Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


ќпыт ‘Ѕ– в переговорах с террористами




ѕроблема терроризма очень серьезна дл€ всех стран. »з восьмидес€ти терактов, совершенных в мире за пос≠леднее врем€ против первых лиц государств, шестьдес€т четыре достигли цели. Ќас "заинтересовали" проблемы терроризма после теракта против премьера ”краины ѕ. Ћазаренко.

ќдновременно следует отметить, что переговоры с террористами €вл€ютс€ чисто коммуникативным процес≠сом. ¬ данном случае они нас интересуют как процесс на≠лаживани€ контакта и убеждени€ человека в экстремаль≠ных услови€х. Ќам представл€етс€, что они возможны только благодар€ отсылкам на определенный символизм, как со стороны террориста, так и со стороны переговор≠щика. ¬ изложении некоторых правил этого процесса мы будем опиратьс€ на исследование специального агента ƒуайна ‘усельера [478], а также на работу конфликтолога ƒжейн ƒохерти [459], анализирующей трагическое ос≠вобождение заложников в “ехасе.

— позиции нашей темы переговоры с террористами мы можем представить как попытку форсированно изменить символический мир террориста, поскольку при этом мы стараемс€ заставить его выполнить услови€, чуждые ему. —имволический компонент выдел€етс€ как существен≠ный и дл€ межэтнических конфликтов:

"—трах оказатьс€ в подчинении становитс€ сильнее любых материальных расчетов. ј как реакци€ на него

возникает стремление к оформлению определенных сим≠волов всей групповой легитимности и защищенности. “акими символами чаще всего выступают территори€, окружающа€ природна€ среда, которые при этом рас≠сматриваютс€ не просто как источник жизнеобеспече≠ни€, а как неотъемлемый культурный и духовный атри≠бут. —имволическа€ сторона процессов межэтнического взаимодействи€ обладает мощной реальной силой, когда она "овладевает массами" (314, с. 95].

ћосковские специалисты по конфликтам так ранжи≠руют цели переговоров с террористами:

1) «ащита жизни заложников.

2) «адержание захватчиков.

3) ¬озвращение или защита имущества [96, с. 185].

ѕри этом нельз€ нарушать эту последовательность приоритетов, чтобы не принести вреда заложникам.

 акие же правила (с точки зрени€ оперировани€ с символическим миром) предлагает ƒуайн ‘усельер? ќни в сильной степени завис€т от типа человека, захвативше≠го заложников. „асто террористами €вл€ютс€ люди с оп≠ределенными психическими отклонени€ми. ѕоэтому первой задачей становитс€ вы€снение особенностей тер≠рориста, поскольку это определ€ет тип коммуникации с ним. ≈стественно, нам спокойнее говорить с предсказуе≠мым собеседником. ќднако в случае террориста у нас нет времени на то, чтобы съесть с ним пуд соли. ¬ помощь переговорщикам подготовлена классификаци€, дел€ща€ террористов условно на четыре психологических типа личности, каждый из которых обладает своим собствен≠ным видением мира. ‘Ѕ– установило, что 52% инциден≠тов с захватом людей протекает с типом личности, харак≠теризуемым как "ментальное расстройство", его в свою очередь можно представить в виде следующих четырех категорий:

1) ѕараноидальна€ личность.

2) ƒепрессивна€ личность.

3) јнтисоциальна€ личность.

4) Ќеадекватна€ личность.

ѕараноик имеет настолько расстроенную психику, что фактически он находитс€ вне контактов с реальностью. ќн захватывает людей, чтобы осуществить какой-нибудь выдающийс€ план. ѕри этом он может получать от кого-нибудь приказы. ѕараноики, как правило, имеют интел≠лект выше среднего. ѕоэтому не следует старатьс€ обма≠нуть их. Ћучше принимать их высказывани€ так, как будто они €вл€ютс€ истинными и дл€ вас.

¬ этом случае вводитс€ такое правило: избегать спо≠ров с этим лицом по поводу его представлений, посколь≠ку невозможно рационально убедить его в неправильнос≠ти его фантазий. ¬место этого следует обсуждать с ним другие темы, чтобы наладить раппорт (св€зь), и на базе этого искать альтернативное решение дл€ удовлетворени€ его требований.

Ќапример, в 1982 г. в јрканзасе автобус был захвачен людьми, которые считали, что именно о них говорилось в Ѕиблии: пришел час смерти, а через три с половиной дн€ они воскреснут. «аложники были освобождены, но убедить захватчиков сдатьс€ не удалось. ќни совершили самоубийство.

ƒепрессивное лицо также может находитьс€ вне кон≠тактов с реальностью. «десь очень высок потенциал са≠моубийства и убийства заложников, поскольку такое ли≠цо может считать себ€, к примеру, ответственным за все прегрешени€ мира.

«аложниками часто €вл€ютс€ члены семьи депрессив≠ного человека, который может верить, что убива€ их, он освобождает их от этого ужасного мира. Ётот тип терро≠риста разговаривает медленно, на 15-30 секунд задержи≠вает ответ на вопрос, все его мысли центрируютс€ вокруг его ненужности. ѕоэтому здесь в процесс переговоров необходимо вплетать доказательства его ценности. Ёто делаетс€ следующим образом. ≈сли просто сказать "дела не так плохи", он решит, что его не понимают. ¬место этого разговор переводитс€ в область его интересов, хоб≠би, чего-то позитивного.

Ќеадекватна€ личность всегда проигрывает. «ахват за≠ложников становитс€ дл€ него попыткой доказать кому-

то (жене, друзь€м, родител€м, подруге), что он может сделать что-то. Ётот тип символического мира можно де≠шифровать по фразам типа "я покажу им, что € могу кое-что сделать" или "я докажу, что не козел отпущени€".

Ќаиболее привычный дл€ нас образ террориста Ч ан≠тисоциальна€ личность, у которой полностью отсутству≠ют мораль и ценности общества, у которой нет чувства вины. ќн очень импульсивен, требует немедленной реак≠ции. —ледует помнить, что нельз€ обещать ему вещей, которые, как он знает, вы не выполните. — ним необхо≠димо посто€нно поддерживать контакт, чтобы он не пе≠реключилс€ на заложников.

¬ случае захвата заложников возникает так называе≠мый стокгольмский синдром, когда заложники начинают ощущать позитивные чувства к своим захватчикам и не≠гативные по отношению к власт€м. — точки зрени€ проблемы символической можно сказать, что они пере≠ход€т на систему мира террористов. ќтсюда следует важ≠ное следствие: нельз€ довер€ть информации, исход€щей от жертв. » более того, жертвы могут мешать проведению операций по их же освобождению, не слушатьс€ команд спасающих их людей.

ѕроблема коммуникативного контакта, установление необходимого уровн€ довери€ террористов требует дос≠таточно сложной работы.

ƒл€ физического контакта предлагаютс€ следующие правила:

1) ѕрежде договоритесь, что вам не причин€т вреда.

2) Ќе говорите с ним, если он держит вас на мушке, настаивайте, чтобы он опустил пистолет.

3) Ћицом к лицу можно говорить тогда, когда врем€ прошло и установлен контакт и достигнуто доверие.

4) Ќикогда не ведите беседы лицом к лицу больше, чем с одним террористом.

5) ¬сегда держитесь пр€мого контакта глазами.

6) ¬сегда имейте план по спасению.

7) Ќикогда не поворачивайтесь спиной.

8) —ледите за пространством, от вашего приближени€ к собеседнику зависит уровень психологического давлени€.

”становление контакта состоит в стремлении говорить с террористом на его же €зыке. ¬опросы должны стро≠итьс€ так, чтобы была возможность получать развернутые ответы, а не только "да" или "нет". —ледует избегать нега≠тивных ответов со своей стороны, дела€, по крайней ме≠ре, вид, что вы пытаетесь решить проблему именно так, как хочет этого террорист. Ќе следует употребл€ть слов "захватчик", "заложник", чтобы не увеличивать напр€же≠ние.  ак и слова "сдаватьс€", что дл€ него значит провал. ¬сегда следует торговатьс€. ƒаже если его требование не≠велико, все равно за выполнение его в ответ следует про≠сить нечто от него самого.

”иль€м ёри в принципе вводит многие похожие тре≠бовани€ как основу проведени€ стандартных перегово≠ров. “ак, он считает, что дл€ установлени€ довери€ необ≠ходимо признавать чувства вашего оппонента. "Ќе игнорируйте эмоции оппонента. ≈го нападки часто выз≠ваны гневом; "каменна€ стена" часто скрывает страх; по≠ка вы не рассеете эти эмоции, аргументы разума не будут услышаны" [407, с. 36]. »ли такое правило: "¬ самом конце про€вите щедрость. ѕодавите естественное иску≠шение сцепитьс€ из-за последней крошки. ѕрофессио≠нальный специалист по переговорам о заложниках гово≠рит: "ћы сохран€ем про€вление гибкости под конец, потому что любим проиграть им последний раунд. ¬ кон≠це мы становимс€ покладистей, чем они ожидали, пото≠му что хотим, чтобы они считали себ€ молодцами" [407, с. 108]. »нтересно, что все эти правила наход€тс€ четко в эмоциональной сфере, преследу€ цель успокоить оппо≠нента.  ак и воздействие на террориста через его собс≠твенную семью или родственников, поскольку их он бу≠дет слушать без того предубеждени€, с каким он слушает чужого человека. ѕравда, ƒ. ‘уссельер считает, что нуж≠но с большой осторожностью давать возможность дл€ разговора террориста с родственниками. ƒело в том, что преступник может специально вытребовать кого-то, что≠бы на его глазах совершить убийство или самоубийство, поскольку он считает, что именно они довели его до та≠кого состо€ни€.

”. ёри также приводит мнение специалиста по пере≠говорам, который считает весьма важным невыполнение первого требовани€, чтобы сбить террориста с чувства ав≠томатического подчинени€ всех ему.

ѕереговоры должны вести несколько человек, чтобы более объективно оценивать происход€щее. ¬ команде об€зателен психолог, который может использоватьс€ только как консультант, но не переговорщик. “ребовани€ к самому переговорщику, по ‘усельеру, следующие:

1) ќн должен обладать эмоциональной зрелостью, ни≠когда не срыва€сь в ответ на любые выпады.

2) ќн должен хорошо уметь слушать, обладать навыка≠ми интервьюера.

3) ќн должен уметь легко устанавливать доверие к себе.

4) ќн должен уметь убеждать других, что его точка зрени€ вполне рациональна и разумна.

5) ќн должен уметь общатьс€ с людьми как с низов, так и с самих верхов.

6) ” него должна быть практическа€ сметка, здравый смысл, понимание уличного типа поведени€.

7) ќн должен уметь работать в ситуации неопределен≠ности, принимать на себ€ ответственность, когда это пот≠ребуетс€.

8) ќн должен полностью отдаватьс€ профессии пере≠говорщика.

9) ќн должен понимать, что если переговоры окажут≠с€ безуспешными, ему придетс€ оказать помощь в плани≠ровании захвата, чтобы освободить заложников.

”. ёри достаточно подробно приводит реальный сце≠нарий переговоров с целью освобождени€ заложников, происшедший в 1982 г. в —Ўј. ѕриведем его, как при≠мер названного выше правила:

"Ћауден задавал открыто сформулированные вопросы, чтобы вы€снить, о чем думает ¬ан ƒайк, чего он хочет: "» как теб€ угораздило попасть в такую передр€гу?  ак нам ее распутать?" ¬ан ƒайк начал жаловатьс€ на корруп≠цию и злоупотреблени€ в тюремной системе штата. Ћау≠ден сочувственно слушал, приговарива€: "я теб€ пони≠маю", "я и от других это слышал", и "–аз ты подн€л

вопрос, нам удастс€ начать следствие по делу о корруп≠ции". ќн пыталс€ установить контакт с ¬ан ƒайком, признава€ его доводы и соглаша€сь, где только возмож≠но; по сути, Ћауден перешел на сторону ¬ан ƒайка" [407, с. 112].

ќбратите внимание на последнее предложение: чтобы установить контакт и завоевать доверие террориста, пере≠говорщик переходит на его символическую систему.

÷елью переговоров €вл€етс€ формирование у терро≠риста чувства, что вы действительно хотите помочь ему найти выход в его трудной ситуации.

ѕроисходит столкновение двух символических миров. ѕереговорщик выступает как переводчик, который пыта≠етс€ перевести террориста в новый символический мир. » уже в рамках него искать альтернативные решени€ проблемы.

ѕреступники часто уменьшают охрану, когда ощуща≠ют, что они достигли успеха в переговорах. ѕри планиро≠вании захвата следует уступать по каким-то важным дл€ террориста требовани€м. » это тоже планируемый пере≠вод преступника в иное эмоциональное состо€ние.

ќднако возможен вариант, когда несовпадающие ва≠рианты миров привод€т к негативным последстви€м. ƒжейн ƒохерти анализирует в этом плане закончившие≠с€ неудачей более чем п€тидес€тидневные переговоры по освобождению заложников в секте ƒавидианцев в “ехасе. ќшибкой процесса переговоров она считает неправиль≠ную модель мира, с помощью которой агенты ‘Ѕ– по≠дошли к этой проблеме. ќсновна€ причина заключалась в том, что там не было классических заложников, как это представл€лось агентам ‘Ѕ–. ¬ рамках этой секты люди жили все вместе, потому стандартное требование отпус≠тить женщин и детей дл€ них не было естественным. ƒа≠лее, секта не могла прин€ть на себ€ €рлык "преступни≠ков", который пытались нав€зывать ей в своих планах по освобождению представители ‘Ѕ–. —имвол "преступни≠ка" в свою очередь разрешает применение силы. Ёкспер≠ты также не смогли проанализировать ситуацию глазами

самой секты, то есть оценить их поведение с точки зре≠ни€ апокалиптического религиозного движени€, а смот≠рели на него в стандартной манере захвата заложников или псевдозаложников. ѕоследнее представл€етс€ важ≠ным параметром и носит название "групповой солидар≠ности" [314, с. 101].

ќсновной вывод ƒжейн ƒохерти состоит в попытке применить более гибкие модели анализа и разработки сценариев, поскольку неудача в “ехасе, по ее мнению, св€зана с применением к совершенно новой ситуации старого сценари€. Ќа возражение автора данной книги, что дл€ армейской структуры гибкость может стать губи≠тельной, ƒжейн ƒохерти отвечала (личное сообщение), что структура ‘Ѕ– не €вл€етс€ армейской структурой и достаточно обучаема и гибка. ќна привела в качестве примера то, что после по€влени€ ее статьи ей позвонил руководитель операции ‘Ѕ– и полчаса вы€сн€л доводы и результаты исследовани€.

¬ целом столкновение символических миров происхо≠дит не только в такой жесткой ситуации, как захват за≠ложников. Ёто также может быть более привычна€ дл€ нас ситуаци€ политического конфликта. » конфликтологи зан€ты процессами разрешени€ конфликтов в разно≠образных контекстах. —итуаци€ переговоров с заложни≠ками считаетс€ успешной, когда проходит выполнение следующих стадий:

1) Ќикого не убили со времени начала переговоров.

2) ”меньшилось число эмоциональных инцидентов (к примеру, вербальных угроз по отношению к заложникам).

3) ƒлительность каждого разговора с захватчиком уве≠личиваетс€, его напр€жение, скорость речи уменьшаютс€.

4) «аложники освобождаютс€.

5) —роки ультимативных требований проход€т.

—ерьезной проблемой также €вл€етс€ другой символи≠ческий аспект терроризма Ч воздействие показа —ћ» ак≠тов насили€ на потенциальных террористов.  оммуника≠тивное внимание служит катализатором последующего поведени€:

"∆уткие кадры о многочисленных жертвах действуют на зрителей возбуждающе, особенно на тех, кто склонен к жестокости и преступлени€м, по сути подталкива€ их на определенные шаги. „еловеку с гипертрофированным чувством самомнени€ после просмотра аналогичного сю≠жета непременно захочетс€ стать героем журнальной ста≠тьи или телерепортажа. Ќе случайно все террористы в первую очередь требуют приглашени€ журналистов и представителей властей".

» далее военный российский аналитик ¬ладимир ¬а≠сильев предлагает изменить форму подачи информации о террористах в эфире:

"—ообщение об инциденте должно быть кратким и су≠хим. ƒостаточно несколько фраз: самоубийцу разнесло в куски, есть убитые и раненные. ј в кадре показать лишь отдельные фрагменты: кого-то из пострадавших и то, что осталось от негод€€. Ќезачем смаковать жуткие подроб≠ности... —адист или группа захватили заложников. “ребу≠ют представителей средств массовой информации, чтобы сделать за€вление, и телевизор дл€ контрол€. ѕредоста≠вив им такую возможность после выхода в эфир, добавим еще свой комментарий, в котором пусть выступ€т люди, "знавшие" террористов ранее, и расскажут о них: мол, один пыталс€ как-то изнасиловать 60-летнюю женщину, другой развратничал с малолетними и т.п. »спользовать другие варианты, вызывающие физиологическое отвра≠щение к террористам, через некоторые подробности из их интимной жизни" ("ѕравда-5", 1996, є 28).

  сожалению, это возможно как предложение, но его трудно осуществить, поскольку —ћ» как раз т€готеют к подаче информации в виде, против которого и выступает ¬. ¬асильев. ¬ событии дл€ его новостного характера об€зательно должна присутствовать драматичность.   примеру похищение јльдо ћоро в 1978 г. и последую≠щую двухмес€чную активность прессы исследовател€м удалось проанализировать в терминах социальной драмы: нарушение, кризис, восстановление и примирение. ѕри этом люба€ социальна€ драма еще больше драматизирует ос-

новные параметры данного общества [440, р. 66]. –обин ¬агнер-ѕацифиси говорит о том, что "социальна€ драма манифестируетс€ всегда, когда люди, включенные в по≠литику, действуют так, чтобы привлечь аудиторию, сна≠чала и прежде всего решающим разовым действием (нап≠ример, похищением), а затем с помощью продлени€ исходного действи€ в последовательность ситуаций, ко≠торые структурированы и поставлены так, чтобы удер≠жать внимание аудитории. ћасс-медиа €вл€ютс€ местами постановки, сценами, куда направл€ет свое внимание ау≠дитори€; и именно с помощью точного определени€ сю≠жета (срежиссированности ситуаций) и сцены (канала), аудитори€, а через нее и социальна€ (или политическа€) драма, наход€тс€ в состо€нии включенности" [440, р. 67]. ќтсюда вновь возникает проблема переноса одного сим≠волизма в другую сферу: символизм новостной становит≠с€ законом дл€ планировани€ и проведени€ террористи≠ческих актов. ‘ормат новости тем самым становитс€ определ€ющим не только дл€ политики, но и дл€ крими≠нального действи€.

 ак видим, все врем€ приходитс€ сталкиватьс€ с чис≠то коммуникативной стороной процесса переговоров. —ложность экстремальной ситуации (в отличие от стан≠дартного коммуникативного процесса) состоит в том, что:

1) ƒействует прессинг времени.

2) Ќеверный шаг может привести к человеческим жер≠твам.

3) —итуаци€ может оцениватьс€ неоднозначно.

ѕоследн€€ характеристика имеет и чисто вербальную составл€ющую Ч необходимость наращивани€ довери€ в ситуации, когда этого довери€ может и не быть. ƒл€ опи≠сани€ ее можно ввести пон€тие зон исчезновени€ довери€. ≈сли в стандартной коммуникативной ситуации есть пре≠зумпци€ довери€, поскольку [484] предполагаетс€, что мы говорим с максимальным приближением к действитель≠ности, то в ситуации с заложниками посто€нно происхо≠дит "выветривание" довери€. ћежду переговорщиком и террористом, между террористом и заложниками и даже между переговорщиком и заложниками (и не только в

случае стокгольмского синдрома, иногда заложники пре≠увеличивают опасность действий террористов, чтобы принудить полицию уничтожить их). “ака€ коммуника≠ци€ получает прикладную задачу установлени€ довери€. ƒуайн ‘усельер устанавливает следующие параметры, которые с истечением времени начинают действовать в пользу освобождени€ заложников:

1) ”величиваютс€ нужда в основных человеческих потребност€х Ч еде, воде, сне и т.п.

2) Ќапр€женность падает.

3) Ћюди, остыв, начинают думать более рационально и менее эмоционально.

4) ‘ормируетс€ "стокгольмский синдром".

5) ” заложников возрастают возможности дл€ побега.

6) —обранна€ информаци€ позвол€ет принимать ре≠шени€ на более качественном уровне.

7) ”величиваетс€ св€зь и доверие между переговорщи≠ком и террористом.

8) ќжидани€ и требовани€ террориста могут умень≠шатьс€.

9) »нцидент может исчезнуть сам по себе, поскольку иногда террористы отпускают заложников, ничего не тре≠бу€ взамен.

 ак видим, профессиональные коммуникаторы обла≠дают возможност€ми успешной работы даже с такими трудными собеседниками, как террористы. » подобные специализированные переговорщики, как пишет ”. ёри, могут, например, летать из јмерики в ћюнхен, чтобы вступить в переговоры при захвате там крупного бизнес≠мена. ѕри этом одной из задач становитс€ проникнове≠ние в символический мир другого человека, чтобы чисто коммуникативно заставить его отпустить заложников.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-02-12; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 378 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

„еловек, которым вам суждено стать Ц это только тот человек, которым вы сами решите стать. © –альф ”олдо Ёмерсон
==> читать все изречени€...

529 - | 533 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.033 с.