Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


»деи принципа сперматозоида у Ўопенгауэра 2 страница




ЂЌельз€ не признать, что в национальном характере мало хороших черт: ведь субъектом его €вл€етс€ толпа. ѕопросту говор€, человеческа€ ограниченность и испорченность принимают в разных странах разные формы, которые и именуютс€ национальным характеромЕ  ажда€ наци€ насмехаетс€ над другими, и все они в одинаковой мере правы. ѕравы только в том, что насмехаютс€ над смешными чертами характера, но не правы в том, что насмехаютс€. ќт этого-то и враждаї.

  тому, что человек из себ€ представл€ет, относ€тс€ также чин, честь и слава.

÷енность чина, с точки зрени€ Ўопенгауэра, условна, и из-за него не стоит битьс€. „то касаетс€ чести, то Ўопенгауэр определ€ет ее как мнение других о нашей ценности с объективной точки зрени€ и как страх перед этим мнением Ц с субъективной.

ќн выдел€ет несколько видов чести: гражданскую, служебную, воинскую, половую (женскую и мужскую) и самый глупый вид чести Ц рыцарскую, которую он осуждает больше всего по следующим причинам.

Ёта честь заключаетс€ не во мнении, а в ¬џ–ј∆≈Ќ»» этого мнени€. ћожно презирать человека, но не высказывать этого, и тогда все будет в пор€дке. „есть зависит только от того, что говор€т и делают другие: она находитс€ в руках, висит на кончике €зыка каждого встречного; стоит ему захотеть Ц и она потер€на навеки. Ђѕоведение человека может быть чрезвычайно пор€дочным, благородным, его характер Ц прекрасным и ум Ц выдающимс€, и все же его честь каждое мгновение может быть отн€та: стоит лишь обругать его первому попавшемус€, который хот€ и сам не нарушал законов чести, но в остальном Ц последний из негод€ев, тупейша€ скотина, бездельник, картежник, запутан по уши в долгах Ц словом, личность, не год€ща€с€ оскорбленному в подметки. ¬ большинстве случаев именно такие типы и оскорбл€ют пор€дочных людейЕ Ќасколько постыдно быть обруганным, настолько почетно быть оскорбителемї. ¬осстановить рыцарскую честь можно только поединком, дуэлью. —ейчас дуэлей нет, но как болезненно люди воспринимают оскорблени€ от негод€ев!  огда € зачитываю своим пациентам этот отрывок, они успокаиваютс€, а когда они обучаютс€ психологическому айкидо и научаютс€ отвечать на такие оскорблени€, их настроение заметно улучшаетс€.

—ократа во врем€ его диспутов часто оскорбл€ли действием, что он спокойно переносил: получив раз удар ногой от обидчика, он хладнокровно отнесс€ к этому и удивил обидчика словами: Ђ–азве € пошел бы жаловатьс€ на л€гнувшего мен€ осла?ї ƒругой раз ему сказали: Ђ–азве теб€ не оскорбл€ют ругательства этою человека?ї Ќа что он ответил: ЂЌет, ибо все это неприложимо ко мнеї.

–ыцарскую честь Ўопенгауэр называет умственной несуразностью, и победить ее сможет только философи€. ј € считаю, что и психотерапи€.

—лава Ц это бессмертна€ сестра смертной чести Ц также входит в разр€д того, что мы из себ€ представл€ем. —лава может происходить от де€ний и творений. —лава от де€ний быстро возникает, быстро проходит и зависит от случа€.

“ворение зависит от автора, и слава зависит от качеств творени€. ќ де€ни€х до потомков доход€т только рассказы, а творени€ могут дойти до них сами по себе. “ака€ слава приходит позже, но она прочнее. ¬ своей работе € пользуюсь этим положением и предлагаю своим подопечным создавать. —ам процесс творчества носит оздоравливающий характер, а слава может тогда и украсить жизнь. ј если слава померкла после смерти, значит, она была ненасто€щей, незаслуженной, возникшей благодар€ временному ослеплению. »з этого вытекает, что нельз€ гон€тьс€ за славой. ƒелай дело, и слава теб€ найдет. ј если ты за ней гон€ешьс€, то можешь не поймать. Ќо если поймаешь, а она не заслужена, то непри€тностей не избежать. Ђ аждое существо живет ради себ€, в себе и дл€ себ€. „ем бы человек ни был, тем он и €вл€етс€ ѕрежде всего и преимущественно дл€ самого себ€; если он в этом отношении малоценен, то он вообще немногого стоит. Ќаш образ в чужом представлении есть нечто второстепенное, производное и подчиненное случаю, лишь косвенно и слабо св€занное с нашим существом. —коль смешанное общество собираетс€ в храме славы! ѕолководцы, министры, шарлатаны, певцы, миллионерыЕ и достоинства этих господ оцениваютс€ гораздо беспристрастнее и уважаютс€ больше достоинств духовных, особенно высших категорийЕї Ќапрашиваетс€ вывод, что жить ради славы не стоит. Ќо тем не менее, как писал √оббс, Ђслава Ц последн€€ слабость благородных людей Ц есть то, что побуждает выдающиес€ умы пренебрегать наслаждени€ми и жить трудовой жизньюї.

Ђ“ак вот, эта слава есть, бесспорно, нечто производное Ц эхо, отражение, тень, симптом заслуг, а так как во вс€ком случае объект ценнее самого восторга, то, следовательно, источник славы заключаетс€ не в славе, а в том, чем она добыта, т. е. в самих заслугах. Ћучшим, чем может быть человек, он должен быть дл€ самого себ€; как это отразитс€ в головах других, чем он окажетс€ в их мнении Ц это неважно и должно представл€ть дл€ него второстепенный интерес. ѕоэтому тот, кто только заслужил, хот€ и не приобрел славы, обладает главным, и это главное должно утешить его в отсутствие того, что неважно. „еловек достоин зависти не за то, что нерассудительна€, часто одураченна€ толпа считает его великим, а за то, что он действительно велик; не в том счастье, что его им€ дойдет до потомства, а в том, что он высказывал мысли, достойные того, чтобы их хранили и о них раздумывали столети€миї. ѕрочитайте еще раз этот отрывок, дорогие мои гениальные читатели, и успокойтесь, если дело только в том, что к вам не пришла слава, и придумайте еще что-нибудь гениальное. –ано или поздно ценители найдутс€!

Ђ—тавить кому-либо пам€тник при жизни Ц значит объ€вить, что нет надежды на то, что потомство его не забудетї. ∆аль, что этого не читали наши вожди. ј теперь изречение дл€ молодых: Ђ—лава и молодость Ц это слишком много дл€ смертныхЕ ћолодость и так богата сама по себе и должна этим довольствоватьс€.   старости, когда желани€ и радости умирают, как деревь€ зимой, как раз врем€ дл€ вечнозеленого дерева славы; ее можно уподобить поздним грушам, зреющим летом, но годным в пищу лишь зимойї.

¬ысказывани€ Ўопенгауэра о соотношении чести и славы имеют психотерапевтическое значение. Ђ„есть субъекта показывает лишь, что он не составл€ет исключени€, слава же Ц что он €вл€етс€ именно исключительной личностью. ѕоэтому славу приходитс€ завоевывать, честь же Ц только хранить, не тер€тьї.  огда человек гонитс€ за славой, он вынужден что-то делать. ѕри этом можно прославитьс€, но потер€ть честь. ѕриобрести быстро славу и сохранить при этом честь Ц дело чрезвычайно трудное.

ј следующий отрывок специально дл€ тех, кто занимаетс€ фундаментальными науками и одновременно хочет прославитьс€.

Ђ“рудность создать славу путем творений по легко у€снимым причинам обратно пропорциональна числу людей, составл€ющих ДпубликуУ этих творений. “рудность эта гораздо значительнее при творени€х поучающих, нежели тех, которые созданы ради развлечени€. “руднее всего приобрести славу философскими произведени€ми; обещаемое ими знание, с одной стороны, недостоверно, с другой Ц не приносит материальной выгоды; поэтому они известны вначале лишь соперникам, т. е. тем же философам. Ёта масса преп€тствий на пути к их славе показывает, что если бы авторы гениальных творений создавали бы их не из любви к ним самим, не дл€ собственного удовлетворени€ ими, а нуждались бы в поощрении славы, человечество редко или совсем не видело бы бессмертных произведений. “от, кто стремитс€ дать нечто прекрасное и избегнуть всего дурного, должен пренебречь суждением толпы и ее вожаковЕ —праведливо заметил ќзорий, что слава бежит от тех, кто ее ищет, и следует за теми, кто ею пренебрегает: первые подлаживаютс€ к мнению толпы, вторые же не считаютс€ с ними (выделено мною. Ц ћ. Ћ.) ї.

Ўопенгауэр придает славе относительную ценность, ибо она основана на отличии данного человека от других. ќна вовсе исчезла бы, если бы все стали такими же, как знаменитый человек. ¬от почему посто€нно находитс€ в беспокойстве человек, который хочет выделитьс€, прославитьс€, например тем, что модно одеваетс€. Ђ÷енность абсолютна лишь тогда, если она сохран€етс€ при вс€ких услови€х; такова ценность человека Дсамого по себеУЕ ѕоэтому ценна не слава, а то, чем она заслужена; это сущность, а сама слава Ц лишь придаток; она €вл€етс€ дл€ носител€ преимущественно внешним симптомом, лишь подтверждающим его высокое о себе мнениеЕ Ќо она Ц не безошибочный симптом, ибо бывают заслуги без славы и слава без заслуг. Ћессинг удачно выразилс€: Дќдни бывают знаменитыми, другие заслуживают этогоУ.

ћы, когда жаждем славы, ориентируемс€ на мнение других о нас. ћы как бы смотримс€ в зеркало. Ќо если зеркало кривое или замутненное, неужели внешность наша от этого мен€етс€? Ќет, конечно. ѕросто мы видим не себ€, а искаженное изображение или вообще ничего. » виновата не рожа, а зеркало.

ЂЋегче всего приобрести славу, путешеству€: путешественник удостаиваетс€ славы за то, что он видел, а не за то, как он мыслилї.  роме того, в данном случае Ђгораздо легче передать другим и сделать им пон€тным то, что довелось видеть, чем то, о чем довелось размышл€ть; в св€зи с этим публика гораздо охотнее читает первое, чем второе. ”же јсмус говорил: Д то совершил путешествие, тот может многое порассказатьУ. ќднако при личном знакомстве со знаменитост€ми этого сорта легко может прийти на ум замечание √ораци€: Дѕереехав море, люди легко мен€ют климат, но не душуУ.

“ому, кто все-таки хочет добитьс€ большой славы, Ўопенгауэр советует братьс€ человеку за решение великих проблем, касающихс€ общих, мировых вопросов, и поэтому крайне сложных. ќн ЂЕне проиграет, конечно, если станет по возможности расшир€ть свой кругозор, но он должен это делать равномерно, по всем направлени€м, не забира€сь слишком далеко в специальные областиЕ а тем паче увлекатьс€ мелкими детал€миЕ »менно то, что открыто дл€ всех, дает ему материал к новым и правильным комбинаци€м. ѕоэтому и заслуга его будет признана всеми теми, кому известны эти данные, т. е. большей частью человечества. ¬от на чем основано крупное различие между славой поэта и философа и той, кака€ выпадает на долю физика, химика, анатома, минералога, зоолога, историка и т. д.ї.

Ўопенгауэр не советует гон€тьс€ за славой, ибо если ты прославилс€, теб€ замучают завистники. Ђ¬едь слава, приобретенна€ человеком, воздымает его над всеми остальными и настолько же понижает каждого другого; выдающа€с€ заслуга всегда удостаиваетс€ славы за счет тех, кто ничем не отличилс€Е ќтсюда пон€тно, почему в какой бы области ни по€вилось прекрасное, тотчас же все многочисленные посредственности заключают между собой союз с целью не дать ему хода, и если возможно Ц погубить его. »х тайный лозунг Ђј bas le meriteї Ц долой заслуги. Ќо даже те, кто сами имеют заслуга и ими сами добыли себе славу, без удовольстви€ встречают возникновение чьей-либо новой славы, лучи которой застав€т померкнуть их собственный блескї.

Ѕольшой психотерапевтической ценностью €вл€ютс€ Ђѕравила и поучени€ї Ўопенгауэра. Ќекоторым из них € посв€щаю целые зан€ти€.

¬от, в частности, весьма полезные рассуждени€, в которых довольно подробно изложен основной принцип гештальттерапии Ц жить «ƒ≈—№ и “≈ѕ≈–№.

Ђќдин из важнейших пунктов житейской мудрости заключаетс€ в том, в какой пропорции мы раздел€ем наше внимание между насто€щим и будущим: не следует слишком удел€ть внимание одному в ущерб другому. ћногие живут преимущественно насто€щим, это Ц люди легкомысленные; другиеЦ будущим, это Ц люди бо€зливые и беспокойные. –едко кто соблюдает должную меру. Ћюди, живущие будущим, несмотр€ на написанную на их лицах серьезность, подобны тем ослам, которых в »талии заставл€ют идти быстрее, привешива€ к концу палки, укрепленной на их голове, охапку сена, которую они вид€т близко перед собою и вот-вот надеютс€ ее достать. Ћюди эти обманываютс€ в существе своего существовани€ и до самой смерти живут в ad interum Ц нелепо, неизвестно зачем. »так, вместо того, чтобы исключительно и посто€нно заниматьс€ планами и заботами о будущем, мы должны помнить, что лишь насто€щее реально, лишь оно достоверно, будущее же, напротив, почти всегда оказываетс€ не таким, каким мы его себе представл€лиЕ<Е> ќдно насто€щее истинно и действительно, лишь оно Ц врем€ реально текущее, и только в нем протекает наше бытие. ѕоэтому следовало бы всегда приветливо относитьс€ к нему и, следовательно, сознательно наслаждатьс€ каждой сносной минутой, свободной от непри€тностей и боли; не следует омрачать такие минуты сожалением о несбывшихс€ в прошлом мечтах или заботами о будущем.  райне неразумно лишать себ€ светлых мгновений в насто€щем или портить их досадой на минувшее или сокрушением о гр€дущем. «аботам и раска€нию следует отводить особые часы. „то касаетс€ минувшего, надо сказать себе: Ђѕредадим, хот€ бы и с сожалением, все прошлое забвению и заглушим в себе вс€кую досадуї; о будущем Ц Ђ¬се в Ѕожией властиї и о насто€щем Ц Ђсчитай, что каждый день Ц нова€ жизньї (—енека), Ц и старайс€ сделать единственное реальное врем€ по возможности при€тнымї.

≈сли ты тревожишьс€ о будущем или печалишьс€ о прошлом, прочитай несколько раз этот абзац.

 онечно, о будущем беспокоитьс€ следует. ЂЌо беспокоить нас должны лишь те предсто€щие беды, в наступлении и в моменте наступлени€ коих мы твердо уверены. Ќо таких бед очень мало: они или только возможны, хот€ и маловеро€тны, или же они несомненны, но совершенно неизвестен момент их наступлени€. ≈сли считатьс€ с теми и другими, то у нас не останетс€ ни одной спокойной минуты. —ледовательно, чтобы не лишатьс€ спокойстви€ из-за сомнительных или неопределенных бед, мы должны приучитьс€ думать Ц о первых, что они никогда не наступ€т, о вторых Ц что они, если и наступ€т, то не скорої. ѕоэтому приучитесь думать, что в холодную погоду вы не простудитесь, что самолет, в котором вы летите, не разобьетс€, поезд, в котором вы едете, не потерпит крушени€, а смерть, котора€ неизбежна, придет не скоро.

ƒалее Ўопенгауэр предупреждает, что Ђчем меньше нас тревожат опасени€, тем больше беспоко€т желани€, вожделени€ и прит€зани€. Ћюбимые слова √ете ЂIch hab meine Sache auf gestelltї (ничего мне на свете не надо) означают, что только освободившись от всех возможных прит€заний и примирившись с неприкрашенной жалкой судьбою своею, человек может приобрести тот душевный покой, который позвол€ет находить прелесть в насто€щем, а следовательно, и в жизни вообщеї. ”же позднее ”. ƒжеймс писал, что стоимость человека определ€етс€ дробью, в числителе которой то, что человек собой представл€ет, а в знаменателе Ц то, что он о себе думает. ќн советовал уменьшить уровень прит€заний, и тогда у ваших ног окажетс€ весь мир. Ѕез сомнени€, он читал Ўопенгауэра.

ЂЌам следует твердо помнить, что Дсегодн€У бывает только один раз и никогда уже не повторитс€. ћы же воображаем, что оно возвратитс€ завтра же; однако ДзавтраУ Ц это уже другой день, который наступает тоже лишь один раз. ћы забываем, что каждый день Ц интегральна€, незаменима€ часть жизни.

ћы лучше ценили бы насто€щее и больше наслаждались бы им, если бы в те хорошие дни, когда мы здоровы, сознавали бы, как во врем€ болезни или в беде, вс€кий час, когда мы не страдали и не терпели, казалс€ нам бесконечно радостным, чем-то вроде потер€нного ра€ или встреченного друга. Ќо мы проживаем хорошие дни, не замеча€ их; лишь когда наступают т€желые времена, мы жаждем вернуть их и становимс€ вдвойне несчастными. ћы пропускаем с кислым лицом тыс€чи веселых и при€тных часов, не наслажда€сь ими, чтобы потом в дни гор€ с тщетной грустью вздыхать по ним. —ледует по достоинству оценить сносное насто€щее, хот€ бы самое обыденное, которое мы обычно равнодушно пропускаем мимо себ€ и даже стараемс€ отбыть как можно скорее. Ќе надо забывать, что насто€щее сейчас же отходит в область прошлого, где оно, освещенное си€нием вечности, сохран€етс€ нашей пам€тью, и когда эта последн€€ в т€желый час снимет завесу, мы искренне будем жалеть о его невозвратностиї.

Ќа зан€ти€х дл€ иллюстрации этих серьезных положений Ўопенгауэра € читаю коротенький рассказ ј. ѕ. „ехова Ђ∆изнь прекрасна (ѕокушающимс€ на самоубийство)ї.

∆изнь пренепри€тна€ штука, но сделать ее прекрасной очень нетрудно. ƒл€ этого недостаточно выиграть 200 000, получить Ѕелого ќрла, женитьс€ на хорошенькой, прослыть благонамеренным Ц все эти блага тленны и поддаютс€ привычке. ƒл€ того, чтобы ощущать в себе счастье без перерыва, даже в минуты скорби и печали, нужно: а) уметь довольствоватьс€ насто€щим и б) радоватьс€ сознанию, что Ђмогло бы быть и хужеї. ј это нетрудно:

 огда у теб€ в кармане загораютс€ спички, то радуйс€ и благодари небо, что у теб€ в кармане не пороховой погреб.

 огда к тебе на дачу приезжают бедные родственники, то не бледней, а торжеству€ восклицай: Ђ’орошо, что это не городовые!ї

 огда в твой палец попадает заноза, радуйс€: Ђ’орошо, что не в глаз!ї

≈сли тво€ жена или сво€ченица играет гаммы, то не выходи из себ€, а не находи себе места от радости, что ты слушаешь игру, а не вой шакалов или кошачий концерт.

–адуйс€, что ты не лошадь конножелезки, не коховска€ Ђзап€та€ї, не трихина, не свинь€, не осел, не медведь, которого вод€т цыгане, не клопЕ –адуйс€, что ты не хромой, не слепой, не глупый, не немой, не холерныйЕ –адуйс€, что в данную минуту ты не сидишь на скамье подсудимых, не видишь перед собой кредитора и не беседуешь о гонораре с “урбой.

≈сли ты живешь не в столь отдаленных местах, то разве нельз€ быть счастливым от мысли, что теб€ не угораздило попасть в столь отдаленные?

≈сли у теб€ болит один зуб, то ликуй, что у теб€ бол€т не все зубы.

–адуйс€, что ты имеешь возможность не читать Ђ√ражданинаї, не сидеть на ассенизационной бочке, не быть женатым сразу на трехЕ

 огда ведут теб€ в участок, то прыгай от восторга, что теб€ ведут не в геенну огненную.

≈сли “еб€ секут березой, то дрыгай ногами и восклицай: Ђ ак € счастлив, что мен€ секут не крапивой!ї

≈сли жена тебе изменила, то радуйс€, что она изменила тебе, а не отечеству.

» так далееЕ ѕоследуй, человече, моему совету и жизнь тво€ будет состо€ть из сплошного ликовани€.

Ўопенгауэр считает, что счастью мешает зависть, и ее надо задушить. ќн советует чаще смотреть на тех, кому живетс€ хуже нашего, чем на тех, кто кажетс€ счастливее нас. Ђ“ем, кому завидуют, следует подальше держать эту рать завистников и по возможности избегать вс€кого соприкосновени€ с ними так, чтобы их вечно раздел€ла широка€ пропасть; если это невыполнимо, то остаетс€ равнодушно переносить и нападки, источник которых исс€кнет сам собоюї.

Ўопенгауэр подчеркивает, что не следует без необходимости трогать ничего важного, нарушать существующий покой, и обосновывает эту мысль: прежде чем братьс€ за выполнение какого-либо намерени€, надо несколько раз хорошенько его обдумать.  роме того, Ђследует прин€ть в расчет несовершенство людского познани€, из-за коего всегда возможно наступление обсто€тельств,., способных опрокинуть наши расчетыї. ЂЌо раз решение прин€то, раз мы уже вз€лись за делоЕ то нечего волновать себ€ размышлени€ми о деле уже предприн€том и тревожитьс€ возможными опасени€ми; наоборот, надо совершенно выкинуть это из головы, вс€кую мысль о нем и утешить себ€ сознанием, что в свое врем€ это дело было основательно обдуманої. »де€ эта прослеживаетс€ в положени€х экзистенциального анализа, согласно которому нужно постаратьс€ действовать после прин€ти€ обдуманного решени€.

ƒалее философ рекомендует спокойнее относитьс€ к неудачам, ибо все наши планы подчинены случаю и подвержены ошибкам. Ёто может привести к страдани€м. Ќо с точки зрени€ экзистенциального анализа, страдани€ не лишены смысла.

Ђ≈сли произошло какое-либо несчастье, которого уже нельз€ поправить, то отнюдь не следует допускать мысли о том, что можно было бы его предотвратить: такие думы делают наши страдани€ невыносимыми, а нас Ц самоист€зател€ми. Ћучше брать пример с ƒавида, неотступно осаждавшего »егову мольбами о своем сыне, пока тот лежал больным; когда же он умер, ƒавид только пожал плечами и больше о нем не вспоминалї.

Ўопенгауэр советует Ђсдерживать свое воображение во всем, что касаетс€ нашего счасть€ или несчасть€; прежде всего не строить воздушных замков: они обход€тс€ слишком дорого, так как приходитс€ вскоре и с грустью их разрушать. Ќо еще больше надо остерегатьс€ рисовать с себе возможные несчасть€Е “акие думы нам труднее стр€хнуть себ€, чем радужные мечтыЕ ѕоэтому то, что касаетс€ нашего счасть€ или несчасть€, должно рассматриватьс€ через призму разума, рассудка, спокойного холодного размышлени€ и при посредстве одних абстрактных пон€тий. ¬оображение не должно участвовать в этом, ибо оно не рассуждает, а лишь рисует картины, бесплодно, а нередко болезненно волнующие нас. ќсобенно строго следует соблюдать это вечеромЕ ¬ечер непригоден дл€ серьезных, а тем паче непри€тных размышлений. ƒл€ этого, как и дл€ всех вообще зан€тий без исключени€, как умственных, так и физических, самое подход€щее врем€ Ц утро. ”тро Ц это юность дн€ Ц все радостно, бодро и легко; мы чувствуем себ€ сильными и вполне владеем нашими способност€ми. Ќе следует укорачивать его поздним вставанием, тратить его на пошлые зан€ти€ или болтовню, а видеть в нем  винтэссенцию жизни, нечто св€щенное. ¬ечер Ц это старчество дн€; вечером мы устали, болтливы и легкомысленны.  аждый день Ц жизнь в миниатюре: пробуждение и вставание Ц это рождение, каждое свежее утро Ц это юность, и засыпание Ц смерть.

ќбуздыва€ наше воображение, необходимо еще запретить ему восстанавливать и раскрашивать когда-то пережитые несправедливости, потери, оскорблени€, унижени€, обиды и т.п.; этим мы только разбудим давно задремавшую в нас досаду, гнев и другие низкие страсти, и тем загр€зним нашу душуЕ  ак в каждом городе радом с благороднейшими и выдающимис€ людьми живет вс€кий сброд, так и каждый, даже лучший, благороднейший человек обладает с рождени€ низкими и пошлыми свойствами человеческой, а то и звериной натуры. Ќе следует возбуждать эти элементы к восстанию, ни даже позвол€ть им вообще высовыватьс€ наружуЕ   тому же малейша€ непри€тность, причиненна€ людьми или вещами, если посто€нно ее пережевывать и рисовать в €рких красках и в увеличенных масштабах, может разрастись до чудовищных размеров и лишить нас вс€кого самообладани€Е  ак маленькие предметы ограничивают поле зрени€ и все закрывают собою, если поместить их близко от глаза, Ц так и люди и предметы, ближайшим образом нас окружающие, как бы ни значительны и ни интересны они ни были, чрезмерно занимают наше воображение и мысли, доставл€€ одни непри€тности и отвлека€ от важных мыслей. — этим необходимо боротьс€ї.

јбсолютно верно! ¬от только техники такой борьбы не дает Ўопенгауэр. ќна разработана современными психотерапевтическими направлени€ми.

ј следующий совет помогает избавитьс€ от зависти. Ђѕри виде того, что нам не принадлежит, у нас часто по€вл€етс€ мысль: Дј что, если бы это было моим?У » мысль эта дает чудовищное лишение. ¬место этого следовало бы почаще думать: Дј что, если бы все это не было моим?У; другими словами, мы должны старатьс€ смотреть иногда на то, что у нас есть, так, как будто мы этого недавно лишились, ибо только после потери мы узнаем ценность чего бы то ни было Ц имущества, здоровь€, друзей, возлюбленной, ребенка, лошади, собаки и т.д. ≈сли усвоить предлагаемую мною точку зрени€, то, во-первых, обладание этими вещами доставит нам больше непосредственной радости, чем раньше, и, во-вторых, заставит нас прин€ть все меры, чтобы избежать потерьЕї

»деи будущего экзистенциального анализа, который делает упор на де€тельность, можно увидеть в призыве всегда быть чем-то зан€тым в меру своих способностей. Ђ ак вредно вли€ет отсутствие планомерной де€тельности, Ц это показывают долгие увеселительные поездки, во врем€ коих нередко чувствуешь себ€ крайне несчастным, так как, будучи лишен насто€щих зан€тий, человек как бы вынут из родной стихии. “рудитьс€, боротьс€ с преп€тстви€ми Ц это така€ же потребность дл€ человека, как рытьс€ в земле Ц дл€ кротаЕ

√лавное его наслаждение Ц одолевать преп€тстви€, будь то преп€тстви€ материальные, как при физическом труде и в житейских делах, или духовные, как в науке и исследовании, все равно Ц борьба с ними и победа дают счастье. “рудно при праздности найти покойї.

Ўопенгауэр неоднократно подчеркивает роль разума, мышлени€ в жизни человека. ѕозднее ‘рейд назвал своим богом разум. ЂЕЌадо всегда господствовать над впечатлени€ми насто€щего и вообще всего реально существующего. ¬печатлени€ эти несоразмерно сильнее мыслей и знанийЕ благодар€ своей реальности и непосредственностиЕ Ќетрудно заметить, что все реально существующее действует на нас сразу со всей силой, мысли же и доводы обдумываютс€ по част€м. ¬следствие этого удовольстви€, от которых мы по размышлении отказались, продолжают дразнить нас, пока мы их видим; точно так же дес€ть доводов против существовани€ опасности перевешиваютс€ кажущейс€ ее наличностью. ∆енщины особенно часто подпадают под вли€ние впечатлени€, да и у немногих мужчин окажетс€ такой перевес разума, который охран€л бы их от этого вли€ни€ї. Ќе поддатьс€ впечатлению позвол€ет более сильное впечатление. ќдин италь€нец перенес пытки потому, что все врем€ видел перед собой виселицу, на которую он попал бы, если бы из него вырвали признание.

Ўопенгауэр затрагивает и проблемы общени€. ќн советует быть осторожным и снисходительным. ќсторожность охран€ет от вреда и потерь, снисходительность Ц от споров и ссор Ђ∆ив€ с людьми, мы должны признавать каждого, считатьс€ с его индивидуальностью, какова бы она ни была, и думать лишь о тем, как использовать ее, сообразу€сь с ее свойствами и характером, отнюдь не наде€сь на ее изменение и не осужда€ ее за то, что она такова. ¬ообще разумно было бы почаще говорить себе: Д»зменить это € не могу, остаетс€ извлекать из этого пользуУ.

¬ следующем отрывке Ўопенгауэр описывает правило проекции. ЂЌикто не может видеть выше себ€. Ётим € хочу сказать, что человек может видеть в другом лишь столько, скольким он сам обладает, и пон€ть другого он может лишь соразмерно с собственным умом. ≈сли последний у него очень невелик, то даже величайшие духовные дары не окажут на него никакого действи€, и в носителе их он подметит лишь одни низкие свойства, т. е. слабости и недостатки характера и темперамента. ƒл€ него этот человек только и будет состо€ть, что из недостатков; все его высшие духовные способности так же не существуют дл€ него, как цвета дл€ слепых. Ћюбой ум остаетс€ незамеченным тем, кто сам его не имеет; вс€кое уважение к чему-нибудь есть произведение достоинств ценимого, умноженных на сферу понимани€ ценител€ї.

Ўопенгауэр подметил, что Ђбольшинство людей настолько субъек тивны, что, в сущности, их не интересует никто, кроме самих себ€. »з этого получаетс€, что о чем бы ни зашла речь, они думают о себе; люба€ тема, если она имеет хот€ бы случайное, весьма отдаленное отношение к их личности, до такой степени овладевает их вниманием, что они не в силах пон€ть и судить об объективной стороне делаЕ  роме своего Ђ€ї, все остальное их не касаетс€; не понима€ правдивости, меткости, красоты, тонкости или остроуми€ чужой речи, они высказывают утонченную чувствительность ко всему, что хот€ бы самым отдаленным, косвенным путем может задеть их мелочное тщеславие, вообще выставить в невыгодном свете их драгоценное Ђ€ї. — этой обидчивостью они поход€т на маленьких собачек, которым так легко неча€нно наступить на лапу, от чего те поднимают отча€нный визгЕ ” иных дело доходит до того, что высказать, а то и просто не суметь скрыть свои достоинства и свой ум Ц значит нанести им оскорбление: правда, сначала они скрывают обиду, и только позже неопытный собеседник их тщетно будет ломать себе голову, стара€сь пон€ть, чем он мог навлечь на себ€ их гнев и обидетьї.

¬споминаю, как на одном из совещаний жестко и за мелочи критиковали одного сотрудника, который работал весьма продуктивно. ќправдыва€сь, он просто перечислил, что им сделано. ќппонент обвинил его в хвастовстве. “ы уже догадалс€, что у того в плане работы ничего не было за душой.

Ђ∆алка€ субъективность людей, вследствие которой они все свод€т на себ€ и из любой идеи пр€мым путем возвращаютс€ оп€ть-таки к себе, великолепно подтверждаетс€ астрологией, приурочивающей движение огромных космических тел к жалкому человеческому Ђ€ї и став€щей по€вление комет в св€зь с земными раздорами и гнусност€миї. ќчень точно.  ак будто о наших временах. ћожно все узнать о себе и о других, вы€снив, под каким созвездием кто родилс€. ј думать не надо!

Ўопенгауэр хорошо знал человеческую природу, ЂЋюди тем похожи на детей, что станов€тс€ непослушными, если их балуют: поэтому ни с кем не следует быть слишком уступчивым, слишком добрым, если вы с ними видитесь и ведете частые откровенные беседы, они начинают думать, что у них есть какие-то права на вас, и пробуют расширить рамки вежливостиЕ ≈сли человек вообразит, что он мне гораздо нужнее, чем € ему, то он испытывает такое чувство, словно € у него что-то украл; он будет старатьс€ вернуть украденное. ¬ жизни превосходство может быть приобретено лишь тем, что человек ни в каком отношении не будет нуждатьс€ в других и открыто станет показывать это. — этой целью следовало бы врем€ от времени давать пон€ть каждому, будь то мужчина или женщина, что мы можем прекрасно обойтись без них; это укрепл€ет дружбуї.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-05-07; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 394 | Ќарушение авторских прав


Ћучшие изречени€:

¬ моем словаре нет слова Ђневозможної. © Ќаполеон Ѕонапарт
==> читать все изречени€...

1900 - | 1878 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.029 с.