Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


Ќиколай јлександрович Ѕернштейн




Ќиколай јлександрович Ѕернштейн

ќ ловкости и ее развитии

 

Ђќ ловкости и ее развитииї: »зд‑во Ђ‘изкультура и спортї √осударственного комитета ———– по печати; ћосква; 1991

ISBN 5‑278‑00339‑1

 

јннотаци€

 

јвтор этой книги Ќиколай јлександрович Ѕернштейн (1896 Ч 1966 гг.) Ч выдающийс€ ученый, член‑корреспондент јкадемии медицинских наук ———–, лауреат √осударственной премии ———–, создатель нового направлени€ в науке Ч физиологии активности, первооткрыватель р€да ее законов.

 нига создавалась в конце 1940‑х годов. Ќо свет не увидела: ее автора обвинили в космополитизме, вульгаризаторстве, сочинении лженаучных теорий и книгу к производству не допустили. » вот теперь работа эта впервые попадает в руки читателей. ’от€ со времени ее написани€ минуло более четырех дес€тков лет, она современна и во многом по‑прежнему оригинальна.

Ќаучно‑попул€рное издание.

 

Ќиколай јлександрович Ѕернштейн

ќ ловкости и ее развитии

 

 

 

Ќ» ќЋј… јЋ≈ —јЌƒ–ќ¬»„ Ѕ≈–ЌЎ“≈…Ќ

 

јвтор этой книги Ќиколай јлександрович Ѕернштейн (1896 Ч 1966) Ч выдающийс€ советский и мировой ученый, создатель нового направлени€ в науке, которое он скромно назвал Ђфизиологией активностиї (скромно Ч потому что это направление охватывает не только физиологию, но и психологию и биологию активности), первооткрыватель р€да ее законов. јвторитетные ученые относ€т его научные труды к тому же классу, что труды —еченова, ”хтомского, ѕавлова.

ќсновные монографии Ѕернштейна Ђќ построении движенийї и Ђќчерки по физиологии движений и физиологии активностиї переиздаютс€ в серии Ђ лассики наукиї (издательство ЂЌаукаї), продолжают выпускатьс€ за рубежом в переводе на английский и немецкий €зыки.

¬ основе всего научного творчества Ќ. ј. Ѕернштейна лежит его новое понимание жизнеде€тельности организма. ќрганизм рассматриваетс€ им не как пассивна€ реактивна€ система, отвечающа€ на внешние стимулы и приспосабливающа€с€ к услови€м среды (так считали мыслители периода Ђклассическогої механицизма в физиологии), а как созданна€ в процессе эволюции активна€ целеустремленна€ система. ƒействи€ этого организма направлены каждый раз на удовлетворение своих потребностей, на достижение определенной цели, которую Ќ. ј. Ѕернштейн образно назвал Ђмоделью потребного будущегої. »наче говор€, процесс жизни есть не Ђуравновешивание с окружающей средойї, а преодоление этой среды. ќн направлен не на сохранение статуса, а на движение в сторону родовой программы развити€ и самообеспечени€. “аким образом, живой организм Ч это против€ща€с€ энтропии, негэнтропийна€ система.

“акое понимание жизненных процессов €вл€етс€ про€влением принципа материалистической телеологии, принципа целесообразности (сообразности цели!) характера действий живого организма. ѕри таком понимании жизнеде€тельности организма требовалась нова€ методика изучени€ его движений. ≈сли в классической механистической физиологии движени€ изучались в лабораторных услови€х, то Ќ. ј. Ѕернштейн считал необходимым изучать их в естественных (практических) услови€х. »м была создана методика, позволивша€ получать на светочувствительной пленке полную и €сную картину (в виде р€да кривых) того, как и с какой скоростью передвигаютс€ те точки тела движущегос€ человека, перемещение которых в трехмерном пространстве имеет наиболее важное значение при том или другом двигательном акте. –азработаны были и методы анализа получаемых кривых, вычислени€ по ним сил, действующих на движущуюс€ часть тела. —вою методику Ќ. ј. Ѕернштейн назвал кимоциклографией и циклограмметрией.

ќгромное, далеко идущее значение разработанной Ѕерн‑штейном методики исследовани€ движений сразу же пон€л и очень высоко оценил ј. ј. ”хтомский. ¬ статье Ђ  п€тнадцатилетию советской физиологииї он писал: Ђѕриходит врем€, когда наука может заговорить о Дмикроскопии времениУ, как выражаетс€ где‑то Ќ. ј. ЅернштейнЕ » здесь будет новый поворот в естествознании, последствий которого предоценить мы пока и не можем, подобно тому как современники Ћевенгука и ћальпига не могли предвидеть, что принесет их потомкам микроскопї (‘изиологический журнал ———– им. ». ћ. —еченова, т. XVI, в. 1, 1933, с. 47).

ƒл€ выполнени€ того или другого движени€ мозг не только посылает определенную Ђкомандуї к мышцам, но и получает от периферийных органов чувств сигналы о достигнутых результатах и на их основании дает новые, корректирующие Ђкомандыї. “аким образом, происходит процесс построени€ движений, в котором между мозгом и периферийной нервной системой существует не только пр€ма€, но и обратна€ св€зь.

ƒальнейшие исследовани€ привели Ќ. ј. Ѕернштейна к гипотезе, что дл€ построени€ движений различной сложности Ђкомандыї отдаютс€ на иерархически различных уровн€х нервной системы. ѕри автоматизации движений эта функци€ передаетс€ на более низкий уровень.

ћногочисленные наблюдени€ и эксперименты полностью подтвердили эту гипотезу.

”же из приведенного выше €сно, какое большое значение имеют результаты исследований Ќ. ј. Ѕернштейна Ч не только теоретическое, но и дл€ практиков: дл€ спортивного тренера и спортсмена, дл€ музыкального педагога и музыканта‑исполнител€, дл€ балетмейстера и артиста балета, дл€ режиссера и актера, дл€ всех тех профессий, дл€ которых важно точное по результатам движение, особенно если оно совершаетс€ в необычных услови€х (например, дл€ пилота Ч в услови€х непривычно больших и мен€ющихс€ ускорений, дл€ космонавта Ч в услови€х невесомости).

–езультаты исследований Ѕернштейна важны и дл€ врача, занимающегос€ формированием двигательных функций у больного, у которого они нарушены поражением нервной системы или двигательного аппарата (в частности, при протезировании).

¬ажны результаты работ Ѕернштейна и инженеру, который конструирует движущиес€ механизмы и управление их движением и может при этом использовать знани€ о некоторых формах управлени€ сложными движени€ми, которые Ђизобрелаї природа и которые были изучены Ѕернштейном.

Ќа самых первых порах изучени€ движений Ѕернштейн обнаружил, что при повторении одного и того же движени€, например удара молотком по зубилу, рабоча€ точка молотка каждый раз очень точно попадает по зубилу, но путь руки с молотком к месту удара при каждом ударе в чем‑то различен. » повторение движени€ не делает этот путь одинаковым. Ђѕовторением без повторени€ї назвал это €вление Ќ. ј. Ѕернштейн. «начит, при каждом новом ударе нервной системе не приходитс€ точно повтор€ть одни и те же Ђприказыї мышцам.  аждое новое движение совершаетс€ в несколько отличных услови€х. ѕоэтому дл€ достижени€ того же результата нужны иные Ђкомандыї мышцам. “ренировка движени€ состоит не в стандартизации Ђкомандї, не в научении Ђкомандамї, а в научении каждый раз быстро отыскивать Ђкомандуї, котора€ в услови€х именно этого движени€ приведет к нужному двигательному результату. Ќет однозначного соответстви€ между результатом движени€ и Ђкомандамиї, посылаемыми мозгом к мышцам. ≈сть однозначное соответствие между результатом движени€ и Ђобразом потребного будущегої, закодированном в нервной системе.

¬месте с тем основные научные труды Ќ. ј. Ѕернштейна, в том числе две его основополагающие монографии[1]как по объему приводимых сведений (в них необходимо было привести подробные данные о многочисленных наблюдени€х и экспериментах, сопоставить свою методику и свои результаты исследований с методикой и результатами других авторов), так и по характеру изложени€ были обращены прежде всего к работникам науки: физиологам, психологам, биологам, медикам и т. д. Ч или к читател€м, имеющим основательную подготовку в соответствующих отрасл€х науки. ƒл€ массового читател€ пользоватьс€ этими трудами было трудно.

ј Ѕернштейн хотел довести свои идеи, результаты своих исследований и до широкого круга читателей, в частности до тех, дл€ кого они представл€ли не только чисто познавательный, но и профессиональный интерес. ¬от почему он охотно прин€л предложение ÷ентрального научно‑исследовательского института физической культуры написать научно‑попул€рную книгу, которой дал название Ђќ ловкости и ее развитииї. ќн увлеченно

работал над ней (это видно из р€да его записей), рукопись была не только одобрена институтом и прин€та к изданию, но даже запущена в производствоЕ Ќо именно на это врем€ пришелс€ разгул лысенковщины, борьбы с вейсманизмом‑морганизмом, с космополитизмом и тому подобных €влений. » в результате издание не осуществилось. “олько теперь, почти через полвека после того, как работа лежала на столе автора, она л€жет на стол читател€. Ќо несмотр€ на это, книга сохран€ет свое значение и в наши дни.

—амый многочисленный круг читателей, дл€ которых эта книга представл€ет профессиональный интерес, Ч это работники спорта и спортсмены. ѕоэтому книга выходит в издательстве Ђ‘изкультура и спортї. Ќо, как уже говорилось выше, она предназначена и дл€ многих других читательских групп.

 

ѕрофессор ». ћ. ‘ейгенберг

 

ѕ–≈ƒ»—Ћќ¬»≈

 

Ёта книга написана по предложению дирекции ÷ентрального научно‑исследовательского института физической культуры. ѕредложение имело дво€кую цель: дать возможно более четкое определение и анализ сложного психофизического качества ловкости и общедоступно изложить современные воззрени€ на природу координации движений, двигательного навыка, тренировки и т. д., имеющие первостепенное практическое значение как дл€ де€телей физического воспитани€, так и дл€ всех участников физкультурного движени€, долженствующего быть в нашей стране культурным движением во всех смыслах этого слова. “аким образом, книга эта должна была быть научно‑попул€рной.

Ќеобходимость в научно‑попул€рной литературе в нашем —оюзе очень велика. Ѕыло бы в корне неправильно отрицать ее значение на том основании, что —оветский —оюз не нуждаетс€ в полузнайках и что нельз€ оспаривать за его гражданами ни права, ни способностей к овладению специальной литературой, без какой‑либо снисходительности или высокомери€, будто бы неизбежно св€занных с попул€ризацией науки. Ётот взгл€д совершенно ошибочен.

“е времена, когда каждый де€тель науки мог быть в разной мере ориентированным во всех отрасл€х естествознани€, миновали давно и безвозвратно. ”же двести лет назад дл€ подобного универсализма потребовалс€ такой всеобъемлющий гений, как гений Ћомоносова. » он, в сущности, был последним в мире представителем типа универсального натуралиста. «а те два столети€, которые отдел€ют нас от него, объем и содержание естествознани€ выросли так безмерно, что научные работники затрачивают теперь всю свою жизнь на овладение материалом одной своей основной узкой специальности, и мало кто из них в состо€нии выделить у себ€ достаточно времени даже дл€ того, чтобы, не отстава€ от времени, следить за бурным потоком текущей научной литературы по этой специальности. ќ других отрасл€х той же науки, а тем более о других отрасл€х естествознани€ ему нередко некогда даже подумать.

Ётот заливающий поток нового фактического материала по всем ветв€м естественной науки и пр€мо св€занна€ с его ростом все больша€ дифференциаци€ научных и научно‑прикладных профессий все сильнее и сильнее угрожают превратить их представителей в узких специалистов, лишенных какого бы то ни было кругозора, слепых ко всему, кроме той тесной тропинки, по которой их направила жизнь. ј это сужение пол€ зрени€ опасно отнюдь не только потому, что лишает людей всей неотразимой прелести широкого общего образовани€, но главное потому, что приучает из‑за деревьев не видеть леса даже в своей специальности, выхолащивает творческую мысль, обедн€ет работу в отношении свежих идей и большой перспективы. ”же ƒжонатан —вифт, тоже двести лет назад, сумел пророчески предвидеть таких узких Ђгелертеровї с шорами на глазах, слепых зарапортовавшихс€ чудаков, и жестоко высме€л их в изображенной им академии наук острова Ћагадо.

¬от дл€ преодолени€ этой‑то опасности и необходима научно‑попул€рна€ литература. ƒа охран€т ее все музы от снисходительного высокомери€ к читателю, от горациевского ЂOdi profanum vulgus et агсеої![2]. ќна видит в читателе не профана, не вульгарную чернь, а собрата, которого нужно ознакомить с главными основами и последним словом смежной науки, до чего он никак не мог бы добратьс€, если бы ему пришлось штудировать эти вопросы по горам первоисточников и специальной литературы. ќна стремитс€ обеспечить ему тот широкий кругозор, который необходим как дл€ научно‑теоретического, так и дл€ практического творчества в любой области, стремитс€ не принизить себ€ до какого‑то воображаемого и неуважаемого профана, а подн€ть собрата‑читател€ иной специальности на высоту птичьего полета, откуда можно обозревать весь мир.

—овременный де€тель Ч все равно как теоретики, так и практики Ч должен знать все о своем основном и основное обо всем.

“а часть общей теории словесности, ведению которой подлежит научно‑попул€рна€ литература, еще совершенно не разработана. ¬ ней в полную меру царит хаос, не€сность и ощупывающа€ эмпирика. ћежду тем, пыта€сь сделать свой вклад в этого рода литературу и подход€ к этому заданию со всей ответственной серьезностью, какой оно заслуживает, необходимо в первую очередь отдать себе отчет в том, как вз€тьс€ за дело.

Ќасколько в состо€нии судить об этом автор, в современной научно‑попул€рной литературе намечаютс€ три различных стил€.

’орошими типовыми представител€ми одного из них могут служить широко распространенные и общеизвестные томы издани€ т‑ва Ђѕросвещениеї: Ђћирозданиеї ћейера, Ђ»стори€ землиї Ќеймайра, Ђ„еловекї –анке и т.п.  ниги этого типа ровно ничем не отличаютс€ по изложению от любых учебных или научных руководств, кроме только посто€нного пам€товани€ об уровне подготовленности читател€, дл€ которого они предназначены. ќни ничем не пытаютс€ завлечь или заинтересовать читател€, кроме того интереса, который может представл€ть дл€ него сама тема и содержание излагаемого предмета, ведут изложение сухо, деловито, в рамках плана, диктуемого в большей мере догматикой темы, нежели ее дидактикой.

¬торой тип, или стиль, научно‑попул€рного изложени€ можно было бы назвать фламмарионовским. ƒл€ широкоизвестных попул€рных опусов ‘ламмариона по астрономии и космографии характерны основным образом две черты. ¬о‑первых, это посто€нное заигрывание с читателем, а еще более Ч с читательницей книги, которую автор, согласно представлени€м буржуазного общества XIX века, трактует как в высшей степени кисейную, нетерпеливую и невежественную особу, но по адресу которой не жалеет никаких порций галантности. ¬о‑вторых, это насыщение текста огромным количеством воды. Ќет сомнени€, что простота изложени€ и его вод€нистость далеко не одно и то же; мы знаем сколько угодно примеров высокоспециальных и трудных дл€ понимани€ ученых сочинений, содержащих, однако, 90 % жидкого, бесполезного растворител€. — нашей точки зрени€, такое распухание книги помогает делу не больше, чем кокетничание с читател€ми обоего пола.

“ретий стиль, или тип, относитс€ к самому недавнему времени и €рче всего представлен в книгах де‑ рюи, посв€щенных истории великих открытий в области медицины и биологии. ” нас широко известна и пользуетс€ успехом перва€ и сама€ талантлива€ из его книг Ђќхотники за микробамиї. ƒе‑ рюи впервые, насколько мы можем судить, ввел в научно‑попул€рную литературу смелую, широкую импрессионистскую манеру, обогащенную всеми современными достижени€ми общелитературной стилистики. ≈го речь богата образами, €ркими сравнени€ми, полна юмора, местами поднимаетс€ до страстной гор€чности трибуна науки и адвоката мучеников. ≈му помогает исторический аспект, в котором написано большинство повестей: будет ли то истори€ великого открыти€ с его многосложными перипети€ми или истори€ жизни выдающегос€ де€тел€ науки Ч в обоих случа€х повествование насыщаетс€ динамикой, сюжетностью, развертывающейс€ интригой. „итатель с замиранием сердца ждет, что будет дальше, и готов загл€нуть на последнюю страницу, как делывали барышни, чита€ захватывающий роман. Ќазвание первой книги де‑ рюи Ђќхотники за микробамиї само уже вводит читател€ в его стиль и манеру: он превращает историю научной борьбы в увлекательную приключенческую повесть, ничуть не снижа€ при этом высоты и значительности описываемых событий.

ћанера де‑ рюи начинает находить отклики и у нас в —оюзе; нет сомнени€, например, что талантливые очерки “ать€ны “эсс, посв€щенные характеристикам крупнейших современных советских ученых и врем€ от времени по€вл€ющиес€ в центральных газетах, во многом наве€ны манерой этого автора. ћного общего с этим же стилем имели и очерки безвременно скончавшейс€ Ћарисы –ейснер.

ќстановившись на этом последнем стиле ввиду целого р€да присущих ему привлекательных сторон, автор, однако, оказалс€ в гораздо более трудном положении, не име€ в своем распор€жении разворачивающейс€ сюжетной динамики. «адача состо€ла в том, чтобы применить этот стиль повествовани€ к изложению теории, отрасли научной дисциплины с неизбежной дл€ нее некоторой статичностью. Ћегче всего было справитьс€ с очерком III (Ђќ происхождении движенийї), именно в силу его историчности, и драматизировать широкое и увлекательное полотно эволюции движении в животном мире, вплоть до человека.

¬ остальных очерках автор решилс€ использовать весь доступный арсенал средств, выработанных и осв€щенных теорией литературного слова, все, что она санкционирует по части изобразительных приемов. јвтор проникс€ решимостью не бо€тьс€ применени€ какого бы то ни было русского литературного слова, способного наиболее точно и выпукло выразить требуемую мысль, даже если это слово и не входит в состав официально‑литературного (научного и служебного) €зыка. ƒалее им широко используютс€ вс€кого рода сравнени€ и уподоблени€, начина€ от мимолетных метафор, затер€вшихс€ внутри придаточных предложений, и конча€ развернутыми параллел€ми в целую страницу.

—тремление по возможности оживить изложение привело к включению в текст р€да повествовательных эпизодов, от сказочно‑мифологических вставок до реалистических очерков, преимущественно наве€нных впечатлени€ми ¬еликой ќтечественной войны. Ќаконец, в том, что касаетс€ иллюстрационного оформлени€ книги, автор, име€ широкую поддержку со стороны издательства, сопроводил текст очень большим количеством рисунков. Ќар€ду с фигурами, ссылочно и по содержанию тесно св€занными с текстом, книга содержит целый р€д научных иллюстраций, косвенно освещающих изложение (это преимущественно рисунки из областей анатомии, зоологии, палеонтологии и фотографические документы наивысших достижений спортивного искусства). ћы не убо€лись и включени€ некоторого юмористического элемента в виде карикатур, добродушно подсмеивающихс€ над мешковатостью и неуклюжестью или предъ€вл€ющих шуточно‑недос€гаемые образцы ловкости и изворотливости.

ћожет быть, все эти искани€ в области научно‑попул€рной формы Ч одна сплошна€ ошибка. ќднако, несомненно, есть шанс и за то, что хоть кака€‑то мала€ крупица найденного найдена правильно. ¬едь не ошибаетс€ только тот, кто ничего не ищет, а с другой стороны, ни один ищущий никогда и не рассчитывал с одного раза верно найти.

ѕоложимс€ дл€ оценки сделанного на суровую, но товарищескую критику и на весь широкий читательский опыт.

 

ѕроф. Ќ. ј. Ѕернштейн

 





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-02-12; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 787 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

¬елико ли, мало ли дело, его надо делать. © Ќеизвестно
==> читать все изречени€...

2141 - | 1824 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.024 с.