Лекции.Орг


Поиск:




Глава 9. Мистика не поможет в бухгалтерии




- Сделай так, чтобы утро не наступило никогда, - прошептал Бэкхен.
Чанёль хмыкнул, переплетая их пальцы, поднял его руку, будто собираясь смотреть сквозь нее на свет, поднес к губам и медленно поцеловал подушечку каждого пальца.
- Зачем? – спросил он, прижавшись щекой к его ладони.
- Утром все будет иначе, - Бэкхен осторожно высвободил руку, съехал ниже, чтобы оказаться прямо под ним, заглянул в глаза, - утром все будет плохо.
- Ну, хочешь, устроим двойное самоубийство, как в легендах? – предложил Чанёль спокойно, водя пальцами по его лицу, по шее, перебирая волосы, - хочешь? Умрем сейчас, застынем в этом закате, он навсегда останется нашим и все такое.
Бэкхен глубоко вздохнул и грустно улыбнулся.
- Хочу, - он снова вздохнул и потянулся к губам Чанёля, - если бы ты знал, как хочу...
- Нормально все будет, - Чанёль с некоторым трудом прервал поцелуй, - вот увидишь.
- Не будет, - Бэкхен уткнулся лбом в его плечо, крепко обхватил руками, сцепляя пальцы за его спиной, - утром будет светло. И утром я буду предателем. А ты причиной и соучастником. Утром я буду ненавидеть себя. И утро... и даже Чондэ, а он не виноват...
- И меня?
Он помолчал, устало хмыкнул и покачал головой, потерся носом о шею Чанёля.
- Я никогда не смогу ненавидеть тебя.
- Мрачновато для признания, но тоже сойдет.
- Ну, прости.
- Хочешь, не будем спать всю ночь? Тогда она будет длинной, а к утру ты так устанешь, что сможешь ненавидеть только будильник.
- Хочу. Расскажи мне что-нибудь...
Чанёль бросил короткий взгляд на часы.
- Я могу рассказать тебе сказку о музыканте, который раздает обещания, не думая, - с грустной улыбкой сказал он.
- Тебе куда-то нужно? – перехватив его взгляд, понятливо хмыкнул Бэкхен.
- Прости. Я очень хочу провести с тобой больше времени, но до полуночи...
- Тебе нужно успеть на бал, чтобы не превратиться в тыкву? – Бэкхен смеялся, отбросив меланхоличный тон. Чанёль тоже засмеялся.
- Скорее, чтобы превратиться, - сказал он и вытянулся, притягивая Бэкхена ближе, - у меня... хм... выступление. Но у нас есть еще пара часов, спешить пока некуда.
- Как это современно звучит, - фыркнул Бэкхен и ткнул его локтем, - вечность не обещаю, но у нас есть еще пара часов. Еще назови меня деткой.
- А что, тебе это нравится?
- Нет, но, возможно, мне нравится убивать людей, которые называют меня деткой.
- Тебе говорили, что ты запредельно милый?

***

 

Чондэ, крепко обхватив чашку, клевал носом над столом. Минсок подкрался к нему, накинул плед на плечи, словно накрывал клетку с хищной птицей.
- Он же призрак, а не медиум, - тихо говорил Минсок, - призраки не работают в розыске пропавших людей, это работа для сенбернаров.
- Да уж, - Чондэ сонно растерянно улыбался, - я просто... подумал, что он же... – он смущенно понизил голос, - не только здесь, так что может и почувствовать что-нибудь...
- Ну, извини. И не волнуйся, все будет хорошо.
- Я знаю, - Чондэ продолжал улыбаться, - наверняка просто телефон разрядился. Я почти не волнуюсь, только... можно мне побыть здесь еще?
- Конечно.
Лу Хан сидел под стойкой на полу с закрытыми глазами, обхватив колени руками. Он знал, с кем сейчас Бэкхен, мог почувствовать пронизывающие того нити наслаждения и вины. И еще он знал, что ни за что на свете не сможет сказать об этом Чондэ.
Кенсу сидел рядом с ним, так близко, что мог бы коснуться плеча призрака, если бы хотел.
- Я не злюсь на тебя, хён, - вдруг сказал он тихо, - хорошо, что мы встретились.
- Хорошо, - согласился Лу Хан, не открывая глаз, - значит, мне больше не надо придумывать свою китайскую жизнь.
- Ага. Но лучше продолжай мне писать. Я не хочу сплетен.
- Конечно. Мы же это обсуждали. А почему Чонин ушел так рано?
- У них завтра семинар или вроде того. Готовятся. Вместе.
- Ревнуешь? – Лу Хан фыркнул, Кенсу только пожал плечами.
- Не знаю. Нет. Они столько лет дружат, какой смысл пытаться их разделить сейчас...
- Чонин уйдет, если ты позовешь, - сказал вдруг Лу Хан и глянул на него из-под ресниц.
- Что? – Кенсу дернул плечом, - с чего бы?
Лу Хан вдруг повернулся к нему, широко открыв глаза от удивления.
- Ты не знаешь? – он восхищенно ахнул, - серьезно? И даже не догадываешься?
- О чем? – чуть раздраженно спросил Кенсу, - чего я не знаю?
- Я не думаю, что Хан именно тот, кто должен рассказывать тебе неизвестные факты, - вдруг громко и четко сказал Минсок, обходя стойку и останавливаясь рядом с ними, - Хан?
- Да, наверное... да, - Лу Хан смутился, - прости. Если Чонин захочет тебе что-нибудь рассказать, он должен сделать это сам. Это... ваше личное дело.
- Хотя бы скажите, насколько это серьезно! – возмутился Кенсу, - я же не знаю, что думать!
- Думай, что все хорошо, - посоветовал Минсок, - кстати, знаешь, который час? Сам-то ты что здесь делаешь?
- Хён, твоя кофейня открыта до утра, - напомнил Кенсу и поднялся, - ты выгоняешь меня?
- Нет, конечно. Но твои родители не будут волноваться?
- Они уехали на пару дней, - сообщил Кенсу с небольшой заминкой, - решили устроить себе каникулы.
Порыв ветра швырнул в окно горсть мокрого снега и льдинки застучали по стеклу, заставив Чондэ вздрогнуть.
- Там что, шторм? – недоверчиво спросил он, повернувшись к окну.
- Кенсу-я, оставайся, - передумал Минсок, подозрительно глядя на гнущиеся ветви деревьев снаружи, - погода что-то слишком быстро портится.
- На самом деле я все равно собирался уходить, - Кенсу бросил быстрый взгляд на часы, - мне до полуночи нужно... э... лечь спать. Да. Я веду здоровый образ жизни.
Лу Хан и Минсок переглянулись, но Лу Хан на всякий случай оставил при себе информацию о том, сколько раз они с Кенсу переписывались по ночам.
- Будь осторожен, - Минсок выглянул на улицу, с некоторым трудом открыв дверь и впустив маленький, но злой вихрь снежной пыли, - позвони, как доберешься домой.
- Конечно, - Кенсу благовоспитанно поклонился, заматывая лицо шарфом так, что видны остались только глаза, - это просто ветер.
- Я тоже пойду, - решился вдруг Чондэ, с непонятной тоской наблюдающий за разгулом стихии снаружи, и добавил под ворчание Минсока, который только успел запереть дверь, - прогуляюсь.
- Какие прогулки?! – Минсок перехватил его уже на пороге, - прямиком домой, ясно?
- Ладно, ладно, - Чондэ помахал присутствующим, перешагнул порог и вскрикнул.
Довольно большой комок обледеневшего снега сорвался с крыши и вскользь ударил его по ноге. Минсок среагировал немедленно и втянул его обратно в кофейню, Лу Хан метнулся к двери, но так растерялся, что не смог ее закрыть – пальцы проходили насквозь.
- Успокойся, - бросил ему Минсок, не дожидаясь приступа паники призрака, - я закрою.
- Ого, - задумчиво протянул Чондэ, проводя пальцами по ткани, - это же просто снег...
Чуть выше колена штанина оказалась разорвана так аккуратно, словно кто-то провел лезвием. Ткань на глазах темнела и намокала от тающего снега, и Минсок искренне надеялся, что не от крови.
- Пойдем наверх, - сказал он, оглядевшись, - Лу...
- Я справлюсь, - Лу Хан натянуто улыбнулся, - только мой кофе совсем не такой.
- Вряд ли кто-то зайдет, - успокоил его Минсок, - нормальные люди по домам уже сидят.
Он ухватил Чондэ за локоть и не отпускал всю дорогу на второй этаж, в маленькую уютную квартиру, которую они, если можно так выразиться, делили с Лу Ханом.
- Садись, - он подтолкнул гостя к дивану, - и раздевайся.
- Ой, так сразу? – фыркнул Чондэ, но прикусил язык, - почему ты разволновался?
- Потому, что лед холодный и ты мог не заметить серьезной травмы, - отрезал Минсок, роясь на полках в поисках аптечки.
- Мне не больно, - задумавшись на всякий случай, сообщил Чондэ, - ну, почти.
- Раздевайся.
Смущенно хихикая, Чондэ послушно стянул джинсы, в который раз удивившись разорванной ткани. Смотреть на собственную ногу было немного страшно (учитывая зарывшегося в аптечку чуть ли не с головой Минсока), но никаких рек крови или обломков костей не обнаружилось. Просто кожа побледнела от холода (но уже почти согрелась) и выше колена совершенно точно намеревался появиться синяк.
- Я же говорил! – триумфально возвестил Чондэ, - все нормально.
- Ага, - Минсок присел рядом с диваном, - повезло.
- Это же просто снег...
- Ты знаешь, что сосулька, упавшая на голову, запросто ломает череп?
- Фу, я теперь спать не смогу, - Чондэ толкнул Минсока в плечо, - а что это у тебя?
- Просто крем для суставов. Согреет и синяк быстрее пройдет.
Чондэ кивнул, сделав вид, что все понял, протянул руку, но Минсок совершенно точно собирался обработать его полученную в битве с зимой травму сам. Теплые пальцы коснулись кожи, и Чондэ вздрогнул от неожиданности.
- Больно? – удивился Минсок, подняв голову. Лукавый взгляд раскосых глаз обжег Чондэ, тот залился краской, смущенно замотав головой.
- Просто...
- Если больно, скажи сразу. Вдруг что-то....
- Нет, правда. Я просто... твои руки такие теплые, - пробормотал Чондэ, путаясь в словах.
Сжимающие его колено горячие пальцы, скользящие по коже, втирающие начинающий немного жечь крем завораживали. Чондэ вдруг захотелось одеться. Он не смог бы сформулировать, почему так неловко ждать, пока Минсок сочтет слой крема достаточным и уберет руку, но чувствовать его так близко, становилось по-настоящему... странно.
Жар от жгучего крема, от ловких пальцев будто впитывался в кровь, и с каждым ударом сердца все быстрее разбегался по всему телу. Минсок провел ладонью чуть выше и Чондэ, беззвучно ахнув, перехватил его руку.
- Что?
И снова его лукавый взгляд, спокойный и ироничный одновременно. Как будто он знает, как действует его близость на Чондэ, как будто ему все равно, как будто ничего особенно не происходит.
- Больно, - брякнул Чондэ первое, что пришло в голову, осознавая, что напрочь забыл родной язык, - это... эта штука... жжется...
- Придется потерпеть, - тоном доброго доктора с садистскими наклонностями сообщил Минсок и поднялся, - жжет, значит работает. Он же согревающий.
- Ага. Точно, - слабо реагировал Чондэ, пристально следя за тем, как шевелятся его губы, совершенно не вникая в смысл слов.
Минсок щелкнул крышкой аптечки и обернулся, нахмурившись.
- С тобой все нормально?
- Да, а что? – Чондэ потихоньку приходил в себя и заодно приводил себя в порядок, - ну, вот. Придется домой с дырой идти.
- Извини, швей у нас не водится, - хмыкнул Минсок, - хотя нитку дать могу.
- Так дойду, - Чондэ как-то упустил момент, когда шагнул к двери и оказался слишком близко к Минсоку, который тоже собирался на выход.
Тепло его тела ощутимо расплавило мозг. Никак иначе Чондэ не мог объяснить свое странно расслабленное состояние. Где-то далеко на границе сознания билась мысль, смутно складываясь в имя из трех слогов. Бён Бэкхен.
- Спасибо, хён, - с трудом шевеля чьим-то чужим, судя по ощущениям, языком, выговорил Чондэ, неловко улыбнулся и сбежал, едва не слетев с лестницы.
- Будь осторожен по дороге, - медленно сказал Минсок вслед, пожал плечами и направился в кофейню.
Его встретил Лу Хан, стоящий посреди зала и, судя по лицу, с некоторым трудом балансирующий на грани паники. Минсок тяжело вздохнул.
- Что с вами сегодня творится? – риторически вопросил он и повторил, обращаясь персонально к призраку, - ну?
- Я ничего не могу коснуться, - прошептал тот, - Мин... совсем ничего... совсем-совсем...
- Только не нервничай, - Минсок подошел к нему и протянул руку.
Лу Хан крепко зажмурился.
- Не надо, - пробормотал он. Отступил, прижимаясь спиной к стене, - Мин...
- Я просто потяну твой шарф, - Минсок пытался заставить голос звучать мягко и уверенно, как психотерапевты или полицейские, разговаривающие с маньяками, в фильмах, - не коснусь кожи, ты же знаешь.
- Мне жарко, - пробормотал Лу Хан, вскинул ресницы, жалобно глядя на него. Рука человека, прижатая к стене над его плечом, пугала, - слишком близко... ты же обещал...
Глаза медленно наполнялись слезами. Минсок сжал зубы.
- А ты сам говорил, что иначе тебя не успокоить, - напомнил он порядком забытые дни, когда все вокруг Лу Хана то и дело билось, стекольщики дали кофейне скидку как постоянным клиентам, а уж лампочки и вовсе были расходным материалом.
- Я помню, - Лу Хан снова зажмурился, - отодвинься. Пожалуйста.
- Тебе же нравится обниматься.
- Не сегодня. Сегодня все плохо. Мин, сделай что-нибудь! Страшно.
- Только шарф, - Минсок осторожно взялся за холодную ткань.
Пальцы прошли серебристый шелк насквозь, словно плеть тумана. Минсок ахнул, не успев прикусить язык, и Лу Хан немедленно ожил, забывая утомленно опираться на стену и небрежно стирая выступившие на ресницах слезы.
- Не... не можешь? – недоверчиво протянул он, - эй...
- Тихо. Это просто случайность, - уверенно сказал Минсок и спрятал руки за спину.
- Попробуй еще, - потребовал Лу Хан.
- Тебе же страшно.
- Не так, как знать, что ты вообще не можешь ничего не сделать. Ну, Мин!
- Тихо.
Минсок снова протянул руку, но вдруг убрал. Лу Хан вопросительно глянул на него.
- Нет уж. У тебя проблемы с осязанием, вот ты и трогай. Давай.
- Но... – растерянно начал Лу Хан, потом пожал плечами, признавая правоту, протянул руку и, чуть помедлив, ткнул Минсока в плечо. Плотная ткань его рубашки зашуршала.
- Ой, - восторженно выдохнул Лу Хан, - получилось.
- Я же говорил, что это временно и вполне нормально, - скрывая облегчение, Минсок отодвинулся, - испечешь что-нибудь?
- На ночь есть вредно! – Лу Хан показал ему язык, но радостно метнулся в сторону кухни, - но так и быть. В честь полнолуния!
- Полнолуние же, - задумчиво повторил Минсок, глядя в окно, за которым луны не было видно даже близко, только белое снежное месиво кружилось на ветру, - точно. Жуткое время.
- На тебя же не влияет луна, что за суровый вид? – хмыкнул Лу Хан, высунувшись из дверей кухни.
- Может, на тебя влияет? – предположил Минсок, обернувшись, - как думаешь?
- Раньше же не... – начал призрак и вдруг осекся, с отчетливым ужасом глядя на входную дверь. Минсок не успел спросить, когда дверной колокольчик радостно затрезвонил, а потом раздался стук.
- Разве я не снял табличку? – поинтересовался он у мироздания и шагнул к двери.
- Не впускай их!
Внезапный выкрик удивил Минсока, он обернулся и изумленно выдохнул. Лу Хан стоял за стойкой, ломая пальцы, кусая костяшки, и смотрел на дверь широко открытыми глазами. Он дрожал так, что это стало заметно.
- Ну, сейчас-то что?! – Минсок шагнул ближе, схватил его за плечи, привычно и даже немного радостно чувствуя, как холодна его одежда, - Хан, в чем дело?
- Просто, - взгляд огромных глаз обратился на него, - не впускай, кто бы там ни был.
- Да что происходит? – Минсок встряхнул его. Лу Хан уперся ладонями в его грудь, отталкивая, отступил, потеряв равновесие.
- Ты откроешь, да? – прошептал он, продолжая отступать.
В дверь кофейни снова постучали. Минсок вдруг озадачился.
- Почему они не заходят? Дверь же откр...
Лу Хан вскрикнул и дернулся, зажимая ему рот рукавом.
- Не впускай, - повторил он, - нельзя. Запрети.
- Хан, я не...
- Пожалуйста, - Лу Хан нервно водил пальцами по его рубашке, - просто сделай это.
- Хорошо, - Минсок с тяжелым вздохом оттолкнулся от стены, - подумай пока о том, что ты хочешь мне рассказать.
Лу Хан коротко кивнул. Минсок снова вздохнул и направился к двери.
За порогом стоял высокий молодой человек, его рука поднялась для очередного стука в косяк. Красивое лицо казалось холодным, пальцы второй руки нетерпеливо постукивали по бедру, но при виде Минсока он улыбнулся. Минсок тоже улыбнулся ему и остановился на пороге.
- Прошу прощения, что заставил вас ждать, - вежливо начал он. Посетитель кивнул, явно выжидающе глядя на него. Минсок не нашелся, как продолжить, и замолчал, глядя в ответ.
- Могу я войти? – спросил человек, его глаза внезапно полыхнули злым огнем, будто он не должен был задавать этот вопрос, а собеседник повел себя исключительно бестактно и неуместно. В какой-то мере так оно и было, но тон и взгляд внезапно разозлили Минсока.
- Нет, - коротко заявил он, - мы уже закрыты.
Начиная это говорить, он чувствовал себя глупо, поскольку вывеска горит, дверь открыта, а неоновое расписание сообщает, что кофейня закроется только через несколько часов. Но его гость, услышав запрет, отступил на шаг, его губы сжались, и Минсок вдруг нахмурился, приглядываясь. Это было немного похоже на то, как Лу Хан не мог коснуться вещи, трогать которую Минсок прямо запретил.
- Прошу прощения, - гораздо холоднее повторил Минсок и улыбнулся, протянув руку к ручке двери, - Вы не можете войти.
Он смотрел прямо в глаза незнакомцу и видел, как всего на секунду тот пришел в ярость. Почти сразу взял себя в руки, поклонился, получив поклон в ответ, развернулся и ушел. Минсок провожал его взглядом до тротуара, потом пожал плечами, и закрыл дверь. Развернувшись, он вздрогнул от неожиданности, пожалуй, второй раз за все их знакомство – Лу Хан безмолвно стоял за спиной, на пороге зала. Минсок открыл рот, собираясь сказать что-нибудь, но призрак вдруг бросился к нему и прижался, крепко обнимая. Он больше не дрожал и снова выглядел вполне обычно.
- Спасибо, - прошептал он.
- Пожалуйста, - отозвался Минсок, осторожно обнимая его в ответ, - что ты мне расскажешь? Кто это? Почему ему нельзя к нам заходить, он не любит кофе?
Лу Хан нервно рассмеялся, хлопнув его по плечу.
- Обрати внимание на хорошую новость, никто больше не исчезает и я вполне реален, да?
- Это прекрасная новость, - согласился Минсок и отодвинулся, серьезно глядя ему в глаза, - а теперь напомни, кто это был?
- Ты такой упрямый, - пробормотал Лу Хан, - у меня там духовка включена...
- Хан.
- Не знаю, - он вскинул взгляд бездонных невинных глаз, - правда, не знаю. Просто услышал стук и... ну... их просто не должно быть внутри, понимаешь? Я так чувствую.
- Почему ты говоришь во множественном числе? – Минсок пожал плечами, - ну, тебе виднее, наверное. Но я бы предпочел более логичное объяснение.
- Какая логика в полнолуние... – призрак уже сбежал на кухню и его голос приглушался стеной, - просто поверь мне на слово.
Минсок вздохнул и вытащил из ящика за кассой стопку документов.
- Полнолуния, запреты, призраки... – ворчал он, раскладывая бумаги по порядку, - а отчетность в конце месяца все равно приходится заполнять...





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 304 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Либо вы управляете вашим днем, либо день управляет вами. © Джим Рон
==> читать все изречения...

629 - | 497 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.012 с.