Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


¬тора€ стади€: установление системы контрол€




‘ранк (46) указывает на то, что на раннем этапе терапии он вводит серию запретов против разрушительного поведени€. “ерапевт может свободно в это врем€ отдавать приказани€ или устанавливать границы в особенности в св€зи с поведением пациента в офисе Ч первичное правило при этом, это чтобы пациент говорил. ƒругими требовани€ми будет, чтобы пациент приходил воврем€, уходил воврем€ и платил воврем€. ’васт (23) предостерегал: Услишком много разрешений без установлени€ должных границ может оказатьс€ абсолютно неадекватным". –ексфорд (107), с другой стороны, утверждает: УЌа начальных стади€х психиатрического лечени€, которое может длитьс€ от одного до двух лет, терапевт должен быть готов терпеть открытые физические и словесные враждебные взрывы, которые могут быть крайними и настойчивыми, и позже могут вновь повтор€тьс€ в случа€х нарастани€ тревоги".

— другой стороны, она говорит: У“ерапевт должен с самого начала €сно показать, что он не одобр€ет неприемлемого поведени€ ребенка и не принимает его сторону, хот€ в то же врем€ его отношение не €вл€етс€ ни карающим, ни моралистическим".

ќдин из терапевтических эффектов этих требований Ч это позвол€ет пациенту использовать терапевта как объект враждебности. ѕоскольку защиты делинквента от депрессии (подавленной €рости) настолько ненадежны и примитивны, терапевт устанавливает себ€ в качестве мишени дл€ €рости пациента. Ёто делаетс€ не потому, что катарсис как таковой непременно €вл€етс€ целебным, но потому что это дает выход €рости, лежащий в основе депрессии. Ёто, в свою очередь, предотвращает самонападение и дает пациенту модель прин€ти€ обвинений, критики, оскорблений и других форм враждебности. “о есть, поскольку в конечном итоге пациент должен будет справл€тьс€ с агрессией от себ€ и других, как можно раньше терапевт дает ему увидеть, что он способен прин€ть все эмоциональные и вербальные нападени€, на которые пациент окажетс€ способен. ≈ще одно преимущество этого приема Ч это показать пациенту, что терапевт сильнее, чем пациент Ч что терапевта невозможно "изничтожить" чувствами и словами пациента.

—реди всего этого пациент должен осторожно и последовательно обучатьс€ и тренироватьс€ на то, чтобы проводить различие между словами и действи€ми. ƒелинквенты, в особенности те чь€ травма произошла до или во врем€ довербального допон€тийного уровн€, не провод€т этого различи€. Ќи в коем случае терапевт не должен терпеть использование физической агрессии в офисе. “ерапевт может указать пациенту на то, что он "утратил контроль", и что если такое поведение будет продолжатьс€, то на сегодн€ сесси€ будет закончена. »ногда бывает допустимо пригрозить пациенту, что его "запрут", поскольку его поведение настолько нестерпимо. ≈сли пациент продолжает действовать враждебным образом, не исключено, что действует какой-то контрперенос, которого терапевт не осознает, или что терапевт недостаточно квалифицирован дл€ работы с этим пациентом. Ёйххорн (4) говорит о том, что терапевту необходимо быстро доказать, путем использовани€ тактики неожиданности, что он контролирует и себ€, и ситуацию. Ёйслер (34) приводит клинические данные в поддержку мнени€, что пациент будет последовательно провер€ть контроль и могущество терапевта, пока не убедитс€, что не может терапевта победить. — детьми, у которых очень ограниченный эго-контроль, утрата контрол€ и физическое провоцирование терапевта €вл€ютс€ проблемой в меньшей степени и могут еще быть использованы дл€ получени€ терапевтического результата.

“ом, восьми лет, подверженный бурным эмоциональным взрывам и вызывающий своим непослушанием и бунтарством серьезную озабоченность родителей и школы в течение уже некоторого времени, начал дразнить терапевта тем, что бросал подушки и м€чики "Ќерф". «атем со все большей силой полетели книги и игрушки. “ребование прекратить было проигнорировано, после чего “ому было сказано, что его будут контролировать физически. “ом брыкалс€ и боролс€, кричал, что терапевт причин€ет ему боль и убивает его. ѕоскольку терапевта только что проинформировали, что у “ома недавно возникли страхи смерти (хороший прогностический признак), он сказал “ому, что тот прав и что если он еще хоть один раз нарушит правила, терапевт действительно причинит ему боль или убьет его. ”дивленный мальчик тогда пообещал, что будет вести себ€ хорошо, но как только его освободили, со смехом начал вести себ€ таким образом, чтобы вновь вызвать необходимость физически его держать. Ќа прот€жении нескольких еженедельных сессий сцена повтор€лась много раз с большим количеством вербализаций, в особенности пока “ом был в руках терапевта. ¬ербализации содержали большое количество фантазий о последней трапезе умирающего, его последнем действии, его завещании; о том, как “ом будет пытать терапевта, о том что случитс€ с ним, когда он умрет и так далее. ¬ каждом случае терапевт сохран€л свою роль активного контролирующего действующего лица. ¬ какие-то моменты “ом не мог быть уверен, наход€тс€ ли они в области реальности или игры, но дл€ него это, похоже, было крайне увлекательно и, возможно, и составл€ло эффективный аспект данной "игры". ќднако он был прекрасно способен "переключитьс€" в конце сессии, то есть где-то за п€ть минут до конца сессии “ом мог выкрикивать что-то с €ростью и говорить о том, как ему хотелось бы убить терапевта, но как только выкликалось врем€, он собиралс€, говорил Удо свидани€Ф и вс€чески показывал, что готов придти снова.

¬ случа€х, когда ребенок выработал представление о матери, как причин€ющей вред или убивающей, ребенок обычно воссоздает с терапевтом свое воспри€тие травматических событий. Ќапример, ƒжим, семилетний "хулиган", абсолютно не слушалс€ родителей и был пассивно-агрессивен в классе, одновременно про€вл€€ некоторое количество тревоги и муча€ других детей. ƒл€ ƒжима мир был крайне враждебным, стрем€щимс€ причинить вред или убить. —трахи ƒжима выражались в псевдо-всемогуществе и всезнании и в стойких сопротивлени€х любым указани€м. ‘актически "нет" ƒжима было характерологическим негативом в ответ на любой контроль, который он интерпретировал как нападение с целью убийства. ‘актически его "нет" было способом сказать: УЌет, € не хочу, чтобы мен€ убили". — другой стороны, ƒжим мог быть очень жесток с окружающими. ѕро€вл€€ сильное сопротивление на сесси€х первого года, ƒжим в конечном итоге раскрыл в своей игре динамику собственного нарушени€. ћедленно выработалась игра, котора€ привела к эффективному изменению в поведении. ќн установил куклу-маму в качестве фокуса своей всемогущей мучающей враждебности. ¬ особенности нравилось ему, когда терапевт вскрикивал, изобража€ боль и беспомощную €рость, пока ƒжим играл роль матери.  огда ƒжим начал с нетерпением ожидать сессий, терапевт переменил роли. Ѕазиру€ свои действи€ на предшествующем поведении ƒжима, то есть тирании, €рости, мстительности и так далее, он стал зеркалом ƒжима и угрожал наказанием, использу€ принижающие клички, которыми пользовались ƒжим и его мать (мать их позже подтвердила). —ерьезное и в тоже врем€ полное удовольстви€ выражение лица ƒжима, так же как и его тиха€ просьба вновь и вновь повтор€ть игру, показали, что он включилс€, и что игра дл€ него значима. ѕо сути, игра вращалась вокруг момента, когда он мог "убивать" терапевта не тороп€сь, в то врем€ как терапевт пыталс€ "сделать больно и убить" его. ќднако он ставил терапевта в неравное положение. “ерапевту не разрешалось его видеть, но он мог его слышать. ќн производил какой-то шум, и терапевт либо бросал м€чик, либо удар€л палкой, либо стрел€л в направлении этого шума. „ем сильнее удар€л терапевт и чем ближе к цели он попадал, и чем более фрустрированным и полным €рости он выгл€дел, тем в больший восторг приходил ƒжим.

ƒл€ делинквентов типично опаздывать и пропускать сессии.  огда они изображают сокрушенность или оправдываютс€, терапевт может спросить, зачем они ему все это рассказывают и дать пон€ть, что он рад, что они опоздали или отсутствуют, и что в будущем он будет с нетерпением ждать, чтобы они вели себ€ все более делинквентно. ѕосле первого удивлени€ они начнут нападать на терапевта за то, что ему, похоже, нет до них дела.

Ќеизбежно в какой-то момент терапевт должен найти вход в суперэго пациента. Ётот переход от того, чтобы терапевт становилс€ эго-идеалом, к тому, чтобы он стал суперэго, создает некоторые проблемы. ¬тора€ стади€ в значительной мере накладываетс€ на первую. ¬ любом случае нужно, чтобы прежде терапевт начал бессознательно нравитс€, и только потом пациент захочет прин€ть терапевта в качестве суперэго.

ѕечка, от которой следует танцевать, как уже указывалось, это сесси€, в которой задача пациента говорить, а задача терапевта сделать так, чтобы пациент говорил. ¬ажность того, чтобы пациент говорил в терапии, обсуждаетс€ у —потница (138) и у Ћэ€ (72, 73). ƒаже наговаривать на магнитофон, по-видимому, может быть терапевтично, как указывают —толлак и √ерни (141). ќднако они отметили таки значительный перенос и сопротивление в рамках этого относительно деперсонализованного контекста. Ўор и ћассимо (129) в своей успешной работе с делинквентами обнаружили, что вербализаци€ служит тем механизмом, при помощи которого можно получить контроль над враждебным поведением. ќни провод€т аналогию с ребенком, который, вырабатыва€ средства контрол€, вербализует запреты в попытках себ€ остановить, прежде чем интернализовать способы контрол€.

ћногие дети и подростки говор€т очень много, но без вс€кого смысла. ѕациент просто поверхностно соглашаетс€. “акие дети, по-видимому, €вл€ютс€ наиболее резистентными терапии из-за их хорошо налаженного межличностного радара. Ќеизбежно они отказываютс€ говорить и сосредотачиваютс€ на том, чтобы делать что-то другое, что обычно оказываетс€ бесконечными сопротивлени€ми, которые не могут быть проанализированы.  роме того эти сопротивлени€ могут оказатьс€ весьма интригующими дл€ терапевта, потому что такие дети умеют как-то по особенному в очаровательной манере отталкивать перенос. ¬ этих случа€х обычно приходитс€ вызывать родителей дл€ совместных совещаний, чтобы поговорить с ребенком. «атем ребенок пытаетс€ убедить родителей, что он изо всех сил сотрудничает, и что ему не нужна никака€ терапи€. » действительно такие дети при небольшом количестве контрол€ способны мобилизовать себ€ так, что на прот€жении какого-то периода времени их поведение становитс€ таким, как нужно.

¬ зависимости от уровн€ интегрированности эго, терапевт может сосредоточитьс€ на нежелании пациента говорить. “о есть, при целостном эго происходит анализ трансферного сопротивлени€. ѕри более слабых эго по ходу действи€ необходимо обеспечить опыт, поддерживающий эго и способствующий созреванию. Ќапример, п€тнадцатилетний пограничный чернокожий шизофреник, который приближаетс€ к выписке из спецучреждени€, не мог справитьс€ с той €ростью, которую он чувствовал в адрес терапевта (которого он воспринимал как бросающего его, так, как его бросил его отец), и впал в молчание. ќднажды он вошел со значком, на котором было написано: Уƒолой черномазых - да здравствует черный человек". “ерапевт продемонстрировал большой интерес к этому значку, и „арльз смог объ€снить, что он хотел, чтобы "черный человек" в нем стал как можно больше, и хотел избавитьс€ от "черномазого в себе". ќн доказывал в поэтичных, но книжных выражени€х, что "черный человек" Ч это не только его идеализированный отец, но и его собственное эго и суперэго, и что "черномазый" Ч это его ид и его презираемый отец. “ерапевт сказал, что находит себ€ чересчур жестко человеком суперэго-эго (нравственный, работ€щий, контролируемый), и что ему интересно было бы иметь больше чувств "черномазого" (игрока, пь€ницы, насильника, садиста). „арльз был, казалось, шокирован и растер€н, и сказал терапевту, что этого он никогда не сможет сделать, если он не сможет испытать ужас и фрустрацию переживаний чернокожего подростка в черном гетто. “ерапевт настаивал на том, чтобы „арльз поделилс€ с ним этими переживани€ми. ќн настаивал также, чтобы в выходные дни дома „арльз оставл€л своего "черномазого" у терапевта, так чтобы тот мог с ним познакомитьс€ и в тоже врем€ его контролировать. ¬ конечном итоге после выписки „арльз "отдал" терапевту своего черномазого и иногда спрашивал своего наблюдающего социального работника, как там у терапевта поживает его "черномазый".

Ѕерд (20) рассматривает отыгрывание как часть симбиотических отношений с матерью, в особенности с ее ид. Ќа ранних стади€х терапии терапевт пытаетс€ заменить собой отыгрывающую мать; затем путем посто€нных интерпретаций нарциссических отношений происходит индивидуаци€.

 ак указал Ёйслер (35), практически все делинквенты прос€т у терапевта денег. Ёйслер рекомендует терапевту не поддаватьс€ делинквенту, чтобы делинквент не почувствовал, что он контролирует терапевта. ¬место этого Ёйслер предлагает терапевту дать делинквенту деньги в неожиданный момент.

ƒруга€ альтернатива это присоедин€тьс€ к делинквенту в его настроени€х жадности и скупости. ƒэн попросил у своего терапевта несколько долларов, предложив несколько причин, почему ему это нужно, из которых ни одна, похоже, не была заслуживающей внимани€. “ерапевт спросил, а что он за это получит. Ќесколько ошеломленный ƒэн ответил туманно, что он станет его другом, что терапевт будет чувствовать удовлетворение, что ему помог, и так далее. “ерапевт фактически спросил его, почему его могут интересовать какие-то из этих целей, когда ему и так хорошо с деньгами, которые ему плат€т родители ƒэна. ƒэн обвинил терапевта в том, что тот видитс€ с ним только из-за ожидаемой платы, сказал ему, что он жадина, и что он использует его и его родителей Ч а терапевт на все это отвечал утвердительно и в принимающей манере, рассчитанной на то чтобы укрепить нарциссический перенос, но демонстрировал при этом, что пациент не может его контролировать.

Ќесколько авторов описали благотворный эффект того, что делинквент высказывает свою враждебность к терапевту. ќднако ожидание этой пользы необходимо умер€ть прекрасно доказанным предостережением Ѕерковица (11) об ограниченности катарсиса. ѕациент должен понимать что только в терапевтической сессии ему позволительно раскрывать свои чувства, и что он не должен выражать их в других обсто€тельствах, таких как в школе, дома и со сверстниками.

ѕо мере того как вырабатываетс€ позитивный перенос, терапевт должен без угрызений совести давать указани€, советы и структурировать так, чтобы делинквент получил более четкое понимание того типа поведени€, которое будет приемлемо во внешней жизни. ‘рис (53) объ€сн€ет, что "ребенок прекращает свое асоциальное поведение не благодар€ инсайту, полученному из аналитической процедуры, потому что это зан€ло бы слишком много времени, но из любви к терапевту, на которого он выработал этот крайне сильный перенос, и которого он не хотел бы разочаровывать". Ѕилмз (18, 19) доказывает также, что индуцировать стыд и вину у делинквента есть необходимый аспект адекватного функционировани€. Ќемножко побранить или не одобрить неприемлемое социальное поведение оказываетс€ эффективно дл€ того, чтобы контролировать внешнее поведение. Ёто, как правило, лучше всего работает в тех случа€х, когда родители, в особенности мать, не обеспечили должных санкций контрол€ и помощи, когда ребенок начал ходить, бегать и удал€тьс€ от нее. ¬ согласии с этой точкой зрени€ находитс€ √оттесфельд (56), который раздавал делинквентам анкету, где они четко определили свою потребность в том, чтобы терапевты были более активны и более директивны. Ўмидеберг (116) находит, что "прогрессивные" родители часто не берут на себ€ ответственность советовать и планировать, особенно с девочками, которые оказываютс€ "лишенными корней" и сексуально неразборчивыми. ќна предлагает следующий очень показательный клинический анекдот: "ќднажды € отчитывала пациентку очень сурово, когда вдруг она начала мне улыбатьс€. "я тебе нравлюсь, да?". "ѕочему ты так подумала?". "“ы говоришь, как мо€ бабушка, а € знаю, что она мен€ любила"".

Ўмидеберг (115) в недавней статье обсуждает необходимость иметь дело с реальностью при работе с делинквентами и доказывает, что в этом контексте не следует бо€тьс€ суггестии. Ёнгель (39) в сходном ключе советует простое и "экономное" решение всех проблем делинквентов.

„асто пациент угрожает самоубийством, если на его требование не соглас€тс€. — этим приемом можно справитьс€, сказав пациенту, что ему не разрешаетс€ убивать себ€, пока не пройдет по крайней мере шесть мес€цев после окончани€ терапии. ¬ ответ на это всегда раздаютс€ вопли о том, что терапевт тиран, и что ему все равно. ≈сли пациент продолжает говорить о том, что он себ€ убьет, терапевт может спросить о том, когда именно он это сделает и при помощи каких средств. «десь пациент может предложить себ€ в качестве "эксперта" в методах самоубийства и указать иные и более эффективные методы дл€ того, чтобы совершить самоубийство, так чтобы пациент чувствовал, что он производит большее впечатление на свою "аудиторию". ≈ще одна техника присоединени€, которую следует использовать осторожно, это когда терапевт предлагает сам убить пациента.  ак и в выше приведенном приеме, рациональна€ база этого подхода состоит из нескольких пунктов: (1) он подкрепл€ет посто€нно присутствующий и скрытый страх пациента, что терапевт, как и все, хочет его убить. „асто пациент говорит: Уя это всегда подозревал". (2) Ёто позвол€ет терапевту глубже проникнуть в суперэго пациента. (3) Ёто оживл€ет исходный страх того, что его убьют родители.

¬се эти приемы должны использоватьс€ в форме таких вопросов: У„то, если бы € теб€ убил, вместо того, чтобы тебе убивать себ€ самому?". ƒалее прием следует примен€ть таким образом, чтобы пациент не был уверен, может или не может такое событие произойти, то есть пациент начинает тревожитьс€. ¬ одном поразительном случае п€тнадцатилетний крепкий орешек расплакалс€, когда терапевт спросил его, кому будет дело до того, убьет ли он себ€ сам или его убьют. ќн ответил словами: У¬ том то и беда Ч только вам". ѕарадоксально, многие пациенты за€вл€ют, что кажуща€с€ готовность терапевта убить их означает, что терапевт действительно о них заботитьс€.  ак выразилс€ один пациент: У≈сли вы готовы не поленитьс€ и избавить мен€ от мучений, это значит что вы бы дл€ мен€ что угодно сделали". „асто косвенное предложение убить пациента вызывает значительную враждебность и критику. ѕозици€ терапевта: Уј ну и что, если € окажусь убийцей?" обычно заставл€ет пациента нападать, что €вл€етс€ экстернализацией нестерпимой ненависти к себе и позвол€ет пациенту структурировать дл€ самого себ€ причины того, чтобы терапевт (и он сам) вели себ€ более цивилизованным и социально приемлемым образом.

—трин (142) также верит, что, чем интерпретировать искажени€ по поводу самого себ€, терапевту следует временно абсорбировать обвинение как часть своего эго. "ёнец благодарен взрослому за то, что тот принимает эти €довитые элементы, и постепенно начинает задавать вопросы о том, насколько они в самом деле опасны". Ћиптон (76) подытоживает намерение терапии:

ѕсихотерапи€ основана на принципе коррективного эмоционального переживани€. ѕациент подвергаетс€ тому же типу эмоциональных конфликтов в терапевтической ситуации, которые в жизни оказались неразрешимыми. “ерапевт, однако, реагирует иначе, чем реагировали родители. ѕсихотерапевт дает индивидууму возможность вновь и вновь сталкиватьс€ со все возрастающими дозами прежде невыносимых эмоциональных ситуаций, и справл€тьс€ с ними иным способом, чем в прошлом. ѕереживание заново неразрешенного старого конфликта с новым концом есть секрет успешной терапии (стр.543).

ѕо-видимому, старое утверждение јлександера (5) насчет того, что пациенту необходимо обеспечить "коррективный эмоциональный опыт", может быть применимо к терапии делинквентов.

“ерапевтический подход, который излагаетс€ в этом разделе, имеет некоторое сходство с парадигматической терапией ћэри  оулмен Ќельсон (89), котора€ фокусируетс€ на воссоздании и проживании с пациентом старых конфликтов с родител€ми. “ерапи€ пограничных подростков у ћастерсона (86) тоже похожа на это. ќн также цитирует пон€тие сепарации-индивидуации ћалер в качестве центра своего рассуждени€. ≈го подход, однако, более вмешивающийс€ и катаболический по отношению к защитам на начальных стади€х. Ѕолее того, он работает в услови€х специального утверждени€, которое рассчитано на то, чтобы справл€тьс€ с взрывной €ростью и глубокими депресси€ми его подростков.

¬ тех случа€х, когда делинквентность происходит из чувства вины и потребности в наказании, терапевт может временно прин€ть на себ€ роль нарушенного суперэго. ‘ридлендер (51) утверждает: У≈сли... делинквента можно привести обратно к зависимости маленького ребенка от взрослого человека, то процесс переобучени€ может, возможно, исправить неверный характер развити€".

¬ тот момент, когда пациент действительно становитс€ более зависимым, обычно происходит замораживание защит, однако усиление в аффектах. “ерапевт никогда не должен тер€ть из виду тот факт, что делинквента обычно не интересует установление объектных отношений, и он едва способен терпеть нарциссические или симбиотические отношени€. ќдна из форм сопротивлени€, которое описывает –едль (102), это, что поведение пациента может стать более нормализованным и образцовым в ситуации терапии, но неведомо дл€ терапевта пациент начинает про€вл€ть более открытое антисоциальное поведение вне терапевтического часа. “ерапевт, таким образом, должен иметь не только хороший контакт с семьей и школой, но должен осознавать, что пациент может вызвать у него чувство ложной самоуспокоенности. ¬ообще, поведение пациента должно улучшатьс€ постепенно, вначале по отношению к окружающему сообществу, затем в школе, затем в семье и только после этого на терапевтических сесси€х. ÷ель в том, чтобы пациент приносил все свои огорчени€, конфликты, страх и патологию на терапевтическую сессию, а затем функционировал более интегрированным образом в своей семье. “о есть чем более бурно проход€т терапевтические сессии, тем меньше веро€тность отыгрывани€ в сообществе. Ќесколько авторов (138, 142, 148) указали, что не только нормально, но и желательно держать делинквента в состо€нии негативного переноса. ÷ель в том, чтобы поддерживать проективную защиту и идентификацию с терапевтом, так чтобы пациент был менее склонен направл€ть свою враждебность на самого себ€.

 

ѕроблема лакун в суперэго

ƒжонсон и ∆урек (64, 65) выдвинули теорию лакун в суперэго, котора€ говорит, что родители вынуждают своих детей отыгрывать бессознательные родительские желани€.  огда родители доступны дл€ терапии, можно проанализировать систему патологических потребностей, сн€в таким образом давление с ребенка.  огда родители не предъ€вл€ют себ€ дл€ терапии, необходимо искать другие подходы дл€ того, чтобы разрешить потребность ребенка исполн€ть желани€ родителей. —ледующий пример иллюстрирует один возможный путь.  огда четырнадцатилетний мальчик, рано развившийс€ во всех отношени€х, неохотно начал развертывать историю своей пышным цветом цветущей жизни, терапевт обнаружил, что он увлечен рассказом более, чем обычно. ¬ы€снилось, что —эм €вл€етс€ центром внимани€ в своей спальне в интернате из-за способности "травить соленые байки". ¬о врем€ интервью с по видимости высоконравственной матерью оказалось, что она также болезненно интересуетс€ асоциальной и сексуальной жизнью —эма. ’от€ она, казалось, чувствовала крайнюю обиду, неодобрение и отвращение к перверзи€м своего сына, тем не менее создавалось впечатление, что она получает из вторых рук удовольствие, когда читает отчеты следовател€, показывает терапевту порнографические картинки и записки —эма и воображает, что он еще может сделать.

ќднажды, когда —эм высказывал терапевту, какое занудство это терапи€, и прочими способами выражал нежелание продолжать, ему было сказано, что терапевт в восторге от его эскапад, и не может ли он, пожалуйста, потратить некоторое усилие на то, чтобы сделать что-нибудь интересненькое, чтобы сессии стали менее скучными. ќткликом —эма была взрывна€ негативна€ реакци€, в которой он дал пон€ть, что он устал делать что-то, что доставл€ет удовольствие другим, и что, если уж на то пошло, он готов скорее жить пристойной жизнью назло терапевту. ќн описал далее, как он обнаружил, что пытаетс€ переплюнуть отца, которого он не видел дес€ть лет, и который, суд€ по всем рассказам, был крайне психопатическим извращенным персонажем. ¬ этой ситуации терапевт полагал, что он высказал открыто скрытое требование матери, и что —эм в свою очередь выдал более соответствующую сознательную реакцию на воссозданную патологическую ситуацию.

¬ другой ситуации одиннадцатилетний мальчик выбрал образцом дл€ подражани€ прославл€емого смельчака »вел€- нивел€ и пыталс€ выполнить сходные опасные действи€, которые казались ему силой, оживл€ющей в прочих отношени€х скучную жизнь его родителей. ¬ этой ситуации терапевт указал, что он ждет не дождетс€ его сессий среди в остальных отношени€х нудного рабочего дн€, и рассказов о приключени€х мальчика. –еакци€ мальчика была за€вить, что он отказалс€ от опасных приключений, и вместо этого принести на терапию рисунки увлекательных и интересных событий, которые он вообразил или видел в кино.

 онечно, существует определенный риск в том, чтобы идентифицировать себ€ как человека, который пытаетс€ жить опосредованно через пациента. ¬ контексте позитивного переноса ребенок может подчинитьс€, что приведет к опасным ситуаци€м. ќднако в контексте негативного или развивающегос€ нарциссического переноса пациент либо сопротивл€етс€ терапевту, либо с неохотой начинает прив€зыватьс€ к нему еще больше. ѕравильно выполненна€, эта техника превращени€ скрытого послани€ родителей в открытое снижает тревогу, окружающую двойное послание.  огда терапевт подозревает, что ребенок обеспечивает бессознательное удовлетворение дл€ родителей, рекомендуютс€ семейные сессии, как описано в главе семь, потому что в течение короткого периода времени легко будет указать семье на то удовольствие и оживление, которое ее членам приносит поведение ребенка.

 

“реть€ стади€:

"традиционна€ психотерапи€"

ѕо мере того, как терапи€ прогрессирует от нарциссического переноса к объектному переносу, от симбиоза к дифференциации и от слабости эго к большей силе суперэго и эго станов€тс€ показанными более стандартные методы лечени€ пациента. ќднако терапевт должен быть готов всегда узнать регрессию и присоединитьс€ к пациенту, когда он делает шаг назад, прежде чем сделать шаг вперед.

 





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-12-04; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 367 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

Ћучша€ месть Ц огромный успех. © ‘рэнк —инатра
==> читать все изречени€...

2048 - | 1929 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.043 с.