Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


≈дина€ и тройственна€ душа 6 страница




* Ќе случайно именно ƒостоевский глубже всех постиг природу людей типа Ѕакунина.

¬озможно, иные спрос€т нас: что мы выигрываем от такой перемены привычных пон€тий о слав€нофилах и западниках? ¬ыигрываем мы хот€ бы то, что от произвольного идеологизировани€ и политизировани€ обращаемс€ к пониманию сути дела. ј она именно такова, что русской душе изначально присуще переживание смутного, приглушенного единства, что проникающий в нее с «апада свет познани€ обусловливает в ней самобытное развитие, где не тер€етс€ св€зь с переживанием макрокосмического быти€, открывавшегос€ прежде в атавистическом €сновидении, когда даже сама земл€ была дл€ русских неким зеркалом неба. ¬ подобном настроении жило древнее наследие северных ћистерий. — приходом ’ристианства слав€не стали утрачивать св€зь с окружающей природой и все более концентрироватьс€ на внутреннем души. ѕричиной тому было, конечно, не само ’ристианство, а та историческа€ форма, какую оно прин€ло в церкви. Ќа «ападе жизнь пошла путем преодолени€ церковного мистицизма и аскетизма. Ќа ¬остоке же произошла нека€ консерваци€ представлений о морали, благочестии в аскетическом кодексе жизненных установлении. ƒаже в 60-х годах XIX века издатель журнала "ƒомашн€€ беседа" (его причисл€ли к слав€нофильскому направлению!) јскоченский громогласно объ€вил, в св€зи с опубликованием книги св€щенника ј.ћ. Ѕухарева "ќ ѕравославии в отношении к современности", что "ратующий за ѕравославие и прот€гивающий руку современной цивилизации - трус, ренегат и изменник". “аково же было мнение и —инода.

 огда секул€ризованна€ культура «апада пришла в –оссию, стала через образование проникать в души, то это было подобно всемирному потопу. ¬ыступила вс€ неподготовленность русской интеллигенции к переживанию автономного "€". ќтодвинутые на периферию сознани€, благодар€ церковному групповому сну, люциферические и ариманические силы вдруг мощно про€вились в душах, разверза€ бездну между жизнью чувств и мыслей.  раеугольной стала проблема: как пережить ’риста по-новому, не в виде народного Ѕога, а как Ѕога человеческого "€", дарующего силу удержать господство над раздел€ющейс€ жизнью мыслей, чувств и поступков. ¬ступившие в борьбу за это новое переживание ’риста в тройственной душе стали "западниками" - не прагматического, а христианского направлени€, и первым из них €вл€етс€ „аадаев, затем Ћермонтов, √оголь и др. ќни мистики, и однако же, - "западники", по той, повтор€ем, причине, что с

«апада пришел импульс тройственной души. Ќа своем же собственном пути –осси€ не столкнулась бы с ним ни в XVIII, ни в XIX веке. Ёта вовсе не означает, что ей бы тогда не удалось преодолеть своей отсталости. ќтсталой ее сделали ¬асилий III, »ван IV и ѕетр I. Ѕез них на востоке ≈вропы, веро€тно, сложилась бы федераци€ земель, свободно объединенных лишь интересом национальной безопасности, а внутри развивающихс€ из импульсов духа, не скованных идеологической, государственной условностью, и самобытных в силу различий народной ауры ёга, —евера и —ередины.

–азвитие другого течени€ в русском западничестве прин€ло характер катастрофы. ≈го представители, легко станов€сь добычей ариманических сил, впадали в материализм, в атеизм. ѕервыми здесь были "вольтерь€нцы" XVIII в., но и в XIX в. русские материалисты представл€ли собой нечто совершенно иное по сравнению с западными. Ќа «ападе материализм возник как неизбежный этап на пути самосознани€ к завоеванию индивидуального "€"; в –оссии он всегда носил характер болезни, или ему следовали чисто подражательно, превраща€ его в некоего рода новую веру. ¬сецело положительным был тот опыт прохождени€ через тройственную душу, к которому пришел „аадаев. ќднако за ним не пошли. Ѕольше понимани€ он нашел в среде слав€нофилов, чем западников. ѕричина этого была в том, что западники быстро тер€ли интеллектуальную самосто€тельность и внешние вли€ни€ легко принимали за собственные убеждени€.

ѕо-насто€щему мощный прилив волн самосознающей души пришел в –оссию с началом XIX века. ќн вызвал в русской жизни по€вление так называемых "лишних людей" (к ним совершенно ошибочно причисл€ли „аадаева). ¬ литературе это нашло свое выражение в образах ѕечорина, ќнегина, ќбломова и др. Ќе услови€ общественной жизни породили этих людей, а процессы, совершавшиес€ в душах: внутренн€€ растер€нность при утрате инстинктивной основы жизни, неспособность организовать индивидуальное бытие из сил собственного "€". “рагеди€ их заключалась в том, что, с одной стороны, они больше не хотели инстинктивно или условно следовать общеприн€тым нормам морали, стремитьс€ к не ими самими избранным цел€м, а с другой - были неспособны найти эти нормы и цели из самих себ€. ƒаже √рибоедовский „ацкий силен лишь в критике фамусовского общества, но того, что называетс€ позитивной программой, у него нет совсем. ¬ прошлом, писал √ерцен, "стоило сообразоватьс€ с положительным законом, и совесть удовлетвор€лась"; теперь же "... мы беспрестанно останавливаемс€, как √амлет, и думаем, думаем... некогда действовать; мы переживаем беспрерывно прошедшее и насто€щее, все случившеес€ с нами и с другими, - ищем оправданий, объ€снений, доискиваемс€ мысли, истины" ("ѕо поводу одной драмы", 1842г.).

ќсобенно характерен дл€ типа "лишних людей" был ¬.ѕечерин (не лермонтовский герой, а подлинна€ личность). ќблада€ незаур€дными умственными способност€ми, он успешно окончил университет и был послан на научную стажировку в ≈вропу, после чего перед ним открывалась блест€ща€ профессорска€ карьера. Ќо совершенно неожиданно он снова и навсегда уехал за границу, вступил там в полуиезуитский орден редемптористов и после напр€женного курса духовных упражнений в течение многих лет участвовал в "кавалерийских атаках" своих духовных сподвижников на тот контингент католической паствы, в котором, как они считали, ослабевал "пламень веры". јтаки эти состо€ли в том, что в какой-либо деревне неожиданно по€вл€лась группа редемптористов. ¬ местной церкви они начинали курс проповедей, игра€ в основном на двух переживани€х: страха и надежды, в несколько дней довод€ прихожан до истерики. ƒл€ этого требовалось умение с помощью ораторских приемов воздействовать на психику. ѕечерин блест€ще подвизалс€ на этом поприще, однако в конце концов он почему-то все же ушел от редемптористов, некоторое врем€ провел у цистерцианцев, а кончил дни свои в јнглии, где многие годы прослужил больничным св€щенником. ¬нутреннее состо€ние, приведшее ѕечерина (бывшего до 33 лет совершенно равнодушным к вере) в лоно столь неистового вероисповедани€, характеризует его письмо к графу —.√.—троганову.

√раф был назначен попечителем ћосковского округа и главной своей целью поставил обновление ”ниверситета. ќн вс€чески опекал преподавателей, приглашал в ћоскву из других городов перспективных молодых людей; определенные надежды св€зывал он и с одаренным ѕечериным. ≈го неожиданный отъезд не только огорчил —троганова, но и поставил под удар все его начинани€, ибо ѕечерин обучалс€ в ≈вропе на государственный счет, чтобы затем, в свою очередь, обучать русское юношество. ѕоэтому его бегство из –оссии было просто бесчестным поступком и могло в правительственных кругах подорвать доверие к намерени€м —троганова. —троганов послал ѕечерину письмо, уговарива€ его вернутьс€, и тот в своем ответе дал некоего рода исповедь. "ѕочти с моего детства, - писал он, - надо мною т€готеет непостижимый рок. я повинуюсь необоримому влечению таинственной силы (она €вл€лась ему даже €сновидчески. - јвт.), толкающей мен€ к неизвестной цели, котора€ мне виднеетс€ в будущности туманной, сомнительной, но прелестной, но си€ющей блеском всех земных величий...

 огда € увидел эту грубо-животную жизнь... (в –оссии) € погрузилс€ в мое отча€ние... € избрал себе подругу... Ётой подругой была ненависть! ƒа, € покл€лс€ в ненависти вечной, непримиримой ко всему мен€ окружавшему!" ƒалее ѕечерин пишет, что однажды он услышал голос своего бога, повелевшего ему покинуть "страну отцов своих", и вскоре весь его "катехизис свелс€ к этому простому выражению: цель оправдывает средства", и он отдалс€ служению "неумолимому Ѕожеству".

¬ этом откровенном признании ѕечерина налицо все симптомы люциферического искушени€. ≈го "неумолимое Ѕожество" - это не кто иной, как лермонтовский ƒемон. “олько, в отличие от кн€жны “амары, женственна€ душа ѕечерина принимает его за истинного Ѕога и приводитс€ дл€ служени€ ему к редемптористам, чьим богом он в действительности и €вл€етс€. ќбщественный долг, служение обществу на поприще образовани€ - все это были вещи слишком ничтожные в сравнении с той болью, что охватила вкусившую люциферических плодов душу ѕечерина. ƒруг ѕечерина „ижов, посетивший его в монастыре, потом писал о нем, что там его "чувствам дана полна€ свобода, воле - ни одного шага, ни полшага, а он только этого и хотел". ƒействительно, в этом вс€ разгадка тайны ѕечерина. -  ому вручить эту невыносимую, пришедшую к свободе волю? - вот та проблема, что мучила его, и состо€ние русского общества было тут ни при чем. Ќе эту ли самую проблему вскрыл ƒостоевский в "ѕреступлении и наказании"? ћережковский так объ€сн€ет причину пока€ни€ –аскольникова: он "убил старуху, следу€ теории, что "все позволено" выдающимс€ люд€м дл€ достижени€ ими их идеи... он загл€нул в бездонную глубину человеческой совести - увидел зи€ющую пустоту, увидел полную свободу, не имеющую никаких границ. Ётой-то свободы он и не выдержал, не вместил...". 84

“от же самый печеринский склад души встречаем мы и в сподвижнике √ерцена Ќ.ѕ.ќгареве. —удьба определила ему быть крупным помещиком, т.е. фактически - рабовладельцем. » вот в нем возникает намерение освободить своих крепостных и зан€тьс€ их культурным развитием. ќн предоставл€ет возможность половине из них (только половине!) выкупить себ€, но так, что еще в 70-х годах, когда уже по всей стране было отменено крепостное право, они не могли рассчитатьс€ с долгами своему освободителю. ѕри этом все было сделано настолько неумело, что бедные кресть€не тут же попали в кабалу к зажиточным, поскольку выкупна€ цена была разложена на всех поровну. «адумал далее ќгарев учредить дл€ народа школу по прогрессивной дл€ того времени системе; друзь€ загорелись желанием помочь ему. Ќо все это ќгарев вскоре забросил и уехал за границу. Ќе преуспев в малом, но реальном, живом деле, он поставил себе цель: я стану в чуждой стороне ѕор€док, ненавистный мне,  леймить изустно и печатно, », может, дальний голос мой, ѕрокравшись к стороне родной, √онимый вольности шпионом, Ќакличет бунт под русским небосклоном.

—ущим "дном" русского западничества €вилс€ нигилизм. ѕервым его природу распознал ».ј.√ончаров (1812-1891), показав ее в романе "ќбрыв", о котором один литературовед сказал, что им обозначен "обрыв" в русской жизни. Ёто в высшей степени эпическое произведение, все его образы мифологически емки. Ќа дне глубокого оврага происход€т свидани€ героини романа ¬еры с ћарком ¬олоховым, предтечей ѕетра ¬ерховенского - геро€ романа ƒостоевского "Ѕесы", который, в свою очередь, имел живым прообразом террориста —.√.Ќечаева (его де€тельность активно поддерживал ќгарев). ќбраз ¬еры - это как бы сама женска€ ипостась русской души. ≈е мужска€ ипостась - –айский, дальний родственник ¬еры, ищущий ее любви. –айский несет ¬ере новое знание, которым хочет расшатать живущие в ней традиционные взгл€ды на мораль. Ќо она отталкивает и его любовь, и его, лишь бравирующее модной эмансипацией, знание.

 ак представители единой души, корен€щейс€ в русской древности, ¬ера и –айский - из одной семьи; у них одна бабушка - Ѕережкова. Ќо в них есть нечто и от общечеловеческого начала, восход€щего к моменту сотворени€ человека Ѕогом. “олько в –аю ≈ва искусила јдама €блоком с древа познани€, теперь же –айский (его фамили€ со смыслом) искушает познанием ¬еру. “ака€ перемена произошла по той причине, что на место древнего, люциферического искушени€ пришло новое, ариманическое. Ќыне женска€ ипостась в человеке €вл€етс€ хранительницей теургического, авелева начала, мужска€ ипостась несет на себе каинову печать рассудочных спекул€ций. –айскому надлежит не тер€ть св€зи с живым источником знани€ и его свет вносить в единую душу, а не в легкомысленную игру ума. ≈го рассудочна€ апологи€ новой морали звучит дл€ ¬еры как ложь. ќт –айского ей нужно совсем другое. ќна чувствует свою, скажем, прафеноменальную единосущность с ним, и потому между ними возможен лишь братский, духовный союз, который она стремитс€ обратить на нечто иное - на служение ее любви к ћарку ¬олохову. ќн - представитель тройственной души, и с ним хочет вступить в союз древн€€ русска€ едина€ душа. ≈го знание еще более примитивно, чем у –айского, но он - один из "малых сих", с него и спрос другой. Ќекогда Ѕоги сходили к дочер€м «емли, и вот сама русска€ ƒуша, как Ѕожественное —ущество, склон€етс€ к сыновь€м «емли, погр€зшим в ариманическом искушении. Ћюбовь ¬еры (ее им€ тоже со смыслом) должна возвысить ¬олохова, через их союз должно прийти спасение русской фаустовской души, возвращение ее, как блудного сына, к Ѕогу, соединение сил единой и тройственной души, прошлого и будущего –оссии, где основой всего станет любовь, очищенна€ от сословной неправды и приносима€ одним человеком другому как дар.

Ќамерение ¬еры кончаетс€ трагедией. ѕричин тому - две. ѕерва€ состоит в том, что ариманическое жало проникло в мужскую ипостась единой души и соблазнило ее иллюзорным знанием: –айский потер€л св€зь с живым источником знани€ и осквернил св€тость духовной любви. ќтсюда проистекает втора€ причина: ћарк ¬олохов, с его нигилизмом, - это лишь проекци€ архетипической природы –айского на земной план жизни. “воримое ¬олоховым зло - лишь следствие грехопадени€ –айского. ¬ то же врем€, феномен ¬олохова - закономерное звено развити€, поэтому он также повинен в трагической разв€зке, в которой по сути выражаетс€ несосто€тельность намерени€ русской тройственной души идти своим путем. ¬ ¬олохове имеютс€ зачатки той индивидуальной свободы, к которой человеку было предопределено прийти с момента "изгнани€ из –а€", но соединение русской души с этой свободой произошло не органично - в ¬олохове обнаруживаетс€ не сила познани€ индивидуального духа, возвышающа€с€ любовью, а лишь моральна€ ущербность. ≈го острые суждени€ - вовсе не от свободы, а от мелочного, ущемленного эгоизма; иллюзию ума в нем рождает цинизм. ќгромна€ любовь ¬еры обрушиваетс€ на него как катастрофа, он не выдерживает ее и, привед€ ¬еру к падению, сам падает несравненно глубже.

ќкончание романа носит пророческий характер. ќно разворачиваетс€ во времени, простирающемс€ в некое будущее, очертани€ которого туманны. ¬ера возвращаетс€ назад, к миру сущностных сил русской души. Ѕабушка Ѕережкова мужественно и с большим тактом помогает ей вновь обрести себ€ (войти в берега, уберечьс€) в самую трудную минуту, а затем ¬ера выходит замуж за “ушина, в чьем образе выражена природа древней русской воли (калики »ванчища), котора€ знает не размышл€€, и любит не отступа€. "ѕоумневший" –айский уезжает в ѕетербург, но мы не знаем, будет ли дальнейша€ его жизнь более содержательной, чем прежде. ћарк ¬олохов уходит во мрак безызвестности. ћежду единой и тройственной душой разверзаетс€ непреодолима€ пропасть.

Ќигилистами по большей части становились разночинцы. » таковым показан в романе ¬олохов. Ёто сословие находились в совершенно особых услови€х. — одной стороны, приобща€сь к образованию, оно тер€ло св€зь с моральными усто€ми народа, к которому было близко и по происхождению, и по имущественному цензу. — другой стороны, оно не могло соединитьс€ с культурными традици€ми, которыми обладала двор€нска€ интеллигенци€. Ќа рискованном пути от души ощущающей к сознательной разночинцы были совершенно беззащитны, и потому легко становились добычей любых темных сил, "нечаевщины" и проч. ѕравда, не все разночинцы становились нигилистами и не все нигилисты были из разночинцев. ѕозже в их среду вовлекалс€ и кое-кто из великих кн€зей, но то уже была больша€ политика и кое-что похуже. ћы же берем этот феномен в его главном содержании. ј тогда представл€етс€ совершенно ошибочным причисл€ть к нигилистам, например, ƒ.».ѕисарева - типичнейшего штирнерианца из русских.

¬ борьбе за индивидуальное €-сознание человек неизбежно приходит на какое-то врем€ к крайнему эгоизму. Ќо эгоизм не следует смешивать с нигилизмом. ¬едь это глубоко значительно, что уже в 19 лет (в 1859 г.) ѕисарев писал матери: "я решил сосредоточить в себе самом все источники моего счасть€; с этого времени € начал строить себе целую теорию эгоизма". ѕо смыслу это почти те же слова, которыми ћакс Ўтирнер предвар€ет свой труд по философии индивидуализма "≈динственный и его досто€ние". "„то только ни должно быть моим делом! - пишет он, -...“олько мое собственное дело никогда не должно быть моим делом....ћне нечего доказывать, что каждый, желающий свалить свое дело на наши плечи, имеет в виду при этом себ€, а не нас, свое благо, а не наше.... ћое дело ни божье, ни человеческое; мое дело - ни истина, ни благо, ни справедливость, ни свобода и т.д. ћое дело - только мое дело, не общее дело, а единственное, как единственен € сам! ћне нет дела ни до чего, кроме мен€!" Ќо ѕисарев еще сто€л за самоусовершенствование.

Ќет, не ѕисарев нигилист, и не тургеневский Ѕазаров, а ¬олохов, ¬ерховенский, “ермосесов* из романа Ћескова "—обор€не", террорист Ќечаев85 и поздний Ѕакунин. »х вообще было много в кругу √ерцена.

* “ермосесов говорит кн€зю Ѕорноволокову, однажды соблазнившемус€ ролью русского "Egalite": "–елиги€ может быть допускаема только как одна из форм администрации. ј коль скоро вера становитс€ серьезной верой, то она вредна, и ее надо подобрать, подт€нуть". ѕо этому поводу, конечно, можно бы было вспомнить атеизм ѕисарева и кое-что иное в его сочинени€х. Ќо мы подчеркиваем, что речь идет о штирнерианце, возникшем на русской, а не на западноевропейской почве. ѕоэтому важно в таком феномене отделить существенное от несущественного.

«агранична€ де€тельность √ерцена имеет немало сторонников, и нам не хотелось бы вступать с ними в спор. ќднако нельз€ пройти мимо р€да фактов, которые сами говор€т за себ€. ќдно врем€ возле √ерцена подвизалс€ некий "красный" кн€зь ѕ.¬. ƒолгоруков (из –юриковичей). ќн стал известен благодар€ сенсационным разоблачени€м пороков частной жизни крупнейших сановников. ¬ одном из писем он рассказывает о своей встрече в јнглии с кругом √ерцена следующее: "ѕознакомилс€ с  ельсиевым, тупоумным, но добрым человеком, ужаснейшим фанатиком с лицом самым добродушным.  ельсиев, м€гким голосом, с нежным взгл€дом, говорит: "¬едь коли нужно будет резать, как не резать, если оно может быть полезным?"... "жечь, резать, рубить" у них не сходит с €зыка со времени приезда в јнглию Ѕакунина, который говорит: "я вас очень полюбил, но уж извините, когда мы заберем власть в руки, мы вам и вашим единоверцам будем рубить головы". 86

Ўирока была амплитуда метаний и у Ѕелинского, от: "я не хочу счасть€ и даром, если не буду спокоен насчет каждого из моих братии", - до: "я начинаю любить человечество по-маратовски: чтобы сделать счастливейшей малейшую часть его, €, кажетс€, огнем и мечом истребил бы остальную..." (письма Ѕоткину от 1 марта и 28 июн€ 1841 г.). „то можно сказать на это? - Ўигалевщина. Ќигилизм, в ком бы он ни про€вл€лс€, - €вление специфически русское, ибо русскому интеллигенту часто ум не в ум, если голову не затопл€ют эмоции. —тоит только вслушатьс€, что в народников, что в социалистов - афористичный, безапелл€ционный тон, дух пророчества, из всех философских, научных идей они всегда эмоционально делают этические выводы, на собственный вкус. Ќебесполезно также посмотреть и на их лица старцев-пустынножителей (Ћавров, ћихайловский) или сравнить, например, облик Ѕакунина с представителем английского анархизма ƒ ж. √. ћаккаем. “огда станет пон€тно, почему долго усыпл€ема€, а потом грубо разбуженна€ русска€ душа, будучи бесцеремонно "втолкнутой" в эпоху души сознательной, загл€нула в саму бездну.

ќднако не стоит видеть лишь инфернальное в характерах даже наиболее радикальных западников. ¬ них есть и немало положительного, неоспоримо ценного дл€ эволюции человеческого духа. Ќе признать этого - означало бы прин€ть точку зрени€ ƒ.‘.Ўтрауса, считавшего, что гетевскому ‘аусту лучше бы было стать хорошим инженером, сделать р€д полезных изобретений и женитьс€ на √ретхен, а не пускатьс€ на разные авантюры. –азвитие индивидуального €-сознани€ составл€ет цель всего земного зона, центральный пункт которого - эпоха души сознательной. ѕоэтому столь ужасен кризис культуры и цивилизации, в которой мы живем. ¬ наибольшей тьме должен восси€ть свет свободного духа, который отныне становитс€ главным принципом развити€ до "конца земных времен". ≈го всеобъемлюща€ формула дана –.Ўтайнером в медитации " амн€ основы". Ёта медитаци€ не проста, но соединение с нею дает силы преодолеть "разорванную личность" и обрести целостное самосознание, выражающеес€ в господстве индивидуального "€" над дифференцированной жизнью души. ¬ человеческом мышлении как в микрокосме открываетс€ (вплоть до "узрени€") интеллигибельный макрокосмос, сферы Ѕожественной —офии, сферы —в€того ƒуха. ∆изнь уходит своими корн€ми в ќтчее начало (мы имеем в виду текст медитации).

ѕосле ћистерии √олгофы рвутс€ кровнородственные св€зи людей, вызыва€ в душах чувство отчуждени€. –азрыв между внешним и внутренним миром обостр€ет раскол души, но это способствует укреплению личности, если она вновь обретает единство: "ѕретерпевший до конца спасетс€". ¬ помощь человеку между принципами ќтца и ƒуха встает —ын. ќн действует в сфере ритма, в человеческой груди, в сердце. Ёто Ћюбовь. Ћюбовь соедин€ет познание с жизнью, начина€ от "поворота времен", когда "—вет ћирового ƒуха... восси€л в человеческих душах".

Ћюбовь и свет, жизнь и познание, познание и вера - они соединимы лишь в человеке и через человека. Ќе только люд€м, но и Ѕогам, »ерархи€м нужен этот синтез; потому »х милость и любовь обращены к каждому, кто честен и боретс€.

≈сли не во всем объеме, то, смеем сказать, в существенных част€х эту мировую проблему чувствовали русские интеллигенты и искали путь к ее решению. » духовное водительство было на их стороне во всех случа€х, кроме тех, когда его отвергали решительным образом и до известной степени сознательно. ¬ пору народного детства посв€щенные –оссии совершали свою работу непосредственно в сфере сущностных сил эфирной и астральной ауры народа. Ќачина€ с эпохи ѕросвещени€, правомерными станов€тс€ только те действи€, которые обращены к человеческому самосознанию. ѕоэтому мен€етс€ и характер водительства. —овременный посв€щенный далеко не всегда может производить впечатление магической сверхличности. ”же о —ергии –адонежском рассказывают, как однажды пришел человек посмотреть на великого подвижника и воскликнул: "јз пророка видете приидох, вы же простого человека, паче ж сироту указуете мне".

ƒа, среди людей живет теперь человек высшего знани€ и опыта и делает то же, что и они, но - по-другому, так, что в его поступках можно разгл€деть отблеск высших целей, в повседневном быте - отражение вечности. ¬елико ли, казалось бы, было дело кружка "Ћюбомудров" в его, так сказать, земном измерении? Ќо вот, врем€ идет, а люди все снова и снова в мысл€х обращаютс€ к тем, кто полтораста лет назад собиралс€ дл€ того, чтобы дать космической интеллигенции войти в русскую жизнь. »ми было посе€но сем€, которому суждено прорастать в веках, сем€ дл€ будущей слав€но-германской культуры, дл€ той ее весьма существенной части, где русский мистический реализм должен оплодотворить себ€ импульсами немецкого идеализма и √етеанизма. „то это так, в немалой мере доказывают те колоссальные преп€тстви€, что воздвигаютс€ духами тьмы на пути этого синтеза. Ќо, несмотр€ на них, процесс идет в подосновах душ и набирает там силу.

ћного добрых сем€н было посе€но в –оссии в XIX веке. ∆ива и поныне пам€ть о другом кружке русских мысл€щих людей, близко примыкавшем по времени к кружку "Ћюбомудров". ¬ его центре сто€л Ќ.¬.—танкевич (1813-1840). ќдни из членов этого кружка, действовавшего также в ћоскве, впоследствии стали слав€нофилами, другие - западниками. Ќо пока все они были вместе, некий добрый гений витал над ними и побуждал их к тому действию, из которого мог бы произрасти синтез единой и тройственной души. ».—. “ургенев в романе "–удин" описал этот кружок.. ¬от как говорит о нем один из героев романа: "¬ы представьте, сошлись человек п€ть, шесть мальчиков, одна сальна€ свеча горит, чай подаетс€ прескверный и сухари к нему старые-престарые; а посмотрели бы вы на все наши лица, послушали бы речи наши! ¬ глазах у каждого восторг, и щеки пылают, и сердце бьетс€, и говорим мы о Ѕоге, о правде, о будущности человечества... ¬от уж утро сереет, и мы расходимс€, тронутые, веселые, трезвые... ѕомнитс€, идешь по пустым улицам, весь умиленный, и даже на звезды как-то доверчиво гл€дишь, словно они и ближе стали и пон€тнее".

ћожет ли родитьс€ подобное настроение из одних лишь умственных интересов, когда нет в них искры Ѕожией? ¬сего п€ть-шесть юношей "сошлись" вместе, однако, когда умер —танкевич (в возрасте 27 лет), то печаль охватила всю русскую образованную молодежь. ¬се почувствовали, что с этим кружком было св€зано нечто куда более значительное, чем просто дружба и идеалы молодых людей. "Ќас соединил Ѕог", - сказал о кружке ¬.ѕ.Ѕоткин, один из его членов.

¬ самом —танкевиче жил импульс единой души, и он нащупывал путь, по которому было бы можно пройти через сферы тройственной души. ќн, как пишет ћ.√ершензон, "был именно прообразом своего времени: с такой безусловной цельностью, в столь чистом виде не пережил этого процесса ни один из его сверстников".*87 Ќедаром ћ.Ѕакунин говорил о нем (и обо всем кружке): "я подружилс€ также с —танкевичем, и здание моей будущности имеет прочное основание. Ќо отнимите вы эту опору, отнимите дружбу вашу - € думаю, что оно упадет и никогда более не подыметс€... ћы не можем никогда разойтись. „то до мен€ касаетс€, то это был бы мой смертный приговор. »так, будем жить вместе, сольем наши души в одну..." (ѕисьмо к ≈фремову, 1835 г.).

¬ этом признании Ѕакунина есть что-то от того настроени€, в котором жило братство древнего ѕечерского монастыр€. ¬ XIX веке спиритуальный источник открылс€ совершенно по-новому. ¬се припали к нему и в служении реальному духу обрели смысл своего существовани€. ѕоэтому Ѕакунин писал в ту пору: "Ќазначение человека - перенести небо, перенести Ѕога, которого он в себе заключает, на землю... подн€ть землю до неба." (ѕисьмо 1836 г.). “акже мыслил в то врем€ и Ѕелинский (тоже член кружка). "¬есь беспредельный прекрасный Ѕожий мир, - писал он, - есть не что иное, как дыхание единой, вечной идеи (вечного Ѕога), про€вл€ющейс€ в бесчисленных формах,.как великое зрелище абсолютного единства в бесконечном разнообразии..." ("Ћитературные мечтани€").

¬ братском единстве черпали силу русские юноши, вступавшие в свет познани€. ќднако вокруг поднималс€ новый мир материальной культуры.

* —ам о себе —танкевич писал в письме к близкому другу я.ћ.Ќеверову: "Ќа жизнь мою смотрю теперь с двух сторон, спрашиваю себ€ о двух вещах: в чем уклонилс€ € от долга? „то сделал дурного? и - что сделал € хорошего в положительном смысле? я не могу сказать, чтоб € действовал против долга, но, кажетс€, слишком давал волю эгоизму и от этого был посто€нно неспособен к высокости души... das Schein (видимость) у мен€ часто противоположно dem Sein (бытию), особенно в обществе - хот€ не из дурных видов...".

ќбрести себ€ в нем индивидуально было совсем не просто. ¬ этом с полной откровенностью признаетс€ „ернышевский (ƒневники 1848 г.): "„то если мы должны ждать новой религии? ” мен€ волнуетс€ при этом сердце и дрожит душа -€ хотел бы сохранени€ прежнего... я не верю, чтобы было новое, - и жаль, очень жаль мне было бы расстатьс€ с »исусом ’ристом,  оторый так благ, так мил своей личностью, благой и люб€щей человечество". Ёто чувство „ернышевского более подлинно говорит о нем, чем весь его последующий материализм, до последней буквы заимствованный на «ападе. —озвучно с „ернышевским переживал новую реальность философски мысл€щий св€щенник ј.ћ.Ѕухарев, писавший в "“рех письмах к √оголю" (по поводу душевной драмы √огол€): "...духовное сознание истины в одном ’ристе св€зываетс€ с какой-то страшливостью и беспощадностью относительно всего, не нос€щего открыто печати ’ристовой" (—ѕб, 1861, стр. 5).

ќднако пути назад у русской интеллигенции уже не было. ћожно было или победить, или погибнуть. "¬не нас все измен€етс€, - писал √ерцен, - все зыблетс€; мы стоим на краю пропасти и видим, как она осыпаетс€... и мы не сыщем гавани, как в нас самих, в сознании нашей беспредельной свободы, нашей самодержавной независимости..." ("Ѕылое и думы", т.\0. ¬опрос был лишь в том, каким содержанием наполнить свободу, дабы она не зази€ла бездной, как перед –аскольниковым. Ќи дл€ кого не было тайной, где вз€ть это содержание: ни дл€ √ерцена, ни дл€ Ѕакунина, ни дл€ Ѕелинского и всех других социалистов, народников, анархистов, материалистов. ќб этом за всех за них сказал Ѕелинский: "—ам —паситель сходил на землю и страдал за личного человека." ¬не этой мысли этический императив Ќ. . ћихайловского: "Ћичность никогда не должна быть принесена в жертву, она св€та и неприкосновенна..." - лишь фраза; в св€зи же с ней - глубочайша€ истина, само знамение времени. “ем же, кто не "вместил" этой истины, печальной эпитафией звучит стихотворение ј.  . “олстого:





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-11-23; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 292 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

„тобы получилс€ студенческий борщ, его нужно варить также как и домашний, только без м€са и развести водой 1:10 © Ќеизвестно
==> читать все изречени€...

676 - | 680 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.024 с.