Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


≈дина€ и тройственна€ душа 3 страница




ѕрид€ к подобным взгл€дам на эволюцию человечества, ќдоевский не мог не коснутьс€ вопроса о том, какое же отношение имеет к ней отдельна€ человеческа€ душа с ее кратковременной земной жизнью. » он приближалс€ к идее реинкарнации, хот€ высказывалс€ об этом осторожно. ¬ "ѕсихологических заметках" мы встречаем такую мысль: "„еловек когда-то потер€л весьма блистательную одежду; он должен возвратить ее, может быть дл€ сего он проходит несколько степеней жизни; может быть, чего не достиг он в одной степени, то должен отыскивать в другой до тех пор, пока не дойдет до прежнего совершенства; тех метаморфоз, которые мы называем жизнью, может быть бесчисленное множество; это мгновени€ одной общей жизни - мгновени€ более долгие или более краткие, смотр€ по той степени совершенства, до которой достиг он; так что, может быть, если человек усвоил себе какие-то познани€, развил в себе какие-то чувства, то он должен умереть, ибо истощил уже здешнюю жизнь в той сфере, котора€ ему предназначена".

¬р€д ли в этом высказывании ќдоевский использовал слово "человек" в собирательном смысле, ибо тогда его следовало бы понимать не иначе, как в духе геккелевско-дарвинской теории эволюции. Ќо в таком случае о каком "прежнем совершенстве" может идти речь?

ћы не берем на себ€ задачу дать полный анализ мировоззрени€ ќдоевского (как и - ѕушкина). ќтметим лишь еще, что его природопознание было теософично.64 —вой реализм он посто€нно углубл€л до мистических переживаний и прекрасно выражал в литературных произведени€х ("–усские ночи", повесть "—аламандра" и др.). ¬ научно-философских взгл€дах он шел к синтезу реализма с идеализмом через врата эмпиризма и оккультизма, которые, как мы знаем из ƒуховной науки, составл€ют два главных душевных настроени€ познающего субъекта, кармически обусловленные аспектами —олнца и Ћуны (см. »ѕЌ, 151). “аким образом, эволюци€ мировоззрени€ ќдоевского протекала в соответствии с законами ћакрокосмоса.

¬згл€ды ќдоевского на –оссию и ее отношение к «ападу во многом предвосхищают идеи слав€нофилов, двое из которых, ».¬. иреевский и ј.—.’ом€ков, посещали кружок "Ћюбомудров". ќбраща€сь к «ападу, ќдоевский говорит: "Ќе бойтесь, брать€ по человечеству! Ќет разрушительных стихий на слав€нском ¬остоке - узнайте его, и вы в том уверитесь; вы найдете у нас частию ваши же силы, сохраненные и умноженные, вы найдете и наши собственные силы, вам неизвестные, и которые не оскудеют от раздела с вами. ¬ы найдете у нас... историческую жизнь, родившуюс€ не в междоусобной борьбе между властию и народом, но свободно, естественно развившуюс€ чувством любви и единства, вы найдете законы... медленно, веками подн€вшиес€ из недр родимой земли; вы найдете верование в возможность счасти€ не одного большого числа, но в счастие всех и каждого".65

ƒл€ русской культуры важны не только мировоззрение и литературное творчество ќдоевского, но и сама его личность. ¬ нем пришел к выражению тип интеллигента с сильным €-сознанием, изживаемым в душе сознательной- “акое €вление не было типично дл€ –оссии, но зато тем выше его значение. ¬ нем был дан прообраз решени€ чисто русской проблемы: как обрести единство в эпоху, когда вступающа€ в сознание тройственна€ душа угрожает расщеплением личности. ѕоэтому важно познакомитьс€ с той позицией, которую занимал ќдоевский в русском обществе. ѕосле восстани€ декабристов де€тельность кружка "Ћюбомудров" пришлось прекратить, но, переехав в ѕетербург, ќдоевский открыл в своей квартире литературный салон. » это был, по тем временам, совершенно особенный салон. “ам, как вспоминает один из его посетителей, ‘.“имир€зев, "все были равны - в буквальном смысле этого слова". ј посещали его люди разного сорта: аристократы высшего света, к которому принадлежал и сам ќдоевский, дипломаты, сенаторы, но также люди науки, искусства, подчас разночинцы по своему социальному положению. ” кн€з€ ќдоевского можно было наблюдать сановника в позументах, с широкой лентой через плечо, содержательно беседующим господином "в сюртуке горохового цвета". » тем не менее весь ѕетербург считал за честь быть прин€тым в этом удивительном салоне.

ќдоевский понимал, что лишь продолжительное, настойчивое, правильно подставленное воспитание способно образовать в русском обществе тот слои, который сможет изменить социальную жизнь полезным дл€ –оссии образом. јнтисоциально, если одни ведут праздную жизнь за счет других. Ќо преодолеть это можно только путем "возвышенности и благородства духа", путем привити€ люд€м совестливого отношени€ к исполнению долга, терпимости и понимани€ того, что кроме собственно человеческих намерений в их дедах еще вершит и провидение ("«аписные книжки"). ѕоследнее не мыслилось ќдоевским в виде некоего фатума, ибо его собственные социальные взгл€ды коренились не в мистике, а в оккультизме. ќн много интересовалс€ древней алхимией, но понимал при этом, что на смену ей пришла социальна€ алхими€, субстанции которой - мир человеческих душ.

 ислота и щелочь, говорил он, это суть символы действи€ и воздействи€ в истории, а услови€ существовани€ общества (о чем знали древние) обусловлены сочетанием четырех алхимических стихий, социальный аспект которых суть: наука, искусство, любовь и, как их альфа и омега, - вера.

ќдоевский пыталс€ на практике стать таким социальным алхимиком, вид€ в этом свою общественную задачу и роль.66 ѕисатель ¬.ј. —оллогуб, посещавший салон, так рассказывал о самом хоз€ине: он "то прислушивалс€ к разговору, то поощр€л дебютанта, то тихим своим добросердечным голосом делал свои замечани€, всегда исполненные знани€ и незлоби€....¬се понимали, что хоз€ин... не притвор€етс€, что он их любит... во им€ любви, согласи€, взаимного уважени€, общей службы образованию".

»так, в лице кн€з€ ќдоевского нам предстает русский человек, в известной мере приведший в опыте своей жизни к единству два древних пути посв€щени€ и таким образом переживший в себе действие »мпульса ’риста в целостной человеческой личности. ќн €вл€л собой индивидуальность, в которой увенчалс€ успехом тот древний путь развити€, в начале которого норманны внесли свет познани€ в "ствол" единой слав€нской души. ћногое изменилось с того времени. — одной стороны, слав€не стали способны переживать в себе индивидуальное сознание, с другой - культурные импульсы средней ≈вропы обрели характер гетеанизма и высокой идеалистической философии. » вот, когда все это пришло в органическую взаимосв€зь, возник тип личности, ставший прообразом дл€ всех тех русских людей, которые, облада€ определенными особенност€ми, обусловленными их национальностью, общими культурно-историческими услови€ми, хот€т развить в себе высшее начало и поставить его на служение своим ближним, всему человечеству.

ќдоевский в своих философских и спиритуальных воззрени€х был не одинок. ќсобенно близко к нему примыкал чрезвычайно многообещающий, но рано умерший другой член кружка "Ћюбомудров" ƒ.¬. ¬еневитинов (1805-1827). —танкевич писал о нем в 1838 г. в письме к √рановскому: "... у ¬еневитинова было художественно-рефлективное направление вроде √ете...". ќсобой страстью ¬еневитинова была философи€, которую он рассматривал как науку о "познании самого познани€", протекающего в иде€х и пон€ти€х, имманентных человеческому духу, за которыми не стоит еще особого мира трансцендентных идей.  ак и ќдоевский, он считал, что процесс познани€ в своей исходной точке имел "всеведение", когда люди, хот€ и по-детски, были прирожденными натуралистами. Ќо потом они с природой "раззнакомились", и возникла философи€. ≈е цель - вновь образовать "гармонию между миром и человеком" и снова привести последнего к "всеведению". ѕроцесс самопознани€ вызвал внутри человека раскол между мыслью и чувством. ѕреодолеваетс€ он с помощью мысли, т.е. оп€ть философии67.

“аковы были те значительные представители русской культуры XIX века, духовные и художественные импульсы которых возводимы к древнейшему мистериальному аполлоническому началу.   их числу можно также отнести (по духу их творчества) и художника Ѕрюллова, и композитора ћ. ». √линку, поэта ∆уковского, писател€ ». ј. √ончарова и немало других.

 

* * *

 

»сполненной трагизма была судьба другого - дионисийского начала в русской культуре. ѕервым про€влением его €вилс€ сентиментализм, а "Ѕедна€ Ћиза"  арамзина - наиболее характерным произведением этого направлени€. ¬ этой повести впервые в русской литературе €сно и определенно за€вл€ет о себе пробудивша€с€ к индивидуальной жизни душа ощущающа€. ∆изнь чувств в русской душе в ту пору носила еще довольно целостный характер за счет того, что была более инстинктивной. Ќо постепенно в ней стали вычлен€тьс€ отдельные доминанты, о которых мы говорили в св€зи с творчеством Ћевицкого. ¬ыступление души ощущающей внесло в жизнь чувств более автономное, индивидуализированное начало. ќна ослабила сферу инстинктов, и человек стал искать новые формы отношений во внешней жизни, чтобы в них обрести опору дл€ своего нарождающегос€ "€". Ётот процесс был сопр€жен с переоценкой всех ценностей, созданных на старой инстинктивной основе. «десь начинаетс€ м€тежный путь фаустовской души, и успокоение ей дано обрести лишь на вершинах души сознательной, где укрепленное "€", взошедшее к сопереживанию всечеловеческих интересов, приводит человека к гармоническому созвучию, к синтезу чувства, мысли и дела. Ќо на пути к высокой цели душе предстоит трагическое, мучительное разделение, внутренн€€ душевна€ борьба. √ениальным певцом этой борьбы стал ћ.ё.Ћермонтов (1814-1841). ¬ личности Ћермонтова находит свое реальное продолжение и развитие тот строй чувств и мыслей, что нашел свое первое литературное выражение в "Ѕедной Ћизе".

¬л. —оловьев уже в конце жизни писал о Ћермонтове, что видит в нем "...пр€мого родоначальника того направлени€ чувств и мыслей, а отчасти и действий, которые дл€ краткости можно назвать "ницшеанством". Ёто исключительно верное по сути определение, хот€ до конца —оловьев не смог пон€ть ни Ќицше, ни Ћермонтова, поскольку ему самому, в силу личной судьбы, было дано без особого трагизма прийти к конечной цели того пути, по которому шли и Ќицше, и Ћермонтов, и многие-многие другие, родственные им по духу люди. ќднако чего недопон€л ¬л. —оловьев - не столь существенно, ибо в культуре редко встречаетс€ универсальный дух, способный объ€ть все и нигде не наделать ошибок.

Ќицше €вл€етс€ одним из €рчайших представителей дионисийского начала в европейской культуре. ƒл€ нас важны не только его литературные труды (они, разумеетс€, не однозначны и далеко не бесспорны), но и глубоко честна€ и бескомпромиссна€ постановка проблемы личности, человеческого "€" в услови€х новой культуры. ћы уже говорили, что не случайно возникла материальна€ культура с ее гипертрофией зла. Ёто плата за последнюю грань человеческой свободы, котора€ реализуетс€ на самом дне физического быти€ в услови€х богооставленности и чудовищных искушений. » нужно уметь пон€ть эту уникальную стадию развити€. ¬ ней истинное ’ристианство мы скорее находим у —пинозы и √ете, чем в церковной проповеди, где »м€ Ѕожие повтор€етс€ на все лады, но всуе. ” Ќицше есть одно стихотворение, которое называетс€ "Ќеведомому Ѕогу". ≈сли мы в состо€нии пон€ть, что душа Ќицше раскрываетс€ в нем как подлинно христианска€, то нам станут пон€тны те индивидуалистичность и одновременно трагизм, сопровождающие тройственную душу на пути к Ѕогу, на пути, идущем от родовой религии к свободному исповеданию "в духе и истине" Ѕога высшего человеческого я. Ёто стихотворение звучит примерно следующим образом:*

* ¬ его трех част€х выражены по отдельности природа чувства, мысли и воли - не только в смысле, но и в ритме звучани€; особенно хорошо это передаетс€ эвритмически.

 

Ќо прежде, чем в далекий путь отправлюсь

» обращусь к тому, что брезжит впереди,

я воздымаю к небу мои руки,   “ебе,

 ому € в одиночестве молюсь,  

оторому из сокровенной сердца глубины

я алтари воздвиг, „тоб вечно, каждый миг

“вой глас звучал во мне, не умолка€.

 

Ќа них, огнем запечатленные, мерцают —лова:

Ќеведомому Ѕогу. » пусть в толпе преступной буду

ƒо той поры, когда все сроки истекают,

я - “вой, и чувствую - мен€ силки сжимают,

¬лекут помимо воли на борьбу,

» если б даже мог - не убегу.

—лужить “ебе они мен€ неодолимо принуждают.

 

Ќеведомый, хочу “еб€ познать,

 ак глубоко “ы можешь в душу проникать,

ѕодобно шторму море жизни волновать!

’оть необъ€тен “ы - меж нами есть родство!

’очу “еб€ познать и сам “ебе служить.

 

¬ русской культуре Ћермонтов оказалс€ первым и необычайно €рким, талантливым выразителем дионисийского расщеплени€ личности. ћережковский, сравнива€ его с ѕушкиным, считал поэтов антиподами. ѕушкин был созерцателем; в жизни он был на люд€х, в творчестве оставалс€ один. Ћермонтов, наоборот, был де€телен, и в созерцательности видел смерть дл€ поэта. ¬ творчестве он всегда стремилс€ к люд€м, в жизни был одинок. "ѕушкин, - говорит ћережковский, - дневное, Ћермонтов - ночное светило русской поэзии. ¬с€ она между ними колеблетс€, как между двум€ полюсами".68 ћережковский пр€мо называет ѕушкина јполлоном, а Ћермонтова защищает от хулителей дионисизма. ћ€тежный дух дионисийского импульса культуры получал плохой прием на русской (да и на европейской) почве. Ќо его действие в эволюции оправдано. » поистине гениальна мысль ћережковского, когда он в качестве аргумента в защиту Ћермонтова приводит борьбу »акова с Ѕогом. ƒа, —ам Ѕог благословил человеческую душу идти путем индивидуализации от души ощущающей через рассудочную к сознательной. ѕотому-то спасен в эпилоге и гетевский ‘ауст.

‘аустовска€ душа исполнена противоречий, ибо ей "мила земл€" и одновременно "небесные пол€". “аков и Ћермонтов. ќн восклицает:

 

“ем € несчастлив,

ƒобрые люди, что звезды и небо -

«везды и небо! - а € человек!

¬ то же врем€ в нем пылает страстна€ жажда жизни:

“ы хочешь знать, что делал €

Ќа воле? - ∆ил, и жизнь мо€

Ѕез этих трех блаженных дней

Ѕыла б печальней и мрачней

Ѕессильной старости твоей.

("ћцыри")

 

»ли:

Ќе обвин€й мен€,

¬сесильный,

» не карай мен€, молю,

«а то, что мрак земли могильный

— ее страст€ми € люблю...

 

» это не только поэзи€. ќ себе самом Ћермонтов пишет: "je suis aussi un lion " (€ тоже лев); или: "Oh, cela sera charmant! D'abord des bizarreries, des folies des toute espece et de la poesie noyee dans le champagne ". (ќ это восхитительно! —амые разные безумства и поэзи€, утопленна€ в шампанском.).

„то и говорить, немногим понрав€тс€ подобные откровени€ в стране, где не только поэт, а вообще писатель, интеллигент всегда воспринималс€ едва ли не как пророк. » тем не менее, –оссии было не миновать душевного дионисизма, раз она стала на европейский путь развити€. » не только поэтому. ‘актически все христианское воспитание, каким оно было перен€то древней –усью у ¬изантии, по преимуществу имело дело с внутренним души, т.е. с античным дионисийским наследием. ¬ этом наследии коренилось жало древнего люциферического искушени€. ќтшельники и пустынники знали это, вступа€ в трудную борьбу за очищение души. Ќо в XIX в., когда дионисийский импульс стал выражатьс€ в культуре, об этом забыли. ќднако, кто желал, тот мог видеть, какие духи за€вл€ют о себе в искусстве века, ибо они открыто заговорили о себе сами. Ћермонтовский "ƒемон" - это сам Ћюцифер. ¬ поэме налицо все черты, характеризующие его: он не смеетс€, не лжет, некогда "в жилище света, блистал он, чистый ’ерувим...". Ћермонтов вскрывает трагизм человеческого быти€, предопределенный тем, что Ћюцифер, искусив человека, св€зал с ним свою судьбу. ѕоэтому, спаса€сь сам, человек спасает и Ћюцифера. „ерез не утративший себ€ человеческий дух Ћюцифер высказываетс€ иначе, чем в одиночестве:

 

 акое горькое томленье...

∆ить дл€ себ€, скучать собой.;

..........................................

’очу € с небом примиритьс€,

’очу любить, хочу молитьс€,

’очу € веровать добру.

 

Ќо переменчив нрав Ћюцифера, и человек, получив от него дар свободы, был вовлечен им в богоборчество, от которого "есть два пути, одинаково возможные, - к богоотступничеству и к богосыновству.69

—ам Ћермонтов жил напр€женной борьбой добра со злом, но исход ее осталс€ не€сен. Ћермонтов рано погиб, и уже никто не узнает, как могло бы пойти его дальнейшее развитие. ¬ то же врем€, происход€щее в нем несравненно значительнее того, что мы находим в образе пушкинского √ерманна. ѕушкин лишь возвестил: в культуре оживает ƒионис. «начени€ борьбы в дионисийской душе он не постиг. ѕоэтому уже „айковский в своей музыкальной трактовке выразил в финале оперы тему победы геро€, одержанной через смерть. ќдухотвор€€сь, любовь √ерманна к Ћизе приобретает истинную силу. ¬идимо, к внутренней победе шел и Ћермонтов. ¬ его последнем рассказе "Ўтосе", который считают неоконченным (его окончание совершаетс€ в веках), главный герой, Ћугин, обращаетс€, как и √ерманн, к картам, но в его игре с темным ариманическим духом на кон поставлено "чудное и божественное видение", видение "¬ечной ∆енственности", как замечает ћережковский. » Ћугин решает играть, "пока не выиграет; эта цель сделалась целью его жизни". ќстаетс€ только поражатьс€, сколь углубл€етс€ пушкинска€ тема, проход€ сквозь душу и жизненный опыт дионисийца.

Ћермонтов фактически постиг двойную люциферически-ариманическую природу ћефистофел€ и выразил ее в разные периоды своего творчества. ќт искушающей силы влекущего прочь от «емли гордого духа одиночества, демона, он пришел в конце своей короткой жизни к переживанию опасности пр€мо противоположного рода. ќппонент Ћугина в игре, пишет ћережковский, "... старичок-привидение: воплощение древнего хаоса в серенькой петербургской сл€коти, воплощение природы, как бездушной механики, бездушной материи, у которой в плену душа вселенной, ¬ечна€ ∆енственность. ƒл€ того, чтобы освободить ее из плена, человек собственную душу свою ставит на карту".

ѕодобную игру вел и сам Ћермонтов. ¬ ней он прошел путем ‘ауста, описанным в первой части гетевской драмы, и лишь в творчестве своем успел наметить дальнейшее. Ётим объ€сн€етс€ противоречивое и часто негативное отношение современников к поэту. „ествовать люб€т победителей, процесс же борьбы не всегда выгл€дит эстетично. ¬от почему мужчины испытывали какую-то необъ€снимую т€гу к Ћермонтову, но одновременно в страхе шарахались от потомка "шотландского чернокнижника" ‘омы Ћермонта; "женщины, по первобытному греху любопытства, влекутс€ к нему, вид€т в нем "демона", как тогда говорили" (ћережковский). —ам же Ћермонтов хочет быть "как все". ƒуша ощущающа€ хочет земного воплощени€. Ќо поскольку в ней дремлет магическа€ сила древнего ¬€йн€мЄйнена, то она вызывает некоторый страх, пока пепел интеллектуальной культуры не подернет это живое плам€ сверхчувственного. —пасение дл€ нее лишь в беспрерывном стремлении к синтезу мысли и чувства на высотах души сознательной, а до той поры она обречена на муку:

 

» как преступник перед казнью,

»щу кругом души родной.

 

ѕотер€ть св€зь с землей дл€ нее страшнее смерти, ибо движение начато, и пути назад уже нет. ѕорвана св€зь с инстинктивной основой жизни, и восстановить ее в прежнем виде уже нельз€. ¬от почему "неземна€ любовь к земле - особенность Ћермонтова, едва ли не единственна€ во всей мировой поэзии".71 ќна единственна€ еще и по той причине, что русские, как никакой другой народ в мире, тесно св€заны с землей. ƒл€ них она земл€ Ѕожи€ - ћатерь Ѕожи€, предстательница человеков перед —ыном. ≈й поклон€етс€ русска€ душа в культе ¬ечной ∆енственности. "’ристианство отделило прошлую вечность ќтца от будущей вечности —ына, правду земную от правды небесной. Ќе соединит ли их то, что за ’ристианством, откровение ƒуха - ¬ечной ∆енственности, ¬ечного ћатеринства? ќтца и —ына не примирит ли ћать?".72

ѕеред Ќею,  осмической ћатерью, —офией, Ѕожественной ѕремудростью и склон€етс€ дионисийска€ душа русского поэта уже не в стихах, а в молитве:

 

я, ћатерь Ѕожи€, ныне с молитвою

ѕред твоим образом, €рким си€нием,

Ќе о спасении, не перед битвою,

Ќе с благодарностью иль пока€нием,

Ќе за свою молю душу пустынную,

«а душу странника в мире безродного,

Ќо поручить хочу душу невинную

“еплой «аступнице мира холодного.

 

Ћермонтов прошел путем, полным опасностей, и когда "погиб поэт... и вз€т могилой", мы как бы слышим над ним звучание хора јнгелов из заключительной сцены "‘ауста":

 

  любви лишь причастного

Ћюбовь вознесет!

 

≈ще трагичнее, чем у Ћермонтова, был опыт внутреннего пути у другого большого духа русской культуры, у Ќ.¬.√огол€ (1809-1852). ≈го жизненна€ драма по сути своей подобна Ћермонтовской, хот€ выражение имела совершенно другое. ” него также была "неземна€ т€га к земле". ёношей он пишет матери: "¬о сне и на€ву мне грезитс€ ѕетербург и служба государству..."; а в конце жизни он скажет: "ѕредмет у мен€ всегда был один и тот же: предмет у мен€ был жизнь, а не что другое". "ћне хотелось служить земле своей...". Ќо в √оголе живет иное, чем в Ћермонтове, - переживание "первозданных элементов души", от которых "все страшно отдалились". ќн больше ощущает эфирные силы души (недаром он был украинцем и даже казаком по происхождению), и потому в нем с особенной остротой встал разлад не между чувствами, а между чувством и мыслью. √оголь говорил о ѕушкине, что находит у его гени€ два начала: одно влекло его в "область бестелесных видений" и было в общем христианским, другое, как бы €зыческое, вызывало "прикрепление души к телу". Ќо таким образом √оголь охарактеризовал не столько ѕушкина, сколько самого себ€, сложную духовную организацию своей души. ѕроистекающее из астрального тела люциферизированное начало русской души, столь могуче преобладавшее в Ћермонтове, вызывало у √огол€ лишь желание преодолеть его. «десь следует искать источник его юмора. Ћюцифер - дух сумрачной серьезности и не выносит смеха. "”же с давних пор, - писал √оголь Ўевыреву (27 апрел€ 1847 г.), - € только и хлопочу о том, чтобы после моего сочинени€ насме€лс€ вволю человек над чертом".

„то черт - реальность, не вызывало у √огол€ сомнений, ибо он переживал его €сновидчески и подробно описывал: "ќн шелкопер и весь состоит из надувани€... —тоит только немного струсить и податьс€ назад - тут он и пойдет храбритьс€. ј как только наступишь на него, он и хвост поджал". ќднако из этого описани€ мы видим, что у √огол€ речь идет не о люциферическом, а об ариманическом существе, которое смеха не боитс€, потому боротьс€ с ним надо иными средствами. ¬ этой-то ошибке и было начало душевной трагедии √огол€.

ќн не только художественно, через творчество, но и сверхчувственно, шел как бы снизу вверх от души ощущающей и проникал к стихии эфирных сил, из которых ткетс€ душа рассудочна€. ¬ отличие от него ѕушкин подходил к душе рассудочной извне, через эстетический элемент, в котором человека ведет сама ƒуша Ќарода, и потому ничем не рисковал. Ќа внутреннем пути человеку со сверхчувственным опытом надлежит двигатьс€ силой принципа: "Ќе €, но ’ристос во мне". √оголь этого не знал, черта же узрел. ¬ его "¬ечерах на хуторе близ ƒиканьки", в "—трашной мести" встают не просто фантастические образы народных поверий, а собственный (пусть весьма туманный) опыт автора, переживание спиритуальных сил природы во внутреннем души.

ќтношение к духам природы имели и ∆уковский ("”ндина"), и ќдоевский ("—аламандра"). Ќо в их произведени€х встают элементарные духи природы, открывающиес€ €сновидческому взору как объективный мир за внешним физическим покровом. ¬ творчестве ∆уковского и ќдоевского в этот мир вноситс€ христианское начало: духи природы приобщаютс€ к моральным ценност€м человека, они не враждебны ему, и если даже увлекают за собой, то будучи обуреваемы глубоким чувством любви. «десь повсюду человек независим от мира природы, она лишь откликаетс€ на его мысли и чувства или служит их выражению. ѕушкин переживал ее эстетически: "озер лазурные равнины", "в багрец и золото одетые леса", "и ель сквозь иней зеленеет, и речка подо льдом блестит" и т.д.

” Ћермонтова природа и внутреннее души неразрывно слиты. ≈сли в душе бушуют страсти, то реки несутс€ с "гордым бешенством", облака "кип€т", им присущи "страсти"; чувству одиночества созвучны иные облака: "вечно холодные, вечно свободные". ƒуша сопереживает боль камней:

 

» железна€ лопата

¬ каменную грудь,

ƒобыва€ медь и злато,

¬режет страшный путь,

 

растений:

 

»зрублены были тела их потом,

» медленно жгли их до утра огнем.

 

√оголь идет еще дальше. ” него духи природы слагают субъективный мир души, и потому они кардинально отличаютс€ от тех, которых мы встречаем у ќдоевского или ∆уковского. » это пон€тно. »д€ верхним, аполлоническим путем, человек выходит (в художественном воображении или реально) из тела во внешний мир, покидает свое низшее "€", эго, со всеми его отрицательными свойствами. Ќа внутреннем пути он как раз погружаетс€ в мир своего эго. “огда все страсти и пороки встают в зримом облике, и то, что созвучно им в природе, носит более низкий, ариманический (а во многом и субъективный) характер.

Ћермонтов останавливаетс€ на полпути и сопереживает природу лишь астральным телом, которое хот€ и отождествл€етс€ с воспринимаемым предметом, но переживает в природе или свое же собственное, или то, что носит в ней люциферический характер. ƒл€ √огол€ природа населена упыр€ми, вурдалаками - духами, чуждыми вс€кой морали, враждебными человеческой личности. ќни принадлежат к ариманическому царству и возникли в более поздние времена; в эпоху древней √реции их еще не было.

¬ человеческом царстве сверхчувственный опыт привел √огол€ (он у него был, веро€тно, совсем незначительным, но зато соедин€лс€ с большой художественной интуицией) к переживанию человеческих двойников. ¬ двойнике, как квинтэссенции, выражаетс€ тот или иной состав отрицательных качеств личности, концентриру€сь в определенный типаж, антиличность, или - в "личину" личности. ѕотому столь €рки литературные образы √огол€, и потому они столь гротескны. «а каждым из них стоит реальное сверхчувственное существо, сотканное из определенных пороков той или иной группы людей. ѕознание двойника поучительно, но не вс€кому может прийтись по вкусу; дл€ самого же √огол€ все кончилось катастрофой, когда он осознал, кого описывал в своих произведени€х, ибо двойник живет в каждом человеке, а значит - и в √оголе.

ѕроблема добра и зла встает перед дионисийской душой при переживании собственных недостатков. ѕотому именно Ћермонтов и √оголь с большой силой став€т ее в русской литературе. "я люблю добро, - говорит √оголь о себе, - € ищу его и сгораю с ним; но € не люблю моих мерзостей... я воюю с ними и буду воевать, и изгоню их, и в этом мне поможет Ѕог". Ётой личной цели служило √оголю и его творчество, которое объективировало его внутренний опыт и так вело к самопознанию. "¬о мне, - говорит он в другом месте, - заключалось собрание всех возможных гадостей и притом в таком множестве, в каком € еще не встречал доселе ни в одном человеке... ≈сли бы они открылись вдруг все и разом перед моими глазами, € бы повесилс€... я стал надел€ть моих героев моей собственной др€нью".

ƒа, действительно, встреча с собственным двойником - огромное испытание, трудное даже дл€ подготовленного ученика оккультизма. „еловек же без специальной, эзотерической подготовки (а таковым и был √оголь) вынести рго просто не в состо€нии, ибо в двойнике человеку предстает совокупность зла, совершенного им во всех прошлых инкарнаци€х. ѕутем продолжительной молитвенно-медитативной практики готовились к такой встрече христианские подвижники, но и тогда бывали несчастные случаи, один из которых мы приводили, говор€ о печерских старцах.

» однако же √оголь, дава€ отрицательную оценку себе и своему творчеству, был не во всем прав. „то открывалось ему в окружающей жизни - это были действительные прообразы (пусть отрицательные), которые питают вс€кое творчество. ј что познание их соединилось в нем с самопознанием, то это было его личной проблемой. Ќо как бы там ни было, со временем то, чего √оголь бо€лс€ увидеть, "вдруг все и разом", достигло такой интенсивности, что он не выдержал. ѕереживание двойника исторгло у него крик, прозвучавший на всю –оссию: "—оотечественники! страшно!... —тонет весь умирающий остов мой...". Ќо кто мог пон€ть этот эзотерический крик? ¬се отвернулись от писател€. ќн и раньше-то, подобно Ћермонтову, вызывал в окружающих некий метафизический страх, теперь же все решили: ќн "впал в прелесть"; а потом: "сошел с ума". ¬ действительности же это был пусть трагический, но истинный и поучительный опыт самопознани€. √оголь совершил оккультную ошибку: преследу€ смехом Ћюцифера, не разгл€дел, как с другой стороны подкралс€ ариманический дух и €вил себ€ в оболочке неизжитой кармы √огол€.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-11-23; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 289 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

—туденческа€ общага - это место, где мен€ научили готовить 20 блюд из макарон и 40 из доширака. ј майонез - это вообще десерт. © Ќеизвестно
==> читать все изречени€...

723 - | 642 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.064 с.