Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


 атегории политической власти и вли€ни€




јмбивалентность феномена власти

 

“аинственные загадки и парадоксы политической власти, выступающей одновременно и целесообразной силой, и злой волей, занимали умы и философов, и писателей.  рупнейшие мыслители √омер и Ўекспир, √ете и √егель, Ќицше и ƒостоевский, —артр и  афка в социально-философских или литературно-художественных произведени€х, каждый по-своему, пытались приоткрыть завесу над этой, далеко не познанной и не разгаданной стороной жизни общества и человека. ѕочему власть играет двойственную, амбивалентную роль, быва€ то необходимым и целесообразным механизмом общени€ людей, управлени€ обществом, то выступа€ в качестве злой и дегуманизированной силы, как это было два дес€тилети€ назад в  ампучии, где Ђреволюционный режимї от имени народной власти уничтожил едва ли не треть или четверть населени€ страны.

»менно эта мысль противоречивой двойственности власти проходит практически через все крупные концепции и теоретические размышлени€ о ее природе в истории политической мысли. ”же в ƒревнем  итае  онфуций и ћо-÷зы обращают внимание на божественную и естественную стороны происхождени€ власти и на необходимость существовани€ власти как механизма общени€ между людьми, регул€тора отношений господства и подчинени€ между управл€ющими и управл€емыми.  онфуций (551Ч479 гг. до н. э.) традиционалистски придерживаетс€ понимани€ власти как божественного Ч Ђповелени€ небаї Ч установлени€, дает ей при этом патриархально-патерналистскую трактовку и уподобл€ет иерархическую власть императора над подданными отеческой власти старшего, главы семьи или рода, над младшими его членами.

Ѕольшинство идей и концепций, трактующих политическую власть, а также самих определений категории Ђвластьї в ранней истории политической мысли в первую очередь св€заны с необходимым пор€дком и согласием между людьми, управлением и целесообразным регулированием человеческих отношений.

ћо-÷зы (479Ч400 гг. до н. э.) исходит из более рационалистической интерпретации природы власти, едва ли не первым в самом общем виде высказыва€ идеи об ее Ђестественном происхожденииї и Ђобщественном договореї, отмеча€ при этом, что в качестве властител€ люди выбрали самого мудрого и добродетельного человека ѕоднебесной и сделали его Ђ—ыном Ќебаї дл€ того, чтобы создать систему управлени€ и преодолеть социальный хаос, который наблюдалс€ среди людей, живших подобно диким звер€м. јналогично рассуждает и јристотель в Ђѕолитикеї, когда пишет, что властный механизм необходим дл€ организации и


регулировани€ общени€ между людьми, поскольку Ђверховна€ власть повсюду св€зана с пор€дком государственного управлени€ї1. јристотель (в противоположность  онфуцию) отличает господскую и семейную власть от власти общественной или политической.

«атем уже в Ќовое врем€ иде€ целесообразности механизма государственной власти находит более развернутое обоснование в теории Ђобщественного договораї. ќдин из ее создателей, английский мыслитель писал о необходимости организации общей власти путем соглашени€ Ђкаждого человека с каждым другим дл€ преодолени€ естественного состо€ни€ Ђвойны всех против всехї. √армони€ Ђможет быть воздвигнута только одним путем, а именно путем сосредоточени€ всей власти и силы в одном человеке или в собрании людей, которое большинством голосов могло свести все воли граждан в единую волюї2. »з этой же самой идеи Ђобщественного договораї исходил и ∆, -∆. –уссо, надел€€, однако, властью не единоличного государ€-суверена, а народную ассоциацию, выражающую волю всего народа как равнодействующую частных воль людей.

Ќо уже в ранние периоды истории политической мысли была замечена и втора€ сторона феномена власти, а именно ее отчуждающа€ и отчужденна€ природа. “от же јристотель (а позднее ћонтескье) отмечает опасность злоупотреблени€ властью, отчуждени€ ее от р€довых граждан, когда обладающие властью используют ее дл€ своей частной пользы вместо общего блага. –ецепты преодолени€ властного отчуждени€ предлагались самые разные: от идеи Ђсмешаннойї власти (ѕолибий, ћакиавелли) и разделени€ властей (Ћокк, ћонтескье, √егель) до полной ликвидации государственной власти вместе с государством (√одвин и Ўтирнер, Ѕакунин и  ропоткин)3. √егель, определ€€ государственную власть как Ђвсеобщую субстанциональную волюї, вместе с тем, дл€ пользы гражданского общества и оптимизации управлени€, считает необходимым функциональное деление власти на законодательную, отражающую общие интересы, правительственную, св€зывающую общее с отдельными, особенными случа€ми, и, наконец, кн€жескую, объедин€ющую всеобщее, особенное и специфическое начала в единую систему государственного механизма, преодолевающего в силу этого узость эгоистических интересов.

 лассификаци€ интерпретаций власти

 

— периода становлени€ и развити€ марксизма уже можно говорить о начале современной эпохи в трактовке природы политической власти. ћногочисленные концепции власти в современной специальной литературе классифицируютс€ по р€ду оснований. ѕрежде всего, концептуальные


подходы к интерпретации политической власти, с пониманием их условности и относительности, можно было бы разделить в логико-гносеологическом аспекте на два больших класса: 1) атрибутивных концепций, трактующих власть как атрибут, субстанциальное свойство субъекта, а то и просто как самодостаточный Ђпредметї или Ђвещьї; 2) рел€ционных доктрин, дающих объ€снение власти как социального отношени€ или общени€ как на элементарном, так и на сложном коммуникативном уровне. јтрибутивно-субстанциальные концепции власти, в свою очередь, условно подраздел€ютс€ на: 1) потенциально-волевые; 2) инструментально-силовые и, с известной оговоркой, 3) структурно-функциональные подходы.

¬олевые концепции рассматривают власть как потенциальную способность или возможность нав€зывать волю какого-либо политического субъекта другим. “акой подход особенно характерен дл€ традиции немецкой политической мысли. √егель и ћаркс, ‘ихте и Ўопенгауэр, Ќицше и ¬ебер прибегают к волевой способности в самых разных, порой пол€рных определени€х власти (например, как Ђволи экономически господствующего классаї  . ћаркса или Ђэнергии и воли сверхчеловекаї ‘. Ќицше и т. д.).  лассическое определение категории Ђвластьї дает ћ. ¬ебер, который понимает ее, как Ђлюбую возможность проводить внутри данных общественных отношений собственную волю, даже вопреки сопротивлению, вне зависимости от того, на чем така€ возможность основываетс€ї4. —трого говор€, такое определение власти при желании можно интерпретировать и как Ђволевое отношениеї, но акценты у ћ. ¬ебера, так же как и у √. √егел€ или у  . ћаркса, все же смещаютс€ на трактовку се как некоего потенциала политического субъекта, обладающего особыми субстанциальными качествами носител€ власти.

¬о многих волевых определени€х и подходах к власти ставитс€ вопрос о средствах ее реализации и способах ее Ђраспредмечивани€ї, иницииру€ тем самым ее инструментально-силовое понимание, св€занное уже с англо-американской традицией. ¬ ЂЋевиафанеї “. √оббса власть, которой обладает суверен, представл€ет собой не столько некий абстрактный потенциал, сколько реальное средство принуждени€, форму силового воздействи€. Ђќпределение власти “. √оббса, в котором чувствуетс€ вли€ние механики, €вл€етс€ инструментальным. ƒл€ √оббса власть Ч это скорее Ђвласть сделать", чем Ђвласть над людьми", она направлена к объектам желани€, к результатам де€тельности...ї5. “акой же трактовки власти как реальной силы и средства реализации воли придерживаютс€ и

 


сторонники бихевиоралистской Ђсиловой моделиї власти американской школы Ђполитического реализмаї, которые и во внутренней (ƒ.  этлин), и в международной (√. ћоргентау) политике исповедуют взгл€д на публичную власть как на силовое воздействие политического субъекта, контролирующего определенные ресурсы и (при необходимости) использующего даже пр€мое насилие и принуждение.

», наконец, в современной политической теории разработаны системный и структурно-функциональный способы интерпретаций власти, которые мы можем увидеть в работах “. ѕарсонса, ƒ. »стона, √. јлмонда, ћ.  розье и др. ѕо “. ѕарсонсу, власть представл€ет собой особенное интегративное свойство социальной системы, св€занное с поддержанием ее целостности, координацией общих коллективных целей с интересами отдельных элементов, а также обеспечивающее функциональную взаимозависимость подсистем общества на основе консенсуса граждан и легитимизации лидерства.

–€дом с атрибутивно-субстанциальными дефиници€ми власти тесно соседствуют рел€ционные подходы к трактовке се как социальных отношений, которые порой достаточно тесно переплетаютс€ с предыдущими определени€ми (как, например, в бихевиорализме). ¬о-первых, это бихевиоралистский подход, редуцирующий все многообразие властного общени€ к совокупности властных отношений между двум€ индивидами-акторами и их вол€ми. Ѕихевиориалисты √. Ћассуэлл и ј.  аплан включают в конструкцию власти такие компоненты и признаки, как: 1) контроль над ресурсами, 2) участие в прин€тии решений и 3) обладание волей и вли€нием. ќни определ€ют власть как отношение двух акторов следующим образом: Ђј имеет власть над ¬ в отношении ценностей  , если ј участвует в прин€тии решений, вли€ющих на политику ¬, св€занную с ценност€ми  ї6. “аким образом, власть становитс€ отношением двух воль и вли€ний, при котором одна сторона нав€зывает другой свое решение.

  этим взгл€дам примыкают и так называемые интеракционистские концепции, согласно которым властное отношение выполн€ет роль своего рода стабилизатора в совокупной системе общественных отношений, пронизыва€ ее всю Ђнасквозьї, регулиру€ конфликты, упор€дочива€ посто€нно возникающие противоречи€ по поводу распределени€ и перераспределени€ материальных и прочих ресурсов ( . Ўмитт, –. ƒарендорф, Ћ.  озер и др.) и обеспечива€ тем самым социальное равновесие.


Ќаконец, пожалуй, к наиболее сложным и комбинированным подходам можно отнести коммуникативные (X. јрендт, ё. ’абермас), а также постструктуралистские (ћ. ‘уко, II. Ѕурдье) концепции власти, рассматривающие последнюю как многократно опосредованный и иерархизированный механизм общени€ между людьми, разворачивающийс€ в социальном поле и пространстве коммуникаций. X. јрендт отмечает в св€зи с этим, что власть Ч это многостороннее, тотальное общение, а не собственность или свойство отдельного политического субъекта, св€занное с необходимостью организации согласованных общественных действий людей, основанных на преобладании публичного интереса над частным. ¬ отличие от подобного осуществлени€ идеального принципа властного консенсуса ё. ’абермас считает, что власть как раз €вл€етс€ тем самым механизмом опосредовани€ возникающих противоречий между публичной и частной сферами жизни, обеспечива€, как и деньги, воспроизводство естественных каналов коммуникаций и взаимодействий между политическими субъектами.

„то касаетс€ новейших постструктуралистских концепций Ђгенеалогии властиї ћ. ‘уко и Ђпол€ властиї ѕ. Ѕурдье, то их как раз объедин€ет не субстанционально-атрибутивное, а именно рел€ционное видение власти как отношени€ и общени€. ћ. ‘уко отмечает, что власть представл€ет собой не просто отношение субъектов, а своего рода модальность общени€, то есть Ђотношение отношенийї, неперсонифицированное и неовеществленное, поскольку его субъекты наход€тс€ каждый момент в посто€нно измен€ющихс€ энергетических лини€х напр€жений и соотношени€х взаимных сил, “ак же, в чем-то дополн€€ эту мысль, ѕ. Ѕурдье обосновывает собственное пон€тие Ђсимволической властиї, которое сводитс€ им к совокупности Ђкапиталовї (экономических, культурных и т. д.), распредел€ющихс€ между агентами в соответствии с их позици€ми в Ђполитическом полеї, то есть в социальном пространстве, образуемом иерархией властных отношений.

¬ласть, таким образом, выступает как сложнейший механизм тотального социального общени€, регулирующий отношени€ между управл€ющими и управл€емыми, первые из которых получают потенциально Ђсимволическую властьї над вторыми, хот€ последние также обладают Ђсимволическим капиталомї, оказыва€ вли€ние и давление Ђснизуї на властвующих. ¬ политической теории пон€ти€ Ђвли€ниеї и Ђвластьї и их соотношение еще в 40-е гг. XX века разрабатываютс€ √. Ћассуэллом. ќн рассматривает их как соотносительные категории, вывод€ и определ€€ эту пару пон€тий

 

 


друг через друга, поскольку в действительной жизни партии и группы давлени€ активно вли€ют Ђснизуї на органы государственной власти с тем, чтобы установить над ними контроль, в то же врем€ и руководители государства используют властные полномочи€ дл€ того, чтобы регулировать в свою пользу ход партийной борьбы и контролировать процесс давлени€ различных социальных групп. “акие достаточно сложные взаимоотношени€ между властвованием управл€ющих и давлением управл€емых сложились в ходе длительного социального общени€ между ними, породившего регул€тивные механизмы публичной власти.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-05-08; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 1559 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

Ќаглость Ц это ругатьс€ с преподавателем по поводу четверки, хот€ перед экзаменом уверен, что не знаешь даже на два. © Ќеизвестно
==> читать все изречени€...

826 - | 611 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.012 с.