Лекции.Орг
 

Категории:


Построение спирали Архимеда: Спираль Архимеда- плоская кривая линия, которую описывает точка, движущаяся равномерно вращающемуся радиусу...


Классификация электровозов: Свердловский учебный центр профессиональных квалификаций...


Объективные признаки состава административного правонарушения: являются общественные отношения, урегулированные нормами права и охраняемые...

Отдел I. Общее право университетов



29. Право — модель социальной организации. В университетах не преподавали «практическое право». Университетский профессор учил методу, позволявшему создавать самые справедливые по содер­жанию нормы, более всего соответствующие морали и благоприятст­вующие нормальной жизни общества. Он видел свою роль в том, что­бы описывать существующую практику или давать практические советы, как эффективно реализовать правовые нормы.

В университетах право рассматривали как модель социальной ор­ганизации. Его изучение не было акцентировано на судебном разби­рательстве или исполнении вынесенных решений; оно оставляло в стороне процессуальные процедуры, доказательства, способы испол­нения, отдавая их на откуп административной регламентации и прак­тическим установкам. Университетская наука обращена к праву во взаимосвязи с философией, теологией и религией, она указывает судьям, как решать дела на основе справедливости, предписывает правила, которым добропорядочные люди должны следовать в своем социальном поведении. Право, как и мораль, — это должное (то, что нужно делать), а не сущее (то, что практически происходит). Воз­можно ли преподавание морали, ограниченное описанием того, что человек обычно делает, без указания на то, как следует поступать и жить? Это справедливо и в отношении права'.

Можно ли было вообще в средние века преподавать право, кото­рое базировалось бы на том, что мы сегодня называем позитивным правом? Ведь в большинстве стран оно находилось в хаотическом, не­определенном состоянии, было чрезвычайно раздробленным, иногда варварским. Италия и Франция, где появились новые формы изучения права, не имели своего национального права; в этих странах, где не было еще единого общепризнанного суверена, продолжал господство­вать феодальный режим. Такое же положение имело место в Испании и Португалии, где короли лишь возглавляли всегда непрочные союзы,

' См. в этой связи в разделе, посвященном исламу, о различии между му­сульманским правом чисто религиозного плана и правом мусульманских стран, исходящим от государственной власти, а также в главе об Индии о различии между дхармой (учение о справедливом) и артхой (учение о богатст­ве и власти).


направленные против мусульман. В Англии общее право в то время еще только начало складываться и наступать на местные обычаи. Под угрозой остаться местными школами процессуального права, не имею­щими ни авторитета, ни престижа, ни средств, университеты должны были преподавать что-то иное, нежели местное право. Более того, именно для того, чтобы подняться над этим местным правом, выйти за рамки отсталого позитивного права, и были возрождены исследования римского права. Ни один европейский университет не мог, таким об­разом, взять в качестве основы преподавания позитивное (местное или региональное) право, так как в' глазах университета оно не выражало справедливости и, следовательно, не было правом1.

30. Престиж римского права. В противовес разнобою и несовер­шенству местных обычаев существовало право, пригодное для изучения и восхищавшее всех — и профессоров, и студентов. Это было римское право. В то же время с этим правом легко было ознакомиться: кодифи­кации Юстиниана излагали его нормы на языке, который церковь сохра­нила и упростила, на языке, которым пользовались все канцлерства и все ученые, — на латыни. Римское право было правом блестящей циви­лизации, простиравшейся от Средиземного моря до Северного, от Ви­зантии до Бретани, вызывавшей в душе современников похожее на нос­тальгию чувство единства, утраченного христианским миром.

Римское право, которым руководствовалась церковь и которое было основой канонического права, внесшего в него лишь небольшие дополнения и обновления, длительное время подвергалось критике. Говорилось, что оно создано языческим миром, было плодом цивили­зации, которая не знала Христа, что оно связано с философией, про­тиворечащей взглядам Евангелия, святых отцов церкви и христианства.

Построить общество на основе римского права, принять его за об­разец — не было ли это нарушением божественного закона, поиском справедливости за счет и в ущерб милосердию?

Фома Аквинский в начале XII века положил конец этой критике. Его труды, использующие труды Аристотеля и показывающие, что дохристианская философия, основывавшаяся на разуме, в значитель­ной степени соответствовала божественному закону, способствовали «изгнанию чертей» из римского права.

Творчество Фомы Аквинского знаменовало окончательный отказ от всяких попыток построить гражданское общество по апостоличес­кому образцу, основанному на милосердии. С трудами Фомы Аквин­ского исчезло последнее препятствие на пути возрождения изучения римского права2.

31. Преподавание национального права. Основой преподавания права во всех университетах Европы стало, таким образом, римское

' По словам немецкого автора: «поп est proprie jus, sed fex». 2См. Villev M. Leeons d'histoire de la philosophic du droit, 2 ed., 1962. p. 43-49, 203—219.


З*

35

 


право и наряду с ним каноническое право. И лишь значительно позд­нее в университетах начали преподавать национальное право. Шведс­кое право преподается в Уппсале с 1620 года, кафедра французского права была создана в Сорбонне в Париже в 1679 году. Но в большин­стве стран национальное право начали преподавать в университетах лишь в XVIII веке: в 1707 году — в Виттенберге, первом университе­те, где преподавалось немецкое право; в 1742 году — в Испании; в 1758 году — в Оксфорде и в 1800 году — в Кембридже в Англии; в 1772 году — в Португалии. До XIX века и до периода национальных кодификаций римское право преподавалось во всех университетах, и его изучение составляло основу образования; преподавание же наци­онального права имело второстепенное значение. Нужно ясно отда­вать себе отчет во всех этих фактах, в бесспорно первостепенном значении изучения римского права во всех университетах в течение многих веков. Этот феномен возрождения изучения римского права вышел по своему значению за рамки Болонского университета, с одной стороны, и за пределы XII и XIII веков — с другой.

32. Модернизация пандектного права. Преподавание римского права в университете претерпело определенную эволюцию; ряд школ, каждая со своими задачами и своими собственными методами, сме­няли друг друга. Первая из них — школа глоссаторов — стремилась установить первоначальный смысл римских законов. Многие разде­лы кодификаций Юстиниана были к тому времени забыты, посколь­ку они говорили или об уже исчезнувших отношениях (например, рабстве), или об отношениях, регламентацию которых взяло на себя каноническое право церкви (браке, завещании). Итогом работы предс­тавителей этой школы явился в XIII веке обобщающий труд Аккур-сия, в который вошло около 96 тысяч глосс. Со школой постглосса­торов в XIV веке связана новая тенденция. Эта школа провела совершенно другую работу: римское право было очищено и подверг­нуто переработке. Таким образом оно было подготовлено для совер­шенно нового дальнейшего развития (торговое право, международное частное право) и в то же время систематизировано и приведено в со­стояние, резко контрастирующее с хаосом дигест и с казуистическим и эмпирическим духом юрисконсультов Рима. Отныне юристы стре­мились практически использовать римское право, приспособить его решения к новым условиям. В XIV и XV веках под названием «usua modernus Pandectarum» в университетах преподается римское право, сильно видоизмененное под влиянием канонического права. В соот­ветствии со схоластическим методом при решении различных проб­лем делались ссылки на мнение Бартола, Бальда, Азо и других пост­глоссаторов; существенное место занимали также попытки опереться на «общее мнение сведущих» (communis opinio doctrum).

33. Общее право Европы и английское общее право. Описанная выше эволюция помогает понять, что же такое романо-германская пра­вовая система. Эта система — величественное здание, воздвигнутое ев-


ропейской наукой, — стремится показать юристам цели их деятель­ности, словарь и методы, ориентировать их в поисках справедливых решений. Это творение университетов нельзя понять, не обратившись к понятию естественного права. Все относящиеся сюда школы стреми­лись найти, опираясь на римские тексты, самые справедливые нормы, правила, соответствующие такому общественному порядку, который отвечает самой природе вещей. Университеты не претендовали на со­здание позитивного права, они не были уполномочены устанавливать нормы, которые судьи и юристы-практики во всех странах должны и обязаны применять. Эти характерные черты романо-германской пра­вовой системы особенно интересно отметить в наше время,' когда вновь стали говорить о Европе и о европейском праве. Романо-герман­ская правовая система объединила народы Европы, уважая при этом и существующие между ними различия, без которых Европа не была бы тем, чем она является, и той, какой мы хотим ее видеть.

Общее право (jus commune) континентальной Европы всегда су­щественно отличалось по своей природе от английского общего пра­ва (common law), которое представляет собой единое право, приме­няемое королевскими судами в Англии. Следует отметить также гибкость общего европейского права, связанную с его природой и с его авторитетом, основанным только на убеждении. Негибкость анг­лийского общего права как системы позитивного права, основанного на процессуальных правилах, привела к необходимости создания в Англии норм, именуемых нормами справедливости, призванных до­полнять и исправлять общее право. Такая необходимость никогда не чувствовалась в странах романо-германской правовой семьи, и поэ­тому во всех этих странах не существует основного подразделения английского права на общее право и право справедливости. Идея строгого права, которое не будет «справедливым», противоречит са­мой концепции права в том виде, как ее понимали в университетах. Совершенно очевидно, что они не могли предлагать такое строгое право в качестве образца: в их глазах оно не является правом.

34. Школа естественного права. Систематизированное и при­способленное юристами к нуждам нового общества право, препода­вавшееся в университетах, начиная с эпохи постглоссаторов все более и более отходит от права Юстиниана. Оно становится система­тизированным правом, основанным на разуме и предназначенным в силу этого для всеобщего применения. Забота об уважении римского права уступает в университетах место стремлению установить и из­ложить принципы права, являющиеся во всех отношениях выражени­ем рациональных начал. Новая школа, именуемая доктриной естес­твенного права, побеждает в университетах в XVII и XVIII веках.

Эта школа во многих существенных отношениях отличается от постглоссаторов. Она отказалась от схоластического метода, стреми­лась, подражая точным наукам, видеть в праве логическую аксиомати­зированную систему. Она отходит от идеи естественного порядка ве-




щей, основанного на воле бога, ставит в центр любого общественного строя человека, подчеркивая неотъемлемые «естественные права». От­ныне в юридической мысли воцарилась идея субъективного права.

Вопреки своему неудачному наименованию школа естественного права видела в праве не какое-то естественное явление (как продик­тованная богом природа вещей у постглоссаторов), а творение чело­веческого разума, признанного отныне единственной направляющей право силой. В эпоху господства философии просвещения юристы вдохновлялись идеей универсализма и стремились к созданию таких норм справедливости, которые образуют всеобщее неизменное для всех времен и народов право1. Эти установки усилили тенденцию к слиянию местных и региональных обычаев. Выдвижение на первый план разума как силы, творящей право, подчеркивало новую важную роль, отводимую закону, и открывало путь кодификациям.

Естественно-правовая школа полностью обновила науку права и его методы, чему способствовали ее аксиоматические установки и подчеркивание роли законодательства. Что же касается материально­го содержания права, то итоги деятельности этой школы различны в частном праве, с одной стороны, и в публичном — с другой.

В области частного права школа естественного права отнюдь не была революционной. Она не отказалась от решений, восходивших к постглоссаторам. Такие решения можно встретить у Греция, Дома, Стэйра в Шотландии, Гуго — в Германии, с той оговоркой, что эти решения соответствуют «разуму». Школа естественного права требо­вала лишь, чтобы нормы римского права применялись там, где это уместно, и в той мере, в какой они не противоречили разуму, спра­ведливости, сознанию и потребностям общества, каким оно было в XVII—XVIII веках. Таким образом, для школы естественного права характерен не отказ от римского права, а новый, более прогрессив­ный подход к его применению и толкованию. Она отрицательно от­носилась к действовавшим в Италии, Испании и Португалии нормам, предписывавшим в обязательном порядке следовать «общему мнению сведущих», и, наоборот, поддерживала позицию тех стран, в которых, как во Франции, римское право действовало лишь в той мере, в ка­кой оно выступало как «писаный разум». В области частного права естественное право не предложило практике никакой системы вмес­то римского права; оно занималось лишь деталями — согласованием его решений, а в случае необходимости и их модернизацией, но не созданием новых основ частного права.

В области публичного права все обстоит совершенно иначе. Здесь римское право не могло служить образцом. И школа естествен-

' Новые уставы, которые маркиз де Помбаль дал в 1772 году Универси­тету в Коимбре, предписывали, что отныне преподавание должно вестись не на базе римского права, оно должно основываться на сравнительном праве и принципах, признаваемых всеми цивилизованными народами.


ного права, в дополнение к давней деятельности университетов, пред­ложила модели конституции, административной практики, уголов­ного права, выводимых из «разума». Эти разумные модели в значи­тельной степени были созданы по английскому образцу, так как английское право, не выдерживавшее сравнения в области частного права с римским правом, возникнув для регулирования отношений между Короной и частными лицами, лучше, чем какое-либо другое право, примиряло нужды администрации и полиции со свободой под­данных.

Школа естественного права требовала, чтобы наряду с частным правом, основанным на римском праве, Европа выработала и недо­стающие ей нормы публичного права, выражающие естественные права человека и гарантирующие свободу человеческой личности.





Дата добавления: 2016-11-20; просмотров: 110 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

  1. A) Правовая система Таможенного союза
  2. Cписок всех городов, в которых есть отделение компании, но нет объектов недвижимости, сдаваемых в аренду
  3. Cучасна нормативно-правовабаза України з питань проведення медичних (клінічних) експериментів
  4. E) Административно-правовые, семейно-правовые нормы
  5. II – 41. Непосредственно перед принятием решения в мозге наблюдается высо-кочастотная (гамма-) активность все в той же передней части верхней височной извилины правого полушария.
  6. II. Должности руководителей. 1. "Квалификационные характеристики должностей работников образования" Единого квалификационного справочника должностей руководителей
  7. II. Нормативно-правовая база
  8. II. Правовая основа деятельности государств в космическом пространстве. Основные международно-правовые акты
  9. Ius civitatis Право громадянства
  10. Ius suffragii Виборче право
  11. IV. Особенности задействования СОБР, ОМОН, АОСН, ЦСН СР для выполнения задач по обеспечению правопорядка
  12. IV. Христианская этика и светское право


Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.004 с.