Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


√лава 24. „то нам до теории истины?




»стина

„то нам до теории истины?

 ак мы убедились, метафоры по своей природе пон€тийны. ќни при≠надлежат к числу важнейших средств понимани€ и играют центральную роль в конструировании социальной и политической реальности. ƒо сих пор в философии они рассматриваютс€ как принадлежность Ђпросто €зы≠каї, и философские дискуссии по метафоре не сосредотачивались на их пон€тийной природе, на их вкладе в понимание и на их функци€х в куль≠турной реальности. ¬место этого философы склонны были рассматривать метафоры как образные или поэтические €зыковые выражени€, выход€≠щие за рамки обычного; и их дискуссии концентрировались на том, могут ли быть эти €зыковые выражени€ истинными. ќтношение фило≠софов к истине следует из отношени€ к объективности: истина значит дл€ них объективную, абсолютную истину. “ипичное заключение фило≠софа сводитс€ к тому, что метафоры не могут непосредственно служить установлению истины, и если они вообще к этому способны, то только косвенно, через некоторые неметафорические Ђбуквальныеї парафразы.

ћы не думаем, что существует така€ сущность, как объективна€ (абсолютна€ и безусловна€) истина, хот€ в западной культуре издавна прин€то считать, что она существует. ћы действительно думаем, что истины существуют, но считаем, что нет нужды св€зывать идею истины с объективистской точкой зрени€. ћы думаем, что иде€ о существова≠нии абсолютной объективной истины не только ошибочна, но и опасна в социальном и политическом плане.  ак мы обнаружили, истина всегда св€зана с пон€тийной системой, в значительной степени определ€емой метафорой. Ѕольшинство метафор прошли долгий путь развити€ в нашей культуре, но многие нав€зываютс€ нам сильными мира сего Ч политиче≠скими и религиозными лидерами, финансовыми воротилами, рекламой, средствами массовой информации и т. д. ¬ культуре, которой присущ миф объективизма и в которой истина всегда абсолютна, определение того, что считать абсолютно или относительно истинным, зависит от людей, нав€зывающих свои метафоры культуре.

»менно по этой причине нам кажетс€ важным дать представле≠ние об истине, свободное от мифа объективизма (согласно которому »стина всегда €вл€етс€ абсолютной). ѕоскольку истина основываетс€ на понимании, а метафора €вл€етс€ важнейшим средством понимани€, мы думаем, что определение условий истинности метафор зависимость истины от понимани€.

 ак важна истина в нашей повседневной жизни

ћы основываемс€ в своих действи€х, как физических, так и социальных на том, что мы считаем истинным. ¬ целом истина значима дл€ нас потому, что она способствует выживанию и позвол€ет нам выполн€ть свои функции в мире. Ѕольшинство накопленных нами истин Ч о наших телах, о люд€х, с которыми мы взаимодействуем, и о нашем ближайшем физическом и социальном окружении Ч используетс€ в повседневной де€тельности. Ёти истины столь очевидны, что требуетс€ сознательное усилие, чтобы дать себе в них отчет: где, например, находитс€ передн€€ дверь дома, что вы можете есть и чего вам есть не следует, где находитс€ ближайша€ бензоколонка, в каких магазинах продаютс€ необходимые вам вещи, как выгл€д€т ваши друзь€ и что их может обидеть, какие у вас есть об€занности. Ётот очень маленький пример дает представление о природе и размерах обширного набора истин, играющих роль в нашей повседневной жизни.

–оль проецировани€ в истине

ќвладение такими истинами и использование их требует от нас пони≠мани€ мира, соответствующего нашим нуждам и способствующего их удовлетворению.  ак мы увидели, это понимание отчасти представл€≠етс€ в терминах категорий, возникших из нашего непосредственного опыта: ориентационных категорий, таких пон€тий, как ќЅЏ≈ “, ¬≈ў≈≠—“¬ќ, ÷≈Ћ№, ѕ–»„»Ќј и др.  роме того, мы убедились, что в тех случа€х, когда категории, возникшие из непосредственного физического опыта, пр€мо использовать не удаетс€, они иногда проецируютс€ на те сущности материального мира, которые в меньшей степени доступны категори€м нашего опыта. “ак, в определенном контексте мы проецируем ориента≠цию Ђпередн€€ vs. задн€€ сторонаї на объекты, не обладающие внутренне присущими им передней и задней сторонами. ≈сли бы в нашем поле зрени€ находилс€ камень средних размеров и м€ч между нами и камнем, скажем, в футе от него, то с точки зрени€ нашего воспри€ти€ м€ч был бы перед (in front of) камнем. Ќоситель €зыка хауса, облада€ отличающимс€ от нашего способом проецировани€, предполагал бы, что м€ч находитс€ позади (in back of) камн€. “аким образом, ориентаци€ Ђпередн€€ vs. заднн€€ сторонаї €вл€етс€ не естественным свойством таких объектов, как камни, а скорее способом ориентации, который мы проецируем на них, и то, как мы это делаем, мен€етс€ от культуры к культуре. ¬ зависимости от наших целей мы можем, например, представить себе пол€ну в лесу как CONTAINER/¬ћ≈—“»Ћ»ў≈ и считать, что мы находимс€ ha'Vin пол€не или ¬Ќ≈/OUT OF ее. Ѕыть вместилищем Ч это отнюдь не естественное свойство того места в лесу, где деревь€ сто€т не слишком густо, это свойство проецируетс€ нами на пол€ну в соответствии с нашим функ≠циональным отношением к ней. ¬ св€зи с другими представлени€ми и намерени€ми мы можем рассматривать остальную часть леса за преде≠лами пол€ны как особое вместилище и считать, что мы находимс€ B/IN лесу. ћы можем делать одновременно и то, и другое и говорить о ¬џ’ќƒ≈ »«/EMERGING FROM леса Ќј/INTO ѕќЋяЌ”.

“очно так же ориентаци€ Ђна поверхности Ч вне поверхностиї (onЧ off) возникает из непосредственного опыта взаимодействи€ с землей, полом и другими горизонтальными поверхност€ми. ќбычно мы нахо≠димс€ на земле, полу и т.д., если мы стоим на них выпр€мившись.  роме того, мы проецируем ориентацию Ђна поверхности Ч вне поверхностиї на стены и воспринимаем муху сид€щей на стене, если ее лапки наход€т≠с€ в контакте со стеной, а голова направлена в сторону от стены. “о же самое приложимо к мухе на потолке: мы представл€ем ее наход€щейс€, скорее, на потолке, чем под (under) потолком.

ћы также обнаружили, что воспринимаем различные вещи в обыч≠ном мире как сущности, на которые часто проецируютс€ границы и по≠верхности, при том, что отчетливых естественных границ и поверхностей у них нет. —ледовательно, мы можем представить себе пелену тумана как сущность, котора€ может быть над заливом (тоже рассматриваемым как сущность) и перед (in front of) горой (понимаемой как сущность с ори≠ентацией Ђпередн€€ vs. задн€€ сторонаї). Ѕлагодар€ этим проекци€м такое предложение, как The fog is in front of the mountain '“уман лежит перед горой', может быть истинным.  ак это часто случаетс€ в нашей повседневной жизни, истина св€зана q пониманием и истинность такого предложени€ зависит от того, как мы понимаем мир, проециру€ на него структуру ориентации и быти€.

–оль категоризации в истине

ƒл€ того чтобы понимать мир и действовать в нем, нам необходимо осмысленным образом категоризировать вещи и жизненные ситуации, с которыми мы сталкиваемс€. Ќекоторые из категорий возникают непо≠средственно из опыта, извлекаемого из функционировани€ наших тел, »з сущности взаимодействи€ с другими людьми и из физического и со≠циального окружени€.  ак мы убедились в главе 19 при обсуждении

Ѕукв. 'в', что в данном случае соответствует английским предлогам in и into см. также Ќиже. Ч ѕрим. перев.

 

примера FAKE GUN 'Ќ≈Ќј—“ќяў≈≈ –”∆№≈', существуют естественные из≠мерени€ (dimensions) категоризации объектов: перцептивное измерение в основе которого лежит представление об объекте, сформированное при помощи сенсорного аппарата; измерение, св€занное с двигатель≠ной активностью, определ€емое природой двигательных взаимодействий с объектами; функциональное измерение, основанное на представлении о функци€х объекта; и целевое, определ€емое пользой, которую можно по≠лучить от объекта в данной ситуации.  атегории дл€ разновидностей объ≠ектов тем самым €вл€ютс€ гештальтами, имеющими, по крайней мере, эти естественные измерени€, каждое из которых задает свои интерактивные характеристики. јналогично существуют естественные измерени€, в тер≠минах которых мы категоризируем событи€, действи€ и другие элементы опыта как структурированные единства.  ак мы видели при обсуждении концептов Ѕ≈—≈ƒџ и —ѕќ–ј, естественные измерени€ включают участни≠ков, части, этапы, линейную последовательность, цель и причинную св€зь.  атегоризаци€ €вл€етс€ естественным способом отождествлени€ ви≠да объекта или опыта при помощи высвечивани€ одних свойств, пре≠уменьшени€ других и сокрыти€ третьих.  аждое измерение дает воз≠можность высвечивать те или иные свойства. ƒл€ того чтобы высветить некоторые свойства, необходимо преуменьшить или сокрыть другие; именно это происходит вс€кий раз, когда мы категоризируем что-либо.  онцентриру€ внимание на одних свойствах, мы отвлекаемс€ от других. Ќапример, когда мы в повседневной жизни формулируем описани€, то используем категоризацию дл€ выделени€ тех свойств, которые соот≠ветствуют нашим цел€м.  аждое описание одновременно высвечивает, преуменьшает и скрывает Ч например:

I've invited a sexy blonde to our dinner party.

я пригласил на обед соблазнительную блондинку.

I've invited a renowned cellist to our dinner party.

я пригласил на обед прославленную виолончелистку.

I've invited a feminist to our dinner party. я пригласил на обед феминистку.

I've invited a philatelist to our dinner party. я пригласил на обед филателистку.

’от€ всем этим описани€м может соответствовать одно лицо, каждое опи≠сание высвечивает различные его стороны. ќписание некоторого лица, обладающего всеми этими свойствами, как Ђсоблазнительной блондинкиї приводит к умалению того факта, что она прославленна€ виолончелистка и феминистка, а также к замалчиванию ее увлечени€ филателией.

¬ообще, истинные утверждени€, которые мы делаем, основываютс€ на способе категоризации вещей и, следовательно, на том, что высвечива≠етс€ естественными измерени€ми категорий. ”твержда€, мы осуществл€≠ем выбор категорий, потому что у нас имеютс€ основани€ дл€ выделени€ одних свойств и скрадывани€ других. —ледовательно, за пределами значени€ каждого истинного утверждени€ остаетс€ то, что скрадываетс€ или замалчиваетс€ использованными в нем категори€ми.

Ѕолее того, поскольку естественные измерени€ категорий (перцеп≠тивное, функциональное и т. д.) возникают из нашего взаимодействи€ с миром, свойства, передаваемые этими измерени€ми, €вл€ютс€ не свой≠ствами объектов как таковых, а интерактивными свойствами, основываю≠щимис€ на присущем человеку перцептивном аппарате, на человеческих представлени€х о функци€х и т. д. »з этого следует, что истинные утверждени€, осуществл€емые в терминах человеческих категорий, как правило, предицируют не свойства объектов как таковых, а скорее интер≠активные свойства, имеющие смысл только относительно человеческой де€тельности.

ƒела€ истинное утверждение, мы должны выбрать категории опи≠сани€, и этот выбор включает в себ€ наши ощущени€ и цели в данной ситуации. ѕредположим, вы говорите мне: Ђ” нас сегодн€ вечером бу≠дет семинар, и мне нужно еще четыре стула. ¬ы можете их принести?ї я отвечаю: ЂЌесомненної Ч и по€вл€юсь с жестким стулом, с креслом-качалкой, с креслом-скорлупкой и пуфом. ќставив их в гостиной, € со≠общаю вам на кухне: Ђя принес четыре стула, о которых вы просилиї. ¬ этой ситуации мое утверждение истинно, поскольку четыре объек≠та, которые € принес, могут функционально использоватьс€ как стуль€ на неофициальном семинаре. ≈сли бы вы вместо этого попросили мен€ принести четыре стула дл€ официального обеда, а € по€вилс€ бы с те≠ми же объектами и сделал аналогичное утверждение, вы не были бы столь благодарны и посчитали бы это утверждение ввод€щим в заблуждение или ложным, поскольку пуф, жесткий стул и кресло-качалка неприличны в качестве Ђстульевї на официальном обеде.

Ёто показывает, что наши категории (например, —“”Ћ) не св€заны жестко с естественными свойствами самих объектов. “о, что считаетс€ примером некоторой категории, зависит от наших целей при ее исполь≠зовании. “ака€ же точка зрени€ высказывалась нами выше в дискуссии об ќпределении, где было показано, что определение категорий осуществ≠л€етс€ в терминах прототипов и сущностей, наход€щихс€ в отношении семейного сходства с ними, и зависит от целей человеческого понимани€. “акие категории не фиксированы, но могут быть сужены, расширены или ”пор€дочены в соответствии с нашими цел€ми и другими факторами контекста. ѕоскольку истинность утверждени€ зависит от того, подхо≠д€щими ли €вл€ютс€ используемые в нем категории, она всегда будет св€зана со способом понимани€ категории, ориентированным на наши ÷ели в данном контексте.

≈сть много прекрасных примеров, показывающих, что в общем случае предложени€ не могут быть истинными или ложными вне зависимо≠сти от целей человека:

‘ранци€ шестиугольна.

Ўтат ћиссури Ч параллелограмм.

«емл€ Ч шар.

»тали€ имеет форму сапога.

јтом Ч крошечна€ солнечна€ система с €дром в центре и электронами вращающимис€ вокруг него.

—вет состоит из частиц. —вет состоит из волн.

 аждое из этих предложений истинно в рамках определенных целей, в определенных отношени€х и определенных контекстах. ѕредложени€ Ђ‘ранци€ шестиугольнаї и ЂЎтат ћиссури Ч параллелограммї могут быть истинны дл€ школьника, которому надо начертить приблизитель≠ные карты этих географических районов, но не дл€ профессиональных картографов. ¬ысказывание Ђ«емл€ Ч шарї истинно до тех пор, пока это касаетс€ большинства из нас, но оно не может быть таковым при определении точной орбиты искусственного спутника. Ќи один уважа≠ющий себ€ физик с 1914 года не считает, что атом представл€ет собой крошечную солнечную систему, но это истинно дл€ большинства из нас относительно нашей повседневной де€тельности и общего уровн€ иску≠шенности в математике и физике. ѕредложени€ Ђ—вет состоит из частицї и Ђ—вет состоит из волнї кажутс€ противоречащими друг другу, однако они оба считаютс€ физиками истинными в зависимости от того, какие свойства света вы€вл€ютс€ экспериментально.

¬се это показывает, что истина зависит от категоризации в следую≠щих четырех аспектах:

Ч ”тверждение может быть истинным только относительно некоторого его понимани€.

Ч ѕонимание всегда предполагает категоризацию, присущую человеку, котора€ €вл€етс€ функцией интерактивных (а не естественных) свойств вещей и возникающих из нашего опыта измерений.

Ч »стинность утверждени€ всегда св€зана со свойствами, которые высвечива≠ютс€ использованными в нем категори€ми. (Ќапример, предложение Ђ—вет состоит из волнї высвечивает волнообразные свойства света и скрывает eгo корпускул€рные свойства.)

Ч  атегории не относ€тс€ к числу застывших и однородных образований. ќни определ€ютс€ прототипами и сущност€ми, наход€щимис€ в отношении семейного сходства с ними, и в соответствии с разнообразными цел€м могут быть приспособлены к контексту. »стинность утверждени€ всегда зависит от того, уместна ли в данном случае использованна€ в нем категори€, а степень уместности, в свою очередь, мен€етс€ с изменением целей человек' и других аспектов контекста.

„то нужно дл€ понимани€ простого предложени€ как истинного?

ƒл€ того чтобы пон€ть предложение как истинное, мы должны сначала его просто пон€ть. –ассмотрим часть того, что входит в понимание таких простых предложений, как The fog is in front of the mountain '“уман лежит перед горой' и John fired the gun at Harry 'ƒжон выстрелил по √арри из ружь€'. “акие предложени€ всегда произнос€тс€ как часть дискурсов определенного вида, и их понимание в дискурсивном контексте скрывает нетривиальные сложности, которыми мы здесь пренебрежем. Ќо даже если не учитывать некоторых осложнений, вызываемых контекстом дис≠курса, процесс понимани€ таких предложений в любом случае включает еще довольно много сложностей. –ассмотрим, какова должна быть ситу≠аци€ при понимании как истинного предложени€ Ђ“уман лежит перед горойї.  ак мы видели выше, использование проецировани€ требует интерпретации Ђтуманаї и Ђгорыї как сущностей и приводит к перене≠сению на гору ориентации Ђпередн€€ vs. задн€€ сторонаї Ч ориентации, котора€ мен€етс€ от культуры к культуре, даетс€ относительно наблюда≠тел€-человека и не €вл€етс€ внутренне присущим свойством горы. ƒалее, в зависимости от наших целей мы должны установить, находитс€ ли то, что рассматриваетс€ как Ђтуманї, в аккурат между нами и тем, что мы выбрали как Ђгоруї, и при этом ближе к горе, а не сбоку от нее, не над ней и т.д. —уществуют три способа проецировани€ на мир плюс некоторые прагматические основани€ (св€занные с нашим воспри€тием и цел€ми), определ€ющие большую или меньшую уместность отноше≠ни€ быть впереди (in front of) по сравнению с другими возможными отношени€ми. “аким образом, понимание истинности или ложности вы≠сказывани€ Ђ“уман лежит перед горойї не сводитс€ просто к (а) выбору прежде существовавших и четко выделимых сущностей мира (тумана и горы) и (б) вы€влению наличи€ или отсутстви€ между этими сущ≠ност€ми некоторого внутренне присущего им отношени€ (независимо от любого наблюдател€-человека). »стинностна€ оценка, скорее, имеет непосредственное отношение к проецированию и суждению, осуществ≠л€емых человеком относительно определенных целей.

јнализ предложени€ Ђƒжон выстрелил по √арри из ружь€ї подни≠мает другие проблемы. ќчевидно, что его понимание св€зано с выбором людей по имени ƒжон и √арри, с выбором объекта, соответствующего категории –”∆№≈, с пониманием того, что значит выстрелить из ружь€ и выстрелить из него по кому-либо. ќднако понимание этих предложений не происходит in vacuo. ћы понимаем их в соответствии с более общими категори€ми опыта, например, стрельбой в кого-либо \ запугиванием

¬ переводе глагольные конструкции стрел€ть (по кому - л./чему - л.) и стрел€ть (в кого - л./во что - л.) и их дериваты передают значение выражений с английскими лексемами.

кого-либо, исполнением циркового номера или попытками представить любой из этих актов в пьесе, фильме или шутке. ¬ыстрел из ружь€ может быть воплощением любой из этих категорий, и выбор подход€щей будет зависеть от контекста. ќднако имеетс€ лишь небольшой набор категорий опыта, которым соответствует выстрел из ружь€; наиболее типична€ »« Ё“»’ категорий - SHOOTING SOMEONE/—“–≈Ћ№Ѕј ¬  ќ√ќ-Ћ»≠Ѕќ, поскольку испугать и исполнить цирковой номер можно многими различными способами, но застрелить Ч в обычном случае только одним. “аким образом, в этом примере мы можем рассматривать категорию —“–≈Ћ№Ѕџ в  ќ√ќ-Ћ»Ѕќ как гештальт с приблизительно следующими измерени€ми:

”частники: ƒжон (стрелок), √арри (мишень), ружье (инструмент), пул€ (инструмент, снар€д).

„асти гештальта: Ќацеливание ружь€ в мишень. ¬ыстрел из ружь€. ѕул€ попадает в мишень. ћишень поражена.

Ётапы гештальта: ѕредварительное —трелок зар€дил ружье.

условие:

Ќачало: —трелок нацеливает ружье в мишень.

—ередина: —трелок делает выстрел из ружь€.

 онец: ѕул€ попадает в мишень.

 онечное состо€ние: ћишень поражена.

ѕричинна€ св€зь: Ќачало и середина делают возможным конец. —ередина и конец привод€т к конечному состо€нию.

«амысел: ÷ель:  онечное состо€ние.

ѕлан: ”довлетворение предварительного услови€, выполнение начала и середины.

ѕредложение Ђƒжон выстрелил по √арриї обычно активизирует ге≠штальт —“–≈Ћ№Ѕј ¬  ќ√ќ-Ћ»Ѕќ, который имеет такую форму. ¬ других контекстах оно могло бы активизировать другие столь же сложные эмпи≠рические гештальты (например, PERFORMING A CIRCUS ACT/»—ѕќЋЌ≈Ќ»≈ ÷»– ќ¬ќ√ќ Ќќћ≈–ј). Ќо по существу предложение никогда не пони≠маетс€ само по себе без активизации более значительного гештальта,

fire и shoot соответственно. јвторы в р€де контекстов различают их употребление: fire используетс€ в значении 'стрел€ть, вести огонь [из ружь€]', a shoot Ч с результатным оттенком значени€ 'стрел€ть, застрелить [кого - либо]'. —ледовательно, выражен" —“–≈Ћ№Ѕј/¬џ—“–≈Ћ (¬  ќ√ќ - Ћ»Ѕќ) требуют результативной интерпретации типа Ђпристреливаниеї, "застреливаниеї, а выражени€ —“–≈Ћ№Ѕј/¬џ—“–≈Ћ (ѕќ  ќћ - Ћ»Ѕќ) должны пониматьс€ нерезультативно. Ч ѕрим. перев.

который ограничивает обычную область естественных измерений (на≠пример, цель, этапы и т.д.).  акой бы гештальт ни был активизирован, мы понимаем значительно больше того, что непосредственно содержитс€ в предложении.  аждый такой гештальт обеспечивает основание дл€ по≠нимани€ предложени€ в осмысленных дл€ нас терминах, т. е. в терминах опытных категорий нашей культуры.

¬ дополнении к более значительной категории опыта, активизируе≠мой предложением, дл€ категоризации выстрела/firing и –”∆№я/GUN мы используем информационно богатые прототипы. ƒо тех пор, пока контекст не заставит нас делать иначе, мы понимаем ружье как протохимическое ружье с его обычными прототипическими перцептивными, двигательными, функциональными и целевыми свойствами. ƒо тех пор, пока контекст не даст дополнительной информации, активизируемое представление не ассоциируетс€ с ружьем в виде зонтика или чемодан≠чика, а используема€ в выстреле обычна€ моторна€ программа, подхо≠д€ща€ одновременно и ¬џ—“–≈Ћ” и ружью, заключаетс€ в том, чтобы держать ружье горизонтально и нажимать на спусковой крючок. ƒо тех пор, пока это не станет €сно из контекста, мы не можем представить себе нечто вроде устройства –уби √ольдберга, в котором спусковой крючок прив€зан веревочкой, скажем, к дверной ручке.

ѕонимание предложени€ зависит от способа соединени€ гештальтов друг с другом, как Ђменьшихї гештальтов (–”∆№≈, ¬џ—“–≈Ћ, ѕ–»÷≈Ћ»-¬јЌ»≈/AIMING » “. ƒ.), так » Ђбольшихї (—“–≈Ћ№Ѕј ¬  ќ√ќ-Ћ»Ѕќ »Ћ» »—ѕќЋЌ≈Ќ»≈ ÷»– ќ¬ќ√ќ номера). “олько в св€зи с такими способами понимани€ и возникают вопросы об истинности. »стинность очевид≠на тогда, когда понимание предложени€ достаточно тесно соотноситс€ с пониманием происшедших событий. Ќо что случитс€, если существует расхождение между нормальным пониманием предложени€ и понима≠нием событий? ѕусть, например, ƒжон в изобретательной манере –уби √ольдберга устанавливает ружье таким образом, чтобы оно было нацелено на то место, где через некоторое врем€ может оказатьс€ √арри, а затем прив€зывает веревочку к спусковому крючку. –ассмотрим два случа€: A: John's scratching his ear causes the gun to fire at Harry.

–ужье выстрелило по √арри, потому что ƒжон неловко почесалс€.

s- Harry's opening door causes the gun to fire at Harry.

–ужье выстрелило по √арри, потому что √арри открыл дверь.

¬ случае ј ответственность за выстрел ложитс€ на действи€ ƒжона, в то врем€ как в ¬ Ч на действи€ √арри. Ёто делает ј ближе обычному пониманию предложени€ Ђƒжон выстрелил по √арри из ружь€ї, тем самым, если бы от нас потребовали, мы бы, наверное, были готовы

–уби √ольдберг Ч американский художник - карикатурист, известный рисунками, на которых изображались хитроумные механизмы дл€ выполнени€ очень простых функций.

сказать, что ј Ч это случай, в котором высказывание Ђƒжон выстрелил по √арри из ружь€ї истинно. ќднако случай ¬ так далек от нашего прототипического понимани€ намеренного выстрела, что мы, наверно не захотели бы объ€вить это высказывание истинным. Ќо мы едва ли захотели бы сказать и то, что оба высказывани€ безоговорочно ложны поскольку за выстрел несет ответственность прежде всего ƒжон. ¬место этого мы предпочли бы объ€снить, а не просто ответить Ђ»стинної или ЂЋожної. Ёто обычно случаетс€ в таких ситуаци€х, когда понимание со≠бытий из-за некоторых отклонений от прототипа не совпадает с обычным пониманием предложени€.

–езультаты этого раздела могут быть сформулированы следующим образом:

1. ѕонимание предложени€ как истинного в данной ситуации требует пони≠мани€ предложени€ и понимани€ ситуации.

2. ћы понимаем предложение как истинное, когда понимание предложени€ достаточно тесно соотноситс€ с пониманием ситуации.

3. ƒостижение такого понимани€ ситуации, которое соответствовало бы пони≠манию предложени€, может потребовать:

а) проецировани€ способа ориентации на объект, дл€ которого он не €вл€≠етс€ внутренне присущим свойством (например, интерпретаци€ горы как сущности, имеющей переднюю сторону);

б) проецировани€ структуры сущности на нечто, не имеющее границ в точном смысле (например, на туман, гору);

в) обеспечени€ основани€, в терминах которого предложение получает осмысление, т. е. активизации эмпирического гештальта (например, гештальтов —“–≈Ћ№Ѕј ¬  ќ√ќ-Ћ»Ѕќ, »—ѕќЋЌ≈Ќ»≈ ÷»– ќ¬ќ√ќ Ќќћ≈–ј) и понимани€ ситуации в его терминах;

г) достижени€ Ђнормальногої понимани€ предложени€ в терминах его категорий (например, –”∆№≈, ¬џ—“–≈Ћ), определ€емых прототипом, и попытки пон€ть ситуацию в терминах тех же категорий.

„то нужно дл€ понимани€ конвенциональной метафоры как истинной?

ћы вы€снили, что входит в понимание простого (неметафорического) предложени€ как истинного. “еперь мы хотим выдвинуть предположение, согласно которому добавление конвенциональной метафоры ничего не мен€ет. ѕо существу, предложени€ с конвенциональными метафора' ми понимаютс€ так же. ¬озьмем предложение типа Inflation has gоne up '»нфл€ци€ возросла'. ѕонимание ситуации, в которой это положение осмысл€лось бы как истинное, включает две проекции должны выбрать примеры инфл€ции и приписать им вещественн смысл, что затем позволит определ€ть количество Ђинфл€ционного' вещества и рассматривать его возрастание.  роме того, мы должны проецировать на возрастание UP/BEPX-ориентацию. Ёти два способа проецировани€ определ€ют две конвенциональных метафоры: INFLATION IS substance/инфл€ци€ Ч это вещество (онтологическа€ метафора) MORE IS UP/ЅќЋ№Ў≈ ќ–»≈Ќ“»–ќ¬јЌќ Ќј¬≈–’ (ориентационна€ метафора). —уществует одно принципиальное различие между проекци€ми на ситуацию в этом примере и в примере, приведенном выше, а именн0 Ђ“уман лежит перед горойї. ¬ случае тумана мы понимаем нечто материальное по модели чего-то другого материального, но более четко очерченного Ч ограниченного материального объекта. ¬ случае передней части мы понимаем физическую ориентацию горы в терминах другой физической ориентации Ч ориентации наших тел. ¬ обоих случа€х нечто материальное понимаетс€ в терминах чего-то еще, что также материаль≠но. ƒругими словами, мы понимаем одну сущность в терминах чего-то еще того же рода. ќднако в случае конвенциональной метафоры мы понимаем одну сущность в терминах чего-то еще другого рода. Ќапример, в предложении Ђ»нфл€ци€ возрослаї инфл€ци€ (€вл€юща€с€ абстракт≠ным пон€тием) понимаетс€ в терминах физического вещества, а возрас≠тание инфл€ции (которое тоже абстрактно) Ч в терминах физической ориентации (up). “аким образом, единственное различие заключаетс€ в том, включает ли проецирование сущности одного и того же рода или сущности различных родов.

¬ процессе понимани€ предложени€ Ђ»нфл€ци€ возрослаї как ис≠тинного мы выполн€ем следующее:

1. ћы понимаем ситуацию с помощью метафорического проецировани€ двум€ способами:

а) мы рассматриваем инфл€цию как ¬≈ў≈—“¬ќ (посредством онтологи≠ческой метафоры);

б) мы рассматриваем ЅќЋ№Ў≈ как направленное Ќј¬≈–’ (посредством ориентационной метафоры).

2. ћы понимаем предложение в терминах этих же двух метафор.

3. Ёто позвол€ет нам совместить понимание предложени€ с пониманием си≠туации.

“аким образом, понимание истины в терминах метафорического проеци≠ровани€ не отличаетс€ существенно от понимани€ ее в терминах не≠метафорического проецировани€. ≈динственное различие состоит в том, „то метафорическое проецирование сопр€жено с пониманием сущности одного рода в терминах сущности другого рода. “о есть метафорическое ѕроецирование включает сущности двух различных родов, а неметафорическое Ч сущности только одного рода.

“о же имеет место и в случае структурных метафор. ¬озьмем предло≠жение типа John defended his position in the argument 'ƒжон отсто€л свою позицию в споре'.  ак мы видели выше, опыт спора частично структурирован в терминах гештальта ¬ќ…Ќј на основе метафоры —ѕќ– Ч Ё“ќ ¬ќ…Ќј. ѕоскольку спор €вл€етс€ метафорическим видом опыта структурированным конвенциональной метафорой —ѕќ– Ч Ё“ќ война из этого следует, что ситуаци€ спора может быть пон€та в этих же' метафорических терминах. ѕонимание ситуации спора будет включать одновременно ее интерпретацию и в терминах гештальта Ѕ≈—≈ƒј, и в тер≠минах гештальта ¬ќ…Ќј. ≈сли понимание ситуации таково, что какой-то фрагмент беседы сочетаетс€ с успешной защитой в гештальте война, то≠гда понимание предложени€ будет соответствовать пониманию ситуации и мы посчитаем предложение истинным.

¬ обоих случа€х Ч метафорическом и неметафорическом Ч наше мнение о том, как мы понимаем истину, зависит от взгл€да на понимание ситуации. ≈сли мы принимаем точку зрени€, согласно которой метафора по своей природе скорее пон€тийна, нежели €вл€етс€ принадлежностью Ђвсего лишь €зыкаї, та концептуализаци€ ситуаций в метафорических терминах вполне естественна. “ак как мы можем концептуализировать в метафорических терминах ситуации, становитс€ возможным рассмат≠ривать и предложени€, содержащие метафоры, с точки зрени€ их со≠ответстви€ ситуаци€м, понимаемым в том смысле, в котором мы их концептуализируем.

 ак мы понимаем новые метафоры как истинные?

ћы только что установили, что определение соответстви€ конвенцио≠нальных метафор нашему представлению об истине происходит таким же способом, как и в случае неметафорических предложений. ¬ обоих случа≠€х понимание предложени€ как истинного в данной ситуации включает согласование понимани€ предложени€ с пониманием ситуации. “ак как понимание ситуации может включать конвенциональные метафоры, пред≠ложени€ с ними не порождают никаких особенных проблем дл€ нашего представлени€ об истине. Ёто наводит на мысль, что то же представление об истине должно работать и в примерах с новыми, неконвенциональны≠ми метафорами.

ƒл€ того, чтобы убедитьс€ в этом, рассмотрим две св€занных по смыслу метафоры, одну Ч конвенциональную, а другую Ч некон≠венциональную:

Tell me the story of your life (конвенциональна€ метафора). –асскажите мне историю вашей жизни.

Life's... a tale told by an idiot, full of sound and fury, signifying nothing. ∆изнь... Ч это сказка, рассказанна€ идиотом, полна€ шума и €рости, не значаща€ ничего (неконвенциональна€ метафора).

Ќачнем с примера Ђ–асскажите мне историю вашей жизниї, содержащего конвенциональную метафору LIFE IS A STORY/∆»«Ќ№ Ч Ё“ќ Ќ≈ јя

»—“ќ–»я. Ёта метафора пустила глубокие корни в нашей культуре. ѕред≠полагаетс€, что жизнь каждого структурируетс€ как повествование, и вс€ 6ио‘а‘ическа€ и автобиографическа€ традици€ основываетс€ на этом предположении. ƒопустим, кто-нибудь попросит вас рассказать историю вашей жизни. „то вы делаете? ¬ы строите св€зное повествование, начи≠нающеес€ на заре вашей жизни и простирающеес€ до насто€щего. ¬ обыч≠ном случае повествование будет иметь следующие характерные черты:

”частники: „асти гештальта:

Ётапы гештальта:

Ћинейна€ последовательность:

ѕричинна€ св€зь: «амысел:

¬ы и другие люди, Ђсыгравшие рольї в вашей жизни.

»сходные установки, значимые факты, эпизоды и значи≠мые состо€ни€ (включа€ насто€щее состо€ние и некото≠рое исходное состо€ние).

ѕредварительное »сходные установки дл€ начала, условие:

Ќачало: »сходное состо€ние, сопровождаемое эпизодами из того же временного контекста.

—ередина: –азличные эпизоды и значимые состо€≠ни€ в их временной последовательно≠сти.

 онец: Ќасто€щее состо€ние.

–азличные временные и/или причинные св€зи между последовательными эпизодами и состо€ни€ми.

–азличные причинные отношени€ между эпизодами и состо€ни€ми.

÷ель: ∆елаемое состо€ние (которое может быть в будущем).

ѕлан: ѕоследовательность эпизодов, к созда≠нию которой вы приступили и котора€ имеет причинную св€зь с целью

или: —обытие или последовательность со≠бытий, которые привод€т вас в значи≠мое состо€ние, позвол€ющее достиг≠нуть цели через р€д естественных эта≠пов.

Ёто значительно упрощенный вариант типичного эмпирического гештальта, позвол€ющего придать св€зность жизненным событи€м, пред≠ставив их как некую »—“ќ–»ё. ћы опустили различные сложности, например то, что каждый эпизод может сам по себе быть повествованием более низкого уровн€ с похожей структурой. Ќе вс€ка€ истори€ жизни будет содержать полный набор указанных структурных измерений.

«аметьте, что понимание вашей жизни в терминах св€зного повествовани€ включает высвечивание одних участников и частей гештальта и игнорирование или утаивание других. ќно предполагает рассмотрение вашей жизни в терминах этапов, причинных св€зей между част€ми гештальта, а планы подразумевают достижение цели или р€да целей. ¬ооб≠ще истори€ жизни наводит св€зную структуру на высвеченные элементы вашей жизни.

≈сли вы расскажете такую историю и затем скажете: That is the story of my life '¬от истори€ моей жизни', вы будете законно считать себ€ говор€щим истину, если вы на самом деле рассматриваете участников и событи€, которые высвечиваютс€ гештальтом, как значимые и действи≠тельно воспринимаете их соответствующими друг другу и взаимосв€зан≠ными таким образом, как это определ€етс€ структурой повествовани€. ¬ этом случае проблема истины заключаетс€ в том, согласуетс€ ли св€з≠ность событий, обусловленна€ повествованием, со св€зностью, которую вы видите в своей жизни. » эта св€зность, обнаруживаема€ вами в вашей жизни, придает ей смысл и значение.

“еперь спросим, что включаетс€ в понимание истинности некон≠венциональной метафоры Ђ∆изнь... Ч это сказка, рассказанна€ идиотом, полна€ шума и €рости, не значаща€ ничегої. Ёта неконвенциональна€ ме≠тафора активизирует конвенциональную метафору жизнь Ч это нека€ »—“ќ–»я. Ќаиболее характерна€ особенность историй, рассказываемых идиотами, заключаетс€ в их бессв€зности. ќни начинаютс€ так же, как и обычные истории с этапами, причинными св€з€ми, далеко идущими це≠л€ми, но внезапно рассказ начинает снова и снова перескакивать с одного на другое, лиша€ нас возможности установить св€зь событий и вообще обнаружить какую-либо св€зность. “ака€ истори€ жизни не была бы дл€ нас св€зной, и, следовательно, не было бы никакой возможности придать нашей жизни смысл и значение. Ќе было бы способа выделени€ в на≠шей жизни событий значимых, т. е. способствующих достижению цели, св€занных причинными отношени€ми с другими значимыми событи€ми, соответствующих определенным этапам и т. д. ¬ жизни, рассматриваемой как сказка идиота, эпизоды, Ђполные шума и €ростиї, представл€ли бы периоды безуми€, мучительной борьбы и, возможно, насили€. ¬ обычной истории жизни такие событи€ рассматривались бы как очень серьезные Ч травмирующие, очистительные, губительные или критические. ќднако модификатор Ђне значаща€ ничегої сводит на нет любую возможную значимость событий, указыва€ вместо этого на невозможность интерпре≠тации эпизодов в терминах причинных св€зей, целей или поддающихс€ распознаванию этапов в составе некоторого св€зного целого.

≈сли мы действительно так представл€ем себе нашу жизнь и жизнь других людей, то мы должны считать эту метафору истинной. ј считать ее истинной многим из нас позвол€ет то, что мы обычно осознаем событи€ нашей жизни в терминах метафоры жизнь - это нека€ »—“ќ–»я. ћы посто€нно ищем смысл в нашей жизни, отыскива€ св€зи, которые будут соответствовать тому или иному виду св€зности повествовани€ о жизни и мы посто€нно рассказываем такие истории и живем в соответствии со словами, которыми при этом пользуемс€.  огда жизненные обсто≠€тельства мен€ютс€, мы об€зательно пересматриваем историю нашей жизни, отыскива€ в событи€х новые закономерности.

ћетафора жизнь... - это сказка, рассказанна€ идиотом, может хорошо подойти тем люд€м, жизненные обсто€тельства которых мен€≠ютс€ так радикально, быстро и неожиданно, что нельз€ даже представить себе никакого св€зного рассказа о жизни.

’от€ мы установили, что такие новые, неконвенциональные мета≠форы соответствуют нашему общему представлению об истине, следует вновь подчеркнуть, что проблемы истины наход€тс€ среди наименее существенных и интересных проблем, возникающих при исследовании метафоры. –еальна€ значимость метафоры ∆»«Ќ№... Ч Ё“ќ — ј« ј, –ј—≠— ј«јЌЌјя »ƒ»ќ“ќћ состоит в том, что, пыта€сь осознать, каким обра≠зом она могла бы быть истинной, мы приходим к возможности нового понимани€ нашей жизни. Ёта метафора высвечивает тот факт, что мы посто€нно живем, ожида€ от себ€ и от других способности соотнести наши жизни с некоторым св€зным повествованием, но это представление часто не соответствует реальности в тех случа€х, когда наиболее важные событи€ нашей жизни Ч те, которые полны шума и €рости, Ч не соответ≠ствуют никакому св€зному целому и, следовательно, ничего не значат. ‘ункцией метафоры жизнь... - это сказка, рассказанна€ идиотом €вл€етс€ активизаци€ метафоры ∆»«Ќ№ Ч это Ќ≈ јя »—“ќ–»я, кото≠ра€ предполагает повседневную де€тельность с посто€нной установкой на соединение важных эпизодов в св€зное целое Ч разумное повество≠вание о жизни. ¬оздействие метафоры заключаетс€ в активизации этой установки и в указании на то, что часто она может не выполн€тьс€.

ѕонимание ситуации: резюме

¬ этой главе нами разрабатывались элементы эмпирического представле≠ни€ об истине. Ќаше представление об истине основываетс€ на понима≠нии. ÷ентральным дл€ этой теории €вл€етс€ анализ процесса понимани€ ситуации. ¬от резюме того, что было сказано по этому вопросу:

ѕр€мое непосредственное понимание

—уществует много таких вещей, которые мы понимаем сразу благодар€ нашей пр€мой вовлеченности в материальное Ч неотъемлемую часть нашего непосредственного окружени€.

—труктура сущности: ћы понимаем самих себ€ как сущности, имеющие границы, и так же воспринимаютс€ нами некоторые объекты, с которыми мы вступаем в пр€мой контакт.

—труктура ориентации: ¬ нашем представлении мы сами и другие объект обладают определенной ориентацией относительно окружени€, в котор0м мы функционируем (верхЧниз, вЧвне, передн€€ часть Ч задн€€ часть наЧот и т.д.).

»змерени€ опыта: —уществуют измерени€ опыта, в терминах которых мы функционируем большую часть времени, осуществл€€ пр€мое взаимодействие с другими людьми и непосредственным материальным и культурным окружением. ћы категоризируем сущности, с которыми пр€мо сталки≠ваемс€, и непосредственный опыт, приобретенный нами, структурируетс€ в терминах этих категорий.

Ёмпирические гештальты: Ќаши объектные и субстанциональные категории €вл€ютс€ гештальтами, обладающими, по крайней мере, следующими изме≠рени€ми: перцептивным, измерением двигательной активности, измерением часть/целое, функциональным и целевым измерени€ми. Ќаши категории не≠посредственных действий, де€тельности, событий и опыта представл€ют собой гештальты, имеющие, по крайней мере, следующие измерени€: участ≠ники, части, двигательна€ активность, перцепци€, этапы, линейна€ последо≠вательность (частей), причинные св€зи, замысел (цели/планы дл€ действий и конечные состо€ни€ дл€ событий). ќни определ€ют естественные изме≠рени€ нашего непосредственного опыта. Ќе все из них будут играть роль в каждом виде непосредственного опыта, но в общем случае большинство так или иначе участвовать будет.

‘он: Ёмпирический гештальт обычно служит фоном дл€ понимани€ того, что воспринимаетс€ нами как некоторый аспект гештальта. —ледовательно, лицо или объект может быть пон€то как участник гештальта, а действие как часть гештальта. ќдин гештальт может предполагать наличие друго≠го, а тот, в свою очередь, может предполагать наличие третьего и т. д. ¬ результате обычно возникает исключительно богата€ фонова€ структура, необходима€ дл€ полного понимани€ любой данной ситуации. Ѕольша€ часть этой фоновой структуры никогда не осознаетс€, поскольку ее наличие предполагаетс€ в подавл€ющем большинстве наших повседневных действий и событий.

¬ысвечивание: ѕонимание ситуации как пример использовани€ эмпириче≠ского гештальта включает набор элементов ситуации по критерию соот≠ветстви€ измерени€м гештальта Ч например, выбор компонентов опыта, €вл€ющихс€ участниками, част€ми, этапами и т. д. гештальта. “ем самым процесс понимани€ высвечивает те компоненты ситуации, которые соответ≠ствуют гештальту, и скрывает или преуменьшает значимость тех, которые ему не соответствуют.

»нтерактивные свойства: —войства объектов и событий, которые мы непо≠средственно узнаем из опыта, €вл€ютс€ продуктом взаимодействи€ с ними в характерном дл€ нас окружении. “о есть они могут быть не внутренне присущими свойствами объектов, а скорее интерактивными свойствами.

ѕрототипы:  ажда€ категори€ структурируетс€ в терминах прототипа, и некотора€ сущность может считатьс€ представителем категории благодар€ тем отношени€м, которыми она св€зана с прототипом.

 освенное понимание

“олько что было описано, как мы понимаем компоненты ситуации, которые с точки зрени€ нашего непосредственного опыта имеют довольно четкие границы. Ќо на прот€жении всего исследовани€ мы видели, что многие компоненты нашего опыта не могут быть четко очерчены в терминах его естественно возникших категорий. Ёто, как правило, присуще человеческим эмоци€м, абстрактным пон€ти€м, мыслительной де€тельности, времени, работе, человеческим установлени€м, социальной практике и т. д. и даже материальным объектам, не имеющим внутренне присущих им границ или способов ориентации. ’от€ большинство из этих компонентов допускает непосредственное воспри€тие, ни один из них не может быть пон€т сам по себе. ћы должны понимать их в терминах других сущностей и событий, относ€щихс€ обычно к другим родам.

 ак мы видели, такое понимание ситуации, согласно которому туман находитс€ перед горой, требует от нас интерпретации тумана и горы как сущностей. ќно принуждает нас также проецировать на гору ориентацию Ђпередн€€ vs. задн€€ сторонаї. Ёти проекции встроены в само наше вос≠при€тие. ћы воспринимаем туман и гору как сущности и надел€ем гору передней стороной, перед которой находитс€ туман. ќриентаци€ Ђпе≠редн€€ vs. задн€€ сторонаї, устанавливаема€ нами дл€ горы, €вл€етс€, очевидно, интерактивным свойством, что верно и в отношении статуса тумана, и горы как сущностей. «десь мы встречаемс€ с примером косвен≠ного понимани€, при котором одни материальные феномены понимаютс€ в терминах других, имеющих более четкие очертани€.

¬ процессе косвенного понимани€ мы используем ресурсы непо≠средственного понимани€. ¬ примере с туманом и горой используетс€ структура сущности и структура ориентации. ¬ этом случае мы остаем≠с€ в единой области Ч области материальных объектов. Ќо косвенное понимание по большей части предполагает понимание сущности или опыта одного рода в терминах аналогичных категорий другого рода Ч т.е. понимание посредством метафоры.  ак мы установили, все ресур≠сы, используемые в пр€мом, непосредственном понимании, включаютс€ в процесс косвенного понимани€ посредством метафоры.

—труктура сущности: —труктура сущности и вещества наводитс€ онтоло≠гической метафорой.

—труктура ориентации: —труктура ориентации наводитс€ ориентационной метафорой.

»змерени€ опыта: —труктурна€ метафора предполагает структурирование сущности или опыта одного рода в терминах аналогичных категорий другого рода, но в обоих случа€х используютс€ одни и те же измерени€ опыта (например, части, этапы, замыслы и т. д.).

Ёмпирические гештальты. —труктурна€ метафора предполагает наведение части структуры одного гештальта на другой.

‘он: Ёмпирические гештальты играют роль фона в метафорическом пони≠мании, така€ же функци€ присуща им в неметафорическом понимании.

¬ысвечивание: ћетафорическое и неметафорическое высвечивание обслу≠живаютс€ одним и тем же механизмом. “о есть эмпирический гештальт привнесенный в ситуацию посредством метафоры, определ€ет выбор тех элементов ситуации, которые соответствуют его измерени€м Ч он способ≠ствует выбору своих собственных участников, частей, этапов и т.д. Ёти элементы ситуации и высвечиваютс€ метафорой, а то, что не высвечиваетс€ преуменьшаетс€ или скрываетс€.

ѕоскольку новые метафоры высвечивают те сущности, которые обычно игнорируютс€ привычной нам пон€тийной структурой, эти метафоры ста≠нов€тс€ наиболее замечательными примерами высвечивани€.

»нтерактивные свойства: ¬се измерени€ нашего опыта по своей природе интерактивны, и все эмпирические гештальты включают интерактивные свойства.

ѕрототипы:  ак метафорические, так и неметафорические категории струк≠турируютс€ в терминах прототипов.

»стина основываетс€ на понимании

ћы убедились, что те же восемь сторон нашей пон€тийной системы, которые участвуют в процессе пр€мого непосредственного понимани€ ситуации, выступают в аналогичных функци€х и в косвенном понима≠нии. Ёти стороны привычной нам пон€тийной системы используютс€ при понимании ситуации как в метафорических, так и в неметафорических терминах. »менно потому, что мы понимаем ситуации в терминах нашей концептуальной системы, мы можем, использу€ эту концептуальную си≠стему, понимать утверждени€ как истинные, т. е. как соответствующие или не соответствующие нашему представлению о ситуации. —ледова≠тельно, истина €вл€етс€ функцией нашей пон€тийной системы. Ёто имеет место потому, что многие из наших пон€тий по своей природе метафо≠ричны, и потому, что мы понимаем ситуации в терминах тех пон€тий, метафоры которых могут быть истинными или ложными.

—ущность эмпирического (experientalist) подхода к истине

ћы понимаем утверждение как истинное в данной ситуации тогда, когда с точки зрени€ наших целей понимание утверждени€ доста≠точно точно совпадает с пониманием ситуации.

Ёто основное положение нашей эмпирической теории истины, имеющей следующие характеристики.

¬о-первых, наша теори€ и корреспондентна€ теори€ истины имеют некоторые общие элементы. —огласно наиболее простым представлени≠€м корреспондентной теории, утверждение имеет объективное значение, которое устанавливает его услови€ истинности. »стина определ€етс€ пр€мым соответствием (или корреспонденцией) утверждени€ некоторо≠му положению вещей в мире.

ћы отвергаем такую упрощенческую картину прежде всего потому, что она игнорирует то обсто€тельство, что истина в определенном отно≠шении основываетс€ на понимании. Ёмпирический подход, который мы предлагаем, представл€ет собой корреспондентную теорию в следующем смысле:

“еори€ истины Ч это теори€ того, что значит пон€ть утверждение как истинное или ложное в определенной ситуации.

¬с€кое соответствие между тем, что мы говорим, и некоторым положением вещей в мире всегда определ€етс€ нашим пониманием утверждени€ и это≠го положени€ вещей.  онечно, понимание ситуации €вл€етс€ результатом взаимодействи€ с нею самой. ќднако мы способны осуществл€ть истинные (или ложные) высказывани€ о мире потому, что оказываетс€ возможным соответствие (или несоответствие) нашего понимани€ высказывани€ нашему пониманию ситуации, в которой оно производитс€.

ѕоскольку мы понимаем ситуации и высказывани€ в терминах нашей по≠н€тийной системы, истина дл€ нас всегда оказываетс€ св€занной с нею. ѕодобным же образом, поскольку понимание всегда частично, у нас нет до≠ступа ко Ђвсей истинеї или к какому бы то ни было точному представлению о реальности.

¬о-вторых, понимание какой-либо сущности требует ее введени€ в структуру, согласованную в рамках пон€тийной системы. —ледователь≠но, истина всегда будет частично зависеть от согласованности пон€тий. Ёто дает нам элементы теории согласованности концептов.

¬-третьих, понимание требует также обосновани€ в опыте. —оглас≠но эмпирической точке зрени€, пон€тийна€ система возникает из на≠шей посто€нной успешной де€тельности в определенном материальном и культурном окружении. Ќаши категории опыта и организующие их измерени€ не только берут начало в нашем опыте, но и посто€нно повер€ютс€ непрерывной успешной де€тельностью всех представителей нашей культуры. Ёто дает нам элементы теории прагматики.

¬-четвертых, эмпирическа€ теори€ истины и классический реализм имеют некоторые общие элементы, однако к ним не относитс€ упорное отстаивание последним пон€ти€ абсолютной истины. Ќаоборот, прини≠маетс€ как данное, что:

ћатериальный мир €вл€етс€ тем, что он есть.  ультуры €вл€ютс€ тем, что они есть. Ћюди €вл€ютс€ тем, что они есть.

Ћюди успешно общаютс€ в св€занном с ними материальном и культурном окружении. ќни посто€нно взаимодействуют с реальным миром.

ѕроцесс категоризации, свойственный человеку, ограничиваетс€ реально≠стью, поскольку он характеризуетс€ в терминах естественных измерении опыта, посто€нно повер€емых материальным и культурным взаимном действием.

 лассический реализм сосредотачиваетс€, скорее, на физической реальности, чем на культурной и субъективной реальности. Ќо социальные, политические, экономические и религиозные институты и функционируют в них человеческие существа не менее реальны, чем деревь€ или камни. ѕо≠скольку наше представление об истине распростран€етс€ как на социальную и субъективную реальность, так и на физическую реальность, оно может рассматриватьс€ как попытка расширить реалистическую тенденцию.

Ёмпирическа€ теори€ отличаетс€ от классического объективного реализма в следующем важнейшем отношении: человеческие пон€ти€ соответству≠ют не внутренне присущим свойствам вещей, а только их интерактивным свойствам. Ёто естественно, поскольку пон€ти€ могут быть метафоричны по своей природе и мен€тьс€ от культуры к культуре.

¬-п€тых, люди, пон€тийные системы которых сильно отличаютс€ от нашей собственной, могут понимать мир совершенно не так, как мы. —ледовательно, они могут иметь совершенно иной набор истин по срав≠нению с нами и обладать совершенно другими критери€ми истинного и реального.

»з этого описани€ должно быть €сно, что в нашем подходе к истине нет ничего радикально нового. ќн включает некоторые центральные идеи феноменологической традиции, такие, как отказ от эпистемологического фундаментализма, подчеркивание центральной роли тела в структуриро≠вании опыта и важность этой структуры дл€ процесса понимани€. Ќаш взгл€д на истину соответствует также ключевым элементам поздней фи≠лософии ¬итгенштейна: представлению о категоризации как о Ђсемейном сходствеї, отрицанию рисуночной теории значени€, отрицанию компо≠нентной теории значени€ и упору на зависимость значени€ от контекста и от нашей собственной пон€тийной системы.

Ёлементы человеческого понимани€ в теори€х Ђобъективной истиныї

“еори€ истины, основывающа€с€ на понимании, очевидно, не €вл€етс€ теорией Ђсовершенно объективной истиныї. ћы не верим в существо≠вание такой сущности, как абсолютна€ истина, и мы думаем, что бес≠смысленно пытатьс€ построить дл€ нее теорию. “ем не менее, в западной философии традиционно допускаетс€ возможность существовани€ аб≠солютной истины и предпринимаютс€ попытки ее интерпретации. Ќам хотелось бы указать на то, что большинство известных современных ис≠следований по этой проблеме основываетс€ на тех сторонах человеческого понимани€, на исключение которых они претендуют.

Ќаиболее €сный случай представлен в той интерпретации исти≠ны, котора€ даетс€ в модельно-теоретических исследовани€х, например, в традици€х  рипке и ћонтегю. ћодели конструируютс€ из универсу≠ма дискурса, рассматриваемого как множество сущностей. ќтносительно этого множества сущностей мы можем определ€ть состо€ни€ мира, в ко≠торых устанавливаютс€ все св€зи между сущност€ми и все имеющиес€ у них свойства. ѕредполагаетс€, что пон€тие состо€ни€ мира €вл€етс€ достаточно общим дл€ того, чтобы быть приложимым к любой мысли≠мой ситуации, включа€ реальный мир. ¬ такой системе предложени€ типа Ђ“уман лежит перед горойї не представл€ли бы никакой проблемы, поскольку имелась бы сущность, соответствующа€ туману, сущность, соответствующа€ горе, и отношение Ђбыть перед [чем-либо]ї, св€зывающее эти две сущности. Ќо такие модели не соотнос€тс€ с миром самим по се≠бе, свободным от человеческого понимани€, поскольку в мире нет четко определенных сущностей, соответствующих горе и туману, а у горы нет внутренне присущей ей передней стороны. —труктура сущности и ориен≠таци€ Ђпередн€€ vs. задн€€ сторонаї возникают благодар€ человеческому пониманию. Ћюба€ попытка дать представление об истинности выска≠зывани€ Ђ“уман лежит перед горойї в таких модельно-теоретических терминах не будет представлением об объективной, абсолютной исти≠не, поскольку это предполагает наличие в модел€х строевых элементов человеческого понимани€.

“о же может быть сказано и о попытках распространить на теорию истинностного значени€ ограничений классического определени€ истины “арского:

Ђ5ї истинно, если, и только если, S... или более современные версии типа:

Ђ5ї истинно, если, и только если, р (где р Ч утверждение на некотором универсально применимом логическом €зыке).

»збитый прототип таких теорий, высказывание Ђ—нег белї истинно, если, и только если, снег бел, кажетс€ вполне разумным, поскольку разумно было бы полагать, что существует некий смысл в том, что снег может быть объективно идентифицирован, и в том, что он обладает внутренне присущим ему свойством белизны. ј как быть с таким вот случаем:

Ђ“уман лежит перед горойї истинно, если, и только если, туман лежит перед горой.

ѕоскольку мир не содержит четко идентифицируемых сущностей туман и гора и поскольку горы не обладают внутренне присущими им передними сторонами, теори€ может работать только относительно не≠которого человеческого понимани€ того, чем €вл€етс€ передн€€ сторона дл€ горы, и относительно некоторого способа вы€влени€ границ тумана и горы. ѕроблема даже еще хитрее, поскольку не всем человеческим су≠ществам присущ один и тот же способ проецировани€ передней стороны на горы. ƒл€ того чтобы определение истины работало, в него следует ввести некоторые элементы человеческого понимани€.

»меетс€ и другое важное различие между нашим подходом к исти≠не в терминах понимани€ и обычными попытками дать представление об истине, свободное от человеческого понимани€. –азличные представ≠лени€ об истине привод€т к возникновению различных представлений о значении. — нашей точки зрени€, значение зависит от понимани€ предложение, не может ничего значить дл€ вас, пока вы его не пойме≠те. Ѕолее того, значение всегда €вл€етс€ значением дл€ кого-либо. Ќет такой сущности, как значение предложени€ само по себе, вне зависи≠мости от каких бы то ни было людей.  огда мы говорим о значении предложени€, это всегда значение дл€ кого-либо, дл€ реального лица или гипотетического типичного представител€ €зыкового сообщества.

«десь наша теори€ радикально отличаетс€ от стандартных теорий значени€. —тандартные теории предполагают, что возможно дать пред≠ставление об истине самой по себе, независимо от человеческого понима≠ни€, и что теори€ значени€ будет основыватьс€ на такой теории истины. ћы не видим никакой возможности дл€ подобной программы работы и думаем, что единственный выход заключаетс€ в том, чтобы положить в основу обеих теорий Ч теории значени€ и теории истины Ч теорию по≠нимани€. ћетафора, как конвенциональна€, так и неконвенциональна€, играет центральную роль в такой исследовательской программе. ћетафо≠ры по сути своей €вл€ютс€ феноменами, обеспечивающими понимание, и имеют мало общего с объективной реальностью, если такова€ существу≠ет. “от факт, что наша пон€тийна€ система в своей основе метафорична, тот факт, что мы понимаем мир, думаем и действуем в метафорических терминах, что метафоры не просто понимаютс€, но к тому же могут обладать свойствами значимости и истинности, Ч все это говорит о том, что адекватный подход к значению и истине может основыватьс€ только на понимании.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-09-20; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 874 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

Ѕутерброд по-студенчески - кусок черного хлеба, а на него кусок белого. © Ќеизвестно
==> читать все изречени€...

1498 - | 1496 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.128 с.