал движение вперед.

В глазах предпринимателя большинство людей представ­ляет собой огромную проблему, которая становится препятствием на его пути к мечте.

 

Менеджер

Личность, обладающая способностями управленца, на­строена прагматично. Без менеджера не было бы ни плани­рования, ни порядка, ни предсказуем»

Менеджер — эта та сторона нашей натуры, которая за­ставляет отправиться в магазин фирмы «Сиэрс», чтобы ку­пить набор пластиковых ящиков; привозит их обратно в гараж и затем раскладывает в них по размерам гайки, болты, винты, и все в коробочках, снабженных этикет­ками. Затем он развешивает в безупречном порядке на стенах все инструменты: садовый инвентарь на одной, плотничий инструмент на другой, а потом, чтобы быть абсолютно уверенным в том, что порядок не будет нарушен, рисует там, где должен висеть тот или иной инст­румент, его изображение!

Если предприниматель живет будущим, то менеджер жи­вет прошлым.

Если предприниматель жаждет контроля, менеджер — порядка.

Если предприниматель стремится к переменам, менед­жер изо всех сил пытается сохранить статус кво.

Если предприниматель то и дело видит открывающиеся возможности в каких-то происходящих событиях, менед­жер в том же самом видит одни проблемы.

Менеджер строит дом, а потом навсегда поселяется в нем.

Предприниматель строит дом и в тот же самый момент, когда его строительство заканчивается, начинает планиро­вать строительство следующего.

Менеджер создает удобно устроенный порядок вещей.

Предприниматель создает вещи, которые менеджер при­водит затем в порядок.

Менеджер — это тот человек, который идет вслед за пред­принимателем, чтобы расчищать созданный тем беспоря­док. Без предпринимателя не было бы ничего, что можно было бы расчистить.

Без менеджера не было бы ни бизнеса, ни общества. Без предпринимателя не было бы нововведений.

Из напряжения, возникающего в результате столкнове­ния видения предпринимателем перспектив и прагматизма менеджера, получается синим, к результате которого рож­даются все великие затеи.

 

Специалист

Специалист — это тот, кто что-то делает. «Если хочешь что-то сделать хорошо, сделай это сам», — таково кредо специалиста.

Специалист любит мастерить. Вещи созданы для того, чтобы их разбирать, а потом собирать вновь. Вещи созданы совсем не для того, чтобы о них мечтать, их необходимо делать.

Если предприниматель живет будущим, а менеджер — прошлым, то специалист живет настоящим. Его вдохновляет возня с вещами, а также тот факт, что вещи можно де­лать. А ^

Пока специалист работает, он счастлив, но только в том случае, если он занимается в конкретный момент времени какой-то одной вещью. Он знает, что нельзя угнать­ся за двумя зайцами, поэтому не делает двух дел одновре­менно — только дурак станет пытаться сделать это.

Поэтому он работает методично и более всего счастлив тогда, когда держит в руках контроль над процессом ра­боты.

В результате специалист не доверяет тем, на кого он работает, потому что они постоянно пытаются заста­вить его выполнить работы больше, чем возможно или нужно.

По мнению специалиста, размышления непродуктивны, если только они не направлены на работу, которую необхо­димо выполнить.

В результате он с подозрением относится к возвышен­ных идеям или абстракциям.

Размышления — это не работа, они только мешают ра­боте.

Специалист не заинтересован в идеях, его интересует то, «как это сделать».

По мнению специалиста, все идеи — если требуется, чтобы они обладали хоть какой-то ценностью, — должны быть сведены к методологии. И у него имеется веская при­чина для этого.

Специалист знает, что если бы не он, мир оказался бы в большей беде, чем теперь. Ничего не делалось бы, зато множество людей думало бы над тем, как что-то сделать.

Другими словами, пока предприниматель мечтает, а ме­неджер суетится, специалист обдумывает, как реально прейти от слова к делу.

Специалист является откровенным индивидуалистом, твердо стоящим на ногах и занимающимся добывани­ем хлеба сегодня, чтобы съесть его на обед завтра. Он представляет собой становой хребет любой культур­ной традиции, но что особенно важно — нашей тради­ции. Если специалист что-то не сделает, это не будет сде­лано вообще.

Все путаются у специалиста под ногами.

Предприниматель, например, всегда стремится под­портить начатое, подкинув очередную «великую новую идею».

Но с другой стороны, предприниматель также всегда соз­дает новую и интересную работу для специалиста, устанавливая таким образом что-то вроде отношений сим­биоза.

К большому сожалению, они очень редко работают в такой манере.

Поскольку большинство идей предпринимателя в реаль­ном мире не работает, для специалиста обычным делом является разочарование и раздражение по поводу посто­янных перерывов во время выполнения чего-то, что необ­ходимо сделать, во имя того, чтобы испытать нечто, что с большой долей вероятности вообще не стоит делать.

Менеджер также является постоянной головной болью для специалиста, так как он стремится к установлению по­рядка в работе специалиста, сводя его лишь к роли винтика в «системе».

Но, будучи закоренелым индивидуалистом, специалист не способен вынести подобное отношение к себе.

С точки зрения специалиста, «система» — это что-то холодное, бесчеловечное, антисептическое и бесстрастное. Она подавляет его индивидуальность.

Работа — это то, что выполняет человек. А если это не так, работа становится чем-то чужеродным.

С другой стороны, с точки зрения менеджера, работа — это определенная система получения результатов, в кото­рой специалист является всего лишь одной из составных частей.

Поэтому проблема, как управлять специалистом, стано­вится головной болью для менеджера. Для специалиста ме­неджер превращается в того, кто вмешивается в его работу и кого следует всеми силами избегать.

Но для обоих из них предприниматель — вот главное зло: ведь это именно он вовлек их в это гибельное дело!

Суть же, между тем, заключается в том, что у всех у нас внутри сидит и предприниматель, и менеджер, и специа­лист. Если бы все эти три стороны нашей натуры были сбалансированы должным образом, получился бы в высшей степени компетентный индивид.

Предприниматель обладал бы полной свободой для прорыва в новые области и расширения своих интересов, менеджер мог бы укреплять фундамент проводимых операций, а спе­циалист выполнял бы работу, требующую квалификации.

При этом каждый получал бы удовлетворение от рабо­ты, которую ему приятнее всего выполнять, одновременно с этим наиболее продуктивным образом служа достиже­нию общей цели.

С огромным сожалением вынужден констатировать, что наш опыт показывает обратное: лишь очень немногие люди, которые начинают заниматься бизнесом, одарены столь счастливой сбалансированностью разных сторон сво­ей натуры. Напротив, типичный владелец малого предпри­ятия только на 10 процентов является предпринимателем, на 20 процентов — менеджером и на целых 70 процентов специалистом.

Предприниматель просыпается с каким-то видением.

Менеджер восклицает: «О, нет!»

И пока они оба пытаются совладать друг с другом, спе­циалист пользуется этой возможностью и начинает сам за­ниматься бизнесом.

Но вовсе не для того, чтобы наконец осуществить пред­принимательскую мечту, а для того, чтобы уйти из-под конт­роля над своей работой со стороны двух других.

Для специалиста сбывается его мечта: босса больше нет.

Однако для бизнеса это оборачивается катастрофой, поскольку у руля оказывается не тот, кто нужен. Рулит специалист!

Сара показалась мне немного встревоженной.

— Я не понимаю, — сказала она. — Каким образом я смогла бы сделать все иначе? Единственной причиной, по которой я решила заняться этим бизнесом, было то, что мне нравится печь пироги. Если бы это было не так, какой смысл мне был бы огород городить? — Она подоз­рительно посмотрела на меня, словно я пытался еще боль­ше запутать ее и без того совершенно безнадежную си­туацию.

— Ладно, давай поразмыслим над этим вместе, — ответил я. — Если верно то, что внутри каждого бизнесме­на вместо одного уживается сразу три человека, то можешь себе представить, какую путаницу это создает? Если один из них хочет это, второй — то, а третий еще что-нибудь, только представь, какой беспорядок это вносит в нашу жизнь. А ведь нас сбивают с толку не только эти стороны нашей натуры, но еще и множество людей, с которыми нам при­ходится иметь дело: наши потребители, наши сотрудники, наши дети, партнеры, родители, друзья, супруги и любовники. Поэтому, если ты пока сомневаешься, что все это верно, тебе необходимо изо дня в день стараться взглянуть на себя как бы со стороны — как будто ты вылезла из своей кожи и смот­ришь теперь на кого-то другого, — наблюдать за собой и своими действиями на протяжении всего рабочего дня. Вот тогда ты и увидишь, как начинают проявляться разные стороны твоей личности. Ты увидишь, что каждая из них ведет свою собственную игру. Увидишь, как они борются за свое собственное жизненное пространство — и за про­странство любого другого — и как только могут стараются подорвать усилия другого.

Занимаясь своим бизнесом, ты обнаружишь, что одна сторона твоей натуры стремится к порядку, в то время как другая мечтает о будущем. Увидишь, как третья, не способ­ная оставаться без дела, бросается печь пироги, заниматься уборкой или обслуживать покупателей, — это та сторона твоей натуры, которая чувствует себя виноватой, если она хоть минуту остается без дела.

Короче говоря, ты заметишь, что сидящий внутри тебя предприниматель занимается мечтами и планами, менед­жер постоянно пытается удержать все так, как оно есть, а специалист доводит их обоих до белого каления. Ты, кро­ме того, откроешь для себя, не только то, что эти стороны твоей личности не находятся в сбалансированном состоя­нии по отношению друг к другу, но также и то, что успех твоего дела зависит от того, добьешься ты этого баланса или нет. Ведь пока это не будет достигнуто, война между ними будет продолжаться! А в этой войне победителя быть не может.

Ты увидишь и то, что одна из этих личностей сильнее, чем две другие (или три, или четыре, а может, и пять), и что она всегда умудряется контролировать остальных. Вообще говоря, если ты будешь наблюдать за собой доста­точно долгое время, то начнешь понимать, насколько раз­рушительна для твоей жизни тирания самой сильной сторо­ны твоей личности. Наконец, ты увидишь, что без сбалансиро­ванности, без того чтобы все эти стороны твоей личности получили свободу, благоприятную среду и возможность раз­вития, — без всего этого твой бизнес станет всего лишь зеркальным отражением твоего собственного перекошен­ного состояния.

Поэтому бизнес, руководимый предприимчивой сос­тавляющей натуры человека, где отсутствуют менед­жер, способный придать ему соответствующий порядок, и специалист, готовый заставить его работать, обречен на раннюю и, вероятно, весьма драматичную кончину. С другой стороны, менеджер, взявшийся за бизнес (без пред­принимателя и специалиста, каждый из которых должен сыграть свою, совершенно необходимую для общего успе­ха роль), станет вновь и вновь раскладывать все по маленьким серым коробочкам — и все для того, чтобы слишком поздно понять: не нужно было заниматься ни бизнесом, ни раскладыванием его по коробочкам! Такой бизнес также долго не протянет.

В бизнесе, руководимом специалистом без предпринима­теля, который должен был бы направлять дела, и без ме­неджера, который наблюдал бы за ними, — специалист будет работать, пока не упадет, чтобы на следующее утро работать еще больше, на следующее — еще и так далее. И все для того, чтобы наконец осознать — когда поезд дав­ным-давно уйдет, — что пока он надрывался, кто-то спо­койно и без проблем обогнал его по всем статьям! Сара неуверенно посмотрела на меня и сказала:

— Но я ведь не предприниматель. Все, что я умею, это печь пироги. Все, что я хотела всегда, — это печь пироги, совсем как специалист, которого вы описали. Думаю, что предприимчивость моей натуры давно улетучи­лась. Что мне делать, если нет во мне ничего предпринима­тельского?

Я не смог удержаться от улыбки. Да, веселое будет дело. Веселое потому, что я знал, что, когда Сара в конце концов добьется своего — а я был уверен, что так и будет, — она обнаружит внутри себя кого-то, о чьем существовании никогда и не подозревала.

— Прежде чем мы окончательно придем к такому выводу, давай-ка, Сара, приглядимся более внимательно к тому, что делает предприниматель, — таков был мой ответ. —

Предприниматель рассматривает бизнес как нечто отлич­ное от себя, его владельца. Он занимается своей работой, задавая все время вопросы, нужные, чтобы выяснить: по­чему именно этот бизнес, а не тот? Почему именно заведе­ние по выпечке пирогов, а не мастерская? Если ты пекарь, то тебе легко принять решение об открытии предприятия по выпечке пирогов. Вот тут-то и зарыта собака. Если ты пекарь и решила заняться предпринимательством, надо оста­вить свой прошлый опыт занятия пекарным делом в сторо­не и вступить с самим собой во внутренний диалог, кото­рый отлично знаком каждому действительно предприимчи­вому человеку.

Ты скажешь себе: «Настало время начать новую жизнь. Настало время бросить вызов своему воображению и при­ступить к процессу построения совершенно новой жизни. А ведь наилучшим способом этого в столь наполненном раз­ными возможностями мире является открытие восхити­тельного нового дела. Такого дела, которое могло бы дать мне все, что я захочу, — такого, которое не требовало бы от меня, чтобы я сидел все время на месте, чтобы оно обла­дало потенциальной возможностью превращения в уникаль­ное предприятие, чтобы люди говорили о нем долгое время после того, как сделают у меня первую покупку, и, соответ­ственно, возвращались бы для новых покупок, поскольку наш товар будет совершенно особенный. Да, интересно, что же это должен быть за бизнес?

— «Интересно, что же это должен быть за бизнес?» — это типично предпринимательский вопрос, — обратился я к Саре. — Я назвал бы его мечтательным вопросом. Этот вопрос представляет собой самую суть работы любого пред­принимателя. Интересно. Мне интересно. Да, в этом суть.

— Итак, работа предпринимателя заключается в том, чтобы интересоваться и задавать себе вопросы, — продол­жил я. — Создавать себе образы и мечтать. Задействовать СВОЙ потенциал в максимальной степени и разглядеть возможности, которые зависли к где-то в воздухе у тебя над головой или спрятаны у тебя в сердце. Причем не в прошлом, а в будущем. Вот такую работу выполняет предприимчивая личность перед тем, как приступить к своему делу, а так­же на все новых и новых стадиях по мере его развития. Интересно. Мне интересно совсем как изобретателю. Или как любому композитору, любому художнику, масте­ру своего дела, физику. Так должен ставить вопрос и любой пекарь. Я называю это будущей работой. «Интересно» — вот настоящая работа для предприимчивой личности.

Она попыталась было скрыть ее, но не смогла: я заме­тил в уголках ее рта лёгкую улыбку.

— Как же я смогу сделать всё по-другому? — наконец выговорила она, хотя в голосе её и чувствовалось несколько больше уверенности. — Если и дам полную свободу сидяще­му во мне настоящему предпринимателю, каким образом это сможет полностью изменить приобретенный мною в этом бизнесе опыт?

— Ты попала в самую точку! — воскликнул я. — Это именно тот вопрос, который и следовало задать. А для того чтобы подойти к ответу на него, давай-ка по­смотрим, на какой стадии жизненного цикла малого бизне­са находится теперь твое предприятие.

 

ДЕТСТВО: СТАДИЯ СПЕЦИАЛИСТА

... У моего дяди Сола была ферма по разведению скунсов, однако скунсы подхватили простуду и умерли, тогда дядя Сол стал издавать запах, слегка напоминающий скунсовый...





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-12-05; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 585 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Наглость – это ругаться с преподавателем по поводу четверки, хотя перед экзаменом уверен, что не знаешь даже на два. © Неизвестно
==> читать все изречения...

915 - | 676 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.022 с.