СФЕРЫ ПРИМЕНЕНИЯ
Лекции.Орг

Поиск:


СФЕРЫ ПРИМЕНЕНИЯ




Питер Бергер считает, что одной из ценностей гуманистической социологии является пристальное внимание к таким вещам, которые могут показаться скучными или недостойными научного внимания для тех, кто не обладает широким фокусом исследовательского интереса. «Все, что относится к человеческому бытию, каким бы банальным оно не казалось, может стать значимым для социолога» [8, с. 151]. Поэтому и среди уже описанных выше исследований так много экзотических, начиная с карьеры гермафродита до траектории умирания и смены идентичностей умалишенного. Их трудно втиснуть в рамки отдельных направлений социологического знания.

Тем не менее, попытаемся систематизировать области возможного интереса по отраслям социологического знания.

Какие проблемы могут стать фокусом исследовательского интереса в разных областях социологии?

Наиболее общий ответ на этот вопрос заключается в следующем: есть отрасли социологии, которые закономерно являются сферой применения качественных методов, другие используют их ограничено.

К числу первых относятся девиантология, тендерные исследования, социология семьи, социология личности, социология культуры, те области, где центральным объектом интереса является индивид как носитель социального и индивидуального опыта.

Другие области, ориентированные преимущественно на изучение социальных институтов, используют эти методы ограничено: это индустриальная социология, социология социальных изменений, социальной стратификации, социология политики. Как правило, в этих сферах качественные исследования служат частным фрагментом рассмотрения более общих проблем и используются для конкретизации полученных результатов.

В девиантологии исследователи описывают жизненные практики людей, оказавшихся в нетипичной или уникальной социальной ситуации. Аспектом интереса является ориентация на понимание жизненного опыта этих людей и попытка объяснить их психологию. Наиболее широко в этой области используется тактика изучения истории жизни: история гермафродита (Garfmkel Н., 1967 [81]), история жизни проститутки (Неу! В., 1977 [91]), профессионального вора (Sutherland E., 1937 [115]), потребителя героина, окончившего жизнь самоубийством (Hughes H., 1961 [93]), история пяти братьев-преступников в Чикаго в 20-е годы (Shaw С., 1938 [107]), история городского пьяницы (Spradley J., 1970 [112]).

В российской практике наиболее удачным в этой области является исследование В. Журавлева «История жизни бомжа», которая демонстрирует влияние социального контекста советской системы и правоохранительной системы на превращение мальчика из благополучной семьи в типичного бомжа. Эта история жизни, скорее, экстремальный случай, что и делает его интересным для анализа. Тактика истории жизни позволяет рассмотреть процесс поэтапно, в развитии, раскрыть причины, способы воздействия социума и последствия для главного героя истории [18]. В представлении жизненной истории бомжа широко используются цитаты из интервью с ним, что позволяет также проанализировать нравы и законы, язык девиантной среды.

Гендерные исследования (gender — социальный пол) — это относительно новая область российской социологии, изучающая различия мужских и женских моделей поведения и их вариативность в определенных социальных контекстах [83, 30]. Эта область преимущественно рассчитана на качественные методы, при этом используются разнообразные тактики: кейс-стади, истории жизни, истории семьи.

В отечественной практике основной интерес практиков направлен на изучение особенности мужской и женской идентичности в разные периоды российской истории. М. Малышева [29] в своем исследовании «Идентификация женщин в послевоенной и посткоммунистической России» поставила перед собой цель «глубже проникнуть в индивидуальную психологию и идентификационные сдвиги двух поколений». Историями жизни двух женщин — матери и дочери — она демонстрирует очевидный поко-ленческий разрыв в видении тендерных ролей, который имеет своей основной причиной исторический и идеологический контекст различий их социального опыта.

Е. Мещеркина [33], используя коллекцию историй жизни, в своей работе демонстрирует способы построения мужской идентичности при помощи различных агентов социализации в советский период (семья, школа, группа сверстников, военно-спортивные лагеря, масс-медиа, армия, возможно, тюрьма), а также современные типы мужской идентификации. Основной интерес исследователя: как существующие локально, в жизненных практиках, типы маскулинности (мужественности) получают (или не получают) подкрепление на уровне социальных институтов, где мужское доминирование как социальный тип пронизывает все сферы: систему разделения труда, идеологию масс-медиа, систему образования.

Публичное обсуждение проблем сексуальности привело к появлению целого ряда работ по проблемам мужского и женского сексуального опыта (Е. Герасимова. «Вербализация сексуальности: разговоры с партнером о сексе», А. Роткирх. «Сексуальные биографии женщин двух поколений. Первая попытка сравнения России и Финляндии», Т. Бараулина, А. Ханжин. «Конструирование мужской сексуальности через презентацию биографического опыта в интервью» [11]).

В социологии семьи качественными методами изучают взаимоотношения поколений в основном как канала передачи социального опыта, типов семейной культуры (языка, мифов, традиций, религии, социального статуса), а также модели семьи, семейные роли, семью как агент социализации, проблемы детства и семейной памяти. Тактикой исследования служит история семьи, история жизни или кейс-стади.

Как и в других сферах применения, качественные исследования ориентированы здесь прежде всего не на выявление общих закономерностей, а больше на обнаружение отклонений, специфику проявления феноменов в определенных ситуациях. Например, как происходит (или не происходит) передача семейной культуры в экстремальной ситуации, когда внешнее влияние со стороны общества препятствует воспроизведению принятых образцов семейного поведения (влияние нацисткого режима или авторитарной системы в восточноевропейских странах); как проблема умолчания о семейных секретах влияет на становление следующего поколения; как семьи пытаются адаптироваться к новой социальной ситуации в случае миграции или социальной революции. Для примера можно назвать исследование немецкого социолога Л. Иновлоки «Бабушки, матери и дочери: межпоколенная передача социального опыта в перемещенных еврейских семьях в трех еврейских общинах» [94].

Упомянутая проблема умолчания, в частности для евреев, связана с тяжелым периодом преследования семьи нацистами. Нежелание рассказать о тягостном прошлом своим детям и внукам по-разному воспринимается представителями следующих поколений семьи. На примере трех кейс-стади автор иллюстрирует три стратегии: интеграция в новое национальное окружение и потеря еврейской идентичности последующим поколением; разрушение семейных связей между бабушкой, матерью и дочерью вследствие умолчания о прошлом; вступление в местную еврейскую общину для поддержания общей позиции умолчания о прошлом.

В социологии личности важный аспект качественного подхода — исследование проблемы идентификации (способы формирования и динамика изменений индивидуальных идентичностей), а также способы проживания жизненных циклов (детство, юность, зрелость, старость) в разных социальных контекстах [90, 77].

Глен Элдер в своей известной книге «Дети Великой Депрессии» демонстрирует, как жизненный опыт переживания экономического кризиса в конце 20-х годов повлиял на индивидуальные жизненные пути тех, кто испытал этот опыт в детстве: какие социально-психологические качества сформировались вследствие жизненного краха родителей; как люди формировали стратегии своего семейного и профессионального поведения; какие траектории жизни они выбрали для своих детей; как избегали рисков в дальнейшем.

При анализе идентификации интерес направлен прежде всего на поворотные моменты смены идентичностей (причины, способы, следствия), а также на исследование самоопределения людей в специфическом или уникальном контексте.

В этом отношении классическим примером может быть работа Олпорта «Письма Дженни», о которой мы уже упоминали. Из других исследований личности в уникальных обстоятельствах можно назвать изучение траектории умирания (Strauss A. and Glaser В., 1967 [85]) или исследование влюбленной женщины (Schwartz Y. and Merten D., 1980 [106]).

Областью специального интереса могут стать также решающие моменты биографии, жизненные кризисы, которые вследствие одного события или факта кардинально меняют жизненную траекторию (болезнь, смерть близких, развод, миграция, социальный кризис) и ведут к перелому в социальной карьере или внутренней изоляции личности.

Социология культуры концентрирует внимание на особенностях, специфике повседневной практики определенного сообщества в сравнении с большинством населения, используя для этого тактику этнографического исследования. Это может быть культурная практика определенного сообщества, меньшинства, существующего в условиях давления со стороны господствующей культуры: национальное меньшинство, субкультура окраин или сельская культура в условиях урбанизированной среды, культура маргиналов, мигрантов, молодежные субкультуры.

Аспект специального интереса — воплощение определенных типов культуры в индивидуальных моделях, наиболее ярко, экстремально выражающих характерные черты данной культурной практики.

Так, в уже упоминавшемся исследовании О. Левиса «Пять семей» каждая из семей описывает определенный вариант, тип деформации традиционной мексиканской культуры и становления индустриальной урбанизированной культуры современной Мексики [97].

Качественный подход используется и в других областях социологии, там, где необходимо изучение вариативности, частного, отклоняющегося, а также при исследовании субъектов деятельности.

Так, в индустриальной социологии это изучение процессов зарождения и развития рабочего движения (через изучение деятельности профсоюзных активистов, участников и организаторов забастовок). В отечественной социологии с позиций качественной методологии изучалось забастовочное движение (проект Н. Козиной [24]).

Качественный подход для изучения экстремальных ситуаций в производственной сфере часто используется западными социологами. Классический пример — исследование П. Лазерсфельдом безработных в Мариентале [95]. Проблемы конкретных трудовых коллективов: производственные конфликты, структура властных отношений, система статусов и скрытые авторитеты — изучаются тактикой кейс-стади.

Сферой интереса могут стать и индивидуальные трудовые карьеры (work history): поворотные моменты и кризисы трудовой карьеры, влияние факта безработицы на трудовой путь; изменения на рынке труда и трудовые стратегии, семейные стратегии и трудовые карьеры; а также субъективные трудовые ценности, проблемы профессионального выбора, смены места работы и профессиональная мобильность.

В социологии политики традиционно качественными методами изучают становление, развитие и последствия политических движений. Обычно используются глубинные интервью с организаторами, участниками и очевидцами политических событий и политических кампаний в тактике Устной истории. Многочисленные исследования студенческих волнений конца 60-х годов в США являются хорошей иллюстрацией этого типа исследований.

Особо подчеркнем применение качественных методов в изучении социальной мобильности. Фактически возник новый аспект проблематики в этой традиционно-количественной области социологии: изучение семейных социальных стратегий — Д. Берто и И. Виам-Берто [10]; проблема социального статуса и социальной мобильности женщин — М. Малышева [29]; падение семейного статуса в результате социальной революции и адаптация к послереволюционной ситуации — Р. Андорка [52], Е.Фотеева [38]; тип семейного жилья как отражение социального статуса — П. Томпсон [57].

Урбанистика представляет следующую область активного использования качественных методов. Большие города и их дезорганизирующее социальное влияние, анонимное и пугающее социальное окружение, молодежные банды, нищета, опыт недавних мигрантов — все эти темы, требующие глубинного рассмотрения, широко представлены в социологии города, начиная со времен Чикагской школы.

Преимуществом качественных методов является свойство фиксировать процессы в динамике, в ретроспективе причинно-следственных связей, что непосредственно совпадает с ориентацией социологии социальных изменений. Здесь внимание направлено прежде всего на исследование изменений в локальных сообществах: семье, малой группе, на изучение стратегий адаптации к условиям резких социальных перемен.

Выводы:

· Итак, поле возможностей качественных методов чрезвычайно широко и может быть структурировано по тактикам анализа и методам, а также сферам применения в разных областях социологического знания.

· «Качественное» исследование по объекту интереса — каждодневная практика людей, которая существует в реальности как вариативная и социально-конкретная — как бы напоминает журналистское исследование. Но только социолог-профессионал достаточно подготовлен для того, чтобы концептуализировать живую реальность в понятиях соответствующих социальных теорий. Поэтому в ходе исследования он обязан следовать определенной логике и придерживаться определенных правил научного подхода.

· Мы столь подробно остановились на проблеме использования качественных методов не только для демонстрации возможностей этой методологии, но и для того, чтобы показать, как творчески и изобретательно исследователи подходят к богатству социальной практики, ищут нетрадиционные аспекты изучения социальных проблем, используют новые средства для их изучения исходя из своих научных целей и задач.

Вопросы для обсуждения:

· Каков фокус биографического исследования?

· Какие принципы лежат в основе тактики «восхождения к теории»?

· Какие группы могут быть изучены средствами этнографического исследования?

· Что в первую очередь исследуется в тактике кейс-стади?

· В чем вы видите основные отличия каждой из тактик?

Рекомендуемая литература:

Об этнографическом исследовании: Романов В. Процедуры, стратегии, подходы «социальной этнографии».

О методе кейс-стади: Козина И. Особенности применения стратегии «изучения случая» при изучении производственных отношений на промышленном предприятии.

Об истории жизни и истории семьи: Судьбы людей. Россия. XX век / Под ред. Семеновой В. В. и Фатеевой Е. В.; Биографический метод: история, методология, практика. Под ред. Мещеркиной Е, Ю. и Семеновой В. В.; Томпсон П. История жизни и анализ социальных изменений.

О фокус-группе: Белановский С. А. Метод фокус-групп.

О нарративном интервью: Журавлев В. Нарративное интервью в биографических исследованиях.

О полу структурированном интервью: ВеселковаН. В. Методические принципы полуформализованного интервью.

Об анализе неформализованных документов: Козлова Н. Н. Документ жизни: опыт социологического чтения.

О возможностях качественной методологии: Возможности использования качественной методологии в тендерных исследованиях / Под ред. Малышевой М. М.\ Биографический метод в изучении постсоциалистических обществ. Под ред. Воронкова В. и Здравомысловой Е.; Голофаст В. Многообразие биографических повествований.

 

IV





Дата добавления: 2015-05-06; просмотров: 381 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:


© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.006 с.