НЛП: Техники россыпью 16 страница
Лекции.Орг

Поиск:


НЛП: Техники россыпью 16 страница




В этом новом для себя имидже я и хочу провести семи­нар под названием «Нэлпер в свободном полете». Все случай­ные ассоциации с Карлсоном в свободном полете или с поле­том над гнездом кукушки я попрошу отмести, как неорганизо­ванные. Просто в последние годы у меня появились некоторые наработки по применению обыденных для нас техник, взятых из индивидуальной терапии, в работе с массовым сознанием. Можно было бы назвать семинар «НЛП вне психотерапии»,

В свободном полете

но я, будучи неисправимым романтиком, предпочел более воз­вышенное название: «полет, небо, простор...»

Жаль, что презентация идет не по плану. Если бы она шла по плану, то вы бы меня, наверняка, сейчас спросили: «Сергей, а как стать живым классиком? Предварительная процедура какова?» И я бы вам ответил: «Ничего сложного -надо: а) написать книгу; б) посадить дерево; и в) вырастить сына». Хотя насчет сложности, это как сказать - первые два пункта выполняются легко, а третий - с вероятностью 50%, это ж кто родится, того и будешь выращивать...

Но самое главное в процедуре - надо жить в Канске, и здесь вам до меня далеко. Не в том дело, что географически далеко, а просто Канск -литературная аномалия. Первая со­ветская фантастическая повесть «Страна Гонгури» В. Итина была написана и напечатана в Канске. Первый советский ро­ман, «Два мира» Г. Зазубрина тоже был написан и напечатан в Канске. Не удивительно, что первый постсоветский психоло­гический бестселлер «А вы пробовали гипноз?» был написан и напечатан - правильно, в Канске.*

У меня, как и у вас, есть определенная методологичес­кая платформа, некий общий подход ко всему (не путать с «об­щей теорией всего»), и он формулируется так: все, что мы де­лаем, нужно делать максимально просто. Ну вот, в работе с одним пациентом я старался достичь трех целей. Во-первых, если получится, надо решить проблему пациента. Во-вторых, это надо сделать максимально быстро, легко и изящно, но так, чтобы сам пациент об этой легкости не догадался, потому что есть еще и третья цель: на полном серьезе внушить пациенту пару-тройку откровенных, как теперь говорят, «приколов» на­счет сложности работы - чтобы не было скучно. С этих мето­дических позиций я пытаюсь работать и с массовым сознани­ем, но пока не все получается - в частности, потому что в роли «живого классика» я начал обожать элементы внешнего офор­мления: эпиграфы, прологи, эпилоги, «крутые» метафоры, музыкальные паузы и т. п.

*В тексте будут встречаться ссылки на мои предыдущие книги: «А вы пробовали гипноз?» и «Гипноз: техники россыпью» (в этом издании на­звание изменено на «НЛП: техники россыпью»). В ссылках название книг будет даваться аббревиатурой - соответственно «АВПГ» и «ГТР».

С. Горин НЛП: техники россыпью

Но на семинаре я постараюсь все упростить до пре­дела - еще и потому, что весь материал буду записывать на диктофон, чтобы написать свою третью книгу- Это такая ста­рая традиция - мои книги называются так же, как семинары в Смоленске.

Я вижу в ваших глазах невысказанный вопрос: «Сер­гей, а ты только пишешь или иногда что-нибудь читаешь! А если ты только пишешь, то какие у тебя творческие планы?» Отвечаю как на духу - читаю. Вот сейчас я читаю две книги, я их даже с собой захватил: томик Венедикта Ерофеева и сказка Сергея Козлова «Ежик в тумане». Я даже семинар хотел сна­чала назвать «Ежик в тумане-2», но потом передумал. А твор­ческие планы - у меня давно уже возникла идея этакого фило­софского эссе о судьбах современной психотерапии; у меня и рабочее название есть - «Наклоним голову лихую!» Да, там именно вопрос, а не приказ.

И последнее. В нашей работе большое значение имеет мифология того, что мы делаем. Создавать нужные нам мифы о нас самих и о гипнозе - это, действительно, очень важно, и об этом я постараюсь хоть немного рассказать своей группе.

Да, вот еще что: в откликах на предыдущие книги я ча­сто встречал такой упрек в свой адрес - люди говорили, что мне не хватает академичности, и что разговорный язык для учебника непригоден. Но когда я попытался выяснить, что та­кое «академичность», то оказалось, что людям просто нужен в дополнение к моей книге список рекомендуемой литературы. Ну, привыкли люди, что в научных трудах после каждого сло­ва есть ссылка на источник. В этом плане обещаю исправить­ся, причем начну исправляться прямо сейчас.

«ИТАК...»

(Руководство по психотерапии / Под ред. В. Е. Рожно-ва. - 2-е изд., доп. и перераб. -Т.: Медицина, 1979)

(Bandler R. and Grinder J. The Structure of Magic. Cupertino, CA: Science and Behavior Books, Inc., 1975) «...Я...»

(Свядощ А. М. Неврозы. - 3-е изд., перераб. и доп. -М.: Медицина, 1982)

В свободном полете

«...НАДЕЮСЬ...»

(Сексопатология: Справочник/Васильченко Г. С, Агар-кова Т. Е., Агарков С. Т. и др.; Под ред. Г. С. Васильченко. -М.: Медицина, 1990)

(Gordon D. Therapeutic Metaphors. Cupertino, CA: Meta Publications, 1978)

«...ЧТО...»

(Машковский М. Д. Лекарственные средства. В 2-х тт. -9-е изд., перераб. и доп. - М.: Медицина, 1984)

«...ВЫ...»

(Справочник практического, врача/ Ю. Е. Вельтищев, Ф. И. Комаров, СМ. Навашин и др.; Под ред. А. И. Воробье­ва. 3-е изд., перераб. и доп. -М.: Медицина, 1990)

«...ПОЛУЧИТЕ...»

(Авруцкий Г. Я., Недува А. А. Лечение психически боль­ных: Руководство для врачей. - М.: Медицина, 1981)

«.. .УДОВОЛЬСТВИЕ...» (Карвасарский Б. Д. Неврозы. - 2-е изд., перераб. и доп. - Медицина, 1990)

«...ОТ...»

(Бейтсон Г., Бейтсон М. К. Ангелы страшатся / Сокращ. перев. с англ. В. Котляра. - М.: Технологическая школа бизне­са, 1994)

«...ЧТЕНИЯ...»

(Юнг К. Г. Душа и миф: шесть архетипов / Пер. с англ. - К.: Госуд. библ. Украины для юношества, 1996)

«...ЭТОЙ...»

(Тополянский В. Д., Струковская М. В. Психосомати­ческие расстройства. -М.: Медицина, 1986)

«...КНИГИ...»

(Большая Медицинская Энциклопедия / под ред. Б. В. Петровский. - Изд. 3-е. В ^0-ти тт. - М.: Сов. Энциклопедия, 1977).

ЧАСТЫ.

НЛПВРАБОТЕС ГРУППОЙ

14 Техника роа

Глава 1.

ПОДХОДЫ К ГРУППОВОЙ РАБОТЕ

Базовые предпосылки

С. Горин:.. .Возможно, тем, кто был на моем семинаре в Смоленске два года назад, нынешний семинар напомнит тот, который проводился под названием «Техники россыпью», по­тому что в этом семинаре тоже будет много отрывочных тех­ник.

Для того, чтобы научиться работать с позиций НЛП с групповым и массовым сознанием, нам придется периодичес­ки возвращаться к навыкам работы с одним пациентом, кли­ентом, партнером. Я считаю это нужным, поскольку сам полу­чил основные навыки воздействия на людей в индивидуаль­ной терапии.

Я хочу ввести некоторые предположения, предпосылки в отношении работы с группой и массой. Эти предположения работают, поэтому неважно, «верны» они или нет... Уже здесь придется пояснить, что мировоззренческая позиция моя близ­ка к агностицизму, то есть к принципиальному отрицанию воз­можности познания мира. Вы вовсе не обязаны иметь такую же позицию; ваше мировоззрение может оставаться таким же, каким оно было до сих пор (более того, мне бы хотелось, что­бы оно осталось прежним), но вместе с тем мне хочется, что­бы вы понимали, откуда берутся некоторые мои суждения.

В свободном полете

В том, что касается мировоззрения, -техники, которые вы будете изучать (или повторять), пригодны в принципе для любого мировоззрения. Помимо того, у идеалистической кар­тины мира нет никаких преимуществ перед материалистичес­кой - и наоборот, та и другая имеют право на существование -более того, та и другая существуют едва ли не со времен нача­ла истории, не спрашивая у нас разрешения на право быть. Вы можете придерживаться позиции, что у человека есть душа, и с ее помощью вы проводите лечение, - а можете считать, что человек представляет собой от 80 до 180 кг мяса и костей, ко­торые после смерти надо куда-то спрятать, чтобы не протухли (обычно зарывают в землю).

И коли уж я начал говорить о своем мировоззрении, то попрошу отделять то, что я говорю, от меня самого. Мы мо­жем условно выделить три уровня восприятия человека: уро­вень имиджа («рабочей версии»), уровень жизненной пози­ции и уровень стержня личности.

Первый и самый поверхностный - уровень имиджа -представляет собой те внешние проявления поведения и об­лика, которые мы демонстрируем людям, желая познакомить­ся с ними. Кроме того, это - ряд ярлыков: имя, фамилия, про­фессия, адрес, социальная роль (пассажир, покупатель, участ­ник семинара); и мы хотим, чтобы люди воспринимали нас с учетом этих ярлыков.

Второй уровень, жизненная позиция, более глубок, он означает появление искренности в общении. На этот уровень мы пускаем друзей, близких людей, родственников, позволяя им понять, что «на самом деле» стоит за нашим имиджем, и позволяя себе раскрыться в доверительных отношениях.

Третий уровень, самый глубокий (стержень личнос­ти) - то, что мы сами о себе толком не знаем; то, что иногда прорывается из нас, и мы не знали, что можем так себя вести.

Для иллюстрации - скажем, имидж (рабочая версия) таков: «Я мужу никогда не изменяю»; жизненная позиция: «Раз­ве что сильно попросят»; стержень личности: «Или самой за­хочется». Это может быть в любых вариантах, последователь­ность неважна, можно наоборот - имидж: «Если самой захо­чется»; жизненная позиция: «Или сильно попросят»; стержень: «Я мужу никогда не изменяю». Так вот, здесь, на семинаре, вы

 

С. Горин. НЛП: техники россыпью

в значительной степени будете иметь дело с моим имиджем -равно как и я с вашим.

По поводу собственного имиджа я должен сделать два обязательных предупреждения (я всех предупреждаю, не толь­ко вас): отрывочные идеи величия, которые я буду высказы­вать, действительно являются отрывочными, не систематизи­рованными; а моему незаурядному личному обаянию попро­буйте с трудом не поддаваться.

Теперь от собственной личности позвольте перейти к принципам работы. Первый и главный из них очень прост и формулируется так: «Мир — это описание мира». Все дума­ют, что это Карлос Кастанеда, а на самом деле - Людвиг Вит­генштейн, немецкий философ. Наши технологии можно часто обнаружить на страницах философских трудов - философов тоже интересует, как человек мыслит... Следствие № 1 из это­го принципа (второго пока не будет). «Правда - это то, во что верят люди». Если люди верят, что повозка не может пе­редвигаться без помощи лошади или что демократия лучше монархии, это - правда.

Таким образом, задача психотерапевта, который рабо­тает с одним человеком или группой, и задача политика, кото­рый работает с массами, - составлять искусные описания мира, искусные мифы о мире. Легче всего составлять мифы о лич­ности - для этого следует пользоваться языком индивидуаль­ного, группового или массового сознания и учитывать пять особенностей структуры мифа о боге (цит. по И. Черепановой «Дом колдуньи»):

1. Неопределенность (недосказанность) самой личности;

2. Наличие у нее чего-то особенного, отклоня­ющегося;

3. Амбивалентность (двойственность) формы и содержания;

4. Стремление к эмоциональной насыщенности;

5. Ориентация на «мифологическую нишу» мас­сового сознания.

Вы уже, очевидно, поняли, что первым, кто применил словосочетание «живой классик» по отношению ко мне, был я сам. Поскольку я всегда излагал собственный миф языком различных аудиторий и соблюдал пять вышеприведенных

В свободном полете

принципов, то мне теперь остается только повторять его. И возможно, еще при жизни я смогу прочитать в каком-нибудь букваре: «Когда был Горин маленький, с курчавой головой...» Боюсь только, что меня перепутают с Майклом Джексоном (смех в зале).

Присоединение к группе

Разумеется, работа с группой (большой группой) начи­нается с того же, что и работа с одним человеком - с создания раппорта. А создание раппорта, в свою очередь, начинается с присоединения. Но если в работе с одним человеком мы бук­вально становимся его зеркальным отражением (отражая позу, дыхание, движения глаз, макро- и микродвижения тела и т. д.) и ставим клиента перед выбором - если мое отражение делает так, это значит, что либо я делаю так, либо я сошел с ума; обычно принимается первая возможность - то при работе с группой отразить физиологию и поведение мы не можем, по­этому отражаем другие факторы: общую для нас реальность, общие ценности и т. д.

Приемы присоединения к большой группе, аудитории (одновременно - приемы ораторского мастерства) можно клас­сифицировать на:

присоединение к эмоциям;

присоединение по ритму (навязывание ритма и утили­зация всех ритмов);

присоединение на уровне разделения ценностей;

присоединение на уровне разделения реальности (ак­туальной или описываемой);

присоединение с ведением по шаблону «5-4-3-2-1».

Присоединение к эмоциям - хороший и краткий при­ем, пригодный в случаях довольно единообразного эмоцио­нального состояния группы и хорошего отношения группы к оратору. Заключается в том, что вы демонстративно (невер­бально и вербально) изображаете собой то же самое эмоцио­нальное состояние, которое наблюдается у группы. Например: «Ха-ха, у меня сегодня тоже хорошее настроение».

Присоединение по ритму - достаточно универсальный прием для разных случаев. Навязывание ритма состоит в том,

С. Горин. НЛП. техники россыпью

что перед началом выступления вы даете группе послушать ритмичную музыку, ритм которой неизбежно будет навязан, ~ и тогда вы начинаете выступление в ритме звучавшей ранее музыки. Утилизация всех ритмов - это возможность для публики приспособиться к ритму оратора: выступление на­чинается медленно, как бы неуверенно, затем его ритм посте­пенно возрастает, впоследствии периодически понижаясь. Прием дает возможность ощутить «резонанс» по ритму прак­тически любому человеку в группе.

Присоединение на уровне разделения ценностей -прием, который навязывает группе следующую точку зрения в отношении оратора: «Меня заботит то же, что и вас». В зави­симости от того, какого рода группа собралась, какие ценнос­ти у нее преобладают в данный момент, вы начинаете свою речь с демонстративного разделения этих ценностей, напри­мер: «Меня, как и вас, беспокоит плохое положение пенсионе­ров» (для аудитории, состоящей из пенсионеров); «Меня, как и вас, беспокоит распространение детской наркомании» (в аудитории школьного родительского собрания).

Присоединение на уровне разделения реальности -оратор сообщает группе, что он видит, слышит, чувствует то же, что и группа. Например (разделение актуальной реальнос­ти): «Сегодня четверг, вечер, и я рад, что вы собрались здесь и согласились выслушать меня». Как видите, прием легко ком­бинируется с приемом «опережающей благодарности». При­мер разделения описываемой реальности: «Я родился и вы­рос в этом городе, учился во второй школе, которую посещали многие из вас».

Присоединение с ведением по шаблону «5-4-3-2-1» -выполняется практически так же, как и работа по этому шаб­лону с одним человеком (подробно шаблон описан в «АВПГ», глава 3): к каждому описанию актуальной реальности вы «при­вязываете» простое внушение с помощью речевых связок («и», «в то время как», «это заставляет вас»). Например: «Когда вы видите меня, вы понимаете, что я - один из вас; и когда вы слышите мой голос, то понимаете, что я - не профессиональ­ный оратор; и возможно, вы чувствуете доверие ко мне». Или: «Вот вы смотрите на меня и думаете - что я могу вам предло­жить в отличие от других?» (здесь внушение подано в форме «чтения мыслей»).

В свободном полете

Приведенная классификация не является полной, но для достижения обыденных целей вполне достаточна.

После присоединения и создания раппорта вы можете работать с группой, по крайней мере, в двух вариантах:

а) работа с группой, как с одним человеком (наведение общего транса, рассказывание метафор, проведение группы через процедуру рефрейминга и т. д.);

б) работа с группой, как с группой (предписание чле­нам группы определенного поведения, соответствующего по­нятиям о поведении частей личности в НЛП; проведение игр по «сценарию» какого-либо субмодального шаблона и т. п.).

Первый вариант мало чем отличается от работы с од­ним человеком, поэтому пока мы его рассматривать не будем, а обратимся ко второму, чуть более сложному.

Техники «олицетворения»

Давайте сделаем нашу группу терапевтической и пора­ботаем с чьей-то реальной проблемой. Содержание проблемы вы объявлять не будете, работа будет ориентирована на про­цесс. Лучше взять психологическую проблему, что-нибудь из области взаимоотношений, хотя в этой технике можно рабо­тать и с психосоматикой. Нужен доброволец на роль кли­ента...

(Выходит Михаил). Миша, подумай, пожалуйста: если бы твою проблему символизировала некая геометрическая фигура и если бы тебя попросили нарисовать эту фигуру на листе бумаги - что бы ты нарисовал?

Михаил (после паузы): Треугольник.

С. Горин: Хорошо. Я с детства не любил овал, я в дет­стве угол рисовал... Теперь подумай еще, может быть, треу­гольник - это слишком просто? Может быть, у этого треуголь­ника есть какие-то особенности? Не только в смысле размера и цвета - может, у него есть незамкнутая сторона или закруг­ленная вершина? Ты можешь не говорить об этом, лишь бы ты сам знал эту особенность...

(После паузы). Хорошо. Ты действительно хочешь ре­шить свою проблему! (Михаил отвечает: «Да»). Возможно, ты уже знаешь ее решение... Тогда возьми столько людей из

С. Горин. НЛП: техники россыпью

группы, сколько тебе понадобится для того, чтобы изобразить из них треугольник. Ты расставишь людей в этом холле так, чтобы получилась нужная фигура, которая символизирует для тебя твою проблему. Ты, конечно, выберешь тех людей, кото­рые подходят для решения проблемы. Давай предположим, что все хотят тебе помочь, - и начинай.

(Михаил выбирает нескольких участников группы и расставляет их в холле, образуя подобие треугольника). А те­перь начинай переставлять людей по-другому - так, чтобы новая фигура символизировала для тебя решение проблемы. Пока ты этим занимаешься, я буду что-то говорить группе, не обращай на это внимания. Впрочем, ты, возможно, и не ус­пеешь обратить внимание на что-то, кроме своей работы -мозг работает быстро.

Условные ооошачсния:

-клиент • терапевт - участник группы

- перемещение клиента и терапевта

(Михаил переставляет участников группы, иногда де­лая паузу; последовательность перестановок показана на ри­сунках. Ведущий продолжает разговаривать с группой, во вре­мя разговора переходя на другое место в холле, что также по­казано на рисунках).

То, что мы сейчас делаем, можно и проинтерпретиро­вать, и продолжить по-разному. Например, можно спросить Михаила: «Какие эмоции ты испытываешь к каждому из лю­дей, которых ты выбрал?» Или: «Хочешь, участники группы будут произносить для тебя какой-то текст?» Или: «Подумай, почему ты выбрал только мужчин!» Техники групповой ра­боты достаточно похожи одна на другую (по крайней мере, внешне), и интерпретация данной конкретной работы именно

В свободном полете

с позиций НЛП - это вопрос о взаимоотношениях идеологии и методологии.

Есть, кстати, совершенно универсальный шаблон для работы с группой. Он состоит из трех шагов: во-первых, раз­делите группу по любому признаку; во-вторых, дайте группе уверенное действие для исполнения; в-третьих, смотрите, что получится.

Вот Миша сейчас что-то делает, как-то манипулирует людьми, и я понятия не имею, что происходит на самом деле. Каким способом Миша приходит к решению своей пробле­мы, я не знаю. Я могу только уточнить, например, спросив: «Миша, а где твое место по отношению к этой фигуре? И если ты решил, что решение вот-вот будет найдено, то уютно ли тебе находиться именно в этом месте, именно на таком рас­стоянии от этих людей?» Могу спросить, а могу и не спраши­вать...

Когда человек решает проблему только в воображе­нии - это одно. А когда для решения проблемы человек что-то делает - с реальными людьми или реальными предметами -это другое. Здесь кинестетика подкрепляет визуальный по­иск решения, опосредует получение результата. Понаблюдайте невербальные проявления, свидетельствующие о том, насколь­ко клиент доволен своей работой. Обычно при окончании работы у клиента просто написано на лице: «Эврика!» (круп­ными буквами, как заголовок в газете «Правда»). Идет слож­ный творческий процесс, в ходе которого Михаил полностью погружается в проблему - а затем столь же полно чувствует радость решения]

Похоже, что задача решена. Это так, Миша?

Михаил: Да.

С. Горин: Ты не торопись, ты пойми, прочувствуй, -насколько ты доволен найденным решением!

Михаил: Полностью доволен.

(Ведущий подходит к Михаилу и задает еще несколько вопросов).

С. Горин: Хорошо, тогда всем спасибо, садитесь на ме­ста и давайте обсудим то, что здесь происходило.

В первую очередь: что вам напомнила эта техника? Символизировать проблему в виде рисунка, потом изменить рисунок, чтобы символизировать решение...

С. Горин. НЛП: техники россыпью

Ответ из зала: Работу в субмодальностях.

С. Горин: Конечно, работу в субмодальностях. «С чем у вас ассоциируется проблема? - С красным шариком. - Сде­лайте его зеленым. - Не помогает. - Тогда пусть это будет не шарик, а кубик. - Помогло!»

В принципе, субмодальные шаблоны - хорошая вещь, и работать с ними было бы одним удовольствием при двух ус­ловиях. Первое - у всех наших клиентов должна быть пре­красно развитая способность к визуализации. Второе - все клиенты на вопрос о том, как они узнают о своей проблеме, должны отвечать в точности так, как написано в книгах по НЛП: «Да вот, я делаю картинку, потом превращаю ее в серию слайдов, потом добавляю цвет...»

Поскольку в жизни такие клиенты попадаются редко, то вовлечение человека в игру, в какую-то деятельность ока­зывается более эффективным и более уместным. Так, нарисо­вать некоторый образ на бумаге, а впоследствии трансформи­ровать его все же легче, чем вообразить. Или слепить проблем­ный образ из пластилина. Это, конечно, детские техники, но со взрослыми они тоже работают.

И «провокации», вызов на роль, приглашение к работе через вызывание полярной реакции «работают» и с детьми, и со взрослыми. Допустим, ребенок отказался лепить фигурку из пластилина. Реагируем: «Ну и не лепи, не очень-то и хоте­лось, да ты и не умеешь. Зато я умею лепить очень краси­во*.» ~ но слепить очень плохо. К субмодальному шаблону все­гда можно придумать сценарий игры, который подойдет для школьного класса и даже для группы детского сада.

От терапевта при такой работе требуются два вещи: во-первых, невербальное одобрение всего, что происходит; и, во-вторых, исполнение роли генератора идей. Уходя в проблему, клиент во время терапии (как и в жизни) не видит новых вари­антов поведения, и мы ему постоянно подсказываем: «Подой­ди ближе - отойди дальше; круг - треугольник, пятиконечная звезда и т. д.» Вы даете стратегию - клиент выбирает тактику. А участники группы выполняют простую инструкцию - «по-могать клиенту». Такое предписанное поведение им очень легко выполнить, как видите.

Реплика из зала: Сергей, здесь была еще использована дополнительная ресурсная позиция для Миши, когда у него не хватило ресурсов. Он перешел на место психотерапевта.

В свободном полете

С. Горин: В общем, да, хотя это мелочи по сравнению с показанным шаблоном.

Теперь мы можем сделать сценарием игры процесс шестишагового рефрейминга. Доброволец на роль клиента?..

(Выходит Константин). Хорошо. Костя, работа вновь будет со скрытым содержанием. Ничего не говоря нам, поду­май о своей проблеме, погрузись в нее... Тебе уже достаточно плохо? (Константин: «Да»). Тогда я немного отвлекусь.

Дело в том, что у Кости очень четко выражена структу­ра построения проблемы через движения глазных яблок, и это дает нам возможность применить для решения проблемы бо­лее простой шаблон - «принудительное изменение глазодви­гательного стереотипа». Когда Костя думал о проблеме, погружался в нее, глазные яблоки несколько раз и совершен­но четко двигались по одной и той же траектории - вот так (ведущий рукой показывает траекторию, см. рисунок). Если мы попросим Костю думать о проблеме и одновременно сле­дить за движениями моей руки, то рука будет двигаться в об­ратном направлении по сравнению с движениями его глазных яблок (см. рисунок). Это можно было сделать по-другому: про­сто разговаривать с пациентом о проблеме, иногда двигая ру­кой в этом направлении, по этой траектории (ведущий повто­ряет движение руки). Движение в поле зрения привлекает вни­мание само по себе, без инструкций (ведущий повторяет движение), тем более, если выполнять движение быстрее (ве­дущий повторяет движение). И когда вы видите в ответ на свои действия невербальные проявления согласия у пациента, это значит, что ваш терапевтический шаблон действует (ведущий повторяет движение рукой).

Проблема пациента - это всегда либо последователь­ность модальностей (то есть стратегия), либо последователь­ность субмодальностей внутри одной модальности {субмодаль­ная стратегия). Когда вы навязываете пациенту любую дру­гую последовательность при размышлении о его проблеме, он элементарно теряет способность погружаться в заявленные им проблемные переживания. Так, Костя? (Константин соглаша­ется, невербально выражая некоторый оттенок недоумения). Но ты не волнуйся, проблему мы сейчас вернем обратно - ра­ботать с чем-то надо (ведущий несколько раз делает движения

С. Горин. НЛП: техники россыпью

рукой в соответствии с глазодвигательным шаблоном постро­ения проблемы пациентом, см. рисунок.) (Смех в зале).

Константин: Я бы другую проблему нашел...

С. Горин: Не надо, поработаем с этой. Сейчас встань, встряхнись - знаешь, как собака встряхивается, когда из воды выходит... Зачем это нужно? Кинестетика - самая инертная из систем, сравнить ее скорость реагирования со скоростью визуальной системы просто невозможно, поэтому имеет смысл дать пациенту сделать какие-то действия, чтобы убрать шлейф чувств, который тянется за любым серьезным кинестетичес­ким переживанием. Нужны определенная «встряска» и опре­деленное время.

Хорошо. Теперь выбери в группе человека, который наиболее подходит тебе для олицетворения твоей проблемной части личности - той части, которая создает проблему. (Кон­стантин выбирает Ирину). Покажи Ирине, как она создает тебе проблему, каким способом. (После нескольких проб Констан­тин останавливается на варианте, когда Ирина стоит у него за спиной, надавливая руками на его спину). Теперь у нас есть идентификация проблемы; часть, личности, которая создает проблему; есть название для нее - ее имя, Ирина. Теперь, Ко­стя, подумай о положительной функции Ирины, которая пока только создает тебе проблему.

Константин: О ее положительной функции как части или как женщины?

С. Горин: А это уже неважно на данном этапе. Ира, что хорошего ты делаешь для Кости, стоя у него за спиной? По-моему, ты его защищаешь сзади. Ты когда-нибудь думал, Кос­тя, о том, что твоя проблемная часть тебя защищает? Ты со­гласен с этим?

Константин: Да.

(Далее пациент выбирает олицетворение своей творчес­кой части, вместе с терапевтом организует диалог частей, при­думывание ими вариантов поведения проблемной части, от­бор вариантов поведения - и т. д., по обычной схеме рефрей-минга, вплоть до решения проблемы).

Вопрос из зала: Сергей, почему люди, не будучи артис­тами, так точно сыграли поведение частей личности?

С. Горин: «Мир - это описание мира». Мы все реа­гируем на обозначение, на ярлыки. Дайте человеку ярлык

В свободном полете

шизофреника, и он будет дальше вести себя, как шизофреник. То же самое с алкоголиком - или с «частью личности».

В социальной психологии есть понятия роли иролевой экспликации, то есть ожидание определенного поведения от человека, исполняющего определенную роль. Между ролью и ролевой экспликацией существует не только прямая связь (при­нятие роли - ожидание ролевого поведения), но и обратная (ожидание поведения- принятие роли). Если мы конгруэнтно ожидаем от человека определенного поведения, то он обычно принимает на себя определенную роль. Если мы ожидаем, что пациент выздоровеет, то что ему остается? (Продолжается обсуждение работы участниками группы). Вопрос ко всем -что сейчас происходит в терминах рефрейминга?

Ответ из зала: Диалог заинтересованных частей.

С. Горин: Да, мы скомкали экологическую проверку, и она пошла сама. Можно провести еще одно олицетворение рефрейминга, спросив: «Достаточно ли серьезны вопросы ос­тальных частей личности для того, чтобы их задавать?» Если да, то задавайте, если нет, то перерыв.

 





Дата добавления: 2015-02-12; просмотров: 226 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.017 с.