Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


√ородской средневековый театр. –елигиозна€ драма и еЄ жанры. ћиракли. ћистерии. ћоралите. —редневекова€ драма и европейский театр. 3 страница




Ќо, говор€ о его вли€нии на современников, нельз€ не коснутьс€, хот€ и вскользь, одного эпизода, св€занного с его именем. √уманистов часто упрекали в сильном увлечении древностью, доходившем будто бы до желани€ вполне воскресить всю античную обстановку жизни.

 

”влечение ѕетрарки предпри€тием этого, как он его называл, третьего Ѕрута, Ђнового  амиллаї, Ђнового –омулаї, вполне гармонирует с его интересом и любовью к классическому миру: недаром он в своих поездках отыскивал рукописи с древними произведени€ми, снимал с них копии, поручал другим их отыскивать, создавал первую классическую библиотеку и первый музей древностей (монет и медалей), возбуждал в других тот же интерес. Ќо это не было сильное преклонение, ибо ѕетрарка брал у классиков лишь то, что соответствовало собственному его настроению, а это можно вообще сказать обо всех гуманистах, да и трудно было бы примирить неразборчивое подражание с развитою индивидуальностью ѕетрарки. ќн любит древних, но выбирает между ними таких писателей, которые наиболее подход€т к его личным воззрени€м. Ќе отрыва€сь от христианства, но и не раздел€€ теократических прит€заний и аскетических требований католицизма, ѕетрарка хочет в своЄм творчестве оправдать индивидуальные потребности, осужденные аскетизмом, и дл€ этого своего стремлени€ он ищет поддержки в античном мире, отнюдь не мечта€ заменить его формами христианскую цивилизацию. Ќапада€ на папство, находившеес€ в упадке, он защищает христианство от аверроистов. ¬месте с этим он относитс€ с эстетическим интересом к природе, осужденной тем же аскетизмом, и готов видеть в ней даже норму дл€ жизни, воспитательницу и руководительницу человека. “е решени€ жизненных вопросов, которые давала аскетическа€ мораль, дл€ ѕетрарки оказывались неудовлетворительными, и он искал новых решений Ц искал в классической литературе, действовавшей также на его эстетическое чутье и на его литературный вкус. ѕетрарку интересует его соответственное я, интересует человек, интересует моральна€ личность. Ђя верю, Ц пишет он сам, Ц что благородный дух человека ни на чем не успокоитс€, кроме как на Ѕоге, цели нашего существовани€, кроме как на самом себе и на своих внутренних стремлени€х, кроме как на другой душе, близкой ему в силу большого сходстваї. Ётот интерес к человеческой личности ограничивает и область философских интересов ѕетрарки: он отвергает схоластику, но не придает значени€ и античной метафизике, сосредоточива€ все свое внимание на моральной философии, вопросы которой стремитс€ разрешать не в смысле антииндивидуалистического аскетизма, а в духе античного стоицизма, примиренного с христианством. Ћюбопытно, что и вообще вкус к метафизике у гуманистов возникает сравнительно поздно. —обственные религиозные воззрени€ ѕетрарки с оттенком некоторого мистицизма вполне индивидуальны. ≈го отношение к истории и к обществу также индивидуалистично.   источникам истории он относитс€ с критицизмом. —ама истори€ превращаетс€ у него в р€д биографий, и он верит в силу человеческого слова, выступа€ в своих произведени€х, как публицист, и верит в могущество отдельной личности, будет ли то Ђтрибунї  ола ди –иенци, или император  арл IV, которого он умол€л перейти через јльпы и в новой форме продолжить проигранное дело, дело Ђтрибунаї. ќдним словом, в самых разнообразных формах выступает в ѕетрарке свойственный позднейшим гуманистам индивидуализм, личное начало Ц и в той рефлексии, с какою он анализирует собственное чувство к Ћауре, и в том посто€нном самоуглублении, которое отражаетс€ на его трактатах, и в той любви, какую он питал к признани€м блаженного јвгустина.

 

ќдин рассказ ѕетрарки о самом себе проливает некоторый свет на его душевное настроение, лежавшее в основе его интереса к человеку. ќднажды ѕетрарка совершил трудное восхождение на ћон-¬анту, откуда открывалс€ перед ним величественный вид. ѕри нем была Ђ»споведьї бл. јвгустина, его любимого писател€, и под вли€нием мыслей, которыми была полна его голова, он открыл книгу, ища в случайно прочитанном месте как бы указани€ свыше. Ђ» люди, прочел он, идут дивитьс€ на горные выси, на громадные массы морских вод и на течение широких рек, на необъ€тный простор океана и на движение звезд, Ц а на себ€ не обращают внимани€, к себе самим не относ€тс€ с удивлениемї. ѕораженный этими словами, ѕетрарка не стал читать дальше: от €зыческих философов ему, незадолго перед тем, стало известно, что ничему не следует удивл€тьс€, кроме ума человеческого и что великому уму ничто не представл€етс€ удивительным (кроме его самого). » ѕетрарка в своЄм творчестве относилс€ с большим вниманием к своей Ђацедииї, своего рода унынию, считавшемус€ смертным грехом, но получившему у ѕетрарки характер античной aegritudinis animi, т. e. своего рода мировой скорби. –азвитое чувство личности порождало и то славолюбие, которым отличалс€ ѕетрарка и все гуманисты. ѕетрарка сам признаетс€ в своем стремлении к славе, полага€ вообще, что земна€ слава играет роль могучего фактора в личной де€тельности:

¬ характере первого гуманиста были слабости, были пр€мо несимпатичные черты, но нас и не с этой, так сказать, чисто психологической стороны он интересует. Ќам важно вы€снить историческое положение ѕетрарки, и мы уже видели, что во многом оно напоминает положение христианских писателей IV века, производивших сли€ние античного с христианским, и быть может, не столько его лично, сколько его положение характеризует некотора€, так сказать, сбивчивость в его собственных точках зрени€. ќн пишет, например, диалог Ђќ средствах в радости и гореї (De remediis utriusque fortunae) и ссыла€сь то на Ѕиблию, то на классиков, высказываетс€ против прив€занности к земным благам, раздел€€ аскетический взгл€д на них, как на преп€тствие к достижению благ небесных, и вместе с этим станов€сь и на чисто стоическую точку зрени€ в этом предмете. ѕетрарка пишет еще об уединенной жизни (De vita solitаria) и о досуге монахов (De otio religiosorum): с одной стороны им восхвал€етс€ отшельничество, как его понимали средние века, с другой Ц он прославл€ет обеспеченный досуг в классическом смысле, т. е. в смысле возможности принадлежать лишь самому себе. » во взгл€де на сущность поэзии он сбиваетс€ с одной точки зрени€ на другую.   концу средних веков на поэзию установилс€ взгл€д как на аллегорию, и сам ѕетрарка писал латинские эклоги, в которые вкладывал аллегорический смысл. » вместе с этим уже по классическому взгл€ду поэзи€ у него имеет целью и того прославл€ть, кого она воспевает, и тому доставл€ть бессмертие в потомстве, кто возвещает о славе героев.

Ѕыть может, эта сбивчивость вытекала пр€мо из трудности общей задачи, а при взгл€де на гуманизм, как на новое моральное миросозерцание, вытесн€вшее аскетическое миросозерцание средних веков, особый интерес получает отношение ѕетрарки к вопросам морали, которые он, не сход€ с почвы христианства, разрешал в смысле этики древних стоиков. ÷ельного и законченного миросозерцани€ мы, впрочем, и не найдем в творчестве ѕетрарки, да и трудно было бы его искать в зарождавшемс€ гуманистическом движении. ¬ нем только еще намечаетс€ светска€ оппозици€ средневековым началам мысли. ѕетрарка боретс€ со схоластикой, с астрологами, с алхимиками, со вс€кого рода суеверами, и особенно борьба со схоластикой принимает характер борьбы принципиальной: философи€, отрешенна€ от жизни и от практического применени€, противоречила всем его инстинктам, и наход€, что диалектика хороша, как гимнастика ума, как средство, а не как цель, он сме€лс€ над глупцами, которые седеют в игре словами, совершенно забыва€ о пон€ти€х, ими выражаемых, которые суетно и надменно вращаютс€ в пустом круге со своими бесплодными умозрени€ми и прени€ми и вызывают удивление лишь у глупцов, Ц и вот ѕетрарка смотрит на себ€, как на —ократа, разоблачающего призрачную мудрость софистов. —холастики пытаютс€ разграничить научные области, а ѕетрарка хочет, наоборот, чтобы в одном лице соедин€лись историк, философ, поэт и богослов.

»так, мы видим, что в основе творчества ѕетрарки лежит индивидуализм, причем он ищет опоры дл€ своих воззрений в классической древности, счита€ в ней авторитетным лишь то, что соответствовало его настроению, и стрем€сь примирить новые потребности со средневековым христианством. » это историческое его значение, особенно значение его, как латинского героического поэта и восстановител€ древности, было пон€тно и современникам, и потомству, пока живо было само гуманистическое движение. ≈ще при жизни ѕетрарки гуманизм сделалс€ уже весьма заметным в умственной жизни »талии, а благодар€ отношени€м ѕетрарки к папской курии, и в центре католического мира, который во все врем€ жизни ѕетрарки был, как известно, не в –име, а в јвиньоне. «аметим еще, что ѕетрарка обратил внимание и на греческий €зык, бывший в средние века почти позабытым на «ападе. ќн у римских писателей научилс€ чтить греческих поэтов и философов и даже одно врем€ (около 1340) брал уроки греческого €зыка у монаха ¬арлаама, приезжавшего в јвиньон, хот€ и не достиг необходимых знаний, чтобы читать √омера, экземпл€р которого ему удалось достать, а тем более ѕлатона, сочинени€ коего у него также были и коего он противопоставл€л схоластическому јристотелю.

 нига песен

 онечно же, главным произведением ѕетрарки €вл€етс€ его " анцоньере" (" нига песен"), состо€ща€ из 317 сонетов, 29 канцон, а также баллад, секстин и мадригалов.

—тихи на италь€нском €зыке (или просторечии, "вольгаре") ѕетрарка начал писать смолоду, не придава€ им серьезного значени€. ¬ пору работы над собранием латинских своих посланий, прозаических писем и началом работы над будущим " анцоньере" часть своих италь€нских стихотворений ѕетрарка уничтожил, о чем он сообщает в одном письме 1350 года.

ѕервую попытку собрать лучшее из своей италь€нской лирики ѕетрарка предприн€л в 1336-1338 годах, переписав двадцать п€ть стихотворений в свод так называемых "набросков" (Rerum vulgarium fragmenta). ¬ 1342-1347 годах ѕетрарка не просто переписал их в новый свод, но и придал им определенный пор€док, оставив место дл€ других, ранее написанных им стихотворений, подлежащих пересмотру. ¬ сущности, это и была перва€ редакци€ будущего " анцоньере", целиком подчиненна€ теме возвышенной любви и жажды поэтического бессмерти€.

¬тора€ редакци€ осуществлена ѕетраркой между 1347 и 1350 годами. ¬о второй редакции намечаетс€ углубление религиозных мотивов, св€занных с размышлени€ми о смерти и суетности жизни.  роме того, тут впервые по€вл€етс€ разделение сборника на две части: "Ќа жизнь мадонны Ћауры" (начина€ с сонета I, как и в окончательной редакции) и "Ќа смерть мадонны Ћауры" (начина€ с канцоны CCLXIV, что также соответствует окончательной редакции). ¬тора€ часть еще ничтожно мала по сравнению с первой.

“реть€ редакци€ (1359-1362) включает уже 215 стихотворений, из которых 174 составл€ют первую часть и 41 вторую. ¬рем€ п€той редакции - 1366-1367 годы; шестой редакции - 1367-1372 годы.

—едьма€ редакци€, близка€ к окончательной, которую автор отправил ѕандольфо ћалатеста в €нваре 1373 года, насчитывает уже 366 стихотворений (263 и 103 соответственно част€м). ¬осьма€ редакци€ - 1373 год, и, наконец, дополнение к рукописи, посланное тому же ћалатеста, - 1373-1374 годы.

ƒев€тую, окончательную, редакцию, содержит так называемый ¬атиканский кодекс под номером 3195, частично автографический.

ѕо этому ¬атиканскому кодексу, опубликованному фототипическим способом в 1905 году, осуществл€ютс€ все новейшие критические издани€.

¬ ¬атиканском кодексе между первой и второй част€ми вшиты чистые листы, заставл€ющие предполагать, что автор намеревалс€ включить еще какие-то стихотворени€. –азделение частей сохран€етс€: в первой - тема Ћауры-ƒафны (лавра), во второй - Ћаура - вожатый поэта по небесным сферам, Ћаура - ангел-хранитель, направл€ющий помыслы поэта к высшим цел€м.

¬ окончательную редакцию ѕетрарка включил и некоторые стихи отнюдь не любовного содержани€: политические канцоны, сонеты против авиньонской курии, послани€ к друзь€м на различные моральные и житейские темы.

ќсобую проблему составл€ет датировка стихотворений сборника. ќна сложна не только потому, что ѕетрарка часто возвращаетс€ к написанному даже целые дес€тилети€ спуст€. ј хот€ бы уже потому, что ѕетрарка намеренно не соблюдал хронологию в пор€дке расположени€ стихотворного материала. —оображени€ ѕетрарки нынче не всегда €сны. ќчевидно лишь его желание избежать тематической монотонности.

ќдно лишь наличие дев€ти редакци€ свидетельствует о неустанной, скрупулезной работе ѕетрарки над " анцоньере". –€д стихотворений дошел до нас в нескольких редакци€х, и по ним можно судить о направлении усилий ѕетрарки. Ћюбопытно, что в р€де случаев, когда ѕетрарка был удовлетворен своей работой, он делал р€дом с текстом соответствующую помету.

–абота над текстом шла в двух главных направлени€х: удаление непон€тности и двусмысленности, достижение большей музыкальности.

Ќа ранней стадии ѕетрарка стремилс€ к формальной изощренности, внешней элегантности, к тому, словом, что так нравилось современникам и перестало нравитьс€ впоследствии. — годами, с каждой новой редакцией, ѕетрарка заботилс€ уже о другом. ≈му хотелось добитьс€ возможно большей определенности, смысловой и образной точности, пон€тности и €зыковой гибкости. ¬ этом смысле очень интересно суждение  арло ƒжезуальдо (конец XVI - начало XVII вв.), основател€ знаменитой јкадемии музыки, прославившегос€ своими мадригалами. ѕро стих ѕетрарки он писал: "¬ нем нет ничего такого, что было бы невозможно в прозе". ј ведь эта т€га к прозаизации стиха, в наше врем€ особо ценима€, в прежние времена вызывала осуждение.


 

ƒж. Ѕоккаччо Ц создатель европейской новеллы. Ђƒекамеронї. ѕроблематика. –оль обрамлени€. —пецифика композиции. Ђƒекамеронї как новый взгл€д на человека. ќсобенности классической ренессансной новеллы.

"ƒекамерон" Ц книга о сотворении мира, но творитс€ мир в этом произведении не Ѕогом, а человеческим обществом, за дес€ть дней. ¬ "ƒекамероне" ведетс€ полемика, направленна€ не против религии и попов, как в стародавние времена хотелось думать некоторым критикам, а главным образом против господствующих во времена Ѕоккаччо представлений о человеке, его природе, его правах и об€занност€х. Ќо больше всего в "ƒекамероне" Ѕоккаччо спорит с тем, кто обвин€л его книгу в непристойности.

»сточники "ƒекамерона" французские фаблио, средневековые романы, античные и восточные сказани€, средневековые хроники, сказки, новеллы предшествующих новеллистов, злободневные анекдоты. Ќо Ѕоккаччо пользовалс€ заимствованным материалом весьма свободно, внос€ новые черточки, видоизмен€€ целевую установку всего рассказа. ¬ итоге использованный им материал принимал €рко индивидуальный отпечаток.

"ƒекамерон" иногда называли обрамленной книгой. Ёто не совсем точно. ƒа, в нем имеетс€ "¬ведение" и "«аключение автора".  нига обрамлена авторским художественным сознанием. Ќо этим, по сути дела, роль так называемой рамы и ограничиваетс€. Ќовеллы в "ƒекамероне" рассказывают дес€ть каждодневно мен€ющихс€ рассказчиков. јвтор в их рассказы не вмешиваетс€, но и от рассказанного ими не отрекаетс€. Ќовелл в "ƒекамероне" сто и к ним добавлена притча, рассказанна€ уже самим автором, дабы пристыдить его ханжествующих недоброжелателей.

 

” предшественников Ѕоккаччо новелла была еще назидательным рассказом средневекового типа. Ѕоккаччо сохран€ет эту традиционную установку. –ассказчики "ƒекамерона" сопровождают свои новеллы моральными сентенци€ми. “ак, 8-€ новелла дес€того дн€ должна показать силу истинной дружбы, 5-€ новелла первого дн€ должна иллюстрировать значение быстрого и удачного ответа и т.д. ќднако обычно у Ѕоккаччо мораль вытекает из новеллы не логически, как в средневековых назидательных рассказах, а психологически. Ёто придает новелле новое идейно-художественное качество. ¬ своих новеллах Ѕоккаччо рисует огромное множество событий, образов, мотивов, ситуаций. ќн выводит целую галерею фигур, вз€тых из различных слоев современного ему общества и наделенных типичными дл€ них чертами. ќднако в отличие от создател€ "Ѕожественной комедии" он не верит в возможность дл€ человека при жизни перешагнуть порог потустороннего мира, войти в мир трансцендентных абсолютов и, воочию узрев Ѕога, приобщитьс€ к непреложным решени€м его суда. —толь характерное дл€ средневекового сознани€ желание загл€нуть на "тот свет" в обществе "ƒекамерона" высмеиваетс€ Ц порой добродушно, а иногда почти пародийно. “ем не менее, это никак не умал€ет искренности веры рассказчиков в Ѕога. ћен€етс€ их понимание взаимоотношений между Ѕогом и человеком, смысла человеческой жизни, а также сути и задач литературы, что, разумеетс€, существенно вли€ет на поэтику и методы новеллистического повествовани€. —ознава€ принципиальную невозможность "проникнуть смертным оком в тайны Ѕожественных помыслов", ѕамфило рассказывает новеллу о сэре „аппеллетто так, чтобы в ней, как он говорит, было все "€сно с точки зрени€ человеческого понимани€". Ќа смену средневековому аллегоризму приходит эстетический рационализм, способный обернутьс€ если не агностицизмом(»деалистическое философское учение, отрицающее возможность познани€ объективного мира и его закономерностей), то, во вс€ком случае, сознательной установкой на реалистическую достоверность рассказа.

Ѕоккаччо был первым европейским писателем, который широко и очень объективно изобразил огромную и естественную роль эроса в жизни нормального человека. Ёто было большим художественным открытием Ќового времени, и приуменьшать его было бы нелепым ханжеством. √рехом писатель считает уже не плотский грех, а вынужденное целомудрие. Ёто, по мнению общества "ƒекамерона", одно из величайших зол, какое только может выпасть на долю человека. ѕоэтому, когда монаху или монахине удаетс€ его избежать, общество "ƒекамерона" не усматривает в этом ничего зазорного. ¬ таких случа€х рассказчики смеютс€, но в их веселом смехе звучит скорее сочувствие к человеческой природе монаха, чем гневный укор или негодование. (»менно таков смех четвертой новеллы первого дн€, в которой согрешивший монах избегает наказани€, на деле доказав своему аббату, что ничего человеческое тому не чуждо)

ќ любви в обществе "ƒекамерона" говор€т часто, и изображаетс€ она по-разному. ѕримечательна также программна€ дл€ Ѕоккаччо перва€ новелла п€того дн€. ¬ ней сказано, что у именитого жител€  ипра јристиппа был сын, доставл€вший ему большие огорчени€. "≈го насто€щее им€ было √алезо, но так как ни усили€ми учител€, ни ласками и побо€ми отца, ни чей-либо другой какой сноровкой невозможно было вбить ему в голову ни азбуки, ни нравов, и он отличалс€ грубым и неблагозвучным голосом и манерами, более приличными скоту, чем человеку, то все звали его как бы на смех „имоне, что на их €зыке значило то же, что у нас скотина". ¬ конце концов, јристипп приказал сыну "отправитьс€ в деревню и жить там с его рабочими". Ќо вот однажды „имоне " увидел спавшую на зеленой пол€не красавицу в столь прозрачной одежде, что она прочти не скрывала ее белого тела. <Е> ќн с величайшим восхищение прин€лс€ смотреть на нее. » он почувствовал, что его грубой душе, куда не входило до тех пор, несмотр€ на тыс€чи наставлений, никакое впечатление облагороженных ощущений, просыпаетс€ мысль, подсказывающа€ его грубому и материальному уму, что то Ц прекраснейшее создание, которое когда-либо видел смертный". “елесность обнаженной женщины Ѕоккаччо намеренно подчеркиваетс€. ќднако прекрасное женское тело не вызывает у „имоне похоти, а пробуждает в нем чувство, которое, видимо, должен испытывать вс€кий нормальный мужчина.  расота преображает „имоне, который "Ек величайшему изумлению всех, в короткое врем€ не только обучилс€ грамоте, но и стал наидостойнейшим среди философствующих. «атем, и все по причине любви, не только изменил свой грубый деревенский голос в из€щный и приличный горожанину, но и стал знатоком пени€ и музыки, опытнейшим и отважным в верховой езде и в военном деле, как в морском, так и в сухопутном ". ѕодлинна€ влюбленность изображаетс€ в обществе "ƒекамерона" как необыкновенно красивое чувство. ѕорой на долю эротики выпадает больша€ идейна€ нагрузка. ¬ восьмой новелле второго дн€ приводитс€, например, любопытное рассуждение жены французского королевича, пытающейс€ соблазнить графа јнверского и доказывающей ему, что она имеет больше прав на прелюбоде€ние, чем плебейка или кресть€нка.  оролевна из этой новеллы рассуждает как человек, дл€ которого феодальна€ мораль сословного неравенства €вл€етс€ чем-то само собой разумеющимс€, незыблемым и естественным. ќна глубоко убеждена, что "Еперед лицом праведного судьи один и тот же поступок, смотр€ по разным качествам лица, не получит одинаковое наказание ". ќднако общество "ƒекамерона" судит уже совсем по-другому. ‘еодальные софизмы жены французского королевича не производ€т в новелле впечатлени€ даже на графа јнверского и специально опровергаютс€ в первой новелле третьего дн€. "≈стьЕ много и таких, Ц говорит ‘илострато, Ц которые вполне уверены, что лопата, и заступ, и груба€ пища, и труд, и нужда лишают земледельцев вс€ких похотливых вожделений, дела€ грубыми их ум и пон€тливость. Ќасколько все, так думающие, заблуждаютс€, это € и желаю разъ€снить всем небольшой новеллой". ј вслед за тем следует знаменита€ новелла о ћазетто, эротика которой должна показать не столько скотскую сущность тосканского кресть€нина, сколько то, что перед голосом природы проста€ монахин€ и королевна совершенно равны.

»з всего этого, впрочем, отнюдь не следует, будто в "ƒекамероне" нет чисто эротических новелл, имеющих мало общего с подлинной любовь. »х, как правило, рассказывает ƒионео в конце каждого дн€. ѕримечательно, что в "ƒекамероне" содержитс€ намек, что среди молодых людей и дам, образующих общество рассказчиков, имеютс€ влюбленные, но любовь их нигде и никак не реализуетс€, хот€ обсто€тельства, в которых рассказываютс€ новеллы, казалось бы, к этому располагают.

¬ руках Ѕокаччо, типичного горожанина-республиканца, новелла отчеканилась как литературна€ форма, отвечающа€ классовым интересам республиканской буржуазии. » если она и в дальнейшем продолжала сохран€ть эти настроени€ даже тогда, когда города стали подчин€тьс€ тиранам, Ч то этим новелла об€зана могучему таланту своего первого насто€щего классика. “олько тогда, когда подкралась феодальна€ реакци€, т. е. уже в XVI в., новелла начала уходить от типично-буржуазной, бокаччианской, окраски. Ќо в »талии она всегда оставалась св€занной с городом и умерла, когда город в »талии перестал быть государством.

”же в "Amorosa visione" Ѕ. пришел к тому выводу, что аскетические христианские добродетели непосильны дл€ человека. "ƒекамерон" этот тезис разрабатывает подробно и настолько €рко, что после него уже не будет больше принципиальных споров о праве человека на любовь. —окруша€ аскетизм, Ѕ. не касалс€ христианской религии как таковой, но он не бо€лс€ обрушиватьс€ на ее служителей вс€кий раз, когда в этом €вл€лась художественна€ необходимость. ¬ этом отношении он оп€ть-таки шел навстречу духу городской культуры: дл€ города монах, проповедовавший против лихвы, т. е. против промысла банкиров, против роскоши и сытой жизни, против быта городской буржуазии, был всегда персонажем чрезвычайно непри€тным, более непри€тным, чем рыцарь, Ч пугало ранних новеллистов, борьба с к-рым была уже позади, Ч или кресть€нин, антагонизм с которым в богатой ‘лоренции не имел большого значени€. ѕобедна€ проповедь индивидуализма, этого главного мотива гуманистической доктрины, пропитывает "ƒекамерон" от начала до конца.

Ѕоккаччо осмеивает лицемерие духовенства, склонного, как и все люди, к слабост€м и порокам; рисует и смешные, и вредные стороны корыстолюби€, скупости, ревности; клеймит жестокость, суевери€, сословные предрассудки, нерадивость судей; с другой стороны Ц преданна€ дружба и преданна€ любовь, щедрость, веротерпимость, ум, остроумие, веселость наход€т в нем гор€чего поклонника. —ила любви €вл€етс€ у него всемогущим орудием, совершающим чудеса


22. —еверное ¬озрождение и гуманистическа€ де€тельность Ёразма –оттердамского. ≈го роль в подготовке –еформации и становлении европейского самосознани€. Ђѕохвала глупостиї как философска€ сатира.

¬озрождение севернее јльп отличаетс€ и от современного ему италь€нского –енессанса и от стадиально присутствующей средневековой культуры.

ќтличи€ —еверного ¬озрождени€ от италь€нского.
—еверные гуманисты исходили из принципиально иного, нежели италь€нцы, представлени€ о человеке: дл€ италь€нцев он был сверхприродным существом, а центральной категорией Ц Ђhumanitasї, север€не, напротив, были уверены, что человек Ц это самое природное из всех природных существ, а центральной в их учении стала категори€ ЂЌатурыї (ЂNaturaї). ƒл€ них человеческа€ (Ђмала€ї) природа заключала в себе все способности, силы и качества, которые в Ђбольшойї природе рассе€ны и рассредоточены.

¬ человеческом существе ѕрирода как бы играет своими возможност€ми и заставл€ет его быть таким же артистически изменчивым, то есть быть лицедеем. ѕоэтому неудивительно, что именно на севере ≈вропы, в јнглии, возник великий театр –енессанса, который италь€нцы создать не смогли.

ќтличи€ северного ¬озрождени€ от позднесредневековой культуры. √лавное Ц в концепции человеческой природы. —редневекое представление о ней дуалистично: человеческа€ природа расколота на душу и тело. Ёти части неравноценны: душа бессмертна, а тело Ц бренно. Ќо гуманисты —еверной ≈вропы отрицали этот дуализм, поскольку полагали, что богатства человеческой природы обеспечиваютс€ в равной мере качествами души и тела. √лавой северных гуманистов был великий нидерландец Ёразм –оттердамский (1469-1536 гг.) Ц автор бессмертной Ђѕохвалы √лупостиї.

∆анровое и композиционное своеобразие Ђѕохвалы √лупостиї.
∆анрова€ природа этого произведени€ Ёразма двойственна, а ее композици€, формально подчиненна€ делению на главы, по сути двухчастна. “о и другое обусловлено тем, что фигура √лупости у Ёразма сочетает в себе две ипостаси Ц парадоксального философа и олицетворени€ соответствующего порока. ¬ качестве парадоксального философа √лупость выступает глашатаем нелицепри€тных истин о пользе неразуми€ и вреде мудрости; в качестве олицетворени€ порока Ц €вл€етс€ объектом осме€ни€. ѕоэтому перва€ часть Ђѕохвалыї ближе к античному жанру диатрибы, подразумевающему полемику с отсутствующим оппонентом, чь€ позици€ компрометируетс€ или отвергаетс€; втора€ же восходит к традиции средневековой нравоучительной сатиры, в частности, - к Ђ ораблю дураковї —. Ѕранта.

ѕроблематика. —атира в Ђѕохвале √лупостиї.


  традици€м Ѕранта восходит также написанна€ на латинском €зыке "ѕохвала глупости" - прославленна€ сатира великого нидерландского гуманиста ƒезидери€ Ёразма –оттердамского (1466 или 1469-1536), тесно св€занного с культурным миром √ермании. –одившись в голландском городе –оттердаме, Ёразм училс€ и жил в разных странах ≈вропы, в том числе в јнглии, где его другом стал “омас ћор. „еловек редкой образованности, всеми признанный знаток классической древности, писавший на €зыке ƒревнего –има, удивительно чистом и гибком, он не был в то же врем€ "€зычником", подобно многим гуманистам »талии, хот€ именно в €зычестве и обвин€ли его реакционные теологи —орбонны. ’арактерный представитель северного ¬озрождени€, Ёразм в древнем христианстве склонен был усматривать нравственные основы подлинного гуманизма. Ёто, разумеетс€, не означало, что он отворачивалс€ от мира и его красот, а тем более от человека и его земных потребностей. "’ристианский гуманизм" Ёразма был в основе своей вполне светским гуманизмом.

“ак, много внимани€ он удел€ет изданию греческого текста ≈вангели€ (1517) и ученым комментари€м к нему, нанесшим чувствительный удар церковной рутине. Ёразм считал, что перевод ≈вангели€ на латинский €зык, сделанный в IV в. св€тым »еронимом (т.н. ¬ульгата), изобиловал многочисленными ошибками и добавлени€ми, искажающими смысл первоначального текста. ј ведь ¬ульгата в церковных кругах считалась непогрешимой.   тому же в своих комментари€х Ёразм смело касалс€ таких вопросов, как пороки клира, мнимое и подлинное благочестие, кровопролитные войны и заветы ’риста и т.п.

” Ёразма был зоркий глаз. ¬еликий книжник, так любивший вникать в рукописные и печатные тексты, свои обширные сведени€ о мире черпал не только из фолиантов, переплетенных в свиную кожу, но и непосредственно из самой жизни. ћногое дали ему странстви€ по ≈вропе и беседы с выдающимис€ людьми. Ќе раз поднимал он свой голос против того, что казалось ему неразумным, тлетворным, ложным. » голос этого тихого, влюбленного в древние манускрипты человека звучал с удивительной силой. ¬с€ образованна€ ≈вропа слушала его с почтительным вниманием.

Ќе случайно из большого числа написанных им сочинений как раз сатиры выдержали в наибольшей мере испытание временем. ѕрежде всего это, конечно, "ѕохвала глупости" (написана в 1509, издана в 1511), а также "ƒомашние беседы" (в другом переводе "–азговоры запросто", 1518).

"ѕохвалу глупости" Ёразм задумал во врем€ переезда из »талии в јнглию и за короткий строк написал ее в гостеприимном доме своего друга “омаса ћора, которому с веселой иронией и посв€тил свой остроумный труд (по-гречески мори€ - глупость).





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-11-24; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 1199 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

Ќаглость Ц это ругатьс€ с преподавателем по поводу четверки, хот€ перед экзаменом уверен, что не знаешь даже на два. © Ќеизвестно
==> читать все изречени€...

2440 - | 2024 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.028 с.