НЛП: Техники россыпью 15 страница
Лекции.Орг

Поиск:


НЛП: Техники россыпью 15 страница




С. Горин. НЛП: техники россыпью

то потом ее придется повторять (иногда - полностью), и все-таки я бы не стал воспринимать условие отмены психотроп­ных средств перед началом психотерапии как обязательное. Скорее, я эту ситуацию воспринимаю как профессиональный вызов.

Для дальнейшей работы будет полезно взять на якорь ваше теперешнее состояние, предположив, что оно еще не является депрессивным... Или подождите, я сначала расска­жу нэлперский анекдот. Он короткий. «Вий: «Поднимите мне веки, не вижу-у-у!» Хома Брут: «Не надо, не поднимайте, я лучше по предикатам!» (смех в зале). Вот теперь ставьте якорь и давайте попробуем с помощью любой из перечисленных стратегий погрузиться в депрессию. Я вам в этом немного помогу.

(Ведущий включает магнитофонную запись грустной мелодичной музыки. В течение паузы, когда группа слушает музыку, поза и мимика ведущего меняется: он слегка накло­няется вперед, смотрит в пол, мимика становится депрессив­ной, застывшей. На протяжении первой фразы, произнесен­ной после паузы, голос ведущего быстро меняется от обыч­ного к тихому, замедленному, с «плачущими» интонациями. Настроение группы, поначалу довольно веселое, к концу речи ведущего явно понижается, у некоторых участниц видны сле­зы на глазах).

Давайте вспомним, что плохого произошло в нашей жизни недавно или давно... может быть, в течение последне­го года... в то время как я буду рассказывать некую историю... о том, как иногда меняется погода... и наше самочувствие...

Когда начинается гроза... она не начинается внезапно... все происходит постепенно... Постепенно небо заволакива­ется тучами... начинается ветер... становится темно... Если в это время находишься в одиночестве... особенно, если ты маленький ребенок... вполне может стать страшно... Все тем­нее и темнее вокруг... Ветер хлопает форточкой... Шум дож­дя и ветра... Неожиданная молния и гром... Все это вполне может напугать... особенно если в доме погас свет... и тогда становится еще темнее... Есть только пугающие звуки извне и одиночество... Кажется, что кто-то скребет снаружи по стек­лу... или стучится в дверь... И полное одиночество, никого нет... Невозможно почувствовать поддержку... и настроение

НЛП: Техники россыпью

становится еще чуть хуже... когда во внешнем мире темно, сыро и холодно... А ты всего лишь маленький ребенок... в этом большом мире... Большой, жестокий и страшный мир... в котором мы живем и который совершенно нам не подчиня­ется ... В самом деле, на девять десятых то, что с нами проис­ходит, от нас не зависит... Впрочем, можно найти свои соб­ственные слова, чтобы сказать себе, как все плохо... и почувствовать то состояние, в котором находится так много людей... возможно, осознав сначала, что мрак, тоска и оди­ночество ... (заканчивает фразу своим обычным голосом, воз­вращая прежние громкость, темп и интонации, одновремен­но распрямляя тело, улыбаясь и начиная жестикулировать) это как раз и есть то, что испытывает человек, находящийся в депрессии Ну и что с ним теперь делать? (Выключает магни­тофон).

Для начала - установить контакт, установить раппорт, встретить пациента в его собственной модели мира. Сделай­те ваше поведение, словесное и несловесное, таким же, как у пациента. Я вам примерно это и показывал - депрессивного пациента должен встречать депрессивный врач.

Затем один из хороших приемов для начала работы -преувеличение симптома для вызывания естественной поляр­ной реакции. Это можно сделать буквально так, как описано у Гриндера и Бэндлера: «Э, парень, да ты в депрессии! Я та­ких депрессий вообще никогда не видел. Интересно, а ты все­гда находишься в депрессии?» Один из вариантов преувели­чения симптома я описал в «АВПГ» -депрессивной пациент­ке, долго излагавшей жалобы, я сказал: «Ну, теперь пойдет на поправку...» Она спросила." «Почему?», и я ответил: «Пото­му, что хуже некуда». Возникшую полярную реакцию вы бе­рете на якорь и периодически вызываете тогда, когда вам ну­жен ресурс. Иногда это срабатывает, иногда - нет.

Затем можно выявить стратегию, которой пользовался пациент для погружения в депрессию, и поработать с ней. Вариантов работы будет очень много, мы рассмотрим самые простые. Например, стратегия «вижу-чувствую», сочетание эйдетического образа потери с блоком на кинестетику - убе­рите блок. Заставьте пациента получить доступ к кинестети­ческим воспоминаниям, делая эти воспоминания основной темой внушенных в трансе галлюцинаций. Примените любые

С.Горин. НЛП: техники россыпью

массажные техники, чтобы разблокировать кинестетику. И есть еще один простой прием - можно сказать пациенту: «Если бы я был вашим отцом... (матерью, братом, мужем, неваж­но)» и в этот момент прикоснуться к нему. Блок на кинестети­ку может исчезнуть мгновенно.

Стратегия «слышу-чувствую». Здесь хорошо работа­ют субмодальные изменения: попросите пациента по-прежне­му говорить себе то, что он и так говорит для ухода в депрес­сию, но изменить интонацию и тембр внутреннего голоса. Пусть он рассказывает себе о неудачах сочувствующим голо­сом, веселым голосом, голосами Чипа и Дейла, тем же голо­сом под цирковую музыку... Любой из этих вариантов делает погружение в депрессию очень трудным, а закрепляется, ус­ваивается пациентом легко.

Стратегия «чувствую-чувствую». Понятно, что если депрессия имеет причиной физическую боль, то надо рабо­тать с болью. Уберете вы боль лекарствами или психотерапи­ей - неважно, лишь бы убрали. В случае болезненного бес­чувствия, anaesthesia dolorosa, хорошо работают любые теле­сно ориентированные техники: массаж, водные процедуры, мануальная терапия. Можно найти у пациента подходящее соматическое расстройство и назначить ему массаж, скажем, по поводу гипертонической болезни; а можно и не искать, назначая все что угодно из телесных техник в любых сочета­ниях и вариантах, потому что главное здесь - разблокировать кинестетику, убрать первое звено стратегии «не чувствую -чувствую». Ощущения от применяемых вами техник лучше делать приятными, но это не обязательно. Однажды ко мне пришла пациентка, которая «не видела себя существующей в этой жизни», и для того, чтобы доказать ей, что она все же существует, я ее ущипнул. Довольно больно, кстати. После этого работа пошла успешно.

Я сейчас выскажу несколько идей, относящихся в боль­шей степени к работе с эндогенной депрессией в рамках ма­ниакально-депрессивного психоза, и в меньшей степени к работе со всеми прочими депрессиями. Когда-то все это было стихийно найденными приемами, потом сложилось в концеп­цию - и как раз к концепции я попрошу вас отнестись очень критически. Думаю, что вполне научно обоснованным то, что

НЛП: Техники россыпью

я вам скажу, назвать нельзя, но на практике это часто работа­ло. В моей практике, по крайней мере.

Так вот, самый общий подход... Я считаю работу с деп­рессивными пациентами весьма благодарной разновидностью работы. Дело в том, что и эндогенная, и психогенная депрес­сия проходит сама по себе с течением времени. Нашу задачу можно обозначить так: во-первых, сократить это время (то есть сократить период нетрудоспособности, социальной де­задаптации пациента); и во-вторых, сделать пребывание в депрессии максимально комфортным для пациента. Есть, ко­нечно, и третья задача - предотвратить суицид.

Чтобы некоторые дальнейшие положения были яснее, давайте сделаем простую схему. Возьмем классическую деп­рессивную триаду и разложим ее на составляющие: понижен­ное настроение, психическая и двигательная заторможенность. На схеме одна линия обозначает спад и подъем эмоциональ­ного фона, другая - то же самое для психомоторной состав­ляющей. И сразу можно выделить три фазы: фаза входа в деп­рессию, фаза ее максимальной выраженности и фаза выхода из депрессии.

Итак, перед нами - классическая депрессивная триа­да. И мы боимся суицида, и мы не хотим, чтобы пациент

СХЕМА ДЕПРЕССИИ

С. Горин НЛП: техники россыпью

совершил суицид. И больше всего мы боимся суицида в фазе максимальной выраженности депрессии... Осмелюсь заявить, что в случае классической депрессивной триады именно эта фаза наиболее безопасна в суицидальном плане. Если эмоци­ональная и двигательная составляющие депрессии совпада­ют по времени и уходят вниз одновременно, то суицид прак­тически исключен. Конечно, суицидальные мысли у пациен­та будут - но он обездвижен. Ему бы и хотелось повеситься -да вставать лень...

Те из вас, кто работал в психиатрическом стационаре, могут мне сразу возразить: «И тем не менее...» И я соглашусь с вами: «И тем не менее!» Опасность суицида остается, но это будет исключением из правила, а правило я только что рассказал. К этому добавлю только то, что к пациенту, нахо­дящемуся в самой глубине депрессии, вообще лучше не лезть. Ему и так плохо, а тут еще вы со своей психотерапией... Пусть он полежит день-два-десять; все, что вы можете позволить в плане контакта, это - подойти, сочувственно посмотреть, по­казать, что вы тоже в депрессии - и отойти. Но в то же время вы постоянно оцениваете согласованность эмоциональной и двигательной составляющих.

Теперь посмотрите на другую схему. Что произойдет, если эмоциональная и двигательная составляющие рассогла­сованы во времени? Настроение понижено, а это обычно со­провождается идеями самообвинения - и есть двигательное возбуждение (или хотя бы отсутствие двигательной затор-

ДЕПРЕССИИ, ОПАСНЫЕ В СУИЦИДАЛЬНОМ ПЛАНЕ (пояснения в тексте)

НЛП: Техники россыпью

моженности)... Когда депрессивный пациент начинает ме­таться - вот это опасно, почти наверняка будет суицидальная попытка.

И что можно сделать здесь? Исходя из схемы - либо повысить настроение, либо понизить двигательную актив­ность. Первый вариант труднее, потому что для повышения пониженного настроения мы применяем антидепрессанты, а они действуют очень даже не сразу. Обычно начало антидеп­рессивного действия препаратов бывает на третий-пятый день приема, как вы знаете. А вот двигательную активность пони­зить проще, для этого можно назначить пациенту что-то из транквилизаторов, лучше всего - диазепам (седуксен, рела-ниум, сибазон). Ну, а в случаях выраженного двигательного беспокойства у депрессивного пациента будут уместными любые средства для понижения двигательной активности: от транквилизаторов до привязывания к кровати. На эмоциональ­ный фон это никак не повлияет, но пациенту станет легче: «Все по-прежнему плохо, но теперь я могу полежать и попла­кать по этому поводу...»

Еще один момент... На первой схеме это уже не пока­жешь, но я попытаюсь: наиболее опасны в плане суицида фазы входа в депрессию и выхода из нее. В самой глубине депрес­сии эмоциональная и двигательная составляющие чаще все­го совпадают, а вот на входе и выходе они часто рассогласо­ваны, поскольку депрессия пока только формируется (или расформировывается). И значит, имеет смысл построить терапевтическую тактику таким образом, чтобы две эти фазы, входа и выхода, пройти побыстрее.

То есть если мы увидели пациента в фазе входа в деп­рессию, мы помогаем ему побыстрее туда глубоко погрузить­ся, особо проследив за тем, чтобы двигательная активность была низкой. Эмоциональной составляющей управлять до­вольно легко, используя обычную схему «подстройка - веде­ние». Станьте в беседе с пациентом депрессивнее, чем он - и он последует за вами. И он быстро попадет во вторую фазу, фазу максимальной выраженности депрессии, где его и мож­но оставить на некоторое время одного.

Между прочим, этот шаблон («если тебе плохо - сде­лай еще хуже, и все пойдет к лучшему») в медицине известен и применяется достаточно широко. Например, хронические

С. Горин. НЛП: техники россыпью

воспаления лечат повышением температуры тела: вызывают обострение, и это обострение снимают антибиотиками, заод­но устраняя резистентность к антибиотикам. И в психиатрии мы так делаем: резкая отмена препарата - резкое ухудше­ние - назначение нового препарата (или того же в другой дозе). В результате мы устраняем резистентность к нейролептикам, например. С обострениями мы бороться умеем, нас пугают хронические заболевания...

Хорошо помогает погружению в депрессию право­славное церковное пение. В общем-то, это исключение из правил музыкальной терапии; там используется только инструментальная музыка, а голос считается отвлекающим фактором. Но церковное пение действует прекрасно (и на ате­истов - тоже), особенно при психогенных депрессиях, свя­занных с реальной утратой. У меня в свое время сложилась такая фраза: «Вам не кажется, что тогда, сразу после утраты, вы что-то забыли сделать?.. Подумайте об этом сейчас...» - и я даю пациенту послушать, например, «Ныне отпущаеши». Вот послушайте (ведущий включает магнитофон).

Реплика из зала: Он вам такого навспоминает...

С. Горин: Да, конечно, я вырвал фразу из контекста, на самом деле я сначала очень четко обозначаю контекст. Мне нужно только, чтобы человек поплакал и успокоился (выклю­чает магнитофон).

Так вот, мы помогаем пациенту быстро погрузиться в достаточно глубокую депрессию - но это не все. Как только он переходит в третью фазу, фазу выхода из депрессии, мы его туда не пускаем. Мы (опять подстройкой и ведением) ра­стягиваем вторую фазу, и тогда появляется возможность того, что третья фаза будет очень короткой. То есть выход из деп­рессии будет критическим. И основной объем работы психо­терапевта приходится именно на третью фазу депрессии.

В свое время я остановился на таком варианте сеанса: независимо от того, что я буду говорить пациенту или какой метод буду применять, я сначала подстроюсь к внутреннему ритму пациента, а потом ускорю этот ритм. Были случаи, ког­да при использовании описанной схемы больные выходили из глубокой депрессии в течение одного сеанса, и всегда та­кая схема сокращала период выхода из депрессии.

НЛП: Техники россыпью

Работу с ритмами удобно опосредовать через музыку. Например, вы проводите первые беседы с депрессивным па­циентом на фоне депрессивной музыки, а в третьей фазе со­вместно прослушиваете музыку с постепенно ускоряющимся ритмом. Подходящих для работы произведений не так уж много, и то, что я вам сейчас дам послушать, отбиралось в течение нескольких лет. В подборке есть фольклорные про­изведения, обработки классических произведений. Расслабь­тесь и послушайте (включает магнитофон).

Реплика из зала: Подобных произведений достаточно много-например, «Сиртаки», «Хава нагила».

С. Горин: Знаете, там слишком много семантики. Для работы с депрессией лучше поискать что-то гораздо менее знакомое и менее насыщенное семантикой.

Еще один момент- больные маниакально-депрессив­ным психозом знают о том, что депрессии повторяются, и угнетает их не столько сама депрессия, сколько неотврати­мость ее повторения. На уровне сознания эти люди понима­ют, что за время ремиссии (или, что еще лучше, за время ги-поманиакальной фазы) они с избытком наверстают то, что было упущено за время депрессии, но это осознанное пони­мание их мало успокаивает. Здесь может помочь некое подо­бие рефрейминга содержания с неопределенными инструк­циями. Вы говорите пациенту что-то вроде: «Это состояние (депрессия) является достаточно сильным, и вы уже знаете, что оно периодически повторяется... Как по-вашему, какой полезной цели оно служит?»

Я рекомендую настоять на том, чтобы сам пациент дал вам ответ - если он этого не сделает, придется делать вам. Поиск ответа облегчают типичные конструкции НЛП: «А если бы такая полезная цель была, то какой бы она была? Приду­майте, нафантазируйте, соврите» - и т. п.

Есть несколько типичных ответов, которые дают паци­енты. Один вариант: «В этом состоянии я становлюсь более чувствительным к страданиям других людей (или вообще к любым переживаниям других людей)» - то есть польза в том, что человек становится духовно выше, чище. Другой вари­ант, более приземленный: «В этом состоянии организм дает мне отдых. Я не хочу этого отдыха, но мой организм его хо­чет. Когда приходит это состояние, я могу только лежать и

С. Горин НЛП: техники россыпью

читать - и могу осмыслить что-то важное, на что обычно не хватает времени». У меня была такая конструкция для бесед: «Может быть, это состояние дастся вам для того, чтобы вы могли осмыслить...» - и вы даете заполнить пропуск пациен­ту или заполняете его сами, ориентируясь на актуальную си­туацию пациента.

В принципе, при работе с депрессивными пациентами часто приходится быть очень директивным. Эти люди дей­ствительно забывают, что им доступно переживание чего-то другого кроме депрессии, и вам придется напоминать им об этом. Один из хрестоматийных случаев работы Милтона Эрик-сона с депрессивным пациентом является цепочкой интерес­ных директивных вмешательств.

Пациент, когда-то богатый, а ныне разорившийся че­ловек, все время плакал, совершая руками движения на уров­не груди (на себя - от себя). Эриксон сказал: «В вашей жизни были взлеты и падения» - и заставил пациента двигать рука­ми вверх-вниз. Потом он велел медперсоналу: «Дайте этому человеку в руки по куску шлифовальной бумаги и деревян­ную доску. Пусть он ее шлифует». Теперь пациент, сам того не желая, начал шлифовать дерево. Через некоторое время он заметил, что кусок дерева стал гладким и красивым, и это за­интересовало пациента. Впоследствии он стал мастером резь­бы по дереву и при выписке из больницы уже имел некоторое состояние.

И еще одна техника для работы с депрессией - через метафору. Очень хорошим, изоморфным сюжетом для состав­ления метафоры является погода и ее перемены. Обратите только внимание на вашу речь: в ходе присоединения к деп­рессии следует насытить речь шипящими, несколько акцен­тируя их. Фоносемантически звуки «ш, щ, ч, ж» придают тек­сту характеристики зловещести, суровости (работы И. Чере­пановой). В период выведения больного из депрессии в речи следует акцентировать свистящие, что придаст тексту неко­торую легкость, светлость.

Вы еще помните, какую метафору я предложил вам для погружения в депрессию? (Ведущий включает магнитофон­ную запись грустной мелодичной музыки. В начале речи ве­дущий возвращает «депрессивное» поведение и характерис­тики речи, затем постепенно увеличивает громкость речи,

HJIIJ: Техники россыпью

чаще употребляя повышающуюся интонацию и делая мими­ку и жестикуляцию более живой. Окончание речи звучит очень радостно). Давайте вернемся в ту комнату... где было темно и холодно... и была масса пугающих звуков... и было очень одиноко... И давайте подумаем о том, что время идет... и с течением времени тучи... пусть медленно, но рассеиваются... И если раньше хотелось плакать... то слезы принесли облег­чение.. . Вокруг нас стало светлее... и мы способны вспом­нить о том... что вокруг нас есть люди... Сначала мы просто помним об этом... а потом можем увидеть их... и мы знаем о том, что нам могут помочь... по мере того как ветер успокаи­вается. .. Поскольку люди могут нам помочь... в доме загора­ется свет... и мы знаем, что кто-то скоро придет... В конце концов, если кто-то приходит тогда, когда никого не ждешь... то если ждешь кого-то, он обязательно появится... И если он все-таки появится... кто это будет?..

И все, что происходит в нашем внешнем и внутреннем мире... получает простое объяснение... и вы постепенно на­чинаете понимать... что тьма рассеивается... и вам становит­ся светло и тепло... Что это за тепло?.. Откуда оно появилось?.. Стихает ветер, воздух становится спокойней... выглядывает солнце из-за туч... и звуки, которые вас раньше пугали, полу­чают простое объяснение... Ветер свистел в кронах деревь­ев... а этот звук может пугать и успокаивать... А непонятный стук в стену означал только то... (меняет интонацию на обыч­ную, «лекционную») что в соседнем с вами номере кто-то слав­но порезвился (смех в зале).

(Возвращает повышающуюся интонацию) Поблагода­рим же организм за то, что он дает нам иногда возможность испытать это прекрасное состояние, называемое... депресси­ей! (смех в зале, аплодисменты). Спасибо. Теперь, пожалуй­ста, оживите якорь на исходное состояние... Вопросы?.. Нет вопросов. Спасибо за то, что вы выбрали наш рейс. Следую­щее погружение - в мир параноика (смех в зале). Перерыв.

Заключительный сеанс

На данном этапе я боюсь, как бы у вас не началась трансовая интоксикация, поэтому я не хочу наводить транс.

С.Горин. НЛП: техники россыпью

Я попрошу вас притвориться, что вы - в трансе... и для того, чтобы у вас это лучше получилось, я включу музы­ку... достаточно неопределенную... (включает магнито­фон).. . позволяющую подумать ни о чем... или думать обо всем сразу... И в то время, как вы можете анализировать мою речь... или отдыхать... или следить за моими инто­нациями... или расслабляться... или сосредоточиться на том, что вы видите, когда вы внимательно смотрите на меня... и слушаете мой голос... и одновременно с этим можете представить себе что угодно... как бы увидеть сон наяву... в котором будет приятно посмотреть на успокаи­вающий зеленый цвет... травы или леса... или увидеть го­лубой цвет неба... или водной поверхности... или увидеть любой другой цвет... который для вас связан с ощущением покоя... и спокойного наблюдения и созерцания... и по­гружения в себя...

И если вы можете все это делать с открытыми глаза­ми... то вам будет еще удобнее закрыть глаза... притво­рившись, что ваш транс стал глубже... хотя не имеет никакого значения, будет ли ваш транс глубже... или он не будет слишком глубоким... в то время как вам все легче что-то представить себе... что-то далекое во времени и пространстве... что успокаивает вас еще лучше... Если вы можете вообразить любую из картин природы... то вообра­зите и то, что вы перенеслись туда... продолжая слушать мой голос... который останется с вами в этом путеше­ствии ... и там, в этой картине природы... вы нашли удоб­ное место для того... чтобы глубоко уснуть...

И когда человек засыпает... он может видеть сно­видения.. . И будет очень интересно... если в этом снови­дении вы увидите... какую-то новую картину... например, лес может смениться берегом водоема... или наоборот, бе­рег водоема может смениться лесом... и окажется, что и в этой новой картине... вы тоже найдете место для того, что­бы расположиться удобно... и уснуть... глубоко и спо­койно.. . так, как вы засыпали в детстве... когда вы верили в сказки... и очень легко могли перенестись в своем вооб­ражении. .. в любое из волшебных мест... например, в вол­шебный лес или замок... и там вы могли бы найти удобное место... для того, чтобы глубоко уснуть...

НЛП: Техники россыпью

 

И в этом сновидении все могло бы быть совершенно волшебным... вы могли бы услышать голоса деревьев и цве­тов. .. животных и птиц... и может быть, у вас бы появилось... радостное и светлое ощущение... того, что рядом с вами есть кто-то очень дружелюбный... и мудрый... Вы знаете разные типы мудрых людей... это может быть улыбающийся волшеб­ник ... с длинной бородой... или это может быть пожилая доб­рая женщина... которая весь день проводит у плиты... и за­пах ванили и сахара сопровождает ее... Неважно, кого имен­но вы повстречаете... но я хочу, чтобы вы запомнили это... потому что любой из мудрых людей... может сказать вам толь­ко одно... «Вы нравитесь людям... и люди хорошо к вам от­носятся. .. люди ждут вас... люди ждут вашей помощи... и вы умеете делать все... что понадобится людям»...

И я не знаю, захочется ли вам... сразу проснуться пос­ле этого сна... или вам захочется перенестись в свой прежний сон... и проснуться от него... Я не знаю, хотите ли вы... про­снуться сразу от всех снов... или от каждого по очереди... И я не знаю, с каким именно ощущением... вы хотите проснуть­ся... и открыть глаза. И мне тем более интересно, как у вас получится... открыть открытые глаза... когда вы полнос­тью возвращаетесь к бодрствованию, ясности сознания, с чувством свежести и прилива сил, с новым пониманием!

В СВОБОДНОМ ПОЛЕТЕ

ТРИ МАЛЕНЬКИХ ПРЕДИСЛОВИЯ

скорее к автору, чем к книге

Эриксоновских терапий, как и НЛП, в России - по край­ней мере, две, и обе эффективны.

Одна, более западная, представлена людьми, учивши­мися вживую у Дж. Зайга, Э. Росси, Б.-Э. Эриксона, Ж. Годе-на, М. Снаркса, Ж. Беччио и других сподвижников и учеников самого Эриксона.

Другая - выросшая из слухов и домыслов, из редко до­ступных книг, а, по сути - из внутренних, глубоко субъектив­ных, иллюзорных и галлюцинаторных представлений, из лич­ных мечтаний о том, что в этих книгах есть или должно быть (чаще мечталось значительно больше написанного). Все это преломлялось через работу, жизни пациентов и клиентов, уча­стников семинаров, тренингов и групп, через бесконечные разговоры с себе сильно и слабо подобными, через беспри­мерный энтузиазм конца 80 - начала 90-х. Это Хмелевский, Ковылин, Горин...

Вне зависимости от того, что написано в этой книге, автор ее, именующий себя «живым еще классиком»*, являет

*На семинаре в Смоленске я занимался, помимо прочего, практичес­кой отработкой некоторых элементов построения имиджа Все мои реплики, способные навести Вас на мысль о возникновении у меня идей собственного величия, на самом деле для меня не характерны и относятся только к приме­нявшимся техникам.

С. Горин. НЛП: техники россыпью

собой и своей работой любопытное, странное, эксцентричное сочетание эриксоновского гипноза и терапии, НЛП и особен­ностей российской словесности, а также того, что «разность заветных слов с бегом души - вовсе не означает лжи...»

Милтон Эриксон мог бы открыть для себя много ново­го в том, что сегодня называется эриксоновским направлени­ем. То же самое, пожалуй, сделали бы Гриндер с Бэндлером в отношении НЛП, если бы им посчастливилось побывать на семинарах, послушать лекции и почитать книги Сергея Го­рина.

В отличие от этих несчастных, вам, читатель, сейчас, скорее всего, повезет.

КОНСТАНТИН КОВАЛЁНОК, НЛП-тренер, Co-президент Ассоциации эриксоновской терапии, гипноза и НЛП, организатор Смоленского семинара

Мы познакомились с Сергеем в Красноярске - как го­ворят в народе психотерапевтическом, «у Макарова».

Обаяние хорошего профессионала, чувство юмора (и нечувство неюмора), неоднозначность собственного отноше­ния ко всему и что-то самое главное и глубоко спрятанное -привлекали и привлекают в этом человеке.

На последнем смоленском семинаре возникли разгово­ры о душе - что такое душа! Есть ли душа вообще - и некото­рые раздражались при упоминании этого слова вслух. Соот­ношение души и техники в психотерапии - какое оно?

Продолжая тот разговор: лечение души, лечение ду­шой - все это имеет отношение к каждому из нас и к автору этой книги тоже. Потому что существует та глубоко спрятан­ная, оберегаемая и охраняемая, ранимая и прекрасная душа Сергея Горина... которой он и написал эту книгу. ИРИНА ЛЫЧАК,

студентка Вильнюсского института гуманистической и экзистенциальной психологии, организатор Смоленского семинара

В свободном полете

Приятно, когда друзья пишут книги. Ими можно гор­диться, ощущая и себя причастными к великому миру творче­ства и фантазии. Ими можно хвастаться.

Настоящий одессит-всегда немножко хвастун. И, мо­жет быть, Горина с его семинарами в Одессе сразу приняли за своего именно потому, что хвастает он блестяще, тонко, ёрни­чая и насмехаясь, грустя и философствуя. Город, в эмблеме которого присутствует якорь, не мог не стать удобной поса­дочной площадкой для парящего в свободном полете нэлпера.

Приезжайте в Одессу, и вы почувствуете, что «эриксо-нианский подход» - просто серые будни этого города. Прими­те предложение «снять угол со всеми удобствами», и разрыв шаблона вам обеспечен. А если вам удастся провести рефрей-минг по поводу этих самых «всех удобств», то вы - счастли­вый человек. Пойдите на Привоз, и по состоянию вашего ко­шелька вы поймете, как можно использовать неофициально наведенный транс. Спросите у одессита, как пройти на Дери-басовскую, и ощутите на себе действие интеллектуальной пу­таницы.

Одесситы применяют эриксонианские техники интуи­тивно, из любви к ближнему, а Сергей Горин сделал это своей профессией.

Как он это делает?

Что он делает?

Делает ли он хоть что-нибудь?

Напряженно задавая себе эти вопросы на семинарах С. Горина, вы опомнитесь именно в ту минуту, когда ведущий предложит вам «вернуться в этот день... в эту комнату... в этот город... в том темпе, который вам удобен». А спустя какое-то время вы удивляетесь тому, что уже умеете делать то, что, ка­залось, не сможете делать никогда.

С. Горин упорно называет свои семинары обучающи­ми. И как он говорит, так он прав. Однако не обманывайте себя - он не только учит, но и лечит вас. Талантливо, точно, быстро, эффективно - так же, как пишет свои книги.

От одесской психотерапевтической элиты: Н._ Кадышева, Т. Тадыка, А. Повереннова, Т. Карпяк

С. Горин. НЛП: техники россыпью

Сей труд, как и прочие в жизни труды, посвящается моей жене Галине, которая стоически перенесла написание этой кни­ги вдобавок к двум предыдущим. Понима­ющий, да посочувствует...

I

ВВЕДЕНИЕ

(презентация ведущего группы на семинаре в Смоленске, октябрь 1996 г.)

Яви мне, милая Отчизна, звериный лик капитализма. Леонид Тучинский

Здравствуйте. Я - Сергей Горин, деревенский врач из Канска, Красноярский край. Сегодня я впервые за многие годы хотел не импровизировать, а провести презентацию по зара­нее составленному плану, но вы меня сразу ограничили регла­ментом. Обидно - я-то думал, что вы в первую очередь спро­сите: «Как дела, Сергей?» А я отвечу: «Ничего, жив». А вы тогда опять спросите: «Кем ты теперь работаешь?» А я отве­чу: «В последний год работал живым классиком». Вам, конеч­но, интересно станет: «А как это, работать живым классиком? Просыпаться, к примеру, рано надо?» А я отвечу: «Нет, можно вообще не просыпаться...»





Дата добавления: 2015-02-12; просмотров: 230 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.014 с.