Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


 ультура Ќового времени




«астывшие формы средневековой культуры буквально взламываютс€ людьми нового времени, наиболее важной жизненной задачей которых становитс€ индивидуальна€ экспанси€ - активное освоение мира, изобретательство, исследование, т. е активный диалог отдельного человека с неопределенным, неизвестным миром. ћы предполагаем, что развитие этой культуры св€зано с акцентуированным развитием механизмов организации сознани€ третьего уровн€ - индивидуальной аффективной экспансии.

 ак мы помним, в архаической - традиционной и средневековой - нравственной культуре как важнейша€ ценность избиралс€ пор€док:

определенность циклов телесной и природной жизни и вечные ориентиры нравственности. Ќарушени€ пор€дка, стабильности ориентиров этими культурами игнорировались или отвергались. «десь же, наоборот, в качестве основной ценности выдел€етс€ новость, случайность, неожиданность, открывающа€ дл€ предприимчивого человека новые возможности овладени€ миром.

ѕо типологии, предлагаемой ё. ћ. Ћотманом (по отношению культуры к хаосу), в это врем€ мы впервые встречаемс€ с культурой, испытывающей интерес к новому и рассматривающей неизвестность, неопределенность как резерв развити€. Ёкстрактом форм культуры Ќового времени закономерно стала складывающа€с€ культура Ќового света, собравшего людей, способных оторватьс€ от привычных форм жизни в родных местах. ƒевиз "Ќовые возможности!" становитс€ общеприн€той расхожей ценностью Ќового мира.

Ћюд€м разных культур и, в частности. —редневековь€ и Ќового времени, очень трудно пон€ть друг друга, их набор идеальных ценностей несовместим.  огда мы недоумеваем, почему какие-то мелочи разъедин€ют людей, делают их врагами: двоеперстие - троеперстие, €зык церковной службы, какие-то привычки, стиль бытовой жизни, мы часто не понимаем, что эти мелочи отражают приверженность разным, может быть антагонистическим уровн€м сознани€.

¬спомним, например, конфликт между геро€ми романа ». —. “ургенева "ќтцы и дети": как идиотически выгл€дит в глазах рационального естествоиспытател€ Ѕазарова ѕавел ѕетрович  ирсанов со своей тупой косностью: "ƒолжны же быть известные принцыпы", и как мерзок и дик ѕавлу ѕетровичу этот "нигилист" - потрошитель л€гушек. Ѕезусловно, дуэль между этими конфликтующими сознани€ми неизбежна. » мы знаем, какими потр€сени€ми, войнами сопровождались процессы перехода к –еформации, господству культуры Ќового времени.

ѕрин€тие нового как ценности в этой культуре св€зано с переживанием индивидуальной активности и уверенности в собственных силах в борьбе с обсто€тельствами, оценкой себ€ как хоз€ина мира. ». ѕригожин (1986) пишет о мотиве господства, доминировани€ человека над природой как об основном мотиве культуры Ќового времени.  . √. ёнг (1991) замечает, что, самым распространенным суеверием человека Ќового времени €вл€етс€ мнение, что, где есть вол€, там есть путь. ќ. Ўпенглер определ€ет основной мотив времени:

человек - хоз€ин своей судьбы, судьба создаетс€ своей волей. ќн же, характеризу€ активность новых ценностей, рассматривает отказ √ете от традиционной библейской формулы: "¬ начале было —лово" и ее замену формулой - "¬ начале было дело".

ƒл€ культуры, избравшей своей основной ценностью экспансию, основным типом переживани€ €вл€етс€ переживание напр€жени€ между возможностью победы и поражени€, азарта игры с обсто€тельствами. «десь прослеживаетс€ €вна€ аналоги€ между культурой Ќового времени и реконструированным нами третьим уровнем организации сознани€. —кладывающа€с€ в этой культуре характерна€ картина мире, формы самоощущени€ человека в нем, способы организации взаимоотношений с ћ1фе€й определ€ютс€ его направленностью на экспансию. ќсобые формы акцентуированного идеального сознани€ определ€ют характерные преимущества, равно как и недостатки культуры. –ассмотрим, как историки, философы и культурологи определ€ют характер Ќового времени.

ѕрежде всего обратимс€ к построению в этой культуре картина мира. ѕри обостренном внимании к новизне мироздание тер€ет свою устойчивость, мир предстает перед человеком бесконечно изменчивым, па€ным неожиданностей, приключений, опасностей, но и чудесных открытий, увлекательных загадок. ќн распадаетс€ на множество отдельных, прит€гивающих внимание €влений и тер€ет таким образом свою целостность мира - живого тела и мира - отражение высших духовных законов.

“ем не менее при всей своей загадочности он представл€етс€ человеку Ќового времени (как и человеку культуры —редневековь€) принципиально познаваемым. ќднако если дл€ человека религиозного сознани€ мир был постижим как отражение системы вечных ценностей, то здесь он пон€тен, потому что организован по простым и универсальным причинно-следственным законам. ё. ћ. Ћотман (19926, с. 102-109) отмечает характерное дл€ этого типа культуры заострение внимани€ к причинно-следственным св€з€м и акценте именно на результативности действи€ (отмечаетс€ не когда был начат сев, что было важно дл€ культур, ценностью которых был прежде всего пор€док, а сколько собрали).

ћ. ћ. Ѕахтин (1965) характеризует переход к Ќовому времени как переход от иерархически вертикально организованной символами картины мира к картине горизонтальных св€зей. ћир тер€ет единую иерархическую организацию и рисуетс€ отдельными лини€ми причинно-следственных св€зей" которые позвол€ют активно разрешать новые и новые задачи, встающие перед человеком. ѕотер€ целостного воспри€ти€ мира компенсируетс€ не только широтой экспансии, но и возможностью концентрировать внимание на понимании внутренних закономерностей отдельных €влений. ¬ культуре Ќового времени рождаетс€ иде€ развити€: выдвигаютс€ пон€ти€ развити€ природы - эволюции, общества - исторического процесса, индивида - возрастного развити€ организма.

¬месте с тем особое внимание к результату определ€ет и понимание развити€ как целенаправленного процесса. ¬ наибольшей степени это отражаетс€ в любимой идее культуры Ќового времени - идее непрерывного исторического прогресса, развити€ цивилизации, освоение природы, возможности целенаправленного движени€ человека от одной победы к другой, где последующа€ затмевает предыдущую <Ўпенглер ќ., 1993; Ћотман ё. ћ., 19926, с. 102-109).

"ѕрирода - не храм, а мастерска€" (реплика Ѕазарова) - характерный девиз дл€ человека Ќового времени. “аким образом, отношение к природе приобретает здесь объектный характер (√уревич ј. я., 1984), она предстает материалом, требующим творчества, в котором про€вл€ютс€ неограниченные возможности человека. ¬ то же врем€ ». ѕригожий (1986) отмечает, что природа дл€ рациойальиого сознани€ открываетс€ как мертва€, пассивна€, количественно измер€ема€, разбиваема€ на части и механически моделируема€.

 артина мира в этой культуре посто€нно активно дополн€етс€, развиваетс€. ≈сли культуры, стрем€щиес€ сохранить сведени€ о пор€дке, а не о его нарушени€х, заботились о календар€х, обыча€х и ритуалах и не об умножении, а о воспроизведении текстов, то здесь важна фиксаци€ именно отклонений, событий единичных (Ћотман ё. ћД 19926, с. 102-109). Ёто ведет к лавинообразному умножению числа текстов культуры, а значит и к ее возможной перегрузке р€доположенной, иерархически не организованной информацией.

¬ этом новом мире, естественно, коренным образом мен€ютс€ переживани€ пространства и времени, которые тоже станов€тс€ объектом де€тельности человека. ќтделенные от ритмов жизни тела и нравственных установок, они тер€ют свою качественную неоднородность, свой рельеф, ограниченность аффективной структурой, но вместе с тем, согласно ј. ‘. Ћосеву (1991а, с. 33) утрачивают и свое индивидуальное человеческое лицо, делаютс€ бесформенными и бесконечными: "Ќаша физика и механика оперируют с... миром однородного пространства, в котором наход€тс€ механизмы, механизмами же движущиес€". ѕространство и врем€ станов€тс€ бесконечными и однородными в своих свойствах, но именно это и позвол€ет человеку разработать объективные эталоны и ввести их в ежедневную практику системы объективного измерени€ пространства и времени (√уревич ј. я., 1984). ѕространство и врем€ унифицируютс€ и воспринимаютс€ человеком как услови€ разрешени€ его отдельных задач.

≈сли в культуре моральных ценностей пространство и врем€ были активны в отношени€х с человеком, то в Ќовое врем€ характерна особа€ активность человека по отношению ко времени и пространству, котора€ выражаетс€ в возрастании значени€ св€зывающей их категории скорости (√уревич ј. я., 1984). ѕод вли€нием силы, мощности человека пространство сжимаетс€, съедаетс€ скоростью; сближаютс€ самые удаленные точки земного шара. ќ. Ўпенглер (1993) говорит о планетарности этой культуры, беспредельных зонах политических, экономических и военных интересов €, соответственно, о потребности в быстрых средствах сообщени€, лавине географических открытий, покорении полюсов, вершин и глубин.

ƒинамика в отношени€х человека и пространства отражаетс€ и в изменении канонов живописи.  ак мы знаем, переход к новым формам; культуры сопровождаетс€ по€влением в живописи пр€мой перспективы, которую Ўпенглер считал принципиальной характеристикой культуры. ћир в новой живописи невозможен без "я", оно становитс€ функциональным центром вселенной, пр€ма€ перспектива утверждает господство смотр€щего над пространством. ѕерспектива картины строитс€ теперь от субъекта и отражает активность его взгл€да на картину (√уревич ј. я., 1984; Ћихачев ƒ. —., 1987а), что противоположно разворачиванию смыслов изображени€ дл€ субъекта - обратной перспективе средневековой культуры (Ћосев ј. ‘., 1991а).

јктивное овладение человека пространством, однако, сопровождаетс€ возрастающей зависимостью от времени, порабощением им (√уревич ј. я., 1984). ‘актор времени становитс€ решающим в овладении мен€ющимис€ обсто€тельствами, и именно при переходе к Ќовому времени в XIV-XV вв. по€вл€ютс€ часы на ратушах городов, а вскоре возникает необходимость и в карманных часах. ƒело не в их изобретении, а в формировании потребности следить за временем, спешить, вписыватьс€ в точку, скольз€щую из насто€щего в будущее.

»менно этот момент, когда ускользающее врем€ начинает переживатьс€ как потер€ неосуществленных возможностей, ј. я. √уревич считает ключевым в понимании новой культуры. ƒо этого в средневековой культуре врем€ не ценилось, и ј. я. √уревич приводит старую поговорку: " огда Ѕог создавал врем€, он создал его достаточно" (1984, с. 157). Ќова€ культура дорожит временем, и от того, как оно используетс€, зависит будущее - конкретное будущее отдельного человека и общий прогресс в отношени€х с миром. »з характерного дл€ —редневековь€ линейного, скрепленного символическими вертикал€ми отрезка между точками сотворени€ мира и конца света (с акцентом на последнем) врем€ превращаетс€ в процесс активного движени€, преобразовани€ насто€щего в будущее.

¬ новом сознании мен€етс€ само переживание материальности, реальности мира. ¬ сознании традиционных культур реальностью обладала прежде всего жизнь тела, в сознании нравственной культуры реалии мира коренились в его нравственных символах, дл€ сознани€ Ќового времени реальность - это взаимоотношение сил, динамика отношений. ќ. Ўпенглер обращает наше внимание на определение материи как посто€нной отношени€ массы и ускорени€, он видит и в архитектуре –енессанса и барокко потерю чувственности - чисто музыкальные моменты взвивающихс€ и волнообразных линий. ». ѕригожин оценивает это иначе, он говорит, что рационализм воспринимает природу как унылую штуку без звука, без запаха, без цвета, как спешащую материю.

ћен€етс€ и отношение к числу. ≈сли дл€ традиционной культуры оно неотделимо от материального объекта, а религиозное сознание открывает дл€ себ€ символическую математику, и Ќиколай  узанский, созерца€ беспредельность Ѕога, приходит к пониманию существовани€ бесконечно малых и бесконечно больших чисел, то в математике Ќового времени число - это прежде всего отношение, функци€ (Ўпенглер ќ., 1993). ќн подчеркивает независимость такого числа от чувственного, его динамизм, энергию, и математикой Ќового времени считает математический.анализ - определение посредством чисел положени€ точки в каком-либо, даже не всегда трехмерном, пространстве.

√осподство переживани€ динамики отношений вли€ет и на характер музыки этой культуры. ќ. Ўпенглер указывает, что именно в это врем€  лаудио ћонтеверди создает первый насто€щий оркестр, рождаютс€ правила контрапункта, в 1630 году по€вл€етс€ первый виртуоз игры на органе.  ак основные взаимосв€занные признаки западной культуры Ќового времени Ўпенглер называет аналитическую математику, контрапункт в музыке и центральную перспективу масл€ной живописи.

–ассмотрим теперь особенности самоощущени€ человека этой культуры. Ќовое врем€ коренным образом мен€ет отношение к жизни тела. ¬ средневековой культуре, утверждавшей торжество моральных ценностей над жизнью тела, идеалом было телесное самоограничение, лишени€, страдание. “еперь дуализм верха и низа становитс€ менее напр€женным, и страдание перестает быть знаком милости Ѕожьей, а удовольствие - грехом. ¬ то же врем€ это не €вл€етс€ и возвращением к архаической, или античной, культуре естественной гармонии жизни одушевленного тела.

Ќовое врем€ культивирует иную форму дуализма, обусловленную активным вмешательством де€тел€ в природные процессы. —оответственно и дело начинает рассматриватьс€ как объект, средство достижени€ целей экспансии или удовольстви€. — одной стороны, за ним начинают больше следить и ухаживать, растет стремление да счет искусственных "приставок" расширить пределы возможностей руки, слуха, зрени€, найти техническую возможность выйти в другие, ранее недоступные дл€ тела среды. — другой - тела стыд€тс€, стараютс€ все больше контролировать его естественные про€влени€.

ј. я. √уревич (1984, с. »8-321), цитиру€ работы Ќ. Ёлиаса, отмечает, что контролировать телесные про€влени€, стыдитьс€ их начинают не в —редневековье, а при переходе к Ќовому времени. »менно тогда по€вл€ютс€ многочисленные трактаты о застольных манерах (в том числе Ёразма –оттердамского), в которых осуждаютс€ естественные дл€ средневекового человека вещи: запрещаетс€ есть руками, из общей миски, пить из одного кубка, плевать и сморкатьс€ за столом.

—двигаютс€ границы стыдливости в естественных отправлени€х: отход ко сну и подъем из постели выдел€ютс€ из сферы общественных отношений и перемещаютс€ внутрь семьи, по€вл€етс€ особа€ одежда дл€ сна, носовой платок, вилка, стремление к чистоплотности становитс€ добродетелью. “олько к XVIII веку утверждаетс€ правило, согласно которому в комнате дл€ сна размещаютс€ только лица одного пола. —ексуальные отношени€ перестают быть частью социальной жизни и уход€т в недра семьи, по€вл€етс€ стремление исключить их из пол€ зрени€ ребенка.

»деальный человек Ќового времени отказываетс€ от обыча€ и принимает услови€ неопределенности, опасности, он сам выбирает стратегию своего поведени€ (Ћотман ё. ћ., 19926). ј. ћ. √уревич (1984, с. 325) определ€ет культуру Ќового времени как культуру "человека на распутье", вновь и вновь оказывающегос€ в ситуации выбора, причем не жестко дуалистического, а множественного, происход€щего в услови€х неопределенности. Ёталоном здесь становитс€ уже не моральна€ личность —редневековь€ и тем более не родова€ личность архаической культуры, а творческа€, самоутверждающа€с€ и самовыражающа€с€ личность.

“радиционна€ и нравственна€ культура сочла бы бесчестным и слабым человека, уклон€ющегос€ от велений рока судьбы и морального долга, но Ќовое врем€ формирует человека, который "делает себ€ сам", берет на себ€ ответственность за выбор и, наруша€ традиции, находит свое собственное решение задачи - индивидуалиста, авантюриста, исследовател€, испытател€. „еловек сознает себ€ творцом истории и хочет быть им (Ёлиаде ћ., 1987).

ƒж. Ќидэм указывает, что именно в конце средних веков общество перестает относитьс€ с презрением к новаторам в ремесле и технике, а до этого их творчество оценивалось полупрезрительно, как хитрые уловки по ». ѕригожину, 1986). ¬ идеалах культур, стрем€щихс€ к стабильности, пор€дку, достойный человек достигает превосходства силой, совершенством, но никогда изобретением нового, неожиданностью (Ћотман ё. ћ., 1992г). ¬ Ќовое врем€ изобретатель становитс€ более свободным от моральных норм и использует все возможности, как бы они ни были опасны дл€ социума (ѕригожий »., 1986).

“аким образом, в культуре Ќового времени человек в большей степени оцениваетс€ не по своим естественным природным достоинствам и моральным качествам, а по активности, способности вли€ть на ситуацию, преодолевать обсто€тельства. –азвитие цивилизации в Ќовое врем€ - это, как мы знаем, прежде всего развитие науки, двигателем ее, по ». ѕригожину, €вл€етс€ мотив господства. Ќаука развивает мощности человека от первых паровых и вод€ных двигателей до овладени€ им энергией атома, а также дает ему возможность добывать, овладевать все новой и новой информацией. Ёто неизбежно ведет к развитию индустрии новостей: средств св€зи, массовой прессы, потока радио- и телесообщений, развитию электронных средств коммуникации. ѕромышленна€ революци€ закономерно перерастает в научно-техническую и информационную.

≈сли архаическа€ и средневекова€ культуры жестко организуют поведение человека традици€ми, социальным статусом, моральными правилами, то в Ќовое врем€ рождаетс€ "культура, ничего не предрешающа€ раз и навсегда и не программирующа€ неизменного хода жизненного быти€, культура поиска, вывод€ща€ себ€ за свои собственные пределы, культура открытых возможностей" (√уревич ј. я., 1984, с. 325). ≈е сознание €вл€етс€ романтическим (Ћотман ё. ћ., 1992г), противопоставл€ющим геро€ толпе, презирающим пошлое (по ¬. ». ƒалю - прошедшее, былое), став€щим себ€ выше социальных правил.

„еловек Ќового времени, таким образом, не вписываетс€ в ритмы как природного мира, так и в образцы идеального социального поведени€, а ведет активный диалог с ними, диалог индивидуальных возможностей и уникальных обсто€тельств, происход€щий здесь и сейчас, где человек €вл€етс€ творцом, причиной изменени€ внешний среды, своей судьбы, самого хода истории. ѕоэтому и основным способом познани€ мира становитс€ не разработка его единой стабильной картины, системы, а прослеживание отдельных динамичных причинно-следственных св€зей. ∆изненно важным представл€етс€ выделение горизонтальных линий, цепочек причин и следствий, позвол€ющих решить встающую здесь и сейчас задачу.

¬рем€, место, социальна€ структура ослабл€ют свое формообразующее вли€ние на повседневное поведение человека. ќбщий праздник также перестает быть основным организатором и стабилизатором системы жизненных смыслов человека, св€зывающем его с нормами, заданными прошлым и будущим. Ќа первый план выступают формы личного сиюминутного праздника, отмечающего индивидуальные событи€, дающего общение, отдых, "разр€дку", "встр€хивание".

’арактерно, что именно при переходе к Ќовому времени из общего праздничного действа выдел€ютс€ самосто€тельные виды искусств со своими специальными эстетическими задачами и с отношением к творчеству как самоценности.  ультуре аффективной саморегул€ции Ќовое врем€ предлагает разработанные формы азартных игр, рискованные приключени€, спорт, а также моду как эпатаж, экстравагантность, цель которой - противосто€ние толпе, триумф - возмущение обывател€, риск - возможность остатьс€ незамеченным (Ћотман ё. ћ., 1992а).

 . Ћеви-—тросс (1994) отмечает принципиальное отличие азартных игр Ќового времени от ритуальных игр в традиционных культурах. ≈сли в последнем случае результат всегда предопределен и заключаетс€ в установлении определенного равновеси€ ( . Ћеви-—тросс пишет, что в Ќовой √винее тоже с удовольствием играют в футбол, но ровно столько партий, сколько необходимо дл€ достижени€ ничейного результата), в Ќовое врем€ результат не определен - все зависит от самих участников. –итуальна€ игра - избавление от напр€жени€ и приводит к победе "команду жизни" над "командой смерти", добра над злом, переводит всех через обр€д инициации, в азартной же игре, наоборот, из равновеси€ равных возможностей возникает и утверждаетс€ неравновесие - лична€ победа.

Ќовое врем€ знаменуетс€ развитием сюжетного искусства, св€занного с драматическими событи€ми индивидуальной жизни человека, с психологическим анализом его переживаний. ≈сли дл€ античной культуры трагеди€ €вл€лась трагедией случайного мига в жизни материальной личности и дл€ нее необходимо было сохранение единства времени и места, то трагедии Ўекспира €вл€ютс€ трагеди€ми развити€ индивидуальной души и менее завис€т от внешних обсто€тельств (Ўпенглер ќ., 1991).

¬ живописи символы вечной красоты смен€ютс€ индивидуальными портретами, приобретает попул€рность жанр личных записок, мемуаров, исповеди. »з€щна€ словесность, "плетение словес", постепенно вытесн€ютс€ литературой, привлекающей пружиной сюжета, - нагнетанием помех, сложностей, опасностей на пути героев к цели, кульминацией, победой героев над обсто€тельствами и разв€зкой - счастливым концом.

≈сли исходно это сюжет полнокровного пронзительно личного переживани€ - ќ. Ўпенглер (1993) говорит об этой культуре не только как о культуре аналитической математики, масл€ной живописи и карманных часов, но и как о культуре автобиографий, дневников, исповедей - трагической напр€женности душевной жизни, - то позже происходит все более механистическое заострение сюжета приключени€. ѕроисходит специальное выделение остросюжетного, приключенческого, детективного жанров литературы. ¬ дальнейшем проигрыш ситуаций катастрофы, ужаса, уже без об€зательной благополучной разв€зки, приводит к потере сюжета, св€занного с индивидуальной жизнью, и к развитию искусства непосредственной механической стимул€ции переживани€ испуга, нарушени€ равновеси€.  ак мы знаем, стимул€ци€ острых ощущений особенно характерна дл€ кинематографа.

ћы видим, таким образом, что культура экспансии развивает не только объектное отношение к собственному телу, но и рождает дуализм в воспри€тии своей душевной жизни.  . √. ёнг (1992), как об общей тенденции объектного отношени€ к жизни души говорит о психоанализе и о реинтеграции психики, выделении отдельных психологических проблем и постановке узких профессиональных задач психотерапии.

Ќовое врем€ создает и новые культурные формы отношений с идеальной сферой. ¬о-первых, иде€ Ѕога все больше совмещаетс€ с идеей первого толчка, первопричины, открывшей цепь причинно-следственных зависимостей. —кладывающуюс€ в рациональном сознании механическую модель мира необходимо дополн€ет образ „асовщика, ћеханика, √лавного  онструктора. ¬о-вторых, человек и сам утверждает право на творчество, которое раньше принадлежало лишь Ѕогу. –ешение моральных проблем превращаетс€ в субъективный творческий акт (ёнг  . √., 1992), а вечные ценности, "трансцендентальные реальности присваиваютс€, станов€тс€ субъективными иде€ми" (Ћосев ј. ‘., 1991а, с. 107), и человек начинает отстаивать свое право вести активный диалог с Ѕогом, как и с миром.

 ак мы знаем, в ≈вропе переход к Ќовому времени св€зан с мощными движени€ми, войнами –еформации. ѕотребность в личном, свободном толковании св€щенных текстов, личного участи€ в религиозной службе, проводимой дл€ этого на родном €зыке, сочетаетс€ с отказом от сложной системы сакральных ритуалов и символов.  . √. ёнг (1991) считает –еформацию, утверждение права субъекта на свободные диалог с Ѕогом, права толковать —лово Ѕожие основным моментом культуры Ќового времени и св€зывает возникновение этих новых возможностей с потерей культуры католического ритуала и символики, дающей гарантам единени€ с высшими ценност€ми, защиты от переживани€ ’аоса.

ѕротестантское напр€женное и обостренное отношение к Ѕогу, как "я" к "“ы", - по ёнгу, великий риск и велика€ возможность человека. ќднако протестант остаетс€ в одиночестве перед Ѕогом, воспринима€ религиозный опыт без зашиты ритуала и символа.  атолические формы религиозной жизни в ритуалах и символике произвольно организуют переживание нуминозного, они открывают человеку путь к пониманию божественного и одновременно предохран€ют от непосредственного соприкосновени€ с ним. –еформаци€, разруша€ религиозные ритуалы и символы, пробивает брешь в защитной стене и оставл€ет человека в оголенном мире символической нищеты.

“аким образом, если мы попытаемс€ подытожить вышесказанное, то должны будем выделить, что основным ценностным переживанием культуры Ќового времени €вл€етс€ переживание индивидуальной экспансии: прогресса, роста возможностей человека, освоение им новых пространств, преодоление преград, победы над стихи€ми, болезн€ми. Ёто определ€ет содержание сознани€ человека Ќового времени: картина мира строитс€ в активном диалоге с ним как ответ на собственное воздействие, в ней ценна прежде всего новость, открывающа€ возможность следующего активного хода человека. ≈сли мир человека —редневековь€ был репликой вечных ценностей, то теперь это ответ активности, творчеству человека.

ћир тер€ет свою устойчивость и единую вертикальную иерархическую организацию и рисуетс€ горизонтальными лини€ми причинно-следственных св€зей, распадаетс€ на отдельные €влени€, задачи. ¬ отношени€х с миром возникает дуализм активного субъекта и объекта действи€. „еловеческа€ личность ценна творчеством, возможностью прин€ть решение, вз€ть на себ€ ответственность, сделать выбор. Ћичность стремитс€ ко все большим мощност€м, к овладению потоком: информации и видит путь цивилизации в прогрессивной победе над силами природы. ќна стимулирует себ€ переживани€ми риска и азарта и, присваива€ вечные ценности, рассматривает их как субъективные убеждени€.

ќбъектом творчества становитс€ не только природа, но и тело человека, душевна€ жизнь. “ело лечат, за ним ухаживают, совершенствуют, его стыд€тс€, психологи€, психотерапи€ исследуют и разрешают отдельные проблемы душевной жизни, идеологи€, пропаганда, реклама развивают культуру манипул€ции сознанием, служат целенаправленной организации поведени€ человека.

—равнива€ этот тип идеальной организации сознани€ с сознанием третьего уровн€, мы можем отметить, что в обоих случа€х основной адаптационной задачей €вл€етс€ организаци€ жизни в нестабильных услови€х, в ситуации неопределенности, посто€нного множественного выбора. —ознание, мироощущение, организуетс€ одним типом переживани€ личной экспансии; совпадает тип картины мира - -воспри€тие времени и пространства, способы познани€ с помощью установлени€ причинно-следственных св€зей, средства организации поведени€ с ориентацией на новые возможности, разворачиванием активного диалога с обсто€тельствами.

ћы видим, какие огромные возможности открывает этот тип культуры, подобна€ акцентуаци€ индивидуального сознани€, но знаем также и о св€занных с этим огромных опасност€х. ѕотер€ переживани€ мира, как живого, одушевленного тела, его единства с человеком, индивидуализм и механицизм, объектность в отношени€х при бесконтрольном наращивании собственных мощностей и потока информации поставили, как мы знаем, по€ угрозу само существование мира.

¬тора€ половина XX века характеризуетс€ общим осознанием тупиковости развити€ этой чистой линии культуры, пониманием односторонности картины мира, ее дегуманизации, механизации, изол€ции в ней человека от мира. ». ѕригожий (1986) пишет о том, что в нашей позитивной культуре скрыт элемент насили€, замаскированный под жажду знаний, и ее технологический и научный остов - основа этого насили€, научный эксперимент - это допрос природы на дыбе. ”спехи рациональной, экспериментальной науки с помощью разбивани€ €влени€ на части, сведени€ сложных закономерностей к простым, универсальным законам, сверхценное отношение к количественным измерени€м открывают нам, к сожалению, уже мертвую, пассивную природу.

ј. ‘. Ћосев (1991а, с. 31) пишет о том, что уже "механика Ќьютона построена на гипотезе однородности и бесконечности пространства. ћир не имеет границ, т. е. не имеет формы. ƒл€ мен€ это значит, что он бесформен. ћир - абсолютно однородное пространство. ƒл€ мен€ это значит, что он абсолютно плоскостей, невыразителен, нерельефен. Ќеимоверной скукой веет от такого мира. ѕрибавьте к этому абсолютную темноту и нечеловеческий холод междупланетных пространств. „то это, как не черна€ дыра, даже не могила и даже не банка с пауками, потому что и то и другое все-таки интереснее и теплее к все-таки говор€т о чем-то человеческом. Ётому вполне соответствует новоевропейское учение о бесконечном прогрессе общества и культуры".

— этой тоской по потер€нному единству человека с миром и его внутренней целостности св€зано понимание необходимости поиска нового баланса ценностей. ¬озможность альтернативного развити€ ищут прежде всего в формах традиционных культур, и именно с этим св€заны характерные дл€ XX века интенсивные сравнительные исследовани€ в области культурологии.

 роме того, в центре внимани€ исследователей уже с конца XIX века часто оказываютс€ культуры ƒальнего ¬остока, в которых видитс€ совершенно особый и чрезвычайно соблазнительный дл€ западного человека тип отношений с миром. ћногие западные мыслители вид€т в нем путь выхода современного сознани€ за пределы мира количества в мир качества, в целостный мир становлени€ и возникновени€ живых существ и их сообществ (ѕригожий »., 1986). ¬ идеале этот тип отношений воплощен в учени€х индуизма, даосизма и затем буддизма и дзэн-буддизма.

ќднако  . √. ёнг (1991) вновь предостерегает нас, утвержда€, что выход в этот мир возможен только при кардинальной смене системы основных ценностей. ѕрисвоив лишь методы отношений с миром, с телом, собственной психикой, западный человек сможет использовать их скорее во зло себе, все более контролиру€ свое естество. “ак, ёнг, например, считает, что человек западной культуры не гадитс€ дл€ индийской йоги, поскольку наша интенсивность и узость действи€ может с помощью этих методов быть нав€зана и нашему подсознанию.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-05-08; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 548 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

¬ моем словаре нет слова Ђневозможної. © Ќаполеон Ѕонапарт
==> читать все изречени€...

518 - | 475 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.034 с.