Лекции.Орг


Поиск:




Глава 2. Битва при затерянном парке




- Как твой роман века? – поинтересовался Бэкхен, поставив локти на стол, - какие новости?
- У нее сессия на носу, готовится, волнуется - с отчетливой нежностью ответил Кенсу, - вчера полночи не спали, переписывались. Но я уверен, что все будет на высший балл!
- Когда ты уже выучишь китайский и уедешь к ней? – подхватил Чондэ.
Кенсу пожал плечами и размешал ложкой остатки какао.
- Мы не обсуждаем это, - с ноткой печали в голосе протянул он, - слишком серьезно.
Чонин фыркнул и смущенно уткнулся носом в свою чашку, поймав острый взгляд Бэкхена.

В старшей школе, где им тоже довелось учиться вместе, и потом в университете До Кенсу был одним из самых популярных персонажей, хотя почти ни с кем не общался.
Все потому, что у него была Тайна, прекрасная, как первый поцелуй, столь же неловкая и сенсационная, никому не рассказанная прямо, но известная всем. До Кенсу никогда ни с кем не встречался, не сбегал с занятий, чтобы целоваться украдкой в темном пустом актовом зале, путаясь в кулисах, не прятал от зоркого взгляда преподавателей записки с сердечками в подписи и уходил домой один даже в самые жаркие весенние дни. А все потому, что у него уже была Та Самая. Все заинтересованные лица и даже большая часть незаинтересованных знали, что еще со средней школы До Кенсу влюблен в иностранку, постоянно переписывается с ней и мечтает когда-нибудь построить свое «долго и счастливо» где-нибудь на перепутье. Эта захватывающая и романтичная история заставляла других девушек только вздыхать вслед вечно нагруженному книгами пареньку, а парней отводить своих девушек подальше – мало кто мог похвастаться таким постоянством. Конечно, будь До Кенсу поглупее, он бы огребал не раз, и не два просто за то, что отличается, и еще отдельно за то, что гораздо популярнее самых крутых парней. Но До Кенсу был достаточно умен. Девушка его мечты оставалась недосягаемой ввиду государственных границ и расстояний, что оберегало его еще от одной проблемы – зависти менее удачливых одноклассников и сокурсников. Чему тут завидовать – даже Ромео и Джульетта успели провести ночь вместе перед смертью (эта часть трагедии почему-то запоминалась ученикам лучше всего), а эти двое могут и вовсе никогда не встретиться. Окутанный романтическим ореолом До Кенсу уверенно шагал по гранитным ступеням науки, не собираясь этот самый гранит грызть, поскольку и так прекрасно впитывал знания, которые считал необходимыми, а лишнюю информацию хранил в памяти строго до экзамена, напрочь забывая через две минуты после проставления оценки.
Из его сумки мог случайно вылететь конверт, надписанный изящным почерком, или иногда он не успевал спрятать телефон с почти законченным сообщением на номер, набор цифр в котором отличался от стандартного корейского.

Чонин вернулся в реальность, когда Чондэ ткнул его ногу под столом своей.
- О чем задумался? – весело спросила вторая половинка самой неразлучной парочки в университете. Они встречались уже тогда, когда Чонин только поступил, ходили слухи, что они встречались чуть ли не всю жизнь. Хотя они учились в разных группах, любое мероприятие, на которое был приглашен один, так или иначе предполагало присутствие второго, даже преподаватели давно смирились с тем, что обязательно будет «+1».
- Чувствую себя потерянным и одиноким в окружении великих романов, - сказал Чонин, глядя прямо в глаза старшему и даже не пытаясь скрыть иронию в голосе. Бэкхен, судя по смешку, оценил, Чондэ же одарил его кошачьей улыбкой.
- И зачем грубить сразу, - протянул он, не переставая улыбаться.
Чонин, возможно, действительно собирался грубить, от обсуждения отношений среди людей, с которыми он едва знаком, накатывало раздражение, но наткнулся на серьезный внимательный взгляд Кенсу, и почему-то смутился.
- Прости, хён, - он постарался улыбнуться также очаровательно, но чувствовал, что вышло не очень. Все потому, что уголки его губ не загибаются так мило. Жизнь несправедлива.
Чондэ пожал плечами и, кажется, уже забыл о нем, увлеченно дергая Бэкхена за рукав.
- Смотри, смотри! Там что-то будет!
Бэкхен кивнул, тоже глядя в окно, хоть и без подобного восторга. На другой стороне улицы с площадки, которую в более приличную погоду оккупировали уличные музыканты, несколько парней с тяжелыми на вид черными чехлами, стряхивали снег.
- Какой-то концерт будет, - Кенсу обвел присутствующих взглядом, - пойдем смотреть?
- Может, отсюда посмотрим? – протянул Бэкхен, откровенно не желая выходить под снег и ветер, - погода нелетная.
- Нормальная погода! – Чондэ снова дергал его рукав, - пойдем! Здесь будет не слышно.
- Мы даже не знаем, кто там будет играть, - Бэкхен продолжал ворчать, но уже выбирался из-за стола, - идем, идем. Ты как ребенок. Посмотри на Чонина, он же не скачет вокруг.
- Почему я? – возмутился неожиданно приведенный в пример Чонин, - мне почти двадцать!
Бэкхен смерил его взглядом, в котором по задумке должна была читаться мудрость веков, а по мнению Чонина было только желание схлопотать по лицу, и пожал плечами.
- Смотри, смотри! – к окну рядом с ним неожиданно подлетел ребенок, по виду не старше шести лет, таща за руку, вероятно, маму, - там концерт! Идем? Идем?! Пойдем!!!
Бэкхен и Чонин, забыв былые распри, обменялись одинаково счастливым взглядом и дружно уставились на Чондэ.
- Ну, пока вы морально уничтожаете единственного выжившего оптимиста, я спрошу, что там будет, - Кенсу направился к стойке, - может, бармен знает.
- Моя профессия называется бариста, - поправил его Минсок, - а что я должен знать?
- Не подскажете, что там за концерт? – Кенсу махнул в сторону окна.
Минсок улыбнулся.
- Не подскажу. Извините.
Кенсу кивнул и уже собрался уйти, когда Минсок окликнул его, недоуменно глядя куда-то в сторону.
- Там собираются школьные группы, что-то вроде соревнования, - сказал бариста.
- Вы же сказали, что не знаете, - не удержался Кенсу. Минсок внезапно напомнил ему Бэкхена, поскольку жизнерадостно улыбнулся и ядовито заявил:
- Я просто медиум и мне только что явилось знание свыше.
- А... понятно...
Дождавшись, пока их компания не переступит порог, Минсок обернулся в сторону кухни. На пороге стоял Лу Хан, осторожно выглядывая.
- Он ушел, - констатировал призрак и повернулся к нему, - серьезно, медиум?
- Серьезно, надпись на стекле? – отозвался Минсок, махнув в сторону стеклянной дверцы полки со специями, - а почему не огненные буквы? Или кровавые потеки на стене?
- Где я тебе столько крови возьму? – фыркнул Лу Хан, - просто хотел помочь.
- Молодец, - Минсок вручил ему тряпку и флакон средства для чистки зеркал, - вперед.
- Ну, Мин! Это просто морозные узоры, сами растают.
- И даже не начинай, я твои прекрасные глаза вижу слишком часто.
- Не работает? – заглядывая ему в лицо и открывая глаза пошире, уточнил Лу Хан.
- Не работает, - подтвердил Минсок, - я вернусь в зал, а ты знаешь, что делать.
Лу Хан показал ему язык, но послушно шагнул к дверце, надпись на которой почти исчезла, тихонько причитая, что нормальные призраки не могут ничего удержать в руках, а нормальные люди не заставляют призраков убираться.

****


Едва переступив порог кофейни, Чонин попытался незаметно сделать шаг-другой в направлении ближайшей станции метро, но был вовремя схвачен за локоть.
- Слушай, если ты не торопишься, - быстро начал Кенсу, - может, прогуляешься с нами?
Он смущенно улыбнулся и Чонин кивнул даже раньше, чем понял это.
- Эти двое все равно, что на свидании, а я не хочу быть третьим лишним, - Кенсу продолжал говорить, не сразу заметив его согласие, - к тому же я хочу еще посмотреть на твои рисунки... стоп, то есть ты идешь?
- Иду, - Чонин кивнул снова, - мне особо нечем заняться.
- Отлично. Тогда шевелись давай, мы отстаем.
Он потащил Чонина за собой, нагоняя Бэкхена и Чондэ, которые вряд ли успели заметить их отсутствие, поскольку парой секунд ранее Чондэ выяснил, что снег достаточно липкий и сейчас Бэкхен вытряхивал из волос остатки снежка, хохоча и грозя страшными карами одновременно. Следующий снежок полетел в Чондэ, который с радостным воплем увернулся и кинул еще один. На этот раз увернулся Бэкхен и Кенсу, даже не собираясь отряхивать заснеженное плечо, наклонился, сгребая в горсть ближайший сугроб.
- Что стоишь, беги! – крикнул он Чонину, замахиваясь.
Концерт был забыт как только четверка углядела очаровательный парк, почти пустой и заполненный снегом чуть не до половины стволов деревьев. Первым бесконечное количество гипотетических боеприпасов заметил Кенсу, Бэкхен, ловко скользя по тротуару, обошел его на повороте, нагреб снега, но бросил его не в Кенсу, который никак не успел бы увернуться, а в Чондэ в паре метров за его спиной. Чонин и Чондэ переглянулись и команды были сформированы.
Воздух заполнился снегом и боевыми выкриками, сражение длилось с переменным успехом, команда Чондэ и Чонина выигрывала по маневренности, но Кенсу с Бэкхеном проявляли чудеса стратегии (или врожденного коварства), то и дело заманивая их на неудобные позиции. Кроме того Кенсу был без перчаток, но холода будто не чувствовал, ухитряясь почти мгновенно лепить маленькие, но твердые обтекаемые снежки. Бэкхен не был таким быстрым в лепке, зато целился точнее и в какой-то момент они просто распределили роли, и Кенсу с невероятной скоростью лепил боеприпасы, протягивая их Бэкхену. Чонин и Чондэ, без особой цели бегающие между деревьев и тратящие много энергии, быстро запыхались и Чондэ получил неудачный удар в плечо прямо в прыжке, оступился и съехал с дорожки в сугроб, теряя скорость как грузовик, падающий в кювет. Чонин оглянулся, поскольку своих в бою не бросают, и пропустил удар прямо в лицо, на его счастье снежком работы Бэкхена, то есть просто комком рыхлого снега.
- Прости! – выкрикнул Бэкхен, испуганно прижав ко рту руку, - я не хотел!
- Ничего! – Чонин тряхнул головой и поежился, чувствуя, как снег тает на шее и мерзкие ледяные струйки затекают под воротник, - продолжаем?
- Предлагаю перерыв, - Кенсу хитро глянул на Бэкхена, - к тому же мы выиграли.
Они радостно хлопнулись ладонями. Чонин и Чондэ подошли, продолжая отряхиваться.
- Поздравляю с победой, - мурлыкнул Чондэ, обнимая Бэкхена за талию, чмокнул его в нос, а потом как-то незаметно перешел к губам. Чонин и Кенсу дружно отвернулись.
- Спасибо за хорошую игру, - неловко сказал Чонин, протягивая руку. Кенсу пожал ее и Чонин обхватил его ладонь обеими своими, - тебе не холодно?!
- Нормально. Я всегда так хожу.
- Все равно нужно быть осторожнее! Я...
- Что? Отдашь мне свои перчатки? – Кенсу смеялся, - они мокрые насквозь и ты скорее сам замерзнешь.
Чонин тоже рассмеялся, признавая его правоту.
- Как ты мог меня победить? – пробормотал Чондэ, отрываясь от упругих губ.
- Как ты мог со мной сражаться? – отозвался Бэкхен, нетерпеливо разматывая его шарф, - давай, вытряхивай снег быстрее! Если простудишься, я тебя убью.
- Ты такой заботливый.
- А то. Пошли по домам скорее.
- По домам? – лукаво уточнил Чондэ, обнимая его крепче.
- У меня сегодня никого нет, - подсказал Бэкхен, слегка зарумянившись.
- Договорились! – Чондэ обернулся к остальным, - поступило предложение разойтись по домам и согреться.
- Отличное предложение, - серьезно, как на переговорах, кивнул Кенсу, - поддерживаю.
- Я тоже за, - Чонин тряс рукой, пытаясь вытряхнуть снег из рукава.
- Тогда идем к метро! – Чондэ махнул рукой, как заправский лидер какого-нибудь политического движения. Его поддержали абсолютным большинством голосов и компания направилась к выходу из парка.
В метро снова разделились, Бэкхен и Чондэ двинулись в сторону пересадки на зеленую ветку, Чонин и Кенсу остались на платформе.
- Мне туда, - хором указали в разных направлениях и рассмеялись.
Послышался грохот приближающегося поезда.
- Тогда я провожаю тебя, - заявил Чонин, - потом перейду.
- Хорошо, - Кенсу снова улыбался, - надеюсь, ты живешь недалеко от метро.
- Близко. А что?
- Воротник тоже мокрый.
- Ничего, добегу. Ты тоже осторожнее.
- Ага, - Кенсу достал телефон, - о, совсем не слышал...
- Вызов?
- Сообщения.
Поезд остановился, двери мягко раскрылись за его спиной. Кенсу коротко попрощался, уже не глядя на Чонина, зашел в вагон. Чонин через стекло видел, как тот прислоняется к поручню, увлеченно проглядывая сообщения.
«Наверняка от той самой китаянки» - отчего-то с ноткой раздражения подумал Чонин, шагая к переходу на другую сторону.

Ему в голову не пришло оглядываться, поэтому он не видел парочку на лестнице, ведущей в другую часть станции.
- Они неплохо смотрятся вместе, - протянул Бэкхен, - может, Кенсу-я найдет кого-то поближе.
- Слушай, - Чондэ ткнул его локтем в бок, - может, устроим их отношения? Помнишь, как в том фильме. Убедим обоих, что они влюблены, а потом они реально влюбятся...
Бэкхен скептически хмыкнул.
- Тоже мне, Амели Пулен, борец за всеобщее счастье. Пошли, метро скоро закроется.
- И мы будем романтично гулять до утра.
- И романтично схватим двухстороннее воспаление легких в мокрой одежде, - пообещал сентиментальный Бэкхен и крепко схватил его руку, переплетая пальцы, - идем.

Стоит заметить, что девушка-китаянка в самом деле существовала, и писал письма с сообщениями До Кенсу именно ей. Изредка, забывшись, он и сам верил, что влюблен, но это наваждение рассеивалось через минуту-другую. Тратить свое время и нервы на какие-то случайные романы с людьми, которые ему не интересны, он не собирался. И давняя подруга по переписке однажды предложила простой, как все гениальное, выход – бесконечный и безнадежный прекрасный роман. Оба сначала отнеслись к новому стилю переписки, как к игре, потому – как к социальному эксперименту, а потом увлеклись, к тому же выигрывали обе стороны.

Глава 3. Совы и чай

Лу Хан бродил среди деревьев в ближайшем сквере, бездумно глядя по сторонам. Минсок отправил его погулять и проветриться, пока на дворе ночь, и никто не заметит, что под ногами Лу Хана не проваливается снег, а сам он одет не очень-то тепло. Сам Лу Хан не очень любит куда-то выходить, ему спокойно только в здании кофейни.
Хотя он никогда не заходил сюда, пока был...
Лу Хан сжал губы. Почему-то он никогда не задумывался о том, как вообще стал призраком. Как будто он всегда им был, и всегда был в кофейне и Минсок тоже всегда был рядом, давал ему поручения, разговаривал с ним и вообще помогал чувствовать себя...
Настоящим. Живым.
Лу Хан остановился посреди сугроба, заметив, что подошел к краю сквера. Еще пара деревьев и тротуар, а за ним широкая магистраль. Днем наверняка шумная, а сейчас только пара машин пронеслась, позолотив кедровые стволы и заставив их тени плясать.
Отчего-то стало неприятно, Лу Хан быстро отвернулся. Все истории, каждый раз разные, что рассказывает Минсок посетителям, если их вдруг заинтересует фото Лу Хана на стойке, только для развлечения, их выдумывает бариста на ходу, и Лу Хану самому интересно слушать. Но он всегда знает, что все было не так.
Он никогда не встречал других призраков, но почему-то уверен, что выглядит точно так же, как выглядело его тело в последний момент. Его одежда в полном порядке, не поврежденная ни огнем, ни водой. И Лу Хан вполне уверен, что не попадал в автокатастрофу, хотя возле дорог всегда становилось как-то тревожно. Его никогда особенно не интересовали подробности, он не собирал газетных вырезок со своим упоминанием или что-нибудь вроде того. К слову, он никогда таких и не видел.
Минсок однажды спрашивал его о его семье, о жизни, и Лу Хан выяснил, что почти ничего не помнит. Как будто его существование началось сразу с шелкового шарфа и кофейни. И Минсок тоже был всегда. Немногое, что Лу Хан выяснил или вспомнил – он никогда раньше не готовил. И точно не любил этим заниматься. И пряности не любил.
Он медленно стянул с левой руки вязаную из серебристой пряжи митенку, дань стилю, а не способ утеплиться. Выше запястья на светлой коже были три широкие царапины, словно он с размаху проехался по каменистой дорожке. Лу Хан не помнил, когда такое было, царапины выглядели не опасными и неглубокими, Минсок как-то предположил, что он получил их перед смертью, поэтому след и остался. Иначе бы исчез за пару дней.
Мимо бесшумно пролетела большая птица, почти задев его крылом.
Лу Хан вздрогнул, отшатнувшись. Как коренной горожанин, он не привык близко общаться с фауной. Птица села на ветку неподалеку и Лу Хан восхищенно выдохнул.
Это была огромная красивейшая сова. Или филин. Или кто там еще. В общем, сова. В орнитологию Лу Хан углубляться не стал, просто замер, разглядывая птицу. Птица короткими резкими поворотами головы оглядывала окрестности и вдруг уставилась прямо на Лу Хана. Китаец поежился. Совершенно круглые золотые глаза сфокусировались на нем, темные перья возле треугольного клюва придавали сове выражение саркастичной ухмылки. Ее голова очень медленно проворачивалась, но взгляд оставался устремлен в глаза Лу Хану, которому стало жутко. Захотелось развернуться и сбежать, но вдруг вспомнились всякие сцены охоты из фильмов про природу, когда птицы пикируют и вцепляются когтями в спину панически бегущих мелких грызунов, поднимая их в воздух. Интересно, эта сова сможет поднять Лу Хана?
На мгновение призрак напрочь забыл, что для начала птица его даже не коснется. А в худшем случае он вообще может сразу оказаться в кофейне. Эта мысль пробилась сквозь подступающую панику и Лу Хан почти мгновенно успокоился. Сова между тем повернула голову почти на сто восемьдесят градусов, теперь казалось, что ей сломали шею, а потом приклеили голову обратно неправильно, клювом кверху. Лу Хан фыркнул, а сова резко повернула голову обратно и слегка распушилась на ветке, нахмурила смешные треугольные брови, моргнула и внезапно ее «лицо» стало очаровательно умильным. Лу Хану вдруг захотелось ее погладить. Он даже придвинулся ближе, поднимая руку, пока сова, потеряв к нему всякий интерес, чистила клювом крыло. Порывом ветра немного снега с верхних веток стряхнуло прямо на птицу, она раздраженно переступила с ноги на ногу, распушившись сильнее. Лу Хан улыбнулся и вдруг замер, глядя на ее ноги, пушистые до самых ступней, словно в зимних утепленных штанишках. А дальше три мощных загнутых когтя, и еще один, короче, с другой стороны. Лапы цепко и надежно охватывали ветку, а на черных когтях маслянисто блестели какие-то пятна.
Сова отвлеклась от крыла и снова уставилась на него, с отчетливым раздражением, словно не понимала, что этот чужак забыл на ее территории. Лу Хан показал ей язык и исчез.

- Как прогулка? – спросил Минсок, заметив краем глаза его появление, - что-то случилось?
- Все нормально, с чего ты взял? – Лу Хан пожал плечами и потянулся к банке с корицей.
- Ты нервный.
- Я не... – он вздохнул, быстро засунул палочку корицы в рот, словно сигарету, снова закатал митенку и повернул руку к свету. Минсок вопросительно глянул на него.
- Я видел.
- Ты говорил, что я мог упасть на камни.
- Или какие-нибудь украшения. Или просто случайно провести рукой по стене из такого, знаешь, рельефного бетона. А что?
- Мин, а могут это быть следы от когтей?
- Ну... – Минсок облокотился на стойку, глядя на царапины, - для кошачьих слишком широкие. А собаки так не царапаются.
- А птицы?
Минсок усмехнулся.
- Какие птицы в городе, Хан? Голуби-убийцы?!
- Я только что видел сову в парке.
- В нашем? – Минсок задумался и пожал плечами, - ну, если такая птица... думаю, да. Это могла быть птица с большими когтями. Но тогда должен быть четвертый след.
- А если она просто мимо пролетала, или случайно задела, то все логично.
Лу Хан резко раскатал митенку обратно, прикрывая руку, вытащил мешающую разговаривать палочку и с чувством откусил от нее сразу половину.
- Каждый раз вижу это, но все равно удивляюсь, - хмыкнул Минсок, - как можно есть столько пряностей? И зачем ты вообще ешь?
- Вкусно, - пожал плечами Лу Хан, - почему ты не удивляешься, что они реально исчезают, а не просыпаются куда-нибудь сквозь меня на пол?
Минсок развел руками.
- Мне откуда знать? Может, так и должно быть.
Лу Хан обошел стойку, остановился за спиной Минсока, который уже повернулся к кофе-машине.
- У нее на когтях были пятна, - тихо сказал он, - думаешь, кровь? Думаешь, она с охоты?
- Возможно. Совы хищники.
- Мин...
Минсок обернулся, услышав дрожь в его голосе.
- Тебя испугала сова? – спросил он, - вполне логично. Они опасные хищники.
- Почему ты меня не утешаешь?! – обиделся Лу Хан, - мог бы сказать, что они такие милые и пушистые, и что нечего их бояться.
- Ну, тебе определенно нечего бояться, - Минсок протянул руку и подергал его за шарф.
- Знаю, - Лу Хан придвинулся ближе и осторожно прислонился к его плечу, - скажешь, если будет совсем холодно.
- Совсем не холодно, - Минсок погладил его по спине, в который раз удивляясь, что иногда призрак настолько материален, а иногда сквозь него можно пройти и не заметить.
Только одежда всегда прохладная, словно он только что зашел с улицы. Минсок с самого начала видел призрака, поэтому не представлял себе, что чувствуют люди, если случайно проходят сквозь него. Лу Хан тоже не знал, но говорил, что сам чувствует жар, будто открыли духовку, и что это крайне неприятно (в отличие от жара настоящей духовки).
Мелодичный перезвон заставил задумавшегося Лу Хана вздрогнуть. Минсок фыркнул.
- Кто-то пришел.
- Я на кухне, - Лу Хан лукаво улыбнулся ему и исчез раньше, чем открылась дверь.
Уже на кухне он огляделся, решая, чем бы заняться, но просто остался стоять на месте. Последние несколько дней звон колокольчика почему-то нервировал его. Наверное, если попросить, Минсок его снимет, но зато они не будут знать, идет ли кто-нибудь в кафе.
Иногда это было важно. Например, когда Лу Хан отдыхал на книжной полке, уютно устроившись на тщательно составленных Минсоком томах. Или мешал Минсоку заниматься делами, свесившись с люстры. Или просто ленился ходить ногами, поэтому перемещался по залу исключительно растворяясь в воздухе и появляясь в паре метров.
- Хан, - позвал его знакомый голос, отвлекая от веселых воспоминаний, - приготовишь чай?
Минсок заглянул на кухню.
- Там гость говорит, что не любит кофе, а чай ты лучше готовишь. Ты не занят?
- Нет, я сделаю, - Лу Хан вышел за стойку, ворча, что если не любишь кофе, то и незачем ходить в кофейни. Поднял голову и ахнул, метнувшись обратно.
- Мин, - отчаянным шепотом просигналил он, - там... там...
- Там что, другой призрак? Что ты мечешься?
- Нет, но... ну... – Лу Хан приложил ладони к щекам, забывая, что не может покраснеть.
К слову, его скулы отчетливо потемнели, а глаза Минсока загорелись от восторга.
- Там что, человек, который тебе так понравился недавно? – понизив голос, спросил он.
Лу Хан опустил взгляд и пару раз кивнул.
- И дай угадаю, вместо того, чтобы заговорить с ним, ты просто сбежал.
- Ну, Мин...
- В любом случае он хочет чаю. Вот и иди, работай. Эй, куда собрался?!
Минсок ухватил его за край шарфа и Лу Хан гневно фыркнул, не успевая исчезнуть.
- Никуда я не собирался, - гордо заявил он.
- Давай, давай.
Минсок аккуратно развернул его за плечи и подтолкнул.
- Я просто приготовлю чай, - подбодрил сам себя Лу Хан, - разговаривать не обязательно.
Шагнул за стойку и остановился. Парень с другой стороны крутился на стуле, с интересом разглядывая интерьер, он обернулся на шум, взгляд скользнул по Лу Хану быстро и невнимательно. Призрак вдруг нахмурился и помахал ему рукой. Никакой реакции.
- Мин... – подозрительно позвал он.
- Ну, что? Ты мог хотя бы поздороваться, - Минсок вышел из кухни.
Гость удивленно моргнул.
- Я? – растерянно спросил он.
- Нет, конечно, - Минсок коротко улыбнулся ему и повернулся к Лу Хану.
- А к кому Вы обращались? – с любопытством спросил парень.
- Мин, он меня что, не видит? – Лу Хан медленно переходил от смущения к раздражению.
- Я говорил с напарником, думал, что он уже здесь, - несколько сбивчиво заговорил Минсок, одарив его подозрительным взглядом.
- Нет, серьезно?! – Лу Хан стоял рядом с ним, сверял посетителя гневным взглядом, - эй!
Он попрыгал на месте, потом обошел стойку и помахал ладонью прямо перед лицом парня.
- Да ладно?!
Встал перед его лицом, высунул язык и приставил ладони к голове, шевеля пальцами. Минсок с обреченным вздохом закрыл лицо ладонью.
- Вам нехорошо? – спросил парень.
- Только что вспомнил, что у нас нет чая, - пробормотал Минсок и быстро убрал руку.
Лу Хан фыркнул и непримиримо скрестил руки на груди.
- Слышал, чая нет, - заявил он, - дома выпьешь.
Минсок вскинул бровь, а парень недоуменно оглянулся, но увидел только окно и прекрасный снегопад за ним.
- Соседские дети хулиганят на улице, - быстро сказал Минсок, сдержав порыв снова ударить себя по лбу, пока Лу Хан, уперев руки в боки, смотрел на гостя, недобро сощурившись.
- Так э... можно тогда какой-нибудь не очень крепкий кофе?
- Конечно, - Минсок кивнул и отвернулся к кофе-машине, стоически игнорируя Лу Хана, который со зловещим шепотом «кыш! Кыш!» махал в воздухе руками, будто выгонял кошку. Парень снова улыбнулся и устроился за стойкой.
- Если вы не любите сам вкус кофе, может, горячий шоколад?
- Да! В смысле, пожалуйста.
- Смотри, какие все вежливые, - проворчал Лу Хан, нахально устраиваясь рядом. Ткнул его локтем, но рука внезапно свободно прошла сквозь чужой рукав, - Мин! Видел?!
- Успокойся.
- Что?
- А... ничего, дурная привычка разговаривать с техникой.
- А я говорю иногда с телефоном, когда он отказывается работать.
Минсок натянуто рассмеялся. Лу Хан выглядел теперь растерянным и немного испуганным, чем раздраженным, то и дело осторожно прикасаясь к чужому плечу и немедленно отдергивая руку, когда она проходила сквозь тело, растворяясь на миг как туман.
- Мин... – жалобно протянул он, вскинув печальный взгляд, - сделай что-нибудь...
Минсок поставил перед посетителем чашку, улыбнулся ему и шагнул в подсобку. Посреди подсобки уже стоял Лу Хан.
- Ты видел? – нервно прошептал он, - видел?!
- Видел, - Минсок улыбнулся ему, - успокойся. Ты же призрак, этого следовало ожидать.
- Но почему именно он, - Лу Хан устроился с ногами на какой-то коробке, - нечестно.
И он меня пугает.
- Он очень милый и вежливый.
- Неправда! Он просто странно спокойный и не видит меня! И ты видел, я не могу его коснуться!
- А с чего тебе вообще его трогать? – Минсок фыркнул, - не паникуй, он один такой.
- Ты... – Лу Хан закусил губу, протягивая руку к его плечу, помедлил, но толкнул, - чувствуешь?
- Да. Вполне материально.
Лу Хан нервно рассмеялся, когда Минсок протянул руку и подергал его за край шарфа.
- Прости, - он растрепал собственные волосы, - я просто... испугался.
- Я понимаю, - Минсок по-прежнему перебирал в пальцах его шарф, - ну, если честно, не особенно, но в целом суть ясна.
- И все остальные меня все еще видят? – уточнил Лу Хан.
- Мы сможем проверить это завтра. Я вернусь в зал, меня и так долго нет.
- Ага. Иди и выгони его. Метро еще ходит.
- Хан, я не собираюсь его выгонять. Снаружи почти буран.
- Мы что, на северном полюсе? Ничего с ним не сделается.
- Оставь человека в покое.
Минсок закатил глаза в ответ на гневный выдох и вышел.
Лу Хан бесшумной тенью прокрался за ним за стойку, утешая себя тем, что он хотя бы может спокойно разглядывать понравившегося человека, не беспокоясь о вежливости.

Дверной колокольчик снова зазвонил и Лу Хан вскинул голову.
- Мин, вот теперь у нас проблемы, - заявил он.
В дверях стояли несколько заснеженные Бэкхен и Чондэ, радостно махали и совершенно точно собирались поздороваться сразу с обоими работниками кофейни.





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 289 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

80% успеха - это появиться в нужном месте в нужное время. © Вуди Аллен
==> читать все изречения...

576 - | 560 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.011 с.